<<
>>

4.1. Родительская любовь как основа воспитания*

Родители являются первой социальной средой развития ребенка, обеспечивающей удовлетворение практически всех его потребностей, в том числе потребность в любви и привязанности.

Родительская любовь является движущей силой развития ребенка и способствует удовлетворению его витальных — жизненно важных потребностей (А.

Адлер, 1999; Р. Берне, 1986; Дж. Боул-би, 1991; Д.В. Винникот, 1998; А. Лоуэн, 1998; В.А. Рамих, 1997; А.С. Спиваковская, 2000; 3. Фрейд, 1989; Э. Фромм, 2001; Э. Эрик-сон, 1996).

Потребность в родительской любви - одна из наиболее сильных и длительных потребностей человека. В родительской любви нуждается ребенок любого возраста, так как она обеспечивает наличие у него чувства безопасности, психологическую защищенность, поддерживает благоприятное состояние эмоционально-чувственного мира, учит любви, нравственному поведению, выступает как источник жизненного опыта, необходимого растущему ребенку как потенциальному родителю.

А. Лоуэн (1998) отмечает, что недостаток любви в ранние годы жизни влечет за собой эмоциональное недоразвитие человека. Личность, сформировавшуюся в результате депривации родительской любви, характеризует чувство внутренней пустоты; ей присуща потребность в том, чтобы о ней заботились, которая ставит человека в зависимость, а также страстное стремление к контакту и близости. Такие люди личностно незрелы.

Родитель, как правило, испытывает потребность «отдать» любовь ребенку, стремится стать для него опорой и, как следствие этого, ощущает собственную значимость. При невозможности удовлетворения потребности и в получении, и в реализации родительской любви страдает сам человек, а также окружающие его люди.

* В данной главе использованы материалы диссертационного исследования Е. В. Милюковой, выполненного под нашим руководством (2004) [96].

181

В родительскую любовь включен творческий акт, элемент импровизации.

Родительская любовь индивидуальна, она сложна, изменчива и противоречива. В ней нет абсолютной нормы, как и нет определенной нормы-идеала любящего родителя. Любящие родители могут совершать ошибки, сомневаться в своих чувствах к ребенку, наказывать его, а не только заботиться, приносить радость, удовлетворять все потребности ребенка.

Существуют психологические (А.Я. Варга, 1983; А. С. Спива-ковская, 2000; Л.Б. Шнейдер, 2000) и педагогические (В. А. Сухом-линский, 1988) трактовки понятия «родительская любовь».

А.С. Спиваковская (2000) определяет родительскую любовь как источник и гарантию эмоционального благополучия, поддержания телесного и душевного здоровья [ 158].

Родительская любовь — это глубокое и осмысленное не раз чувство. Любить ребенка — значит уметь строить с ним контакт, видеть изменения в его развитии, доверять ребенку, учиться принимать его таким, каков он есть (А.Я. Варга, 1983) [45].

Близким к понятию родительская любовь является термин «чадолюбие» (Л.Б. Шнейдер, 2000), которое рассматривается как результат усвоения человеком положительного отношения к детям; условно-рефлекторная реакция, привитая индивиду путем социальной тренировки. Бережное отношение к детям — элементарная норма, воплощенная во взаимном уважении в семье, в заботе о воспитании детей.

По мнению В.А. Сухомлинского (1988), родительская любовь - это способность чувствовать сердцем тончайшие духовные потребности человека, которая передается от отца и матери ребенку без каких-либо слов и объяснений, передается примером.

Таким образом, родительская любовь выступает как часть воспитания, способствующая развитию человека как личности, полноценного члена общества, способного создать семью, как единицу той социальной общности, в которой он живет, этим поддерживая и развивая ее.

В научном знании существуют различные точки зрения на проблему сущности родительской любви. Исследователи рассматривают физический, эмоциональный, познавательный, действенный аспекты родительской любви.

182

Родительскую любовь характеризует чувственность родителя по отношению к ребенку.

Интенсивность отношений родительской любви, их глубина объясняются вовлечением родителя и ребенка в эти отношения, между ними наблюдается не только максимальный, всеобъемлющий психический контакт, но и физический контакт (Л.Я. Гозман, 2002; А. Лоуэн, 1989; Н.Н. Обозов, 2002).

Говоря о родительской любви, исследователи подчеркивают ее физический или чувственный аспект, в данном случае речь идет не о сексуальных чувствах, под чувственностью понимается возможность наслаждаться теплом и нежностью младенческой кожи, не испытывая при этом сексуального возбуждения (К.Е. Изард, 2000; Меллен, 1981).

Родительскую любовь характеризуют эмоциональные проявления. К.Е. Изард (2000) определяет сущность любви как паттерн эмоций и когнитивных процессов, то есть любовь включает в себя эмоциональный и мыслительный аспекты.

Важную роль в родительской любви играют эмоции: удовольствие — радость, возбуждение — интерес. Кроме этого, в ней представлены и негативные эмоции: печаль, злость, огорчение, разочарование и другие (М. Аргайл, 2002; К.Е. Изард, 2000; А.Н. Сиза-нов, 1989; Л.Б. Шнейдер, 2000).

Для родительской любви характерно познавательное содержание. Так как родительская любовь носит личностный характер, нельзя говорить о наличии любви по отношению к ребенку, не имея определенного объема знаний о нем, не оценив предварительно его индивидуальные качества. Любить значит знать. Знание является одной из сторон любви, оно не остается поверхностным, а проникает в самую суть. Родительская любовь — это деятельностное проникновение в ребенка, в котором родительская жажда познания утоляется путем соединения, в слиянии родитель познает ребенка и себя (К. Василев, 1982;Э. Фромм, 2002; Т. Шибутани, 1969).

В. Франкл (1990) говорит о когнитивной функции родительской любви, которая заключается в способности понять человека в его сути, конкретности, уникальности и неповторимости, понять его ценность и необходимость. Следовательно, любовь не ослепляет, а делает человека зрячим.

Любовь открывает уникальные возможности любимого человека и видит его во всей неповторимости.

183

Знание своих личностных особенностей, как родителя, личностных особенностей ребенка, преодолевает иллюзорные, иррационально искаженные образы себя и ребенка и родителя, и дает объективное знание. Любовь как деятельность направляется знанием.

Родительскую любовь характеризует наличие деятельностной озабоченности, заинтересованности в жизни и благополучии ребенка. Родительская любовь является действенной силой в родителе. Любить — значит, прежде всего, давать, а не получать. При этом, «давая» родитель проявляет свое могущество, ощущает свою силу, власть и богатство. Отдавать для родителя — само по себе радостно. Любить, значит заботиться, делать все, чтобы ребенку было хорошо и удобно, отвечать на его потребности ((М. Джеймс, 2002; А. Фромм, 1991; Э. Фромм, 2002).

Родительская любовь дана родителю в качестве переживания, которое связано с противоречивым эмоциональным отражением предмета, явления, внутреннего состояния (в данном случае с образом ребенка) и выступает как непосредственная данность.

Переживание представляет субъективное отражение мира, взятого в отношении к субъекту с точки зрения предоставляемых миром возможностей удовлетворения актуальных потребностей субъекта. Переживание представляет собой наряду с внешней практической деятельностью особый тип деятельностных процессов, которые специфицируются своим продуктом. Это внутренняя работа родителя, в результате которой ему открываются новые жизненные возможности, он начинает думать по-новому о себе как о родителе, о смысле родительской любви и своем ребенке.

Согласно концепции личности В.М. Бехтерева (1905) личность содержит в себе активное отношение к окружающему миру, основанное на переработке внешних воздействий. Таким образом, родительская любовь рассматривается в качестве отношения, основанного на переработке внешних воздействий, которое проявляется в ряде объективных явлений (действия, реакции, поступки) и является действенным способом выражения своих чувств (Л.

Я. Гозман, 2002; Н. Л. Карпова, 1998; Н. Н. Обозов, 2002; А. Фромм, 1991). [46,122,162] Согласно В. Н. Мясищеву (1995), этот подход помогает объединить объективное с субъективным, внешнее с внутренним [104].

184

Эмоциональное отношение родителя к ребенку квалифицируется как феномен родительской любви (Э. Фромм, 2003), причем в современной психологии четко разделяют эмоциональное отношение к ребенку матери и отца, выступающее как материнская или отцовская любовь.

Наряду с понятием родительской любви используется термин «принятие» (А. Я. Варга, А. И. Захаров, Д. И. Исаев, М. Сегелман), характеризующий аффективную окраску отношения родителя к ребенку и признание его самоценности. Эмоциональная близость (В.В. Столин) определяет аффективный знак отношения (симпатия-антипатия) и эмоциональную дистанцию между родителем и ребенком.

Родительская любовь определенным образом мотивирована. У каждого родителя выделяется доминирующий мотив любви к своему ребенку, который обусловливает ее смысл: от решения личностных проблем за счет ребенка и компенсации собственных недостатков до принятия ответственности за ребенка, продолжения себя в нем и самореализации.

Смысл родительской любви, с одной стороны, коренится в типах отношений, существующих между определенными фрагментами мира (родитель, ребенок), обладающими специфическими функциями и свойствами, а с другой стороны, коренится в субъекте, который сам испытывает потребность в таких взаимоотношениях с миром. Это отношение аффективно-интеллектуальное, отношение между тем, что человек делает и определенной формой осознанной или неосознанной потребности, намеренья, цели или чувства.

Как феномен, обладающий определенным смыслом, родительская любовь имеет две характеристики (Д.А. Леонтьева, 1999):

/. Контекстуальность — родительская любовь проявляется и развивается в определенном социальном контексте (ситуация дет-ско-родительских отношений), с одной стороны, влияет на эту ситуацию, с другой стороны, сама подвержена изменениям и трансформациям в ней.

2.

Интенциональность - целевая направленность родительской любви, то есть родительская любовь имеет свое направление - на Ребенка.

185

Согласно В.В. Налимову (1989), смыслы делают человека активным, психологически здоровым, но если они не обновляются в соответствии с меняющейся ситуацией, то они могут играть негативную роль — угнетать, подавлять, догматизировать человека. Исходя из этого, родительская любовь (в том случае, если она предполагает творчество, импровизацию, соответствующую меняющимся условиям детско-родительских отношений) она будет играть положительную роль, в противном случае, она будет выступать источником конфликтности в отношениях.

Рассматривая родительскую любовь как высшее чувство, мы признаем, вслед за П.Я. Гальпериным (1976) и другими исследователями, отсутствие инстинктов у человека и признаем как развитие, так и формируемость родительской любви. Родительская любовь относится к разряду высших чувств человека и формируется в социальном контексте прижизненно. Родительская любовь формируется в процессе совместной деятельности и общения с ребенком, в практике родительства. Как правило, любовь видоизменяется по мере взросления ребенка, родители учатся любви и на собственном родительском опыте. Эмпирические факты указывают на то, что родители по-разному любят своих детей разного пола и возраста.

Родительская любовь не является стабильным состоянием. На протяжении жизни родителя любовь может изменяться, преображаться, переходить из одного состояния в другое (Л.Я. Гозман, 2002). Родительская любовь имеет свою динамику, перемены, присущие родительской любви, неизбежны, так как в процессе жизни родителя изменяются его физиологические процессы и психологические переживания.

Мы полагаем, что родительская любовь как психическая реальность обладает способностью к развитию, которое, согласно взглядам Е.И. Исаева и В.И. Слободчикова (2000), включает ее становление, формирование и преобразование.

/. Становление — возникновение и рост родительской любви, переход от одного состояния к другому. Это единство уже осуществленного и потенциально возможного.

2. Формирование — оформление, совершенствование родительской любви. Это процесс ее изменения в ходе взаимодействия родителя с реальной действительностью (с ребенком), появление

186

социально-психологических новообразований и стереотипов в структуре родительской любви.

3. Преобразование — саморазвитие родительской любви. Преображение - кардинальное преодоление сложившегося режима родительской любви в соответствии с иерархией ценностей и смысла бытия родителя; акт творчества и импровизации.

Таким образом, мы рассматриваем родительскую любовь как чувство родителя к своему ребенку, транслируемое через отношение к нему, данное родителю в особого рода переживании кровного родства и продолжении себя в ребенке, ответственности за его судьбу и подверженное динамическим изменениям в процессе осуществления родительства.

Используя теорию отношений В.Н. Мясищева (1995), в родительской любви можно выделить следующие уровни развития [104]:

/. Перцептивный уровень. Характеризуется тем, что происходит нарастание роли дистантных контактов с ребенком, формируются «перцептивные крючки». Происходит сосредоточение первоначальных, положительных или отрицательных реакций на непосредственные внутренние (преимущественно для матери) и внешние (как для матери, так и для отца) контакты с ребенком. На основе этого происходит формирование психофизиологического взаимодействия между родителем и ребенком. В дальнейшем восприятие ребенка становится опытным источником отношений, в котором определяющим является эмоциональный компонент.

//. Эмоциональный уровень. Здесь повторные эмоционально положительные и отрицательные реакции вызываются условно. Инте-грируясь речевым аппаратом, они выливаются прежде всего в отношениях любви, привязанности, боязни, торможения, вражды [104]. Исходя из этого, родительская любовь представляет собой некоторую силу, потенциал, определяющий степень выраженности эмоции, степень напряжения желания или потребности. Здесь родительская любовь является энергетической силой развития как детско-родительских отношений, так и личности ребенка и родителя.

///. Личностный уровень. На данном уровне непосредственные внешние, ситуативные, конкретно-эмоциональные мотивы сменяются внутренними интеллектуально-волевыми. Данный уро-

187

вень включает позиции родителей, их ценностные ориентации. Здесь родительская любовь начинает регулироваться рациональным началом.

Считаем, что выделенные уровни развития родительской любви находятся в единстве. Перцептивный уровень выступает в качестве базиса родительской любви. Проявление и доминирование других уровней, в большей степени определяется ситуацией дет-ско-родительских отношений и развития ребенка, а также индивидуальными особенностями родителя и ребенка.

В психологии и педагогике выделяют типы родительской любви (А. С. Спиваковская, 1986; В. А. Сухомлинский, 1988).

А. С. Спиваковская (1986) описывает восемь типов родительской любви на основании выделения отношений, составляющих родительскую любовь, таких как симпатия-антипатия, уважение-пренебрежение, близость-дальность.

1. Действенная любовь (симпатия, уважение, близость). Для родителя характерно теплое эмоциональное отношение к ребенку. Родитель принимает его личность, поведение, уделяет внимание интересам ребенка, уважает его права и признает обязанности, оказывает помощь при разумной требовательности. Формула воспитания: «Хочу, чтобы мой ребенок был счастлив, и буду помогать ему в этом».

2. Отстраненная любовь (симпатия, уважение, но большая дистанция с ребенком). Для родителя характерна высокая оценка ребенка, его внешнего облика, его успехов, способностей. Мягкое общение с ребенком сочетается с недостаточным вниманием к его повседневным нуждам, с поверхностным знанием душевного мира. Внешнее любование ребенком сочетается с неумением помочь ему в его проблемах. Формула воспитания: «Смотрите, какой у меня прекрасный ребенок, жаль, что у меня не так много времени для общения с ним».

3. Действенная жалость (симпатия, близость, но отсутствие уважения). Для родителя характерно признание действительных, а иногда и мнимых отклонений в умственном или физическом развитии ребенка. В результате родитель приходит к идее об исключительности своего ребенка: «Мой ребенок не такой как все, он не так хорош». Родитель предоставляет ребенку особые привилегии,

188

излишне опекает. Родитель внимателен к ребенку, его интересы сосредоточены на нем, но он не доверяет ребенку, не верит в его способности и возможности. Формула воспитания: «Хотя мой ребенок недостаточно умен и физически развит, но все равно - это мой ребенок и я его люблю».

4. Снисходительное отстранение (симпатия, неуважение, большая межличностная дистанция). Для родителя характерно не вполне осознанное оправдание неблагоприятных черт поведения и личностных свойств ребенка, его беспомощности ссылкой на его болезненность, на плохую наследственность и иные причины. Неблагополучие ребенка, негласно, признается его правом. Родитель не вмешивается в дела ребенка, в его контакты со сверстниками и другими людьми, он недостаточно хорошо ориентируется в душевном мире ребенка. Формула воспитания: «Нельзя винить моего ребенка в том, что он недостаточно умен и физически развит».

5. Отвержение (антипатия, неуважение, большая межличностная дистанция). Для родителя характерны попытки уменьшения общения с ребенком. Он старается не замечать присутствия ребенка, становится холодно-неприступным при его приближении, совершенно отстраняется тогда, когда ребенок нуждается в поддержке и помощи. Формула воспитания: «Этот ребенок вызывает у меня неприятные чувства и нежелание иметь с ним дело».

6. Презрение (антипатия, неуважение, малая межличностная дистанция). Для родителя характерно игнорирование всего положительного, что есть в ребенке, его достижений. Родитель переживает свою связь с таким, как ему кажется, неудачным ребенком. Их общение наполнено понуканиями, назиданиями, одергиванием, требовательностью. Формула воспитания: «Я страдаю, мучаюсь оттого, что мой ребенок так неразвит, неумен, упрям, труслив и неприятен другим людям».

7. Преследование (антипатия, близость). Характерно присутствие твердой убежденности родителя в том, что его ребенок - законченный мерзавец и негодяй. Во всех поведенческих проявлениях ребенка родитель, постоянно, видит его «злую волю». Родитель пытается строгостью и жестким контролем переломить ребенка, выступает инициатором привлечения к воспитанию общественности, нередко склонен к вынесению излишне строгих

189

мер воздействия. Формула воспитания: «Мой ребенок негодяй, и я докажу это!».

8. Отказ (антипатия, уважение, большая межличностная дистанция) Характерно отстранение от проблем ребенка, но родитель как бы издали следит за ним, при этом признает силу, ценность некоторых личностных качеств ребенка. При обострении отношений такой родитель охотно прибегает к помощи общественности, стремится передоверить ребенка школе, другим воспитательным учреждениям, обращается к врачам. В поведении родителя просматривается неосознанный призыв к тому, чтобы его оградили от ребенка, от «этого чудовища». Формула воспитания: «Я не хочу иметь дела с этим негодяем».

В процессе развития ребенка, под воздействием изменений социальной ситуации изменяется и отношение родителя к ребенку, приобретая при этом черты того или иного типа родительской любви или их сочетания.

В.А. Сухомлинский (1988) выделяет разновидности уродливой родительской любви, это:

/. Любовь умиления. Это инстинктивная, неразумная любовь. Родитель радуется каждому шагу ребенка, не задумываясь, к каким последствиям он может привести. Любовь умиления «развращает» душу ребенка, так как он не знает меры своим желаниям. Ребенок не знает понятий «можно», «нельзя», «надо». В результате ребенок вырастает капризным, болезненным и эгоистичным.

2. Любовь деспотическая. Родитель постоянно упрекает ребенка, создавая при этом невыносимую обстановку. Все это родитель делает, как он говорит, только потому, что любит ребенка, желает ему добра, учит жить — чтобы был умнее и уважал родителей. Результат такой любви — у ребенка с малых лет извращается представление о добром начале в человеке, он перестает верить в человечность и ожесточается.

З.Любовь откупа. Родитель обеспечивает все материальные потребности ребенка, выполняя тем самым свой родительский долг. Такая родительская любовь измеряется материальными затратами. При этом ребенка окружает атмосфера духовной пустоты и убожества. Ему становятся недоступны тонкие человеческие чувства, прежде всего ласка, участливость, сострадание, милосер-

190

дие. В результате ребенок может вырасти эмоционально невежественным человеком.

Теоретический анализ показывает, что понятием «родительская любовь» обозначается сложная и многогранная психологическая реальность, которая охватывает родителей и детей, их отношения, личностные позиции, эмоции, установки и многое другое.

Родительская любовь дана родителю в качестве переживания и выступает как непосредственная данность. С другой стороны, родительская любовь рассматривается в качестве отношения, основанного на переработке внешних воздействий, которое проявляется в ряде объективных явлений (действия, реакции, поступки).

Сущность родительской любви составляют: чувственный, физический, физиологический; эмоциональный; мыслительный, познавательный, когнитивный; действенный, деятельностный аспекты.

Мы рассматриваем родительскую любовь как чувство родителя к своему ребенку, транслируемое через отношение к нему, данное родителю в особого рода переживании кровного родства и продолжении себя в ребенке, ответственности за его судьбу и подверженное динамическим изменениям в процессе осуществления роди-тельства.

Правомерно выделение природных, социальных и психологических детерминант ее развития.

1. Природные детерминанты развития родительской любви.

Поскольку родительская любовь, как любое психологическое образование, имеет уровневое строение, то согласно теории системного подхода, правомерно выделение ее базового уровня. К данному уровню мы относим природные детерминанты развития родительской любви: органические потребности (внутренние побуждения) родителя, телесный контакт и психофизиологическое взаимодействие.

Органические потребности (внутренние побуждения). А. Г. Асмо-лов (1990) относит к органическим побуждениям индивида, имеющим видотипический характер, побуждения голода, жажды, половое побуждение, выступающие как органические предпосылки осуществления деятельности.

191

В данном случае речь идет о половом побуждении и потребности в продолжение рода (побуждение женщины к зачатию, вынашиванию, рождению ребенка и заботе о нем; потребность мужчины в зачатии ребенка и заботе о жене и детях).

Телесный контакт и психофизиологическое взаимодействие между матерью и ребенком существует изначально с момента зачатия ребенка, определяясь пренатальным периодом его развития. Между отцом и ребенком они появляются с момента рождения. Телесный контакт (пространственная близость) становится основой для возникновения психофизиологического взаимодействия между родителем и ребенком, которое в последствии трансформируется в эмоционально-чувственные отношения между ними в постнатальный период.

Психофизиологическое взаимодействие между родителем и ребенком: проприоцептивные и перцептивные ощущения матери, синхронизация физиологического ритма матери и ребенка, взаимность, совместное изменение поведения, уравновешивание матери и младенца, настроенность друг на друга, кинестетическая, тактильная, слуховая и зрительная стимуляция активности ребенка родителями.

М. И. Лисина (1986) считает, что в период новорожденное™ общения детей с окружающими не происходит, ребенок находится на стадии нормального аутизма. Этот этап является этапом физической адаптации и формирования потребности в общении.

Во многих социально-психологических концепциях влияние новорожденного ребенка как биологического организма на взрослого недооценивается. Однако система «родитель-ребенок» является взаимосвязанной и включает в себя двух и более человек, отличающихся по степени зрелости, но не по способности влиять друг на друга.

С современной точки зрения младенцы рассматриваются как активные, от рождения организованные, ищущие стимуляцию, в первую очередь социальную, направленные на взаимодействие с наиболее близкими людьми и развивающиеся в процессе этого взаимодействия.

Среди явных сигналов готовности младенца к взаимодействию исследователи выделяют вокализации, улыбку, поворот головы в

192

сторону матери, взгляд в глаза, ровные циклические движения конечностей. Сигналами, свидетельствующими о потребности младенца прервать взаимодействие, считают сжатие губ, гримасу на лице, отвод взгляда, хмурость во взгляде; хныканье, икоту; соединение рук или поднесение их к голове (шее, горлу, уху), цепляние; напряженное вытягивание рук и ног.

Таким образом, младенец появляется на свет со значительными сенсорно-перцептивными и моторными способностями и обладает широким набором сигналов, необходимых для взаимодействия с близкими людьми.

Считается, что целью взаимодействия матери и ребенка является получение удовольствия или достижение некоторого аффективно- положительного уровня внимания и возбуждения. Это основные потребности, которые удовлетворяются в их взаимодействии и требуют постоянной взаимной регуляции поведения. От матери требуется частое изменение модальности, темпа, интенсивности для достижения оптимального уровня стимуляции и коррекции младенца. Мать подстраивает свое поведение под поведение младенца для адекватной стимуляции и тем самым поддержания необходимого уровня его возбуждения. При оптимальном взаимодействии аффективное поведение и физиологический ритм матери и младенца синхронизируются.

Однако удовлетворение потребности ребенка в положительных эмоциях и поддержании оптимального уровня возбуждения требует разной деятельности пре- и постнатально. Постоянство и общая интенсивность внутриутробной слуховой, тактильной, вестибулярной и проприоцептивной стимуляции несравнима с тем, что имеет ребенок после рождения.

Как указывает Г. Г. Филиппова (1999), несмотря на то, что уже пренатально у ребенка формируются потребностные состояния, после рождения условия изменяются так, что собственных возможностей их удовлетворения он не имеет, а может это сделать только с помощью взрослого. Этот этап развития заканчивается тем, что ребенок начинает воспринимать мать как объект, участвующий в удовлетворении его потребностей [170].

Согласно теории привязанности Дж. Боулби и М. Аинсворт (1958,1991), наличие фигуры привязанности в лице матери исензи-

193

тивности матери к сигналам младенца создают безопасную основу для последующего исследовательского поведения ребенка.

Целью поведения привязанности является уменьшение неприятных ощущений посредством взаимодействия с фигурой привязанности. Фигура привязанности лучше утешает и успокаивает ребенка, в ее присутствии ребенок испытывает меньше страха и тому подобное.

Ключевым моментом в сенситивном взаимодействии с ребенком является способность родителя действовать в гармонии с сигналами и поведением ребенка. В связи с этим изменяется поведение матери.

Представитель поведенческой психологии Дж. Гевирц (1968) считает, что в качестве безусловных положительных подкреплений, помимо стимулов, удовлетворяющих органические потребности ребенка (в пище, воде, устранении неблагоприятной стимуляции — холода, влаги), могут выступать кинестетические стимулы, включающие контакт кожей и тепло; изменение среды в направлении новизны, сложности и разнообразия; тактильные, слуховые, зрительные и ольфакторные стимулы. В свете выдвинутых положений взаимодействие матери и ребенка есть набор стимулов, реакций и подкреплений. Такой стимуляционный комплекс, как любовь (внимание, материнская ласка и привязанность) приобретает свое значение лишь в процессе научения, а младенец не имеет врожденной потребности в любви и родительской заботе. Чувство материнской любви возникает в процессе заботы и ухода за малышом, разнообразные реакции малыша — улыбка, смех, вокализация - могут быть сильными подкрепляющими стимулами для родителей, вступающих с ним во взаимосвязь. Реакции плача младенца дискомфортны для взрослых вообще.

Р. Сире (1957) полагает, что с первых дней жизни оперантное поведение ребенка ограничивается в основном сосанием, ощупывающими движениями рта, рефлексами схватывания и сжимания, позами, которые помогают взрослому брать ребенка на руки и перемещать его. Постепенно репертуар поведения ребенка расширяется.

Оперантное поведение матери направлено на достижение целого комплекса целей, связанных с уходом за ребенком. Кормле-

194

ние и купание, смазывание и согревание, прижимание к себе ребенка, ласки, прислушивание, восприятие его запаха и даже вкуса, ощущение прикосновений - таков далеко не полный перечень действий матери по отношению к ребенку.

В литературе используется ряд терминов для характеристики положительного взаимодействия между матерью и младенцем: синхронность, взаимность, совместное изменение поведения, уравновешивание матери и младенца, настроенность друг на друга. Цикличность, ритмичность и периодичность выделяются как основные характеристики поведения младенца, требующие изменения и подстраивания со стороны матери. Таким образом, взаимодействие матери и младенца представляет собой сложный процесс взаимной адаптации и синхронизации.

Природные детерминанты формирования родительской любви не являются абсолютным императивом. Они выступают как органические предпосылки реализации родительской любви и составляют физиологическую основу ее формирования.

Дискуссии вокруг теории инстинктов закончились тем, что само понятие «инстинкт» применительно к человеку стало употребляться реже. Появились новые понятия для описания поведения человека, такие как потребность, рефлекс, влечение, драйв и другие.

Современные отечественные психологи, ссылаясь на анализ фактов социального сиротства, придерживаются отрицательного мнения в отношении вопроса о роли инстинктов в развитии родительской любви (И. В.Дубровина, И. С. Кон, И. В. Равич-Щербо). Однако, с точки зрения системного подхода, нельзя полностью отрицать влияние органических побуждений на способы осуществления поведения человека, в данном случае родителя.

Другая точка зрения на проблему развития родительской любви свидетельствует о том, что природных законов, заставляющих человека иметь и любить детей не существует.

Иначе, если бы природный механизм действовал безотказно и постоянно, то каждое зачатие заканчивалось бы сохранением беременности, вынашиванием и рождением ребенка. Кроме этого, родительская любовь у разных родителей может значительно различаться, существуют случаи открытого террора родителей по

195

отношению к своим детям (насилие, избиения, детоубийства), детские дома переполнены детьми-отказниками. Следовательно, ставится под сомнение тот факт, что родительская любовь детерминирована исключительно природными причинами. Помимо природных, существуют социальные и психологические детерминанты, обуславливающие ее развитие.

2. Социальные детерминанты развития родительской любви. Не смотря на большую значимость природных детерминант, феномен родительской любви является результатом длительного исторического развития.

И.С. Кон (1987) отмечает, что как ни существенны филогенетические предпосылки родительства, биология не объясняет специфику родительского поведения, его мотивации и институцио-нализации у человека. Сравнительно-исторические данные убедительно показывают, что современные житейские представления на этот счет не являются универсальными и родительская любовь - продукт длительного и весьма противоречивого исторического развития. Родительские чувства отличаются большой пластичностью. Они гораздо сильнее зависят от воспитания, чем от истинного предрасположения. Так, сила эмоциональной привязанности матери к ребенку зависит от того, был ли этот ребенок желанным или нет, насколько тесным и длительным является контакт с новорожденным; чем раньше и продолжительнее этот контакт, тем сильнее материнское чувство, когда инстинкт подкрепляется опытом и привычкой. Это также верно и по отношению к отцам [75].

Что стимулировало людей рожать и выращивать детей? В отечественной науке этот вопрос интенсивнее всего обсуждают демографы (А. И. Антонов, 1980; В. А. Борисов, 1976; А. Г. Вишневский, 1982; Л. Е.Дарский, 1979 и другие), причем широкое распространение приобрела идея о наличии у человека специфической «потребности в родительстве», «в отцовстве», «в материнстве» или просто «потребности в детях».

Но каково содержание этой потребности? С одной стороны, подчеркиваются рационально-экономические причины: дети были экономически полезны, так как сыновья становились работниками, а за дочерей взимался выкуп (калым).

196

С другой стороны, выдвигаются психологические мотивы. Потребность в детях является социально-психологическим свойством социализированного индивида, проявляющимся в том, что без наличия детей и подобающего их числа индивид испытывает затруднения как личность. Дети нужны для удовлетворения потребности иметь объект альтруистической заботы и опеки, потребности в ощущении собственной необходимости и полезности для любви и заботы.

Человек как социальное, общественное существо по своей природе имеет своеобразную форму ориентировки — направленность на психический облик другого человека. Потребность «ориентиров» в эмоциональном настрое или «перцептивных крючков» (М. Р. Битянова, 2001) является необходимой основой эмоционального контакта. Под «перцептивными крючками» понимаем признаки, с помощью которых в той или иной культуре традиционно транслируются психологические свойства и состояния. При их использовании совершается двухсторонний эмоциональный контакт, в котором человек чувствует, что сам является предметом заинтересованности, что другие созвучны с его собственными чувствами. А.С. Спиваковская (2000) считает, что потребность в таком созвучном эмоциональном контакте испытывает каждый здоровый человек независимо от возраста, образования и ценностных ориентации [158].

Без учета культурно-символической стороны невозможно понять, как объективные потребности социума в определенном уровне рождаемости и воспроизводстве половозрастной структуры населения претворяются в мотивационные силы индивидуального поведения. Тот тип родительской любви, который считается универсальным, на самом деле продукт весьма специфических исторических условий. Родительское отношение к детям связано с общими ориентациями культуры и собственным прошлым опытом родителей [80].

К социальным детерминантам формирования родительской любви относим социокультурное развитие общества, социальное и жизненное пространство личности родителя, опыт родительской любви, приобретенный человеком в процессе взаимодействия с собственными родителями.

197

Социокультурное развитие общества. Формирование родительской любви является результатом «окультуривания» общества и отдельно взятого человека.

Социализация как одна из форм «окультуривания» — аккумулирование личностью в процессе жизни и деятельности опыта социального развития и поведения, накопленного человечеством и передаваемого через посредство воспитания и обучения, ролевого освоения окружающего мира и общества [73].

Культура — система духовных форм обеспечения жизнедеятельности и социализации людей. Она охватывает все стороны жизни человека — биологическую (еда, сон, отдых, половой акт, естественные отправления нужды в чем-либо), производственную (создание средств материального жизнеобеспечения - орудий труда, пищи, одежды, жилища), духовную (язык, речевая деятельность, мировоззрение, этическая деятельность), социальную (коммуникация, социальные отношения) [80].

Социокультурные традиции развиваются согласно своим законам и определяют «культурное» содержание родительской любви, обуславливающее поведенческие, социально приемлемые стереотипы ее проявления. Понятие «родительская любовь» эволюционирует, наполняясь в каждый исторический период в разных обществах и культурах качественно различным содержанием. Таким образом, социокультурное содержание в самых существенных чертах находит свое отражение и определяет родительскую любовь, при этом сказывается влияние всего уклада данной общественно - исторической формации.

Каждая культура порождает определенную модель родительской любви, включающую в себя элементы: мать, отец, их проявление любви по отношению к своему ребенку. Эта модель предполагает распределение родительской любви между матерью и отцом, ее выражение посредством соответствующих способов, которые являются социально приемлемыми и одобряемыми. Определенная модель родительской любви является продуктом исторических условий. Она характеризуется социальными, историческими и межкультуральными особенностями. Эти особенности обуславливают потребности социума, которые воплощаются в мотивах индивидуального поведения конкретного родителя [74].

198

Л. Демоз (2000) выделяет шесть трансформаций по отношению к детству, которые, как мы считаем, могут выступать в качестве моделей родительской любви на различных социокультурных этапах развития общества [цит. по 74].

/. Инфатицидный стиль (с древности до IV в. н.э.). Характеризуется массовыми детоубийствами и насилием над детьми.

2. Бросающий стиль (IV-XIII в. н.э.). Характеризуется тем, что ребенок остается объектом агрессии. Родители стремятся сбыть его с рук в монастырь, кормилице или в чужую семью, либо держат угнетенным в собственном доме.

3. Амбивалентный стиль (XIV-XVII в. н.э.). Характеризуется тем, что ребенок не является отдельной духовной личностью и полноправным членом семьи. Не смотря на то, что ему дозволено войти в эмоциональную жизнь родителей, он получает отказ в индивидуальности и самостоятельности. В воспитании преобладает «лепка» характера, при сопротивлении неподдающийся такой «лепке» ребенок подвергается избиениям.

4. Навязчивый стиль (XVIII в. н.э.). Характеризуется тем, что ребенок становится ближе к родителям, его поведение, внутренний мир, мысли, воля и чувства контролируются ими. При этом усиливается конфликт отцов и детей.

5. Социализирующий стиль (XIX - середина XX вв.). Характеризуется тем, что ребенок становится объектом воспитания и научения, основные усилия родителей направлены на тренировку воли и подготовку ребенка к самостоятельной жизни.

6. Помогающий стиль (с середины XX в. по настоящее время). Характеризуется тем, что родители стремятся обеспечить индивидуальное развитие ребенку, преобладает сочувствие и эмоциональный контакт. Так как предполагается, что ребенок лучше, чем родители, знает, что ему нужно на каждом жизненном этапе.

Таким образом, в ходе социальной эволюции общества, эволюционирует и культурное содержание родительской любви, определяющее стиль детско-родительских отношений, начиная от насилия и детоубийств в древних общностях и заканчивая обеспечением защищенности ребенка и его личностной свободы на современном этапе.

199

Социокультурное развитие общества определяет социальное и жизненное пространство личности родителя, в котором реализуется родительская любовь.

Жизненное пространство личности родителя (С. К. Нартова-Бо-чавер, 2002) — это единство психосоциофизического пространства человека (родителя), с которым он себя отождествляет, которое он воспринимает как необходимую предпосылку своего сущностного выражения, отличающую его от других людей, обладающую субъективной ценностью и охраняемую физическими и психологическими средствами [95].

Операционально жизненное пространство родителя может быть представлено как состоящее из пространства, которое он может контролировать; вещей, принадлежащих ему; членов семьи; привычек и вкусов, которыми он дорожит; мироотношения, которое он защищает; супружеских отношений; психологического климата.

Социальное пространство, в котором реализуется родительская любовь — это условия развития и бытия человека, которые вводят его в сферу прав и обязанностей (В. С. Мухина, 2002). В качестве таких условий выступают место, где протекает жизнь человека; стиль и содержание общения в контексте культуры, к которой принадлежит человек; внутренняя позиция самого человека по отношению к истории своего этноса, к культуре как к целостному, исторически обусловленному явлению [102, с. 19].

Опыт родительской любви, приобретаемый человеком в процессе взаимодействия с собственными родителями. Для того, чтобы испытать чувство родительской любви, необходима способность любить, развитие которой должно происходить с детства (Д.В. Винникот, 1995; Ф. Хорват, 1982). В психоаналитических теориях (А. Адлер, 3. Фрейд, К. Хорни, К. Юнг) родительское поведение связано с детским опытом. Эмоциональное содержание детства родителя оказывает влияние на его отношение к своим детям. Таким образом, в последующей жизни проявляется «драма раннего детства». Критический момент «драмы раннего детства» наступает при возникновении «Эдипова комплекса» у мальчиков и «комплекса Электры» у девочек. В этот момент ребенок испытывает противоречивые чувства по отношению к родителям. Пере-

200

живания ребенка вытесняются из сознания в область бессознательного и продолжают оказывать влияние на поведение и жизнь человека (3. Фрейд, 1989). В последующем, когда человек сам становится родителем, вытесненные переживания детства усиливаются, определяя при этом стиль его отношения к своему ребенку и особенности взаимодействия с ним [46,133].

По мнению А.С. Спиваковской (2000) в основе представлений о том, что социальный опыт оказывает значительное воздействие на родительскую любовь лежит противопоставление мира ребенка враждебному миру взрослых. Развиваясь, ребенок демонстрирует реакции, защищающие его от травмирующего родительского воздействия. В качестве таких поведенческих реакций могут выступать отказ, оппозиция, имитация, отрицательная имитация, компенсация, гиперкомпенсация (Р. М. Грановская, 2000; В.В. Ковалев, 1985; А. Е. Личко, 1983; И. М. Никольская, 2000), а также подростковые поведенческие реакции: группирование со сверстниками, эмансипация, увлечение - хобби реакция (А. Е. Личко, 1983), реакции демобилизации, пессимизма, отрицательного баланса, дезорганизации, эмоционального дисбаланса (А. Г. Амбрумова, 1985).

В последствии данные реакции закрепляются, образуя стереотипы поведения — «стилевые защитные автоматизмы», которые понимаются как постоянная на длительных отрезках времени и индивидуально очерченная у каждого человека система внешних и внутренних «психотехнических действий», нацеленных на «снятие» конфликта в сфере самосознания для обеспечения позитивного отношения к своему «Я» (В.В. Николаева, 1995; Е. Т. Соколова, 1995), [цит. по 101].

Способность к родительской любви рассматривается как социальная потребность, формирующаяся в ходе приобщения человека к различным формам любви, предлагаемым обществом.

Считаем, опираясь на концепцию «персонализаци» (А. В. Петровский, 1984) где личность выступает как идеальная представ-ленность в других людях, как ее «инобытие» в них, «продолжение себя в другом», что родитель представляет свою личность, а также и свою родительскую любовь в личности ребенка. При этом происходят личностные преобразования и родителя, и ребенка [134].

Следовательно, характер любви, транслируемой родителем,

201

в значительной степени зависит от того, что он мог наблюдать и переживать в поведении со стороны своих родителей. Детские впечатления человека находят свое проявление тогда, когда он сам становится родителем. Таким образом, родитель, адресуя свою любовь ребенку, учит его любви к собственным детям. В этом проявляется так называемое социальное научение родительской любви посредством демонстрации ее модели родителями.

Рассматривая процесс формирования опыта родительской любви, используя позицию Г. П. Предвечного (1989), отметим, что он состоит из трех этапов:

1) превращение внешнего воздействия со стороны родителя в факт сознания ребенка — интериоризация опыта;

2) аккумуляция и сохранение превращенного внешнего воздействия в сознании ребенка;

3) превращение опыта родительской любви в действие (в момент собственного становления родителем) — экстериоризация опыта.

Следовательно, опыт родительской любви — это итоговая совокупность фиксированных внешних воздействий родителей, преломленных через призму внутреннего мира ребенка.

3. Психологические детерминанты развития родительской любви. К психологическим детерминантам относятся личностные особенности родителя, способствующие возникновению и проявлению родительской любви (положительное отношение к себе: самооценка, самопринятие; темперамент; экстраверсия; характер; нравственность; объективность; вера; плодотворность личности во многих жизненных сферах и другие).

Положительное отношение к себе является необходимым условием положительного отношения к другим людям (к своему ребенку). Это основа, на которой строится отношение к другим людям (Ю.Е. Алешина, 1982; Л.Я. Гозман, 1982; К. Роджерс, 1954; В. А. Сысенко, 2002; Э, Фромм, 2002; К. Хорни, 1943), [цит. по 136].

Согласно позиции К. Роджерса (1954), отношение к себе подразделяется на самооценку (оценка себя как носителя определенных свойств и достоинств) и самопринятие (принятие себя как уникальной индивидуальности, обладающей не только достоинствами, но и недостатками). Высокий уровень принятия себя об-

202

уславливает положительное отношение к другим.

Темперамент, характер и нравственность создают ткань для любовного чувства (Ю. Б. Рюриков, 2002). Темперамент передается по наследству и включает в себя ряд характеристик:

1. Общая психическая активность включает двигательную активность: темп, ритм, скорость, интенсивность, пластичность, выносливость и другие (В. М. Русалов, 1985).

2. Эмоциональность человека - богатство и разнообразие аффектов и настроений человека: впечатлительность, импульсивность, эмоциональная возбудимость, лабильность, доминирование одного из ведущих настроений радости, гнева, страха или печали (В.Д. Небылицын, 1985). В характеристиках эмоциональности отражаются, прежде всего, свойства психики, обобщенные под влиянием природных особенностей человека (факторы гармональной и телесной сферы, свойства нервной, лимбической системы и так далее). Эти свойства психики в обобщенной форме выражают отношение человека к себе, другим людям, предметному миру [цит. по 136].

У флегматика не бывает романтического полыхания страсти, такого как у холерика, зато его любовь длиннее и надежнее. Любовь меланхолика содержит тонкость полутонов. Любовь сангвиника яркая и жизнерадостная.

У интровертов сильнее психологические слои любви, у экстравертов — физические. У бивертов они уравновешенны. Но многое зависит от духовного уровня (Ю. Б. Рюриков, 2002).

Темперамент проявляется в сфере взаимоотношений родителя и ребенка, окрашивая различные поведенческие акты родителя, в том числе и проявление родительской любви, создавая тот или иной стиль взаимоотношений. Склад любовных чувств зависит от склада нравственности, от я-центризма, альтруизма или эгоаль-труизма человека (Ю. Б. Рюриков, 2002), [цит. по 136].

Экстраверсия коррелирует с положительным эмоциональным состоянием и удовлетворенностью. Если экстраверсию условно поделить на компоненты — общительность и импульсивность, то можно прийти к выводу о том, что компонентом, определяющим счастье человека, является общительность. Люди, предрасположенные к экстраверсии, в течении жизни чаще вовлекаются

203

в благоприятные ситуации и события в сфере взаимоотношений (М. Аргайл, 2002), [цит. по 123].

Таким образом, родитель, обладающий данным качеством (экстраверсия), может более легко продемонстрировать свою любовь по отношению к ребенку, чем родитель, не обладающий данным качеством.

Объективность. Важным качеством для развития способности любить является объективность, как главное условие преодоления нарциссизма и развития способности видеть людей и вещи такими, какие они есть. Важно уметь отделять эту объективную картину от той, которая складывается под влиянием собственных страхов и желаний [174].

Вера в человека также способствует развитию родительской любви. Верить в другого, значит быть уверенным в его надежности и неизменности его главных установок, сути его личности и любви (Э.Фромм, 2002), [174].

Плодотворность личности во многих сферах жизни. Способность любить требует энергии, высокой жизнеспособности, которые могут возникать в результате плодотворной и активной ориентации личности во многих других сферах жизни. Если человек не является плодотворной личностью в других сферах, он не будет плодотворным в любви [174].

Таким образом, сводить целостное человеческое существо к абстракции тела, значит игнорировать в человеке то, чем он отличается от животного. Поведение животного полностью определяется инстинктами, поэтому в животном мире нет ни целомудрия, ни разврата. Явление любви принадлежит достижениям человека, так как его жизнь регулируется нормами морали. Человек - существо социальное, духовное. Тело — предпосылка человеческого бытия, а не само бытие. Тело является инструментом духа. Посредством тех или иных телесных проявлений человек реализует свою моральную и духовную сущность. Кроме того, каждый человек имеет присущие только ему индивидуальные психологические особенности.

Полноценный анализ феномена родительской любви невозможен без исследования ее ипостасей, в качестве которых выступают любовь матери и отца (табл. 30).

204

205

В процессе культурно-исторического развития человека, его ан-тропосоциогенеза любовь к своим детям осваивается при доминирующей роли матери. Любовь матери - первая и наиболее значимая для ребенка сторона родительской любви. Материнская любовь приоб-

206

ретает наиболее важное значение на начальном этапе жизни ребенка, этот период является наиболее сенситивным для формирования базовых основ личности, отношения к миру и к самому себе. Материнская любовь жизненно необходима ребенку (А. Адлер, 1999; Р. Берне, 1986; Дж. Боулби, 1991; Д. Винникот, 1998; К. Е. Йзард' 2000; В. А. Рамих, 1997; 3. Фрейд, 1989; Э. Эриксон, 1996),.

Материнская любовь, преданное отношение матери к ребенку, постоянная забота, ее слова, мимика, жесты, весь комплекс эмоциональных проявлений вызывают даже в самом маленьком ребенке позитивные ответные реакции, перерастающие со временем в прочные духовные связи с матерью и другими людьми. Материнская любовь отражается в дальнейшем в эмоциональном богатстве ребенка, уравновешенности, способности к привязанностям (А. Я. Варга, 1986), [45].

Материнская любовь обеспечивает идентификацию как механизм развития личности, в процессе которой происходит эмоциональное и иное самоотождествление ребенка с матерью, а позднее с группой, образом.

В. С. Мухина (1985) различает два вида идентификации: /. Интериоризационная идентификация — обеспечивает «присвоение» и «вчувствование» в другого.

2. Экстрариоризационная идентификация — обеспечивает перенос своих чувств и мотивов на другого.

В процессе идентификации отношений между матерью и младенцем у ребенка начинает вырабатываться паралингвистическая знаковая система. Новорожденный ребенок современного человека сохранил этологические признаки лица, которые обусловливают возникновение защитных форм поведения у его матери. Кроме этого, у младенца очень быстро вырабатывается паралингвистическая знаковая система (мимика, особенно улыбки, жесты, восклицания и так далее) [101]. Такие образования формируются на врожденной основе через присвоение ребенком идентифицирующего поведения взрослого. Так, уже в первые недели жизни ребенок способен подражать некоторым мимическим действиям, которые ему демонстрируют. С первых недель появления на свет ребенка учат эмоционально-выразительному отождествлению с другим человеком.

207

Эта элементарная знаковая система, которой овладевает ребенок, стимулирует определенные реакции у матери - она начинает пользоваться детской мимикой и жестами для общения с ребенком. Мать и младенец отождествляют средства общения и достигают определенной степени идентификации. Ребенок сам начинает побуждать мать на улыбки и воспроизведение его жестов. Здесь мы наблюдаем отношения развивающейся взаимной идентификации, которая обеспечивает формирование у ребенка базального чувства доверия сначала к матери, а позднее и к миру взрослых в целом (К. Хорни, 2001).

Таким образом, мать выступает в качестве посредника, соединяющего ребенка с окружающим миром, именно она подготавливает предпосылки для эмоциональной связи с ним. Мать посредством любви способствует возникновению у ребенка чувства доверия к миру, что необходимо для его нормального психического развития и является основой для формирования отношения к окружающим людям.

Мать способствует развитию у ребенка «социального интереса» (А. Адлер, 1999). Мать, контакт с которой является первым в жизни ребенка, оказывает на него наибольшее влияние, прилагает огромные усилия к развитию социального интереса, который возникает в их отношениях. Задача матери состоит в воспитании у ребенка чувства сотрудничества, стремления к установлению взаимосвязей и товарищеских отношений. В идеале истинная материнская любовь - это любовь, сосредоточенная на благополучии ребенка, а не на собственном материнском тщеславии. Эта здоровая любовь проистекает из настоящей заботы о людях и дает возможность матери воспитывать у своего ребенка социальный интерес. Выраженность социального интереса оказывается удобным критерием оценки психологического здоровья личности.

Согласно взглядам Ф. Хорвата (1982), материнская любовь воспитывает чуткость, внимание к людям, умение сострадать и помогать им, быть надежным и верным человеком. Воспитать у детей такие качества может только отношение матери к своим детям и окружающим людям. Благодаря материнской любви, в ребенке развивается способность любить, появляются истоки альтруизма, позитивных духовных наклонностей [178],

208

Депривация материнской любви негативно влияет на умственное, физическое, эмоциональное и социокультурное развитие ребенка. Детей, лишенных материнской любви, отличает эмоциональная холодность и собственная неспособность к любви и привязанности (Р. Берне, 1986; Дж. Боулби, 1991; 3. Фрейд, 1989; Э. Эриксон, 1996).

В психологии исследования материнской любви ведутся в русле двух направлений. К первому относятся исследования, связанные с изучением роли матери в развитии личности ребенка (Дж. Боулби, 1991; 3. Фрейд, 1989; К. Хорни, 1967; Э. Эриксон, 1996). Для второго направления характерным является изучение материнской любви в связи с нарушением психического развития ребенка (Д. Винникот, 1998; А.Фрейд, 1993).

В отечественной психологии в рамках второго направления изучаются детско-родительское взаимодействие и материнское отношение к ребенку (А. С. Спиваковская, 2000; Э. Г. Эйдемиллер, 1999), [141,172].

Согласно Э. Фромму (2001) специфика материнской любви заключается в ее безусловном характере. Каждый человек испытывает потребность в безусловной материнской любви. Мать любит своего ребенка здорового и больного, успешного и неуспешного, красивого и некрасивого, талантливого и бесталанного. Мать всегда поймет его страдания. Мать любит своего ребенка не потому, что он выполнил социальное условие или оправдал надежды, а потому что это ее дитя. Заслуженная любовь вызывает сомнения и страх того, что она может исчезнуть; она оставляет чувство, что тебя любят не таким, какой ты есть, а только за то, что ты угождаешь.

Отсутствие материнской любви, либо ее депривация имеет негативные последствия для1 личностного развития ребенка, нарушается умственное, физическое, эмоциональное и социокультурное развитие. Детей, лишенных материнской любви, отличает эмоциональная холодность и собственная неспособность к любви и привязанности (Р. Берне, 1986; Дж. Боулби, 1991; 3. Фрейд, 1989; Э. Эриксон, 1996 и др.).

Материалы медицины, психологии и социологии позволяют предположить, что развитие материнской любви проходит несколько этапов:

209

1) готовность любить. Данный этап может наступить в достаточно юном возрасте. Условием готовности к материнской любви может выступать физическая и психическая зрелость. Немаловажное значение имеет и окрашенное родительской любовью детство будущей матери;

2) любовь — ожидание. Данное чувство возникает с того момента, когда рождение ребенка становится запланированным. Этап включает надежды, связанные с зачатием ребенка и его образом (ожидания), и длится в течение практически всего срока беременности;

3) предродовая ригидность. Снижение уровня положительной эмоциональной окрашенности материнского чувства происходит вследствие физического и психического истощения организма роженицы (схватки, нарастающее чувство беспокойства, желание приблизить момент рождения ребенка либо острая потребность его отдаления, связанная со страхом, и т. д.);

4) лимеренция. Эмоционально окрашенное послеродовое со стояние «наполненности» и удовлетворения, связанное с ощуще нием «разрешения» (рождения ребенка) и впечатлением от первых кормлений грудью;

5) сформированность родительского чувства. Этап характеризуется выбором матерью специфических форм проявления родительской любви.

Вторая составляющая родительской любви — это любовь отца. Еще непоявившийся, ожидаемый или новорожденный ребенок уже дает отцу возможность почувствовать наличие отцовского инстинкта, ощутить себя защитником, продемонстрировать родительскую любовь и привязанность. Любви отца принадлежит значительная роль в развитии личности ребенка независимо от пола и возраста.

Так, психологические исследования показывают, что эмоциональная близость с отцом положительно отражается на ребенке. В серии исследований мальчиков в возрасте от 6 до 11 лет, которых растили отцы, сравнивали с мальчиками, живущими с матерями, и детьми из полных семей. Мальчики, которые жили с отцами, проявляли лучшую адаптацию в различных жизненных ситуациях по сравнению с мальчиками, воспитывающимися только матерями (И. С. Кон, 1987; В. А. Рамих, 1997; Л. Б. Шнейдер, 2000).

210

Специфика отцовской любви заключается в том, что она учит сына и дочь тому, как может проявлять любовь мужчина к детям, к жене и к окружающим. В любви отца обычно доминирует поведенческий компонент (обеспечение, помощь, защита, научение). Любовь отца, как правило, необходимо воспитывать.

Отцовская любовь со временем становится более эмоционально насыщенной. В зрелом возрасте (36 — 58 лет) авторитетная дистанция между родителем и ребенком сохраняется, однако чувство любви носит более снисходительный характер и характеризуется более широкой гаммой эмоциональных и поведенческих проявлений позитивной направленности (Табл. 31).

Таблица 31

Динамика содержания представлений родительской любви у мужчин в зависимости от возраста Возраст Положительное отрицательное Должное - необязательное Теплое - холодное Простое -сложное Предлагаемое -отвергаемое Достижимое-неосуществимое 20 - 35 лет 8,3 3,0 5,8 6,0 7,1 7,0 36 - 58 лет 6,7 2,5 2,5 4,0 6,1 7,0 Учитывая особенности отцовской любви, мы полагаем, что данное чувство в своем развитии проходит некоторые этапы:

1) готовность любить. Для формирования готовности любить своих детей основную роль играют переживания детства, особенности родительских позиций в семье отца. Готовность к подобным чувствам у мужчин возникает гораздо позднее, чем у женщин, и не определяется физиологическим созреванием;

2) любовь — ожидание. Включает ожидания, связанные с зачатием ребенка, с образом будущего ребенка. Продолжается этот этап до того момента, когда отец впервые увидит своего отпрыска. Для того чтобы мужчина полюбил своего ребенка еще до рождения, он должен наполниться состоянием ожидания;

211

3) послеродовая ригидность. Возникает как результат отсутствия ощущения тесной взаимосвязи с ребенком. Взаимодействие с младенцем на первых порах ограничивается удовлетворением его физиологических потребностей, которым, как правило, занимается мать. Так как забота о потомстве не заложена в инстинктах отца, подчас в возне вокруг младенца ему видится нечто неприличное. В связи с этим часто время, проведенное с младенцем, отцы считают потраченным зря. Им нужны достижения ребенка, чтобы появился повод любить, а до этого все отношения к ребенку порой сводится к элементарному самовнушению: «Ты должен любить его! Это же твой ребенок!»;

4) заинтересованное наблюдение. Когда с младенцем становится возможным играть и общаться, отцовское чувство становится более эмоционально окрашенным. Маленькие достижения ребенка (первая улыбка, хватательный рефлекс и т. д.) значительно обогащают эмоциональную сферу отца положительными переживаниями;

5) заинтересованное сотрудничество. Характеризуется выбором формы проявления отцовской любви. Достаточно часто на данном этапе взаимодействие между отцом и ребенком проявляется именно в форме «заинтересованного сотрудничества». Если материнская любовь необходима ребенку для получения сострадания (безусловность чувства), то отцовская любовь дает ребенку пример для подражания или совет. Когда ребенок начинает активно познавать окружающий мир, для него становится необходимым чтобы отец находился рядом. Отцовская любовь на данном этапе становится зрелым и богатым чувством, так как удовлетворяет ведущую потребность мужчин: «учить, передавать себя». Когда повзрослевший ребенок отделяется от семьи, становится самостоятельным, отцовская любовь видоизменяется, но форма ее проявления остается такой же. В этих условиях отцовская любовь носит дружественный характер.

Любовь отца также является неотъемлемой частью жизни ребенка. Еще не появившийся, ожидаемый или новорожденный ребенок уже дает отцу возможность ощутить себя защитником и продемонстрировать родительскую любовь.

Психологические исследования показывают, что при сравнении детей выросших с отцами и без них обнаружено, что вырос -

212

шие без отцов дети, часто имеют пониженный уровень притязаний, повышенный уровень тревожности, у них чаще встречаются невротические симптомы. Отсутствие отца отрицательно сказывается на учебе и самоуважении детей. Дети «холодных» отцов чаще бывают застенчивы, тревожны, их поведение более антисоциально. Напротив, эмоциональная близость с отцом положительно отражается на ребенке. В серии исследований мальчиков в возрасте от 6 до 11 лет, которых растили отцы, сравнивали с мальчиками, живущими с матерями, и с детьми из полных семей. Мальчики, которые жили с отцами, проявляли лучшую адаптацию в различных жизненных ситуациях по сравнению с мальчиками, воспитывающимися только матерями (И. С. Кон, 1987; В. А. Рамих, 1997; Л. Б. Шнейдер, 2000) [75, 138,191].

Отцовская любовь оказывает влияние на качество развития личности ребенка. Любовь отца дает ребенку ощущение особого эмоционально-психологического благополучия, которое не может в полной мере обеспечить одинокая женщина-мать. Любовь отца учит и сына и дочь тому, как может мужчина проявлять любовь к детям, к жене и к окружающим его людям.

Любовь отца обусловлена преимущественно социальными причинами (культуральные особенности, социальные нормы, существующие в данном обществе и другие). Любовь отца носит обусловленный характер: она может быть заслужена или временно утеряна — в этом проявляется такие качества отцовской любви, как разумность и рациональность.

Э. Фромм (2001) считает, что любовь отца можно заслужить. Ребенок может постараться что-то сделать для того, чтобы добиться ее, то есть может управлять любовью отца. При невыполнении определенных условий любовь отца можно легко потерять. Главная добродетель — послушание, главный грех — непослушание. Последнее влечет за собой наказание в виде лишения любви отца. Подчинение матери и фиксация на ней есть подчинение природной связи, фиксация на природе. Подчинение отцу - созданное человеком, искусственное, основанное на власти и законе и, следовательно, менее непреодолимое и сильное, чем связь с матерью [174].

В традиционных патриархальных обществах отношения отец-ребенок, с одной стороны, отношения подчинения, с другой — бунта и содержат в себе элемент разрыва. Отец воплощает условную

213

любовь, то есть отец любит ребенка в большей степени потому, что тот живет в соответствии с его ожиданиями. Отец воплощает абстракцию — совесть, долг, закон.

Отцовская любовь измеряется не эмоциональностью, а заботой о благополучии семьи, о том, чтобы все было хорошо устроено, чтобы жена и дети ни в чем не нуждались. У отцов меньше искренних чувств к ребенку, больше умозрительно сконструированных «систем» и «приемов». У мужчин ведущей является потребность научения и передачи опыта, поэтому отцовскую любовь характеризует такое качество как авторитетность: проявляя свою любовь, отец старается избегать «откровенного сюсюканья», что бы сохранить дистанцию между собой и ребенком. Эта дистанция обеспечивает сохранение сильного, мужественного, идеального образа, необходимого ребенку для чувства безопасности. Отцовская любовь вбирает в себя долг (заботу, ответственность, руководство ребенком в учении и так далее) и особую теплоту, близость (Д.С.Акивис, 1989) [4].

Любовь матери и отца в различной степени детерминирована природными (органические побуждения родителя, телесный контакт и психофизиологическое взаимодействие между родителем и ребенком) и социальными (социокультурное развитие общества, социальное и жизненное пространство личности родителя, опыт родительской любви, приобретаемый человеком в процессе взаимодействия с собственными родителями) причинами. При этом и материнская, и отцовская любовь в равной степени детерминирована причинами психологического характера.

Органические побуждения представляют собой природный базис, предполагающий наличие имманентной, органически обусловленной потребности любить своего ребенка.

М. Мид (1989) отмечает, что материнская любовь к ребенку настолько глубоко заложена в реальных условиях зачатия и вынашивания, родов и кормления, что только сложные социальные установки могут полностью ее подавить. Общество должно настолько исказить самосознание матери, врожденные закономерности развития, совершить целый ряд надругательств над ней при воспитании, чтобы она перестала заботиться о своем ребенке [95].

Побуждение отца к зачатию ребенка, к заботе и защите жены и детей возникло с появлением моногамной семьи. Органические

214

побуждения отца менее устойчивы и более сексуально детерминированы по сравнению с органическими побуждениями матери в направлении зачатия, вынашивания рождения ребенка и заботы о нем [74].

В отличие от материнской любви любовь отца не отвечает требованиям врожденного побуждения к заботе о сохранении своего потомства. Природа отцовской любви заключена в побуждении к продолжению рода и своеобразии социального опыта (ролевые позиции родителей, оценивающий взгляд отца как взрослого человека). Для развития родительской любви мужчине необходимо преодолеть путь от бессознательного побуждения к продолжению рода к сознательному устремлению видеть в детях свое продолжение (Ф. Хорват, 1982.) [178].

Таким образом, любовь отца нужно воспитывать в большей степени, чем любовь матери.

В большинстве случаев органические побуждения отца проявляются менее сильно, чем органические побуждения матери. Это обусловлено тем, что телесный контакт и психофизиологическое взаимодействие ребенка с отцом (особенно на начальном этапе развития малыша) не являются столь же тесными как с матерью.

В жизненном цикле мужчины нет аналога такому событию как вынашивание, кормление и роды. Большая устойчивость материнских органических побуждений объясняется тем, что генетическая функция самки заключается в обеспечении рождения детей и в сохранении потомства, так как вскармливание и уход за маленькими детьми повсеместно входит в функции женщины [64].

Мать в телесных ощущениях, в телесном контакте более тесно связана с ребенком, по сравнению с отцом. Их контакт начинается с момента зачатия и укрепляется в дальнейшем.

Плод является ультразвукочувствительным рецептором материнской психосоматики и окружающей среды. Мать и ребенок взаимосвязаны в телесных ощущениях. Посредствам физиологического взаимодействия она передает ребенку как осознаваемые, так и неосознаваемые психические состояния, мать подчиняет ребенка своим ощущениям, восприятиям и биологическим функциям (С. Фанти, 1995).

Функции состояний заключаются в их специфическом влиянии на формирование психических свойств и на протекание пси-

215

хических процессов, а также в их влиянии на организацию структуры личности ребенка в целом (А. О. Прохоров, 1996). Мать может транслировать ребенку как «позитивные» состояния: хорошее настроение, радость, спокойствие, вдохновение и другие, так и «негативные» состояния: утомление, раздражительность, печаль, досада и другие. Следовательно, возможна трансляция матерью ребенку любви своей собственной, а также любви отца.

Между новорожденным и матерью существует физиологическая связь, что подтверждается экспериментально: новорожденный лучше берет грудь матери, чем кормилицы, может узнавать свою мать по запаху. Матери также способны отличить запах, голос своего ребенка, они, как правило, не испытывают чувства брезгливости (в отличие от отцов) в процессе непосредственного ухода за ребенком. Следует отметить, что эта физиологическая связь, по мнению социобиологов, весьма существенна для установления впоследствии эмоциональной связи. В ряде работ приводятся результаты исследований показывающие, что матери, по тем или иным причинам не общающиеся со своим ребенком в первые недели его жизни, в среднем проявляют меньшую привязанность к нему в дальнейшем, с меньшей готовностью принимают самоограничения и трудности, связанные с материнством.

Наиболее сильным проявление материнских чувств бывает в тех случаях, когда контакт матери с ребенком устанавливается в первые же часы после родов. Физиологический контакт с отцом у ребенка раннего возраста не наблюдается. «Биохимический контакт», по выражению социобиологов, не играет сколько-нибудь заметной роли в отношениях отцов с детьми (В. А. Рамих, 1997) [124].

Природа предопределяет безусловный характер материнской любви. Связь матери и ребенка — это своеобразное неравенство, где один полностью нуждается в помощи, а другой дает ее альтруистично и бескорыстно. Э. Фромм (2001) считает, что специфика материнской любви заключается в её безусловном характере, который проявляется в том, что мать любит своего ребенка здорового и больного, успешного и безуспешного, красивого и некрасивого, талантливого и бесталанного. Мать всегда поймет его страдания, она любит его не потому, что он выполнил какое-либо социальное условие или оправдал надежды, а потому, что это ее дитя. «Заслуженная» любовь вызывает сомнения и страх того, что она может

216

исчезнуть; она оставляет чувство, что тебя любят не таким, какой ты есть, а только за то, что ты угождаешь [174].

Э. Бадинтер (1999) занимая крайнюю социоцентристскую позицию в отношении проблемы материнской любви, считает, что чувства и поведение матери чрезвычайно изменчивы в зависимости от влияния культуры и амбиций женщины. Женщина выполняет три главные социальные роли, которые взаимосвязаны между собой: 1) мать; 2) жена; 3) свободно реализующаяся женщина. В разное историческое время та или иная роль становится доминирующей. В зависимости оттого ценится ли материнская любовь к ребенку или обесценивается в ту или иную эпоху, женщина становится любящей или «холодной» матерью [цит. по 74].

Развитие и проявление материнской любви также обусловлено детским опытом взаимодействия с собственной матерью, связями, которые устанавливаются между матерью и ребенком после родов в результате ее заботы и его ответной реакции, игрой на основе взаимодействия с реальными или воображаемыми маленькими детьми (Д. В. Винникот, 1998; Ж. Годфруа, 1992; В. А. Рамих, 1997; Г. Г.Филиппова, 1999).

Кроме этого, на развитие и проявление материнской и отцовской любви в социальном плане значительное влияние оказывают взаимоотношения между всеми членами родительской семьи, а не только отношения между ребенком и матерью, ребенком и отцом. Существующая патогенная ситуация (В.Н. Мясищев, 1995) в семье при которой могут наблюдаться глобальная семейная неудовлетворенность, семейная тревога, семейно-обусловленное непосильное нервнопсихическое и физическое напряжение, состояние вины связанное с семьей, а также психологическое и физическое насилие. Данные факторы обусловливают наличие двух полярных типов отношения потенциальной матери (отца) к своему ребенку [104]:

/. Отсутствие любви. Женщина (мужчина) остается эмоционально холодной (холодным) по отношению к своему ребенку.

2. Избыток любви. Женщина (мужчина) компенсирует отсутствие любви со стороны своей матери (отца) избытком навязчивой родительской любви по отношению к собственному ребенку.

Различия в материнской и отцовской любви обусловлены более поздним возникновением «института отцовства». Исторически сложилось так, что на ранних этапах развития человека духов-

217

но-воспитательное влияние мужчин в определенном смысле было вторичным. Оно проистекало из первоначального влияния матерей. Женщины-матери имели определяющее значение для формирования духовного облика человека, так как мужчины еще не участвовали в индивидуальном воспитании детей, то есть не выполняли функции отцов. В традиционной патриархальной семье отец выступает в роле кормильца, воплощения власти и высшего авторитета, примера для подражания и основного наставника для детей в их дальнейшей семейной жизни и общественно-производственной деятельности (И. С. Кон, 1988) [74].

Во всех случаях присутствует одна общая черта: отец находится на недосягаемой высоте для ребенка, отношения строго вертикальны - отец прежде всего авторитет, прообраз и олицетворение той власти, которой ребенок бесприкословно будет подчиняться (Л.Б. Шнейдер, 2000) [191].

В настоящее время происходит переориентация жизненных ролей мужчины и женщины, изменяются социокультурные стереотипы маскулинности и феминности, которые задаются сменой культурной парадигмы в современных условиях. Современная ситуация в области отцовства такова, что переплетаются традиционные черты женственности и мужественности. Ослабевает былая поляризация половых ролей и связанных с ними социокультурных стереотипов. Социальные роли мужчины и женщины не кажутся полярными и взаимоисключающими (И. С. Кон, 1988; В. А. Ра-мих, 1997) [74,138].

Вследствие этого, у отцов появляется более широкий спектр возможностей для проявления родительской любви. Учитывая то, что любовь отца — это огромная сила в развитии и воспитании ребенка, начинает формироваться новый тип проявления отцовской любви, при котором отец психологически и эмоционально принимает участие в родах, беременности, кормлении, уходе и воспитании ребенка. Отец может транслировать ребенку свою любовь не только по средствам матери, но и напрямую общаясь с ним, так как ребенок в зародышевом состоянии способен воспринимать звуки, особенно низкие звуковые сочетания. С момента рождения ребенок испытывает острую нужду в заботе со стороны родителей, которая подразумевает кормление, телесный контакт. Помимо этого, малыш испытывает потребность в эмоциональном

218

контакте и общении. Данные потребности может удовлетворить не только мать, но и отец. Это способствует возникновению более тесной эмоциональной привязанности отца к ребенку, которая впоследствии перерастает в родительскую любовь (В. А. Рамих, 1997) [138].

Чем раньше отец приобщается к уходу за малышом, чем увлеченнее и активнее он это делает, тем сильнее и глубже становится его любовь к ребенку, которую он начинает испытывать во всей полноте с момента его рождения. В этот период отец ощущает зависимость младенца от его заботы и внимания. Наблюдая за тем, как растет и развивается ребенок, как крепнет детское доверие к отцу, он испытывает чувство радости, гордость, уверенность в себе и ощущение своей незаменимости. Таким образом, эмоциональный отклик ребенка, к которому мужчины очень чувствительны, играет значительную роль, пробуждая в мужчине привязанность, значимую для будущих отношений между отцом и ребенком (И. С. Кон, 1988) [74].

При этом любовь отца должна руководствоваться принципами и ожиданиями, быть терпеливой, а не угождающей и авторитарной. Она должна давать взрослеющему ребенку растущее чувство компетентности и в конце концов привести к тому, что он станет полагаться лишь на себя и перестанет нуждаться в отцовском авторитете.

Сущность материнской и отцовской любви характеризуется физическим, физиологическим, чувственным, эмоциональным, познавательным, когнитивным, мыслительным, действенным, деятельности ым содержанием.

/. Физический, физиологический, чувственный аспект предполагает всеобъемлющий физический контакт, возможность наслаждаться теплом и нежностью младенческой кожи, не испытывая при этом сексуального возбуждения.

Любовь к ребенку, особенно в течение первых двух лет жизни, лучше всего проявлять в постоянном физическом общении с ним (брать на руки, гладить ручки, ножки, головку) (А. Фромм, 1991) [174].

Как правило, в первые годы жизни ребенка мать проводит больше времени рядом с ребенком, физически взаимодействуя с ним.

219

Между отцом и ребенком существует большая дистанция (Б. И. Кочубей, 2000; И.С. Кон, 1988; Л.Б. Шнейдер, 2000), [74,191].

2. Эмоциональный аспект предполагает эмоциональное содержание (эмоции: радость, возбуждение, интерес, восхищение, нежность и другие). Кроме этого, в любви представлены и негативные эмоции: печаль, злость, огорчение, разочарование, уныние и другие.

Согласно исследованиям, женщины эмоционально более чувствительны и отзывчивы по сравнению с мужчинами. Именно по этой причине большинство матерей легче налаживают эмоциональные взаимоотношения с ребенком по сравнению с большинством отцов. Как правило, матери превосходят отцов в способности к эмпатии и самораскрытию. Вследствии этого, матери лучше ориентируются в переживаниях своего ребенка, в его внутреннем мире, более четко и адекватно реагируют на его потребности. Отцы отличаются более строгим разделением эмоциональной и когнитивной реактивности по сравнению с матерями, кроме того, отцы менее чувствительны в эмоциональном плане [75].

Большинство матерей более эмоционально вербально и невербально выражают свою любовь по отношению к ребенку, по сравнению с большинством отцов, В то время как внутреннее переживание родительской любви обоих родителей может быть равным по силе.

3. Познавательный, мыслительный, когнитивный аспект. Материнская и отцовская любовь имеет познавательное содержание. Это определенный объем знаний о том, что такое родительская любовь, каковы способы ее выражения, какими должны быть любящие родители, а также знание индивидуальных особенностей ребенка.

Данные знания и представления в сознании родителя отражены в когнитивных репрезентациях. Согласно позиции Е.А. Серженко (2002), понятие репрезентация означает «представлять себе», то есть речь идет о внутренних структурах, формирующихся в процессе жизни человека, в которых представлена сложившаяся картина мира, социума, самого себя, своего ребенка. Когнитивные структуры — это не копии образцов, а обобщенно-абстрактные репрезентации, схемы, включающие возможность не только получения знаний, но и способы их получения. Таким образом, в когнитивных репрезентациях родителей заложены возможность и способы получения и научения родительской любви.

220

В когнитивных репрезентациях матери и отца, формирующихся в процессе жизни, представлена картина того, какой должна быть любящая мать (любящий отец) и каким образом она (он) может проявлять свою любовь по отношению к ребенку. Как правило, мать представлена заботливой, нежной, мягкой, так как эти качества способствуют вынашиванию и выращиванию потомства. Отец представлен защитником семейства, физически сильным, готовым к бою, так как женщина уязвима и нуждается в защите (И.С. Кон, 1987; Л.Б. Шнейдер, 2000), [73,191].

В зависимости от этого у каждой женщины (мужчины) формируется индивидуальный «портрет» матери (отца), вообще, и любящей (любящего) матери (отца), в частности.

4. Действенный, деятельностный аспект предполагает деятель-ностную озабоченность, заинтересованность в жизни и благополучии ребенка (любить, значит заботиться, делать все, чтобы ребенку было хорошо и удобно, отвечать на его потребности).

И.С. Кон (1988) отмечает, что наблюдения за поведением родителей по отношению к новорожденному в естественной ситуации показывают, что психофизиологические реакции мужчины и женщины на младенцев сходны, а поведенческие реакции различны: женщина стремится приласкать ребенка, тянется к нему; мужчина отстраняется и часто испытывает при тесном контакте с ребенком эмоциональный дискомфорт. Подобные различия наблюдаются даже в тех семьях, в которых отцы полностью разделяют все заботы по уходу за ребенком. Матери, успокаивая ребенка, используют невербальный канал общения (тактильное взаимодействие: берут на руки, гладят). Отцы используют вербальный канал (успокаивают словами) [74].

М. Лэм (1979) наблюдая за тем, как играют и контактируют родители с 7-13 месячными младенцами, выявил, что мать больше ласкает ребенка, играет в привычные для него игры, развлекает игрушками. Отец чаще вовлекает его в силовые игры, а также в игры необычные и стихийно возникающие. Различаются и мотивы, по которым родители берут ребенка на руки. Мать чаще делает это, ухаживая за ним, стараясь успокоить, ограничить активность, тогда как отец берет младенца для игры или потому что ребенок сам просит взять его на руки [цит. по 74].

221

Рис. 3. Сущность родительской любви

Поведенческая специфика любви отца и матери обусловлена совокупностью многих факторов: природные, социальные и психологические детерминанты.

Сущность и детерминанты родительской любви отражена на рисунке 3.

Считаем, что материнская и отцовская любовь не должна препятствовать взрослению ребенка, не должна извлекать выгоду из его беспомощности. Одной из основных задач родителей должно быть стремление к тому, чтобы их ребенок стал самостоятельным и в последствии отделился от них. При исследовании феномена ро-

222

дительской любви необходимо учитывать специфику любви отца и любви матери, особенности влияния данных сторон родительской любви на развитие личности ребенка, а также их взаимодополняемость. Любовь матери безусловна, она любит ребенка таким, каков он есть. Любовь отца более условна и взыскательна, он гордится реальными достоинствами и успехами ребенка. Ребенку необходимы обе стороны родительской любви, ему важно, чтобы его объективно оценивали за реальные жизненные достижения, не менее важно, чтобы его безусловно принимали.

Таким образом, родительская любовь - это базовое человеческое чувство, формирующееся в процессе ожидания и воспитания ребенка. Она является сложным структурным образованием.

В научном знании существуют следующие взгляды на проблему детерминированности родительской любви причинами природного, социального и психологического характера.

К природным детерминантам относятся органические потребности родителя: половое побуждение, потребность в продолжение рода (побуждение к зачатию, вынашиванию, рождению ребенка, заботе о нем - для женщины; побуждение к зачатию ребенка и к заботе о жене и детях - для мужчины); телесный контакт и психофизиологическое взаимодействие родителя и ребенка.

К социальным детерминантам относятся социокультурное развитие общества; социальное и жизненное пространство личности родителя; опыт родительской любви, приобретаемый человеком при взаимодействии с собственными родителями.

К психологическим детерминантам относятся личностные особенности родителя, способствующие возникновению и проявлению родительской любви (положительное отношение к себе: самооценка, самопринятие; темперамент; экстраверсия; характер; нравственность; объективность; вера; плодотворность личности во многих жизненных сферах и другие).

Теоретический анализ проблемы детерминированности родительской любви показал, что развитие родительской любви обусловлено комплексным воздействием причин природного, социального и психологического характера.

223

<< | >>
Источник: Овчарова Р. В.. Родительство как психологический феномен: учебное пособие. - М.: Московский психолого-социальный институт. - 496 с.. 2006

Еще по теме 4.1. Родительская любовь как основа воспитания*:

  1. ФОРМИРОВАНИЕ ЗНАНИЙ О ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НАРОДНЫХ МАСС КАК ОСНОВЕ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА — СРЕДСТВО НРАВСТВЕННОГО ВОСПИТАНИЯ
  2. 4.2. Родительская позиция как система отношений родителя*
  3. ГЛАВА 5. РОДИТЕЛЬСКИЕ ПОЗИЦИИ КАК ФАКТОР ВОСПИТАТЕЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ СЕМЬИ*
  4. 5.4. Психологические особенности подростков как индикаторы адекватности родительских позиций*
  5. ЛЮБОВЬ КАК ЦЕННОСТЬ ТРАНСЦЕНДИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ
  6. ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ НА ПРИНЦИПАХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ И КОММУНИСТИЧЕСКОЙ МОРАЛИ.
  7. 17.1. Семья как фактор деструктивного воспитания
  8. НООСФЕРНЫЙ ПОДХОД К ОБРАЗОВАНИЮ И ВОСПИТАНИЮ КАК СОВРЕМЕННАЯ МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ Рыбка Д.П.
  9. ГЛАВА XI О ВОСПИТАНИИ. ПОСЛЕ ТОГО КАК УСТРАНИЛИ ПРЕПЯТСТВИЯ, МЕШАЮЩИЕ ЕГО ПРОГРЕССУ
  10. РАЗДЕЛ X О могуществе воспитания; о способах усовершенствовать его; о препятствиях и путях про- гресса этой науки. О легкости, с какой можно будет по устранении этих препятствий наметить план идеального воспитания
  11. 3. ЛОГИКА КАК ОСНОВА ОНТОЛОГИИ
  12. ВНИМАНИЕ КАК ОСНОВА РЕЛИГИОЗНОСТИ.
  13. Родительское право § 28
  14. СТИЛИ РОДИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ  
  15. 41 .АКТИВНОСТЬ КАК ОСНОВА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  16. Богданова Людмила Андреевна. ШКОЛА Н.В. ДЕМИДОВА. ДЕМИДОВСКИЕ ЭТЮДЫ КАК МЕТОД ВОСПИТАНИЯ АКТЁРА – ТВОРЦА. Диссертация на соискание учёной степени кандидата искусствоведения. Российский институт театрального искусства – ГИТИС., 2016