<<
>>

Проблемы правового обеспечения процессов интеграции науки и образования

Интересы науки затрагиваются в различных отраслях законодательства. Рамки статьи не позволяют даже вкратце остановиться на всех существующих проблемах правового регулирования и согласования в этой сфере.

Однако мимо одной проблемы, которая напрямую связана с развитием в России современного научно-инновационного комплекса, а именно правового обеспечения интеграции науки и образования, пройти невозможно. Законодательная деятельность в этой сфере в последние год-два заметно активизировалась, однако в организации работ и здесь наблюдаются признаки разобщенности и бессистемности.

Как показывает практика ведущих стран мира, а также опыт российских реформ, в современных условиях высшее образование и наука (особенно фундаментальная) как специализированные области деятельности без взаимной интеграции теряют дееспособность и становятся все менее самодостаточными. Выпускники вузов не могут конкурировать на рынке труда, а без притока молодых специалистов наука теряет базу воспроизводства кадров. Обособленное существование научных и образовательных структур снижает потенциал их раз

вития, уменьшает вклад в преобразование экономики и общества, препятствует выгодному для страны участию в международном разделении труда, полноценному вхождению в мировое научно-образова- тельное пространство.

Сложность развития интеграционных процессов в России связана с очевидной институциональной отсталостью организации научной и образовательной деятельности, которая ведет к сохранению разобщенности науки и образования, характерной для СССР. В отличие от развитых стран мира, сумевших на протяжении XX в. интегрировать науку и образование через развитие университетских комплексов, а также различного рода сетевых структур, обеспечивающих встраивание университетов в общий инновационный контур экономики, в СССР органичной интеграции этих комплексов не произошло.

Их разобщенность в решении конкретных экономических и политических (чаще — военно-политических) задач преодолевалась исключительно административными методами. Созданные в тот период интегрированные ведомственные и межведомственные структуры могли существовать и давать отдачу только в условиях закрытой (нерыночной) экономики и общества, административно-ведомственной системы управления. С исчезновением этих рамок перестали быть действенными (и легитимными) традиционные формы и методы интеграции.

И сегодня в России научные организации и вузы создаются, функционируют и управляются практически автономно. Существующие формы организации науки и образования, порожденные бюрократической моделью регулирования, не соответствуют потребностям современной рыночной экономики, не имеют адекватного правового обеспечения и государственной поддержки. Произойдут ли какие-либо положительные сдвиги в связи с созданием в 2004 г. объединенного министерства образования и науки, покажет время. Заметим, что подобное управленческое звено (министерство науки и высшего образования) в России уже было. Пока же процесс интеграции науки и образования продолжает сдерживаться рядом административно-пра- вовых, экономических, финансовых, организационных, социальных и даже психологических барьеров.

Развитие социально-экономической и политической системы России проходит неравномерно. Реформы в сфере образования и науки, включая реорганизацию сети научных организаций и вузов, как уже отмечалось, идут с существенным запаздыванием по сравнению с изменениями в промышленности, финансовой системе, бюджетных отношениях, административном управлении и др. Правовое обеспечение научной и образовательной деятельности базируется на устарев-

тттих положениях, пробелы и противоречия в которых затрудняют применение законодательных норм на практике (в частности, и при создании интегрированных научно-образовательных структур). В этих условиях при относительно низкой бюджетной поддержке министерства и ведомства не проявляют заинтересованности в объединении подведомственных им научных и образовательных структур, тем самым тормозя интеграционные процессы.

В действующем законодательстве отсутствуют определения как традиционно существовавших в России форм интеграции (базовая кафедра, проблемная лаборатория), так и прогрессивных, принятых во всем мире форм (исследовательский университет, научно-образова- тельный центр и др.). Реально функционирующие и приносящие пользу государству и обществу базовые кафедры, учебно-научные комплексы, НИИ при вузах существуют как бы без правового поля. Так, Законом «Об образовании» разрешено совместное учредительство образовательных учреждений органами государственной власти и местного самоуправления, негосударственными структурами и даже частными лицами. В то же время Бюджетный кодекс не предусматривает совместного учредительства образовательных учреждений органами государственной власти. Действующее законодательство фактически запрещает развитие образовательной деятельности в системе академий наук, имеющих государственный статус, перечеркивая тем самым основную идею академической организации науки — получение знаний и подготовка на этой основе высококвалифицированных кадров для научной деятельности. Несложно найти и другие примеры того, как отечественное законодательство в целом закрепляет автономное существование науки и образования, препятствуя возникновению легитимных научно-образовательных структур.

В последнее время на самом высоком уровне провозглашен курс на развитие в России университетской науки и других, принятых в современной мировой практике форм интеграции науки и образования[41]. Если речь идет не о слепом копировании, а о рациональном использовании несомненных преимуществ этих новых для России организационных форм, то такие инициативы могут только приветствоваться. Однако возможность реализации этой идеи в России полностью зависит от социально-экономических, институциональных и

других факторов и условий. Так, университеты западного типа и другие научно-образовательные структуры, созданные на базе интеграции независимых юридических лиц и организаций различных форм собственности, в рамках сложившихся моделей науки и образования существовать не могут.

Иными словами, реальная глубокая интеграция науки и образования на существующем правовом поле невозможна. Формирование перспективных моделей науки и образования, в свою очередь, во многом зависит от «скорости» и содержания реформы гражданского и бюджетного законодательства[42], которая развивается крайне противоречиво. Таким образом, задача формирования в России крупного сектора, объединяющего науку и образование, повышения эффективности их функционирования должна решаться одновременно с введением в правоприменительную практику всех необходимых законодательных норм. Иначе мы получим неработающие законы, которые, как известно, хуже, чем их отсутствие.

В этой связи еще раз вернемся к Закону о науке. Недостатки действующей редакции закона в значительной степени определяются устаревшей концепцией, в основу которой (по ряду объективных и субъективных причин) была заложена неэффективная модель организации науки, основанная на ее обособлении от сферы высшего образования и инновационно-производственной деятельности. Это не могло не привести к значительным потерям для государства, экономики, общества[43].

В то же время современные тенденции развития мировой экономики («экономики, основанной на знаниях») со всей очевидностью подтверждают тот факт, что именно интегрированным структурам (включая научно-образовательные) принадлежит будущее. Именно они должны стать основой новой организационной структуры сферы научных исследований и разработок. Правовые нормы, обеспечивающие формирование и развитие таких структур, должны быть предусмотрены Законом о науке (эта серьезная работа невозможна в условиях «аврала» и постоянных «метаний»). Расширение сферы действия Закона (по видам деятельности, типам организаций и др.) увеличит эффективность регулирования в этой сфере и в итоге тот вклад, кото

рый может внести наука в экономический рост и процветание общества. Для этого, безусловно, важно оценить, является ли научная деятельность основной для организации. Однако гораздо актуальнее определить, насколько эффективна интеграция научной и иных видов деятельности для общественных целей и интересов развития самой организации.

Этот критерий («полезность интеграции») должен быть четко сформулирован и эффективно использован и при формировании государственного сектора науки. «Научные» льготы для организаций (предприятий), занимающихся исследованиями и разработками, целесообразно увязать с их удельным весом в объеме выполняемых работ (продукции, услуг). Одновременно конкретная организация может иметь и дополнительные преференции, если она занимается и другими видами деятельности (инновационной, образовательной) .

Проведенный анализ позволяет сделать парадоксальный вывод. В области законодательного сопровождения научной и инновационной деятельности Россия совершила некий виртуальный цикл и вернулась к исходной ситуации. Ставшая привычной пассивность законодательных органов и сохранившаяся высокая степень государственного контроля порождают те же вопросы, с которыми столкнулись разработчики первых правовых актов, регулирующих научно-техни- ческую деятельность. Этот вывод может быть подтвержден перечнем вопросов, которые обсуждались на международном семинаре по «научному» законодательству (Закону о науке) в 1995 г. [15]: Что должен регулировать Закон о науке — преимущественно общие принципы или конкретные вопросы (финансирование, права собственности конкретных научных организаций, роль университетского образовании и т.д.)? Как преодолеть конфликты, неизбежно возникающие между Законом о науке и другими законами? Что можно сделать, чтобы стимулировать масштабное негосударственное финансирование науки (поощрение расходов частных предприятий, благотворительность)? Какую роль могут сыграть неправительственные научные организации, в том числе фонды, негосударственные объединения ученых, и как законодательно повысить эффективность их деятельности? Как поощрять и поддерживать рост независимых фондов для конкурсного грантового финансирования? Как организовать диалог между властью и научным сообществом вне сферы принятия государственных решений? Какова роль научного лобби при принятии государственных решений, включая рассмотрение бюджета?

Что можно сделать для преодоления барьеров между различными министерствами, законодательными комитетами и регионами для обеспечения координации решений по поддержке науки? Как создать между всеми ними отношения согласованности, а не противостояния? Как реорганизовать унаследованную от СССР академическую систему?

Комментарии, как говорится, излишни.

Сегодня обновленное российское законодательство мало способствует укреплению отечественного научного комплекса, развитию инновационных процессов. Эффективная государственная политика по отношению к таким творческим, интеллектуальным видам деятельности, как научно-инновационная, должна реализоваться через формирование партнерских отношений научного сообщества с государством. Это предполагает широкое вовлечение научного сообщества в управление научно-технологическим развитием, в том числе в процессы создания и экспертизы проектов законов, регулирующих отношения в этой сфере. Необходим переход от традиционной административной к «государственно-общественной» модели управления наукой [4]. Элементы такой модели, отражающей усиление роли научного сообщества в управлении наукой, созданы во многих развитых странах. В России (если она всерьез собирается идти по этому пути) должен быть существенно повышен «социальный статус науки как особого общественного института, который в демократическом обществе осуществляет функции социального контроля за действиями органов государственной власти», уточнены правовые основы взаимодействия власти и науки [10]. Эта основополагающая идея должна найти отражение в Законе о науке.

Научное сообщество в России уже осознало роль сферы своей деятельности в новых социально-экономических и политических реалиях. Оно все более осознанно и четко формулирует требования к органам государственной власти об обеспечении реальной поддержки отечественной науки (что, собственно, и происходит в ведущих странах мира). Одних деклараций о такой поддержке, содержащихся в большинстве программ развития страны, уже недостаточно. Однако проблемы комплексной разработки и эффективного применения «научного права», к сожалению, редко входят в перечень этих требований. Печальным подтверждением этого является тот факт, что и работа по корректировке Закона о науке проводилась (и проводится) без широкого общественного обсуждения и мало заинтересовала научное сообщество[44]. Одновременно с этим принимаются новые положения в

других отраслях права, прямо и непосредственно затрагивающие научно-техническую сферу.

Очевидно, что цель разработки ( и качество) любых нормативных актов состоит в возможности их эффективного применения на практике. Поэтому работу по совершенствованию законодательства в сфере науки, в том числе и Закона о науке, следует не только продолжить, но и заметно активизировать. Крайне важно организовать (через средства массовой информации, интернет, семинары и конференции) широкое и плодотворное обсуждение основных вопросов совершенствования как «научного» законодательства в целом, так и его отдельных разделов.

Литература Бердашкевич А.П. Статус РАН - пробел в современном праве // Вестник Российской академии наук. 1998. №12. Бердашкевич А.П., Сафаралиев Г.К. О формах поддержки инновационной деятельности в Российской Федерации» //Инновации. 2003. №203(59-60). С. 11-12. Васильев А.А. Косвенные механизмы финансирования науки // Законодательство и экономика. 2003. №2. Еременко Г.А., Кедрова К.А. Наука управления наукой: вопросы теории и практики // Федерализм. 2002. №1(25). Китова Г.А., Кузнецова Т.Е. Об эффективности научной политики без взаимопонимания: соотношение теории и практики // Науковедение. 2003. №.3(19). Козырев А.Н. Сравнительный анализ политики развитых стран в области использования результатов интеллектуальной деятельности // Аналитический вестник. 2001. №3. Кузнецова Т.Е. Один на один с реформой (некоторые финансово-экономические проблемы финансирования научных организаций) // Науковедение. 2003. №1 (17). Кузнецова Т.Е. Проблемы развития научных организаций: законодательная поддержка или законодательный тупик// Наука в России: современное состояние и стратегия возрождения. М.: Логос, 2004. С. 308-309. Лапаева В.В. Закон о науке: анализ нормативного содержания // Законодательство и экономика. 2003. №5. С. 4-5. Лапаева В.В. Политика Российской Федерации в области развития науки: проблемы правового обеспечения // Науковедение. 2004. №4(20). С. 27. Материалы парламентских слушаний Комитета по образованию и науке Государственной Думы (декабрь 2002 г.) // www:courier.com.ru. Материалы Российского общественного совета по развитию образования (РОСРО) // www:rosro.ru. Мельников И. Актуальные проблемы политики в области образования на современном этапе //Alma mater. 2000. №10. Мельников И., Смолин О. Концепция очередного этапа реформирования: позиция парламентского комитета // Alma mater. 1998. №3. Обзор материалов семинара по вопросам государственного законодательства в области науки и техники (Россия - ОЭСР, октябрь 1995 г.) // www.nasledie.ru. Сайт «Современная Россия. Информационно-аналитический портал». Родионов С.С. Гранты и спонсорские взносы: порядок налогообложения // Главбух. 2001. Ne4. Россия. Формирование институтов новой экономики // Материалы 4-й Международной конференции «Модернизация экономики России: социальный аспект». М., 2003. Салтыков Б.Г. Реформирование российской науки: анализ и перспективы // Отечественные записки. 2001. №7.

<< | >>
Источник: А. Г. Аллахвердян, Н.Н. Семенова, А. В. Юревич. Науковедение и новые тенденции в развитии российской науки. 2005

Еще по теме Проблемы правового обеспечения процессов интеграции науки и образования:

  1. 1.3 ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ ПРОЦЕССОМ РЕСУРСНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА
  2. § 4. Особенности гражданско-правовой ответственности публично-правовых образований
  3. А.А. Печенкин Философия науки и история науки: ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ[16]
  4. ИНТЕГРАЦИЯ В НАУКЕ, ОБЩЕСТВЕ И ОБРАЗОВАНИИ КАК ИМПЕРАТИВ ВРЕМЕНИ Титовец Т.Е.
  5. СИСТЕМНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОЦЕССОВ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ И ИНТЕГРАЦИИ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ. Тихомирова Ф.А.
  6. ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ТОРГОВЫХ ПУТЕЙ
  7. 1.3. Правовое обеспечение экологического контроля
  8. 4. Правовое обеспечение безопасности жизнедеятельности на производстве
  9. Проблема интеграции индейского населения
  10. Солидарность: проблема интеграции индивида и общества
  11. 6.2. Правовые, нормативно-технические и организационные основы обеспечения безопасности жизнедеятельности
  12. Глава 4.СОСТОЯНИЕ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ГОРОДАХ СЕВЕРО-ЗАПАДА И ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ В ЕЕ ОБЕСПЕЧЕНИИ
  13. Организационные и правовые аспекты открытого образования
  14. § 2. Юридические лица публично-правовых образований
  15. Глава 7 ТЕХНИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ СКЛАДСКОГО ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
  16. 3.2 ИНФОРМАЦИОННОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОЦЕССА УПРАВЛЕНИЯ РЕСУРСАМИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА