<<
>>

Ломка головы

  Похоже, что большинство юродивых являлись личностями с правополушарной (образной) ориентацией, с которыми бывает затруднено словесное общение. Они как антенны могут улавливать самые разнообразные веяния, отчего порой происходит их невнятное бормотание, напоминающее настройку транзистора.
Юроды обнажаются не только телесно, но и душевно, открыто демонстрируя то, что витает в воздухе, но чего люди не имеют смелости признать.

Как человеческий мозг, Новгород Великий делился на две половины, враждовавшие между собой, — Софийскую и Торговую. На одной жил блаженный Никола, на другой — Фёдор. Между городскими сторонами — Волховский мост, через который ни тот ни другой не смели переходить. Однажды Фёдора пригласил в свои хоромы боярин с Софийского берега. «Ни за что не пойду, — ныл Фёдор, — туда, где живёт злой Никола, он прибьёт меня за это!» Но когда почитавший его боярин взмолился, Фёдор уступил. Как только он шагнул на запретную территорию, перед ним вырос Никола и начал мутюжить чужака, приговаривая: «Как посмел ты сюда явиться?!» Не выдержав, Фёдор бросился наутёк, сигая через огородные плетни и истошно вопя. Он так перепугался, что даже «не заметил», как выбежал не к мосту, а на обычный берег. Но делать нечего, и Фёдор кинулся от «злого Николы» по воде, аки по суху. Не растерялся и Николка: схватил кочан с грядки и погнался за нарушителем... тоже прямо по воде. Добежав до середины реки, он кинул вдогонку Фёдору кочан, шумно пригрозил и заковылял по волнам на родную половину. Наблюдавшие сей запредел горожане оцепенели. Вражда между двумя сторонами часто доходила до кровопуска, происходившего прямо на мосту. А устроившие сверхъестественный балаган святые словно спрашивали у добрых христиан: «Неужели вы верите, что ангелы, которые покровительствуют Софийской стороне, враждуют с ангелами Торговой? И если вы серьёзно так думаете, хе-хе, то вот доказательство вашей правоты!»

Блаженные наделены даром прозрения.

Далеко не всегда уровень человеческой эрудиции позволяет сразу интерпретировать открывшееся. Именно потому в их картинах грядущего отсутствует желательная

чёткость. Не понимая рассудком, что они видят, юродивые нередко пытаются «смоделировать» события, которые разворачиваются перед их внутренним взором.

Как-то весной в середине 1960-х матушка Ольга Ложкина вышла после молитвы на кухню и, в присутствии домашних выключив свет, указала на печку: «Видишь, дочка, горит!» Через трещину в печной перегородке виднелись отсветы огня из соседней комнаты. «Тревога! Горит, полыхает! Давайте зальём, надо залить эту печку!» — закричала блаженная. Зная, что она ничего не делает зря, все похватали ковши, кружки и начали плескать на печку. Залили всю кухню. «Нет, так не получится, давайте сверху!» — не унималась Ольга. Начали лить воду сверху, лили всю ночь. К утру все измотались, но матушка упрямо бубнила: «Погибнем, если не зальём». Затем велела кидать всякий хлам, как бы засыпая печку. Потом вздохнула: «Ничего не поделаешь, надо замазывать и делать ограждение». Замесили алебастр, начали замазывать перегородку, затем огораживать печь. Матушка понукала: «Скорее, скорее, он летает везде, всё погибнет, никто нам не поможет, никто не сможет спасти нас!» Всё в старой квартире было перевёрнуто вверх тормашками, но в дарованиях блаженной никто не сомневался; у всех было чувство: от успеха этих действий зависит многое. После долгих часов, когда печь была огорожена и замазана, Ольга бессильно опустилась: «Нам ничего не сделать. Только Господь может спасти... Вокруг невидимая смерть».

Это разыгрывалось на 26 апреля, в тот день, когда в 1986 году на Чернобыльской АЭС произойдёт ядерная катастрофа. Последовательность действий юродивой в точности повторяла операции, которые будут предприняты для локализации аварии реактора. Сначала пожарные попытаются залить огонь с земли, затем — с воздуха, потом — засыпать реактор, сбрасывая на него грунт и песок. В итоге вокруг реактора будет возведён саркофаг, который также пробовала имитировать Ольга.

Кому и для чего демонстрировалось это знамение? Ведь почитатели Ольги, зафиксировавшие его, догадались о смысле происходившего постфактум, спустя 30 лет. Или главное произошло всё же именно тогда, в небольшой таганской квартире, когда неведомые

людям силы совершали посредством юродивой магический ритуал по предотвращению грядущего бедствия?..

Ещё одной характерной чертой юродского modus vivendi является травестизм. Египетская блаженная Онисима сделалась настоятельницей мужской обители из 400 отшельников, которые ей беспрекословно подчинялись. Чтобы по-настоящему нарушить рубеж между женским и мужским, нужно воплощать в себе оба этих начала. Знаменитая блаженная Ксения Петербуржская (XVIII в.), канонизированная в 1988 году, после смерти мужа одела его камзол и откликалась исключительно на имя Андрей Фёдорович. Благочестивые составители жития предполагают, что этим она искупала грехи супруга, не успевшего исповедоваться перед кончиной. Верится слабо: во-первых, Андрей Фёдорович (придворный певчий) был, судя по всему, вполне добродетельным человеком; во-вторых, поступок св. Ксении слишком типичен в длинном списке юродивых-женщин, превращённых в мужчин, и юродивых-мужчин, не отличавших себя от женщин.

Достаточно перечислить тех подвижниц, кто был прославлен ещё до 988 года: мученица Евгения «Евгений» (|262), Пелагия «Пелагий» Антиохийская (|ок.457), преп. Аполлинария «Дорофей» (|ок.470), Феодора «Феодор» Александрийская (|ок. 474—490), Матрона «Вавила» Константинопольская (|ок.492), преп. Евфросиния «Изма- рагд» Александрийская (V в.), преп. Мария «Марин» Вифинская (VI в.), преп. Анна «Евфимиан» Вифинская (|826).

Следует учесть, что увлекшиеся «травестизмом» подвижники рисковали попасть под анафему (13-е правило Поместного Гангрского собора): «Аще некая жена, ради мнимого подвижничества, пременит одеяние и, вместо обыкновенныя женския одежды, облечется в мужскую: да будет под клятвою». Правда, толкуя это правило, канонист и патриарх Антиохийский в 1193—1199 годах, Феодор Вальсамон оставляет примечательную «лазейку»: «Правило предает анафеме тех жен, которые, может быть, ради подвижничества облекаются в мужские одежды и бросают одежду, свойственную женской природе.

Хорошо отцы присовокупили: “ради мнимого подвижничества”; ибо сделавшая что-нибудь подобное не по лицемерию и обману, но по истине и по образу истинного и чистого подвижничества, не только не

должна подлежать анафеме, но и должна быть признана достойною похвалы. Ибо многие жены совершили подвижническое поприще в мужском одеянии и достигли высоты спасения».

Юродский маскарад преследует одну цель: поразить обывателя, сдвинуть ход его мыслей с накатанной колеи. Близка к юродству шоковая терапия махасиддхов («великих совершенных»), процветавшая в ваджраяне или тантрическом буддизме в X—XI веках (и, возможно, появившаяся там под влиянием христианства). «Постепенное угасание живого религиозного импульса побудило ряд последователей буддизма бросить вызов традиционному монашескому образу жизни во имя возрождения духа учения Будды, противного всякому формализму и догматической омертвелости и базирующегося на непосредственном психотехническом опыте», — писал Евгений Торчинов. Махасидцхи любили создавать иллюзию собственных прегрешений в глазах окружающих, чтобы затем развеяв её, дать прочувствовать иллюзорность существования как такового. 

<< | >>
Источник: Багдасаров Р.В.. Мистика русского православия. 2011

Еще по теме Ломка головы:

  1. 3. Ломка старого аграрного календаря
  2. Игра... с отрубленными головами...
  3. ОПЫТ О БОЛЕЗНЯХ ГОЛОВЫ 1764:
  4. Расшифровка рукописи - Н.А. Руткевич и О.В. Головой. ВОЗМОЖНОСТЬ ТЕХНИКИ
  5. Капитан Хейс и другие «охотники за головами»
  6. Как Вам в голову пришло в Университет ехать, в Ленинград, и вообще на философский?
  7. 33. ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА ВЫСШЕЙ НЕРВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ
  8. ТЕАТР
  9. 61. Эмоциональные состояния
  10. Глава четвертая Уличные опасности, или Как вернуться домой живым
  11. Шкала астенического состояния (ШАС)
  12. 3.2.Ушибы
  13. Первая баня.