Задать вопрос юристу

1.2. Научно-правовая разработка концепции религиозной безопасности Российской Федерации в трудах российских ученых

В 2000х годах был проведён ряд плодотворных научных исследований, положивших начало разработке и обоснованию концепции религиозной безопасности личности, общества и государства. Так, С.В. Козлов в диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук – «Юридические механизмы обеспечения национальной безопасности», исследуя её различные признаки и характеристики как политико-правового института, особо выделяет место религиозной безопасности в единой концепции национальной безопасности государства. Религиозная безопасность определяется им как «состояние стабильного существования, воспроизводства и самобытного развития конфессиональных традиций всех народов России. Основным объектом защиты в ходе обеспечения религиозной безопасности является конфессиональная идентичность, которая, как правило, базируется на устойчивых и воспроизводящихся системах морально-нравственных ценностных предпочтений. Потеря авторитета традиционных религиозных организаций приводит к тому, что деструктивный религиозный опыт получает неограниченное влияние на социум. В этой связи должна быть не только признана бесспорная значимость религиозных традиций как социальной конструктивной составляющей, но и исключительность религиозного опыта той нации, о безопасности которой идет речь» [8]. Разработка научно-правовых аспектов религиозной безопасности содержится также в работах А.И. Казанника, Е.М. Шевкопляса, Е.С. Сусловой, Ю.В. Сластилиной и др. Существенный вклад в комплексное исследование религиозной безопасности как ключевой сферы национальной безопасности России внёс И.А. Тарасевич; основные результаты исследования опубликованы в диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук – «Конституционно-правовые основы религиозной безопасности Российской Федерации» [17]. В частности, в диссертации определены сущность религиозной безопасности, её конституционно-правовые основы, сформирована новая для современной российской правовой науки категория – конституционно-правовая доктрина религиозной безопасности России. Положения указанной концепции позволяют обеспечить единый подход к решению проблем государственно-религиозных отношений в условиях религиозного, идеологического и политического многообразия, установленного Конституцией РФ. Подчеркивается, что на данный момент система национальной безопасности России является уязвимой без выделения религиозной безопасности в качестве обособленного института и без формирования институционно-правовой доктрины религиозной безопасности Российской Федерации [там же, с. 11]. Однако, что касается действующего законодательства, то в нём отсутствует концептуально-правовая разработка видов национальной безопасности, лишь в общей форме перечисляются такие её виды, как государственная, общественная, экологическая безопасность, безопасность личности, при этом допускаются и «иные виды безопасности, предусмотренные российским законодательством» [7]. Между тем в научной литературе опубликовано немало содержательных работ, в которых в качестве видов национальной безопасности исследуются религиозная, духовная и информационная безопасность, имеющие прямое отношение к религиозной сфере жизнедеятельности общества и государства. Так, в работах И.А. Тарасевича проводится комплексное исследование конституционно-правовых основ религиозной безопасности России, обобщаются отдельные аспекты её обеспечения, содержащиеся в научной литературе, предложено авторское понимание этого термина: «религиозная безопасность – это состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, возникающих в религиозной сфере, необходимое для стабильного конституционного развития Российской Федерации [там же, с.54]. К религиозной сфере можно отнести «все общественные отношения, где религия является условием или фактором их возникновения и существования» [6]. Выделение в указанном определении трех уровней религиозной безопасности – личности, общества и государства – методологически является оправданным; в ныне утратившем силу Законе РФ «О безопасности» от 5 марта 1992 года были определены аналогичные уровни основных объектов безопасности безотносительно к её видам: личность (её права и свободы); общество (его материальные и духовные ценности);государство (его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность). При этом государство выступает основным субъектом обеспечения национальной безопасности. Исходя из понимания того, что угрозы религиозной безопасности представляют собой условия и факторы, возникающие в религиозной сфере и создающие прямую или косвенную возможность нанесения ущерба личности и государству, И.А. Тарасевич предложил следующую классификацию угроз религиозной безопасности российского общества: * религиозный экстремизм, представляющий угрозу как отдельной личности, так и российскому государству в целом; * прозелитизм как угроза личности; * угроза потери религиозных традиций народов России как результат процесса глобализации, что является угрозой личности и государству; * религиозные преступления; * деятельность нетрадиционных для российского общества религиозных объединений деструктивной направленности отечественного и зарубежного происхождения, являющаяся опасной как для государства в целом, так и для отдельной личности; * принятие руководством России ошибочных решений во внешней политике без учета религиозного фактора; * эндогенные угрозы личности в религиозной сфере. Эта классификация угроз религиозной безопасности в полной мере корреспондирует развернутому перечню оснований для ликвидации религиозной организации и запрета на деятельность религиозной организации или религиозной группы в судебном порядке, который содержится в пункте 2 статьи 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»; к их числу законом отнесены: принуждение к разрушению семьи; посягательство на личность, права и свободы граждан; нанесение установленного в соответствии с законом ущерба нравственности, здоровью граждан, в том числе использованием в связи с их религиозной деятельностью наркотических и психотропных средств, гипноза, совершением развратных и иных противоправных действий; склонение к самоубийству или к отказу по религиозным мотивам от оказания медицинской помощи лицам, находящемся в опасном для жизни и здоровья состоянии; воспрепятствование получению обязательного образования; принуждение членов и последователей религиозного объединения и иных лиц к отчуждению принадлежащего им имущества в пользу религиозного объединения; воспрепятствование угрозой причинения вреда жизни, здоровью, имуществу, если есть опасность реального её исполнения, или применения насильственного воздействия, другими противоправными действиями выходу гражданина из религиозного объединения; побуждение граждан к отказу от исполнения установленных законом гражданских обязанностей и совершению иных противоправных действий.
Очевидно, что угрозы религиозной безопасности России – это целый комплекс условий и факторов нарушения конституционных прав человека и гражданина, суверенитета и территориальной целостности Российской Федерации, вызов её способности к устойчивому развитию, а в конечном счете, основам конституционного строя. Вот почему «Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года» предусматривает сосредоточение «сил и средств» её обеспечения практически во всех сферах жизнедеятельности общества и государства: «во внутриполитической, экономической, социальной сферах, всфере науки и образования, в международной, духовной, информационной,военной, оборонно-промышленной и экологической сферах, а также в сфереобщественной безопасности»[1]. Поскольку перечисленные сферы тесно взаимосвязаны и взаимно дополняют друг друга, каждый из видов национальной безопасности может достаточно ярко проявляться в сфере действия другого. Не является исключением и религиозная безопасность. Так, не может быть военной безопасности при проникновении в вооруженные силы последователей религиозных объединений, использующихся иностранными спецслужбами в разведывательных целях. Личность никогда не будет в безопасности, если в данном обществе открыто действуют сатанистские организации. Или, нельзя говорить об информационной безопасности, если в обществе действуют религиозные объединения, утверждающие, что телевизор и компьютер являются орудием дьявола. Подобных примеров можно привести достаточно много [6].  Таким образом, религиозная сфера охватывает весьма широкий спектр общественных отношений, от обеспечения безопасности которых зависит национальная безопасность в целом. В условиях глобализации процессов мирового развития формируются новые угрозы и риски для развития личности, общества и государства, которые нуждаются в комплексной нейтрализации. В настоящее время Российская Федерация переходит к новой государственной политике в области национальной безопасности, адекватной современным вызовам, и представляется, что религиозная составляющая этой политики должна быть чётко и публично выражена. И этого требуют объективные обстоятельства: * необходимость обеспечения конституционного права граждан на свободу совести и вероисповедания, учитывающего многообразие форм присутствия религии в обществе, а также сохранение факторов, ослабляющих государственность России и порождающих межнациональную напряженность. «Об этом свидетельствуют как сепаратистские, так и унитаристские тенденции, факты дискриминации и нарушений конституционных прав граждан по национальному признаку»10; * повседневная задача государства обеспечивать в правоприменительной практике согласование светского законодательства и канонических религиозных взглядов конфессий России на содержание государственно-конфессиональных отношений, выраженных в их социальных доктринах; * создание в конечном итоге благоприятных условий для участия религиозных организаций в формировании гражданского общества, а также необходимость разработки правовых механизмов, позволяющих эффективно предотвращать и разрешать возможные конфликты, возникающие в религиозной сфере. В течение последних двух десятилетий в научно-экспертном сообществе периодически возникает открытое и острое обсуждение вопросов, связанных с необходимостью разработки и принятия Концепции государственной религиозной политики Российской Федерации, как системы взглядов законодателя на цели, задачи, принципы и основные направления этой политики в сфере реализации конституционного права граждан на свободу совести и вероисповедания, включая государственно-конфессиональные отношения. Иначе невозможно обеспечить конструктивное взаимодействие органов государственной власти и местного самоуправления, общественных и религиозных объединений в деятельности по защите национальных интересов России и обеспечению религиозной безопасности личности, общества и государства. В 2003 году кафедрой религиоведения Российской академии государственной службы по поручению Администрации Президента РФ была разработана Концепция государственной религиозной политики Российской Федерации, однако она не была принята11. Представляют интерес сформулированные разработчиками Концепции задачи религиозной политики государства в правовой сфере: * обеспечение конституционного права личности на свободу совести и свободу вероисповедания; * совершенствование законодательства в области реализации свободы вероисповедания; * приведение в соответствие федерального и регионального законодательств с учетом особенностей религиозной ситуации в субъектах Российской Федерации; * регистрация религиозных объединений и контроль за их уставной деятельностью [5]. Как будет показано ниже, актуальная необходимость принятия на законодательном уровне доктрины религиозной безопасности Российской Федерации, включающей концептуальные основы обеспечения права граждан на свободу совести и свободу вероисповедания, а также религиозной политики светского российского государства в сфере отношений с религиозными объединениями, сохраняется и в современных условиях.
<< | >>
Источник: Е.Г. Головин. Религиозная безопасность: основы правового регулирования и правоприменительная практика УЧЕБНИК. 2016

Еще по теме 1.2. Научно-правовая разработка концепции религиозной безопасности Российской Федерации в трудах российских ученых:

  1. 2.1.4. Федеральные органы власти Российской Федерации состоят из Президента Российской Федерации, Федерального Собрания, Правительства Российской Федерации и судов Российской Федераци
  2. 2.1.1. , как отрасль публичного права, включает, прежде всего, правовые нормы об основах конституционного строя Российской Федерации, конституционных правах человека и гражданина в Российской Федерации и о федеральных органах власти России.
  3. Глава 5. УЧАСТИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ В ОТНОШЕНИЯХ, РЕГУЛИРУЕМЫХ ГРАЖДАНСКИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ
  4. Раздел V ПЛАНИРОВАНИЕИ ОРГАНИЗАЦИЯ РАЦИОНАЛЬНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗЕМЕЛЬ И ИХ ОХРАНЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ ОБРАЗОВАНИЯХ
  5. Статья 125. Порядок участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в отношениях, регулируемых гражданским законодательством
  6. Статья 126. Ответственность по обязательствам Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования
  7. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  8. Статья 127. Особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств
  9. РАЗРАБОТКА ГЕНЕРАЛЬНОЙ СХЕМЫ ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. 11.1 Конституционный (уставной) суд субъекта Российской Федерации, его место в судебной системе Российской Федерации. Состав, порядок образования, полномочия этого суда. Юридическое значение принимаемых им решений
  11. Глава 1. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, СУБЪЕКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАНИЯ КАК СУБЪЕКТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ
  12. Статья 124. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования - субъекты гражданского права
  13. 1. Концепция судебной реформы в Российской Федерации и этапы ее реализации
  14. 6. Организация и управление противопожарной безопасностью 6. 1. Организация пожарной охраны в Российской Федерации
  15. Наставление по работе дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации
  16. 14.9 Прокуратуры субъектов Российской Федерации и приравненные к ним военные и специализированные прокуратуры, научные и образовательные учреждения, объявленные юридическими лицами