Задать вопрос юристу

5.1. Отделение религиозных объединений от государства

В силу статьи 14 Конституции во взаимосвязи с её статьями 11, 12 и 13 и в соответствии с конкретизирующими их положениями статьи 4 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» конституционный принцип отделения религиозных объединений от государства означает, что: 1) государство, его органы и должностные лица, а также органы и должностные лица местного самоуправления, т.е.
органы публичной (политической) власти, не вправе вмешиваться в законную деятельность религиозных объединений, возлагать на них выполнение функций органов государственной власти и органов местного самоуправления. Более того, не вмешиваясь в содержание вероучений, обрядов, церемоний, культа и другие формы удовлетворения религиозных потребностей, во внутреннее самоуправление религиозных организаций, их взаимоотношения с верующими, наконец, в расходование средств, связанных с религиозными потребностями, государство охраняет их законную деятельность; 2) религиозные объединения создаются и осуществляют свою деятельность в соответствии со своей собственной иерархической и институциональной структурой, выбирают, назначают и заменяют свой персонал согласно собственным установлениям. При этом они не вправе вмешиваться в дела государства, участвовать в формировании и выполнять функции органов государственной власти и местного самоуправления; а такой аспект правоприменения, как регистрация актов гражданского состояния (рождения, брака, смерти), традиционно находившаяся в компетенции православной Церкви, стала прерогативой государства. Религиозные объединения также не вправе участвовать в деятельности политических партий и политических движений, оказывать им материальную и иную помощь, а также участвовать в выборах, в том числе путем агитации и публичной поддержки тех или иных политических партий или отдельных кандидатов. Это не препятствует приверженцам того или иного вероисповедания, в том числе священнослужителям, наравне с другими гражданами участвовать в народном волеизъявлении путем голосования. Сторонники той или иной религии имеют свободу выбора и выражения своих политических убеждений и политических интересов, принятия решений и осуществления соответствующей деятельности, но не в качестве членов религиозных объединений, а непосредственно в качестве граждан или членов политических партий. Другими словами, режим отделения религиозных объединений от светского государства не означает их отделения и от гражданского общества, поскольку члены религиозных организаций вправе участвовать наравне с другими гражданами не только в управлении делами государства, выборах в органы публичной власти, но также в деятельности институтов гражданского общества – политических партий и движений, других общественных объединений, формах непосредственного осуществления населением местного самоуправления. Святому Иоанну Кронштадскому принадлежат такие слова: «Всякий из нас есть член, с одной стороны, Церкви или благодатного Царства Божия на земле, члены которого должны преуспевать непрестанно в вере, правде и благочестии, а с другой стороны, - член гражданского общества или великого политического тела, называемого государством. Тому и другому обществу, церковному и гражданскому, каждый из нас обязан верно служить и во всем повиноваться его властям в пределах правды и закона; общественное благо предпочитать своему частному и, в случае нужды, не щадить для него своего здоровья, сил, спокойствия, имущества, даже самой жизни»; 3) государство оказывает содействие деятельности религиозных организаций, в частности: * регулирует предоставление им налоговых и иных льгот; * оказывает финансовую, материальную и иную помощь в реставрации, содержании и охране зданий и объектов, являющихся памятниками истории и культуры; * оказывает помощь в обеспечении преподавания общеобразовательных дисциплин в учебных заведениях, созданных религиозными организациями; * оказывает содействие и поддержку благотворительной деятельности религиозных организаций, а также реализации ими общественно значимых культурно-просветительских программ и мероприятий; 4) государство не вмешивается в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности, в воспитание детей родителями в соответствии со своими убеждениями и с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания. Вместе с тем государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности (ст.19 Конституции); 5) государство обеспечивает светский характер образования в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. То есть государственная система образования выводится изпод опеки церкви. Это означает невозможность введения в данных учреждениях в качестве обязательного ни религиозного, ни атеистического образования. Рассмотрим проблематику государственно-конфессиональных отношений в аспекте отделения религиозных объединений от государства на примере деятельности Русской Православной Церкви. Прежде всего очевидно, что за последние годы произошло существенное расширение контактов священнослужителей с представителями государственной власти. И не только на церковных торжествах и в храмах, на светских мероприятиях, но также в составе различных правительственных, консультативных и иных органов. Соработничество Церкви и государства в сферах образования, здравоохранения, патриотического воспитания и других позволяет Церкви обращаться к народу и властям, проповедовать и открыто высказывать свою позицию по злободневным проблемам жизни общества. Более того, Церковь призывает на государственных деятелей благословение Божие. Что касается государственных структур, то, опираясь на авторитет Православной Церкви, они имеют возможность принимать более взвешенные решения, особенно по вопросам социальной, нравственной и духовной направленности. Иначе говоря, конституционный принцип отделения религиозных объединений от государства вовсе не означает их полной изоляции друг от друга, напротив, предполагает широкоесоработничество Церкви и государства. Ещё в документах Поместного Собора РПЦ 1918 года требование о полном отделении церкви от государства сравнивалось с пожеланием: «чтобы солнце не светило, и огонь не согревал». Другое дело, что среди части православных христиан существует отчуждение от государственного управления и общественной жизнедеятельности, они, сохраняя законопослушание, готовы не в полной мере воспользоваться своими гражданскими правами и свободами, нести обязанности. Некоторые из них, в том числе священнослужители, понимают принципы отделения Церкви от государства таким образом, что на деятельность религиозных объединений якобы не распространяется светское законодательство, и в частности нормы трудового, гражданского, семейного, административного и иных отраслей права.
Что, мол, отношения между религиозными объединениями регулируются только каноническим правом. Естественно, это ведет к пассивности и ненужной их самоизоляции в обществе. И, видимо, не случайно газета Нижегородские епархиальные новости (2008. №3. с.3) сообщала о том, что в последнее время во многих регионах страны наблюдается спад деятельности Церкви. Между тем хорошо известно, что каждый православный христианин имеет статус гражданина РФ. А этот статус означает устойчивую правовую связь гражданина с государством, которая выражается в совокупности их взаимных прав, обязанностей и ответственности. Эта связь основывается на признании и уважении государством достоинства, основных прав и свобод человека. Поэтому и православные христиане в силу своего гражданского долга обязаны подчиняться требованиям действующего законодательства, о чем говорится в Священном Писании: «Иисус сказал ... отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мк. 12:17). Поэтому Церковь неизменно призывает своихпасомых быть законопослушными гражданами земного отечества. Права (гражданские, политические, социальные, экономические и культурные) нужны христианину прежде всего для того, чтобы, обладая ими, он мог наилучшим образом осуществить свое высокое призвание к «подобию Божию», исполнить свой долг перед Богом и Церковью, перед другими людьми, семьей, государством и народом. Прямое отношение к режиму отделения религиозных объединений от государства имеет решение проблемы взаимодействия государственного законодательства и канонического права, основу которого составляет Божие Откровение. Как поступать в тех случаях, когда между религиозным и светским правом возникает очевидное или принципиальное противоречие? Исчерпывающий ответ на этот вопрос содержится в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. Исторически религиозное и светское право происходят из одного источника и долгое время являлись лишь двумя аспектами единого правового поля. Вот почему современное государственное законодательство содержит в себе некоторый минимум нравственных норм, призванных не к тому, чтобы лежащий во зле мир превратился в Царствие Божие, а к тому, чтобы он не превратился в ад [21, с.65]. И православная Церковь с подобающим уважением относится к российской правовой системе. Но в то же время Церковь всегда подчеркивает незыблемую границу законопослушания для своих чад. Во всем, что касается исключительно земного порядка вещей, православный христианин обязан повиноваться законам, независимо от того, насколько они совершенны или неудачны. Когда же исполнение требования закона угрожает вечному спасению, предполагает акт вероотступничества или совершение иного несомненного греха в отношении Бога и ближнего, христианин призывается к подвигу исповедничества ради правды Божией и спасения своей души для вечной жизни. Он должен открыто выступать законным образом против безусловного нарушения обществом или государством установлений и заповедей Божиих, а если такое законное выступление невозможно или неэффективно, занимать позицию гражданского неповиновения. Итак, религиозные объединения, реализуя правосубъектность юридического лица, должны руководствоваться в своих взаимоотношениях с другими субъектами права нормами действующего законодательства, а не собственными правилами и установлениями. Если же каноническое подразделение Церкви не желает по каким-либо причинам регистрироваться в качестве религиозной организации, отказываясь тем самым от прав юридического лица, оно вправе осуществлять свою деятельность исключительно на основе внутренних документов. Для этого вовсе не требуется получение статуса религиозной группы. Наличие такого статуса нельзя считать и необходимым условием государственной регистрации канонических подразделений Церкви в качестве юридических лиц, ведь для осуществления такой регистрации соответствующему каноническому подразделению требуется лишь подтверждение вышестоящей религиозной организации Церкви о вхождении в ее структуру. Федеральный закон о свободе совести и о религиозных объединениях существенно конкретизировал права и условия деятельности религиозных организаций; при этом в законе не нашло отражение правовое регулирование имущественных, налоговых, земельных и других отношений, субъектами которых становились религиозные организации, поскольку к моменту его принятия в законодательстве был принят целый ряд нормативных правовых актов, регламентирующих указанную сферу отношений, и это позволило религиозным организациям кардинально расширить свою благотворительную, культурно-просветительскую, образовательную, издательскую и хозяйственную деятельность. Вместе с тем религиозные организации действуют и в соответствии со своими внутренними установлениями – каноническим правом, которое уважается государством, но при соблюдении двух условий: 1) если эти установления не противоречат законодательству Российской Федерации, и 2) если религиозные организации обладают той правоспособностью, которая предусмотрена в их уставах (кстати говоря, устав тоже должен отвечать двум условиям: он должен быть утвержден учредителем религиозной организации или централизованной религиозной организацией и отвечать требованиям гражданского законодательства Российской Федерации). Итак, провозглашенный в Конституции принцип отделения Церкви от государства вовсе не означает, что государственные законы не обязательны для религиозных организаций и их членов. Между тем существует ещё одна сторона этой проблемы – апостасия, то есть вероотступничество, включая отступничество от христианства; оно представляет собой полный отказ верующего от веры, отрицание её догматов, сопровождающееся отпадением от церкви либо отказ клирика от своих обязанностей или подчинения церковной иерархии80. На этом фоне некоторые силы, которые самозвано выдают себя за единственно и подлинно православных, выражающие мнение будто бы всей Церкви, искусственно возбуждают церковный народ и сеют апокалиптический страх81, который часто парализует волю и отводит людей от активной не только духовно-религиозной, но и общественно полезной деятельности. Подобная раскольническая активность подменяет разумную церковную жизнь противостоянием мнимым «отступникам», «предателям Православия», и это явление процветает на почве невежества, отсутствия культуры и интеллектуального развития.
<< | >>
Источник: Е.Г. Головин. Религиозная безопасность: основы правового регулирования и правоприменительная практика УЧЕБНИК. 2016

Еще по теме 5.1. Отделение религиозных объединений от государства:

  1. Глава 5. СУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ
  2. Глава 5. СУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ
  3. Статья 117. Общественные и религиозные организации (объединения)
  4. Глава 4. СОЗДАНИЕ, ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ, РЕОРГАНИЗАЦИЯ, ЛИКВИДАЦИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ
  5. Глава 4. СОЗДАНИЕ, ГОСУДАРСТВЕННАЯ РЕГИСТРАЦИЯ, РЕОРГАНИЗАЦИЯ, ЛИКВИДАЦИЯ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ
  6. ГЛАВА 7 ОБЪЕДИНЕНИЕ ИСПАНИИ. ОБРАЗОВАНИЕ ПОРТУГАЛЬСКОГО ГОСУДАРСТВА
  7. ТЕХНОЛОГИИ ЭКСТРЕМИЗАЦИИ СОЗНАНИЯ И ПОВЕДЕНИЯ АДЕПТОВ НЕТРАДИЦИОННЫХ ДЛЯ КАЗАХСТАНА РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ Елена Бурова
  8. ТЕХНОЛОГИИ ЭКСТРЕМИЗАЦИИ СОЗНАНИЯ И ПОВЕДЕНИЯ АДЕПТОВ НЕТРАДИЦИОННЫХ ДЛЯ КАЗАХСТАНА РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ Елена Бурова
  9. Свящ. Всеволод Чаплин (Москва) К ВОПРОСУ О ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ ОТНОСИТЕЛЬНО ПРИЗНАНИЯ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ПРАВ РЕЛИГИОЗНЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ
  10. ЛЕКЦИЯ № 5. Первобытные формы религиозных верований и их роль в становлении этносов и государств
  11. Экспансия новых религиозных движений как угроза сохранения национальной и государственной идентичности государствами Центральной Азии в эпоху
  12. КОНТОРЫ, ФАКТОРИИ, ОТДЕЛЕНИЯ, СУПЕРКАРГО
  13. Газокомпрессорное и электромоторное отделения. Установка повторного сжижения раза
  14. 2. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ОРГАНИЗАЦИЯ ЗАГРАНИЧНОГО ОТДЕЛЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО БЮРО
  15. ОТДЕЛЕНИЕ УССУРИЙСКОГО ПОЛУБАТАЛЬОНА В 1889 ГОДУ.
  16. Деятельность нижегородского отделения католической организации «Каритас» Котикова Е. А.
  17. К. Г. Менгес. Восточные элементы в "Слове о полку Игореве" / Наука. Ленинградское отделение, 1979