<<
>>

Религия и безопасность

Представление об опасности любой религии сформировалось в российском обществе в советское время. Как своеобразная «темная материя» этот страх перед верой, подозрения в отношении любой ре­лигиозной общины, жил во многих поколениях людей. Даже сейчас рас­пространение влияния православия, а тем более других религий, в со­временной России воспринимается частью общества как угроза. Но теперь «темная материя» подозрений нашла свой выход и оправдание.

8 декабря 2015 года в Госдуме на круглом столе, организованном Комитетом Госдумы РФ по делам общественных организаций и религи­озных объединений, на тему «Секты и деструктивные культы как вызов национальной безопасности России» была представлена программа инквизиционных действий по отношению к общинам верующих.

Борцы с сектами при активном участии сектоборца Дворкина и его соратников дополнили поправки в Закон о свободе совести о религи­озных группах, которые были приняты в июле 2015 года. Согласно этим поправкам, незарегистрированные группы верующих должны уведомлять о своем существовании органы юстиции. Группа должна предоставить вероучение, сведения о месте собрания группы, то есть помещении, предоставляемом кем-либо из ее участников, а также список участников группы. Прямые санкции за нарушение норм об уведомлении о своей де­ятельности для религиозной группы не установлены. Но вполне могут при­меняться административные меры, предусмотренные ст. 19.7 КоАП РФ. Как отмечал, комментируя этот закон, адвокат и член Совета по правам человека при Президенте РФ Владимир Ряховский, по духу Конституции РФ и Закона о свободе совести, должно быть право на совместное ис­поведание веры без формализации, и суды, связанные с применением этого закона, нам еще предстоят.

Однако на мероприятии в Госдуме РФ было предложено новое по­нимание духа принятого закона. Начальник аналитического отдела экс­пертно-правового управления аппарата уполномоченного по правам человека в РФ Сергей Лобырев призвал оградить граждан от неких орга­низаций, «которые преследуют определенную идеологию, определенные цели, возможно коммерческие». Что это за организации, он не уточнил.

Для того, чтобы права верующих соблюдались еще лучше, Лобырев предложил установить оперативное наблюдение за религиозной груп­пой в течение какого-либо срока, и только потом решать вопрос о ее регистрации и наделения правами юрлица. Чтобы группы не обращались за регистрацией «невовремя», Лобырев отметил, что необходимо повы­сить минимальное количество учредителей организации с 10 до больше­го количества. Кроме того, государственная экспертиза (в рамках Экс­пертного совета при Минюсте РФ, где присутствует радикальный борец с сектами Дворкин и его коллеги) должна использоваться более широко, а «отрицательные экспертные заключения должны носить не рекоменда­тельный, а обязательный характер».

По мнению представителя аппарата уполномоченного по правам чело­века в РФ, религиозные объединения, наверное, будут более защищены, если расширить список оснований для их ликвидации. Необходимы, как он отметил, также поправки в закон, касающиеся противодействия деятель­ности «тоталитарных деструктивных культов», поправки в Кодекс об адми­нистративных правонарушениях РФ и в Уголовный кодекс. Это снизит нега­тивное влияние создаваемых религиозных групп на общую правозащитную ситуацию в стране. Что это за группы, которые добиваются регистрации и должны попасть под наблюдение, Лобырев не уточнил.

Перспективу слежки за общиной и последующей ее ликвидации было предложено на собрании в Госдуме РФ сделать основанием новой религи­озной политики и философией прав человека и свободы совести. Следстви­ем такого рода политики может быть только разделение части общества

на верующих и неверующих (условно «православных» или атеистов), а кон­фессиональный мир будет поделен на православных и религиозных изгоев.

Борцы с мифическими «сектами» сами ставят под угрозу обществен­ную безопасность в России. Нецерковная инквизиция (околоправослав­ных активистов) стремится сделать невозможным любое проявление ре­лигиозной жизни, миссионерства за пределами «традиционных религий», а на деле за пределами РПЦ. Хотя и внутри РПЦ эта часть активистов не­навидит демократически настроенную православную интеллигенцию, ко­торая исходит из евангельских принципов отношения к инакомыслящим.

На круглом столе в Госдуме РФ коллеги сектоборца Дворкина — Та­тьяна Карпачева (глава Правового экспертно-консультационного центра г. Москвы) и юрист Центра св. Иринея Лионского Дмитрий Бахарев — в своих докладах затронули отнюдь не деятельность каких-то «сект». Они стали обвинять в преступлениях и наносить оскорбления признанным и зарегистрированным религиозным объединениям. Например, их воз­мущение вызвал фестиваль ведической культуры, прошедший в ГЦКЗ «РОССИЯ» 5 декабря 2015 года. Общество Сознания Кришны, которое участвовало в этом фестивале, является старейшим индуистским движе­нием в России, его последователей гнали за веру еще в советское время. По мнению, сектоборцев, они не могут вовлекать в свою деятельность детей, хотя это право всех верующих родителей и православных и криш­наитов — обучать своих детей своей вере.

Примечательно, что в Госдуме РФ прозвучали оскорбления и в адрес Общественной палаты РФ. Татьяна Карпачева обвинила члена ОП РФ епископа Сергея Ряховского в том, что в его церкви эмоционально про­поведуют и молятся об исцелении болезней. По ее словам, у нее есть даже видеозапись богослужения «Церкви Божией», общины, которую возглавляет Сергей Ряховский. Напомним, что Сергей Ряховский возглав­ляет Российский объединенный союз христиан веры евангельской, одно из ведущих протестантских движений (пятидесятнического направления) в России. То есть намеренно в число потенциальных жертв вписываются не какие-то неизвестные «секты», а вполне законопослушные христиан­ские церкви. В защиту Ряховского высказались только Елена Полянская, президент Союза гражданских инициатив, и Виктория Верещак, предста­витель Национальной антинаркотической ассамблеи.

Безусловно, в ходе выступлений в Госдуме РФ упоминались и реаль­ные жертвы борьбы с сектами — Свидетели Иеговы и саентологи. Часть иеговистских журналов признаны «экстремистскими», только потому, что они писали об истинности своей религии, а община в Таганроге была ликвидирована при прямом участии представителей епархии РПЦ. 30 ноября 2015 года 16 иеговистов были осуждены в рамках уголовного дела за то, что собирались и читали Библию (в Таганроге любые собра­ния иеговистов считаются участием в деятельности организации, которая уже была признана экстремистской). 23 ноября 2015 года Мосгорсуд отказался признавать саентологическую церковь религиозной организа­цией, хотя она таковой была с 1994 года.

Конечно, была затронута и тема борьбы с теми протестантскими церквями, которые конкурируют с православными в сфере реабилитации нарко и алкозависимых. Этому был посвящен доклад психиатра-нарко- лога Николая Каклюгина, председателя регионального отделения Обще­российской общественной организации «Матери против наркотиков» в Краснодарском крае. Его выступление называлось — «Вербовка адеп­тов в нетрадиционные религиозные движения через псевдореабилитаци­онные программы алко- и наркозависимых в аффилированных социально ориентированных НКО». Под определение «секта», таким образом, мо­жет подходить любая успешная реабилитация в неправославных центрах.

Трудно было скрыть победные ноты, которые звучали и в словах де­путата М.Ю. Маркелова и Олега Ефимова, ответственного секретаря Межфракционной группы Госдумы РФ в защиту христианских ценностей. Они отмечали, что заявления, сделанные в Госдуме РФ, это только на­чало — надо продвигать законодательные инициативы, менять Уголовный и Гражданские кодексы. Один из выступающих даже назвал ст. 239 УК РФ «антисектантской» — и призвал шире ее использовать (Создание не­коммерческой организации, посягающей на личность и права граждан). А это значит, что «сектантов» будут искать среди тех движений и в тех церквях, которые уже 20-25 лет существуют в новой России.

Квинтэссенция ненависти и «темной материи» подозрений — это заяв­ление сектоборца Дворкина в Госдуме РФ и в присутствии ученых и духо­венства о том, что уголовные преследования верующих и целых движений (в том числе на основании доносов и экспертиз соратников Дворки­на) не являются репрессиями. Их же не расстреливают — вот слабое, но существенное утешение для тех верующих, которые читают Библию или просто молятся на дому и к которым может придти и уже приходит полиция. И теперь ведь тысячу раз подумаешь, прежде чем обращаться в аппарат Уполномоченного по правам человека в РФ. Свобода совести в России — не для всех.

<< | >>
Источник: Роман Лункин Инна Загребина. РЕЛИГИЯ И ПРАВО В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ. 2017

Еще по теме Религия и безопасность:

  1. 2.3. Место информационной безопасности в системе национальной безопасности России
  2. 3.1. Безопасность и национальная безопасность как социальные феномены и экстремологические категории
  3. Информационная безопасность - важнейший компонент национальной безопасности
  4. 7.2. Роль экономической безопасности в системе национальной безопасности
  5. Тема 7 : Религия в контексте культуры. Наука и религия – проблема диалога.
  6. Ф. М. Гимранов, Е. Б. Гаврилов. Безопасность жизнедеятельности. Ч. 2. Безопасность технологического оборудования: Учебное пособие. Казан.гос.технол.ун-т. Казань. 84 с., 2002
  7. Этапы развития религии славян. Общая характеристика древнеславянской религии
  8. III. ЕСТЕСТВЕННАЯ РЕЛИГИЯ НА СТАДИИ ПЕРЕХОДА К РЕЛИГИИ СВОБОДЫ
  9. Тест 9. Приведите в соответствие с классификацией виды угроз национальной безопасности России. 276 8.1. Международные организации, занимающиеся вопросами безопасности жизнедеятельности и охраны окружающей среды
  10. РЕЛИГИЯ ПРОТОИНДИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ. ВЕДИЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ. БРАХМАНИЗМ
  11. А.МЕНЬ. ИСТОРИЯ РЕЛИГИИ. ИСТОКИ РЕЛИГИИ. ЧАСТЬ II
  12. Юрий Максимов. Религия Креста и религия полумесяца Христианство и ислам, 2000
  13. 1.Культура и религия. Культурообразующие религии мира.
  14. Глава V О ЕСТЕСТВЕННОЙ РЕЛИГИИ. МАЛООБОСНОВАННЫЙ УПРЕК, ДЕЛАЕМЫЙ ЛЕЙБНИЦЕМ НЬЮТОНУ. ОПРОВЕРЖЕНИЕ ОДНОГО МНЕНИЯ ЛОККА. БЛАГО ОБЩЕСТВА. ЕСТЕСТВЕННАЯ РЕЛИГИЯ. ГУМАННОСТЬ
  15. Т е м а 3. ФИЛОСОФИЯ И РЕЛИГИЯ: СПЕЦИФИКА ОТНОШЕНИЙ ФИЛОСОФИИ И РЕЛИГИИ В СРЕДНИЕ ВЕКА (2часа)