<<
>>

Е. З. Мирская Науковедедение И НАУЧНАЯ ПОЛИТИКА

Целенаправленную научную политику в более или менее явной форме проводило и проводит большинство современных государств — от мировых лидеров промышленного развития до развивающихся стран. Должна ли она быть научно обоснованной? Вопрос не столь бессмыслен, как может показаться па первый взгляд. Ответ на него, по-видимому, все-таки должен быть положительным, ибо если выбор приоритетов осуществляется в основном как политическое решение, то определение механизмов их реализации требует именно научного знания объекта управления.

Как обстояли здесь дела во второй половине прошлого столетия? Насколько было развито и в какой мере применялось знание о науке — этой необходимой и неотъемлемой части современного общества, которая связана с ним тысячами нитей и в то же время является относительно самостоятельным социальным институтом со своими специфическими закономерностями? Естественно было бы предположить, что к тому времени наука о себе самой знала «все», однако это отнюдь не так. И не удивительно, что в западных странах появлялись все новые дисциплины, изучающие ее функционирование и развитие. Причем, развернув эти исследования с 60-х (США) — 70-х (Западная Европа) годов, они их непрерывно расширяли и углубляли [2][1]. В Советском Союзе науковедческие исследования не получили аналогичного развития. Начатые намного раньше, чем на Западе, они затем затухли и возродились лишь в конце 60-х годов уже как отражение зарубежного опыта [1, 3]. Эти исследования, проводимые небольшими группами ученых-энтузиастов, не имеющих в основном ни профессионально подготовленных кадров, ни материально-технического обеспечения, оставались в целом на кустарном уровне. Удовлетворительно развивались только методологические разработки.

На первый взгляд может показаться парадоксальным, что наука, нацеленная на постижение действительности, столь мало внимания

уделяла самой себе. При этом неудивительно, что управлявшие наукой лица не понимали специфики ее функционирования. Это непонимание лишь отчасти связано с недостаточностью знаний, накопленных в прагматически ориентированных науковедческих дисциплинах (экономика, социология, психология науки), а в большей мере — с нежеланием эти знания использовать. К сожалению, обычно такое отношение в максимальной степени присуще лицам, являющимся специалистами управления, в частности наукой. Концентрация управленческих усилий на локальных ситуациях сочетается у них с полным отсутствием представлений о глубинных механизмах и закономерностях развития науки. Управление наукой и научная политика трактуются чисто бюрократически, как для любой отрасли народного хозяйства: есть перечень заданий, набор подразделений и материальные средства; надо «расписать», кто что должен сделать и как распределить средства. Легче всего объяснить перманентную неудачность попыток интенсифицировать отечественную науку нерадивостью и необразованностью отдельных людей. Полезнее — разобраться в том неиспользованном ресурсе, который составили знания, возникшие в результате изучения науки как весьма специфической части общественного производства, а также в наличии или отсутствии необходимости их использовать [2].

<< | >>
Источник: А. Г. Аллахвердян, Н.Н. Семенова, А. В. Юревич. Науковедение и новые тенденции в развитии российской науки. 2005

Еще по теме Е. З. Мирская Науковедедение И НАУЧНАЯ ПОЛИТИКА:

  1. Е. З. Мирская Научные школы: история, проблемы и перспективы[60]
  2. Экстенсивная и интенсивная научная политика
  3. Научно-техническая политика в эпоху интернета
  4. Взаимосвязь государственной и региональной научно-технической политики
  5. 1.5. Проблемы, связанные с овладением научными знаниями 1.5.1. Отношение научного исследования и научных знаний к объективной реальности. Валидность в организации научного исследования и его результатов
  6. Возможные подходы к уточнению Федерального закона «О науке и государственной научно-технической политике»
  7. 2.1. Конкретно-научный уровень методологии в психологии. Развитие научных взглядов на сущность психических явлений в исторической перспективе Что выступает содержанием конкретно-научного уровня методологии в научных исследованиях?
  8. 3. МИРСКАЯ АСКЕЗА И ФОРМИРОВАНИЕ НОВОГО ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА
  9. Антимонашеская оппозиция и образование индуистской мирской культуры
  10. 18.7. Рост научного знания. Научный прогресс, научные революции