<<
>>

Блажен... кто?

Естественно, после столетнего «аморального» прессинга, который не снился сексуальным революционерам 1960-х, православный люд притерпелся и к этим заурядным парадоксам. Когда блаженный Савва Новый (XIV в.) сбежал от своих «фэнов» на Крит, то принялся, как и раньше, разыгрывать глупость, но убедить уже никого не смог: местные быстро просекли, в чём фишка, и стали им восторгаться ещё сильнее.

Образ «дурака» истрепался, переодевания практически вошли в норму, и юродивые перешли к имитации «одержимых дьяволом».

Как заметил Никон Черногорец, «если я буду изображать из себя придуривающегося, подражая предшествующим отцам, то многие, и в особенности те, кто знает божественное Писание, меня распознают и я не смогу скрыть своего намерения. Только прикинувшись лицедействующим от бесов, я смогу скрыться от людей». Помянем на этом добром слове поэта и «мага» Алистера Кроули, провозгласившего себя «Зверем 666», и Георгия Ивановича Гурджиева, чей opus magnum

называется «Рассказы Вельзевула своему внуку». Оба они глубоко симпатизировали православию и наверняка знали о некоторых приёмах юродивых...

Когда вместо того, чтобы вдумываться в смысл речей святого, впадают по его поводу в экзальтацию, на сцене появляется противный сумасшедший, и отдельные фразы всё-таки начинают долетать. Но когда привыкают к безумцам — единственный способ достучаться — заявить, что ты — «нечистая сила».

Нужда в маске отпадает лишь в периоды социальных и природных катаклизмов. Тогда люди поневоле просыпаются, а юродивые реализуют в основном свою вторую, пророческую, миссию. «Хорошо было блажить при Николае, а поди поблажи при советской власти!» — жаловалась Мария Дивеевская. И несмотря ни на что — блажили! Юродство в России выжило не только на периферии, но и в больших городах.

Обнажилась даже некая тайная структура, объединяющая наиболее могущественных «слуг Божиих» между собой. Так, Мария Матукасова неоднократно повторяла, что она — «восьмая», упоминая, что ближайшая к ней в цепи — любимая православными питерцами Любушка. Живя в Самаре, Мария Ивановна однажды попросила своих опекунов собрать все кондитерские припасы, сложила их на поднос и вынесла на улицу. «Мало. Надо сорок булок!» — убеждённо произнесла она. Скупив в ближайшей булочной весь хлеб, её почитатели чуть было не посеяли панику среди населения. Когда булки были доставлены, матушка принялась раздавать их прохожим: Панихиду петь будем! — поясняла она. Кого поминаем-то? Старуха упала... — отвечала Мария Ивановна.

Утром по телефону сообщили, что в Вышнем Волочке преставилась Любушка-блаженная[111]. «Две упали, одна я осталась», — произнесла Мария, когда скончалась другая юродивая — схимонахиния Сепфора.

Конечно, истинные юродивые (ведь были и существуют тысячи лжеюродивых!) — это те, кто ощущает личную потребность в духовной и физической помощи человечеству. Только в отличие от благотворительных фондов, они всегда помнят, что корни несчастий — в самих людях, и единственное верное средство исцелить их — обратить внимание на самих себя, на своё тело, убеждения, чувства, заставить оценить их по новой шкале ценностей.

Выход за—производился не только по линии отрицания, но и расширения. Изумительный пример этого — дар полилога, мысленной беседы одновременно с группой участников. Разговаривая с несколькими пришедшими к ней за советом, Мария Матукасова несла на первый слух явную чушь. Однако те, кто, затаив дыхание, ей внимали, не думали притворяться: каждый улавливал из этой многосторонней коммуникации нечто своё, известное и понятное только ему одному. Представьте заархивированный текстовый файл — это ближайшая аналогия.

А вот как выглядит диалог на юродском «фортране»: «Две русские женщины словно бы говорили на каком-то особом, только им двоим и известном наречии. Понимали друг друга они с полуслова, “проглатывая” при этом слова и целые предложения. Это был язык избранных», — свидетельствует очевидец.

Можно ещё долго разбирать «технологию» и результаты мудрёного учения. Рассказать, например, о тонких, необратимых последствиях, вызванных юродской практикой, которые сказываются не только на «душе», но и на физическом организме, что (не всегда, к счастью) препятствует воздействию на него даже сильнодействующих медицинских препаратов. Напомнить о том, что существовало «естественное» юродство, когда умственно неполноценный, вместо того, чтобы прыгать через собственную голову и адаптироваться к обществу, имел возможность остаться за его бортом, но традиционное общество предлагало ему соответствующую нишу, где блаженный мог даже развить некоторые духовные способности...

Но что-то меня удерживает. Истолкованное юродство перестаёт им быть, не принося пользы ни самому «похабу» (как ещё называли юродивых), ни окружающим.

Пусть на свете останется хоть кто-нибудь блаженный.

<< | >>
Источник: Багдасаров Р.В.. Мистика русского православия. 2011

Еще по теме Блажен... кто?:

  1. 2. Кто свергал и кто защищал Советскую власть
  2. 3. «Кто был кто» в Учредительном собрании
  3. Блаженный Максим
  4. ГЛАВА 12 Доказывает словами евангелиста Иоанна, что жизнь обещана не только тому, кто всегда храпит заповеди Господни, но кто и по падении будет их также хранить
  5. ПРИЛОЖЕНИЯ КТО БЫЛ КТО
  6. Блаженный Иоанн
  7. Блаженный Василий
  8. БЛАЖЕННЫЙ ПИМЕН
  9. Блаженный Николай Кочанов
  10. § 15. АВГУСТИН БЛАЖЕННЫЙ
  11. х. Блаженный Августин
  12. Блаженная Матрона Анемнясевская (Белякова)
  13. БЛАЖЕННАЯ КОНЧИНА
  14. Августин Блаженный. Исповедь.
  15. Приложение: БЛАЖЕНЫЙ АВГУСТИН О СВ. АМВРОСИИ
  16. БЛАЖЕННЫЙ АВГУСТИН АВРЕЛИЙ (354- 430)
  17. 2.Патристика: Августин Блаженный. Схоластика: Фома Аквинский.
  18. КТО Я?
  19. КТО СВИДЕТЕЛЬ?