<<
>>

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЗВУКА ОТ ИЗВЕРЖЕНИЯ КРАКАТАУ

Пространство, на протяжении которого слышались взрывы Кракатау, было чрезвычайно огромно. Любопытно, что в некотором отдалении от места катастрофы грохот был сильнее. Такое явление далеко не единично, но удовлетворительного объяснения его еще не сделано: вероятно, густые тучи пепла в окрестностях вулкана, оказывали некоторое препятствие распространению звуковой волны.

Наиболее отдаленными местностями, где слышались взрывы Кракатау, являются Цейлон, Андаманские острова, Сайгон в Кохинхине, Филиппинские острова, залив Гельвинк на Новой Гвинее и Перт в Юго-Западной Австралии. О том, как далеко распространились звуковые волны на юг, мы не имеем известий, так как там лежит


  Рис. 198. Карта Зондского пролива с Кракатау и новообразовавшимися островами Стеера и Кальмейера

  Рис. 198. Карта Зондского пролива с Кракатау и новообразовавшимися островами Стеера и Кальмейера

  

открытый океан. Звуки слышались на протяжении 3400 км, т. е. охватывали пространство, составляющее 1/15 часть всей земной поверхности. Если мы вообразим, что центром такого извержения служила Вена, то грохот слышался бы не только по всей Европе, но также и на восточных берегах Гренландии, в южных частях Шпицбергена и Новой Земли, в области Уральских гор, на восточном берегу Аральского озера, в юго-восточном углу Каспийского моря, у устья Евфрата, в северной части Красного моря, в большей части Сахары и на острове Мадейре. История не знает другого извержения, которое сопровождалось бы таким далеким распространением звуковых явлений (см. карту на рис. 223).

Массы, изверженные Кракатау, состоят главным образом из пемзы и мелкого пепла. Количество их громадно. По мнению Вербеека, объем их достигает 18 км3: около вулкана на 12 км во все стороны изверженные массы образовали пласт в 20—40 м толщиной и до 12 км3 в объеме. К северу от

Кракатау до острова Себези глубина моря до извержения достигала 36 м. После катастрофы вся эта местность обмелела и сделалась непроходимой для больших судов. Как показывает карта на рис. 198, не только изменился рельеф морского дна, но также появились новые острова и увеличились прежние: у развалин Кракатау изверженные продукты нагромоздили площадь в 5 км2, остров Длинный (Lang) увеличился на 0,3 км3, а остров Пустынный (Verlaten, Deserte) более чем на 8 км2. Незначительный островок Пулыне Худье исчез, вероятно смытый огромной волной. Наряду с этим образовались вновь острова Стеера и Кальмейера (Steers Eiland, Calmeyer Eiland); первый занял площадь в 3 км2, а второй — в 4 км2. Оба выдвигались над поверхностью моря только на несколько метров и скоро опять скрылись под водой. В октябре 1883 г. Вербеек посетил эту местность. Вновь образовавшиеся острова дымились, но это был только пар, выделявшийся вследствие высокой температуры нагроможденных извержением масс. Что же касается самостоятельных центров извержения, то их здесь не было и следов: сообщение о появлении 16 новых вулканических конусов ошибочно: пар, подымавшийся от этих горячих островов, был принят за извержение.

Огромные массы пемзы покрывали поверхность моря и образовали настоящие плавучие острова, которые поднимались над водой на 2 м. У Суматры, при входе в заливы Лампонг и Семанка, пласты плывущей пемзы были так мощны, что самые огромные суда едва могли прорезать их толщу и повредили свои машины. Одно голландское военное судно, обладавшее провиантом только на 6 дней, врезалось в это плавающее пемзовое поле и не могло из него выехать: оно было здесь заперто, и экипаж страдал от голода. Пепел распространился на огромном пространстве и засыпал площадь в 750 тысяч км2, значительно превосходящую всю Германию.

Прежде, чем покинуть Кракатау, мы должны остановиться еще на одном замечательном явлении, которое приписывалось последнему извержению этого вулкана. Очень скоро после катастрофы, еще в последних числах августа, солнце приобрело своеобразную зеленую окраску. Сначала явление наблюдалось вблизи Кракатау, а потом и в местностях, расположенных на значительном от него удалении. Раньше всего оно обнаружилось на Цейлоне, несколько позднее—на острове Маврикия, затем на западном берегу Африки, наконец, в Бразилии, в Центральной Америке и во многих других местах. Эта своеобразная окраска солнца приписывалась мельчайшим частицам вулканического пепла, которые летали в верхних частях атмосферы. В конце ноября 1883 г. во всей Европе возбудили общий интерес и удивление любопытные явления, происходившие при солнечном закате. Все небо обливалось пурпуровым блеском, который держался необычайно долго и, наконец, сменялся полным мраком. Скоро со всех концов земли стали стекаться известия о подобных же явлениях. Во многих местах они наблюдались раньше, чем в Европе, но нигде не были видны до извержения Кракатау. Это своеобразное окрашивание небесного свода при солнечном закате указывало, что в атмосфере находится какая-то среда, преломляющая свет. Необычайная сила и широкая распространенность явления не позволяли приписать его преломлению световых лучей в массах тумана и облаков, чем, как известно, объясняется утренняя и вечерняя заря. Особенности явления заставляли предположить, что слой, преломляющий свет, находится на высоте 60,000—70,000 м (а по одному мнению на высоте 18,000 м).

243

СВЕТОВЫЕ ЯВЛЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ИЗВЕРЖЕНИЕМ КРАКАТАУ

т. е гораздо выше той области, в которой происходят обычные метеорологические процессы. Что касается свойств среды, сообщавшей своеобразное окрашивание небесному своду, то мнения разделились. Некоторые ученые предполагали, что земля проходила в тот момент через космическую туманную массу, или через поток мельчайших ледяных игл, или через тучу метеорной пыли. Во всяком случае они искали причину явления за пределами земли. Иного рода было объяснение, предложенное Джессом (Jesse) и Локиером. По их мнению, явление было вызвано вулканическим пеплом, мельчайшие частицы которого во время страшного извержения Кракатау поднялись на высоту до 60,000 м, были подхвачены воздушными течениями и носились в атмосфере в течение нескольких месяцев.

Приблизительно в то же время во многих местах Европы выпала пыль и покрыла землю,, точно снегом. Исследования этой пыли показали, что она состоит из крошечных микроскопических кристалликов, подобных тем, которые присутствовали в пепле, изверженном Кракатау. Отсюда было сделано заключение, что пыль эта представляет упавший с высоты пепел знаменитого вулкана. Но сходство не было полным: характерные шарики вулканического стекла отсутствовали, и потому вывод нельзя считать окончательным. В подтверждение его указывали на существование подобных явлений в прежнее время. Так, напр., в 1831 г. с начала августа до конца сентября в Европе наблюдалось то же своеобразное окрашивание неба при закате солнца, а в июле происходило подводное извержение, сопровождавшееся появлением острова Фердинандеа (о нем см. выше). Подобные же явления были отмечены Бецолъдом в 1864 г.; им предшествовало подводное извержение между Сицилией и Пантеллярией. По-видимому, оба факта служат подтверждением вышеприведенной мысли. Но так как каждый год происходит приблизительно около десяти сильных извержений, то явление должно было бы наблюдаться очень часто, особенно после тех извержений, которые выбрасывают много пепла (как, напр., извержение Козегвины). Действительно, Кислит показал, что во время извержения Темборо на Сумбаве в Индийском океане весной 1818 г. солнце приобрело зеленое окрашивание. По его мнению, эти своеобразные оптические явления происходят не так редко, как думали до сих пор, но все же не соответствуют числу извержений, выбрасывающих много пепла.

На первый взгляд этот довод решительно говорит против существования связи между вулканическими извержениями и пурпуровым окрашиванием небесного свода при закате солнца. Но если принять в расчет одно обстоятельство, на которое до сих пор не обращали внимания, то дело представится в другом свете. Извержения 1831 г. и 1864 г., сопровождавшиеся своеобразным окрашиванием неба, принадлежат к числу подводных; последние происходят значительно реже, чем извержения на суше. Так как после обвала Кракатау морская вода встретилась с лавой, то это извержение в известном смысле примыкает к подводным. Можно думать, что стремительные взрывы водяных паров принимают существенное участие в раздроблении изверженных масс и заставляют их подниматься в высшие области атмосферы. Это допущение удовлетворительно объясняет, почему другие сильные извержения, выбросившие огромные массы пепла, не сопровождались окрашиванием неба. Некоторые считали невероятным, чтобы твердые частицы могли подниматься на такую необычайную высоту и держались бы долгое время в высших слоях атмосферы. Но взрывы, быстро следующие друг за другом, создают
в высшей степени благоприятные условия для поднимания на значительную высоту дыма и пепла, выбрасываемого вулканом. Над кратером и внутри него образуется настоящий поток газов и паров; выбрасываемые извержением массы летят, не встречая почти никакого сопротивления воздуха и подталкиваемые взрывами, непрерывно следующими один за другим, поднимаются, наконец, на ту страшную высоту, где происходят замечательные оптические явления, выражающиеся в окраске неба. С другой стороны, исследования над падением легких тел в воздухе, представляющем для них сильное сопротивление, показали, что падение это совершается чрезвычайно медленно и что вулканическая мелкораздробленная пыль может держаться в атмосфере даже в течение двух лет. Таким образом все сомнения были устранены, и связь между окрашиванием неба при закате солнца и извержением Кракатау стала несомненным фактом. Оптические явления, вызванные в атмосфере мелкораздробленными частицами пепла Кракатау, были тройного рода: они выразились необыкновенным окрашиванием солнца, продолжительностью и огненно-пурпуровым блеском вечерней зари и появлением около солнечного диска красноватого рефракционного кольца (кольцо Бишофа). Наибольшей силы все эти явления достигали зимой 1883 г. Летом 1884 г. они стали постепенно исчезать, а последние слабые их проявления были прослежены опытными наблюдателями до лета 1886 г.

Остров Ява представляет одну из любопытнейших вулканических областей. Он простирается на протяжении неполных 150 геогр. миль, и имеет более 100 вулканов, из которых хорошо изучена только половина. На земле нет другой местности, где на таком незначительном пространстве находилось бы такое огромное количество кратеров. Изучением яванских вулканов занимались Хорнер, Хоре- филъд и главным образом Юнгхун, выдающееся сочинение которого представляет плод многолетних исследований, произведенных на месте. Благодаря этому, вулканы Явы после европейских изучены наиболее хорошо.

Вулканы Явы стоят приблизительно по середине этого узкого острова. Они расположены рядами, которые идут вдоль острова от запада к востоку, и удалены от моря иногда только на 10 миль. Подобно вулканам Центральной Америки они пересекаются многочисленными короткими поперечными рядами, направленными с севера на юг; каждый из последних имеет несколько кратеров. Другую особенность яванских вулканов представляют многочисленные прямолинейные борозды, покрывающие снаружи конус и на далеком расстоянии сообщающие горе полосатый вид. «Поверхность Гунунга [†††††††††] Сумбинга, вулкана в 3343 м высотой, кажется непрерывной наклонной плоскостью, но при внимательном рассмотрении ее видны отдельные узкие выступы, или ребра, которые по направлению книзу все более разветвляются и становятся шире. Они начинаются иногда у самой вершины вулкана, но чаще на несколько сот футов ниже ее и спускаются во все стороны к подножью горы, подобно спицам раскрытого зонтика» (Юнгхун). На Гунунге-Сумбинге выше 9000 ф. находится только 10 таких ребер, на высоте 8500 ф.—32, на 5500 ф — 72, на 3000 ф—95. При этом покатость скло-
нов постепенно уменьшается от 37° до 25° и даже до IIі/2°- Происхождение таких ребер Юнгхун приписывает действию ручьев, которые после дождей стекают по склонам горы. Явление это представляет сходство с малыми барран- косами острова Пальмы (Канарские острова).

Заслуживает внимания ничтожное распространение лавовых потоков на острове. Пока Юнгхун не доказал их присутствия, многие думали даже, что их вовсе не существует. Гораздо чаще встречаются так называемые каменные потоки, состоящие из угловатых обломков, они выходят один за другим и спускаются по склонам.

Большинство вулканов Явы поднимается на высоту от 2000 до 3800 м. Высочайшим среди них является Гунунг Семеру (3740 м), но некоторые другие вулканы немного ниже его. Огромными размерами обладает и Гунунг Тенгер, кратер которого достигает одной географической мили в диаметре. Действующих вулканов на Яве около 30-ти, из них Гунунг Гунтур и Гунунг Ламонгунг действуют почти непрерывно. Кроме грозной катастрофы 1883 г., сохранились воспоминания о сильном извержении Гунунга Гелунгунга, который произвел большие опустошения (в 1882 г.). С тех пор вулкан совершенно потух. Приводим описание этого явления по Юнгхуну (в несколько сокращенном виде).

«Гора высится среди равнины, которая некогда была покрыта обширными полями риса. Сотни небольших деревушек, окруженных кокосовыми пальмами, были разбросаны всюду. 8 октября стояла сильная жара, и около 1 часа дня все население предавалось послеобеденному сну. Вдруг послышался продолжительный грохот, и земля затряслась. Жители выбежали из домов и в ужасе увидели, что из кратера Гелунгунга поднимается огромный столб черного дыма. С быстротой молнии расплывался он в стороны, облек все небо, и вдруг день, озаренный солнечным сиянием, превратился в мрачную ночь. Перепуганные люди бросились бежать, и через несколько секунд погибло 2000 человек. Они были залиты потоками грязи и горячей воды, смешанной с пеплом и обломками камней. Изверженные массы покрыли площадь в 2{/2 мили в поперечнике, уничтожили деревни, леса и поля и образовали громадную лужу голубовато-серой воды; трупы людей и животных, остатки домов и стволы деревьев плавали на ее поверхности. По грудам пепла и развалин свирепо неслись ручьи Чикунир и Чивулан; они уничтожали все на своем пути, поломали мосты и затопили окрестность. В волнах их погибло много людей, которые думали спастись бегством. Горячие воды ручьев, перемешанные с вулканической грязью, несли их трупы и тела животных. На южном берегу, где они вливались в море, все население бросилось на близлежащие холмы. Около 4 часов дня извержение стало ослабевать и около 5 часов прекратилось. Деревни с их населением были погребены под грудами вулканической грязи и каменных глыб. Вся местность к юго-востоку от горы была покрыта изверженными массами, которые нагромоздились до 30—40 ф. в высоту. Вечер, спустившийся над этой омертвелой равниной, был прекрасен.

Но вулкан не успокоился. Второе извержение было еще разрушительнее и ужаснее. Оно произошло 4 дня спустя среди глубокой ночи и угрожало стране полной гибелью. 12 октября, в 7 часов вечера, земля затряслась, и Гунунг Ге- лунгунг стал опять с грохотом выбрасывать горячую грязь и воду. Все, что сохранилось при первой катастрофе, было залито их потоками, и изверженные массы еще выше
нагромоздились над равниной. Жители, перепуганные нежданным бедствием, бросились спасаться. Они бежали на небольшие холмы, поднимавшиеся вблизи их деревень на 60—100 ф. Здесь под ветвями душистых «Камбоджа» покоились останки их отцов и дедов, и здесь думали несчастные найти защиту. Они забыли, что и эти холмы нагромождены вулканом, быть может, над трупами более древних поколений. Потоки горячей грязи становились все ужаснее. С глухим треском катились по склонам обломки скал и деревьев, и грязь поднималась все выше. Ничтожным становилось пространство, где ютились, моля Небо о спасении, сотни несчастных людей. Скоро грязь поднялась до самого кладбища. Одни холмы были залиты, другие рушились под напором низвергавшихся масс. В эту ночь погибло более 2000 человек.

Появились новые холмы, и местность стала неузнаваемой; только кое-где выдвигались на ее поверхности вершины кокосовых пальм, а почва, которая взрастила их, лежала на глубине 40—50 ф. Люди, спасшиеся от катастрофы, не узнавали мест, где лежали их погибшие деревни. Кучи грязи, пепла и камней не позволяли подойти к горе даже через месяц. Вся растительность была уничтожена не только около кратера и на ближайших склонах горы, но даже на равнине погибло все до последней былинки. Кругом расстилалась черная, залитая гразью пустыня».

Особенность этого страшного извержения заключается в свойствах выброшенных вулканом масс; они состояли из грязи и обломков скал, увлеченных ей. Юнгхун ясно доказывает, что эти массы были извержены вулканом не в том виде, в каком достигли поверхности. До извержения внутри Гунунга Гелу- нунга находилось большое озеро, и грязь образовалась вследствие смешения пепла с его водой. Объяснение тем более вероятно, что в конце извержения выпал сухой пепел. Очевидно, что к этому времени запасы вод в озере истощились, и пепел не мог превратиться в грязь.

Другая столь же ужасная катастрофа произошла в ночь с 11 на 12 августа 1772 г. у Папандаянга. После сильного землетрясения и взрывов над окрестностью выпал каменный дождь. Вместе с потоком глыбовой лавы в 13 км длиной, он погубил около 40 деревень и превратил всю страну в пустыню. Гора, представлявшая до тех пор правильный конус, дала трещину, которая шла в северо-восточном направлении от самой вершины до подножья в виде зияющей и дымящейся котловины. Она достигает 10 км в ширину и 24 км в длину и весьма напоминает Большую Кальдеру острова Пальмы.

К востоку от Явы располагаются два острова—Бали и Ломбок, известные особенностями их животного населения. На обоих островах находятся действующие вулканы. К ним же примыкает расположенный далее о-в Сумбава с ее страшной огнедышащей горой Темборо. Извержение ее в 1815 г. принадлежит к числу самых замечательных как по своей силе, так и по величине произведенных им опустошений: самые ужаснейшие взрывы Везувия и Этны кажутся в сравнении с ним ничтожными. Вот как описывает это явление Юнгхун.

«На земле нет вулкана, который бы произвел столь огромное и страшное извержение. В 1815 г. пепел выпал на протяжении всего Индийского Архипелага и покрыл значительную часть его. Ужасный грохот слышался на 260 миль кругом. Как известно, гора эта стоит одиноко на северном берегу Сумбавы. Говорят, что во время извержения 1815 г. вся вершина ее разрушилась.

Извержение началось 5 апреля рядом взрывов, которые отделялись перерывами в У4 часаgt; и апреля достигло высшей силы. Из кратера поднялся огромный столб дыма, сначала вся гора покрылась огненным потоком (раскаленных глыб лавы), а потом окуталась облаком дыма и пепла. Грохот был так ужасен, что на Сумбаве дома дали трещицы, а на расстоянии 52 миль в Макассаре удары были приняты за тяжелую пушечную пальбу, и английский крейсер «Бенарес» отправился на разведку. Даже в Моко-Моко на южном берегу Суматры в 260 милях от места извержения грохот напоминал раскаты пушек. Шум, производимый Гунунгом Темборо, слышался по всей Яве, на Целебесе, Тернате, на малых Зондских и Молукских островах до Новой Гвинеи, на большей части Суматры и на северозападном берегу Австралии. Он охватывал область в 450 миль по направлению с востока к западу и, вероятно, не меньше с севера на юг. Это расстояние так же велико, как между Суэцом и Петербургом или Везувием и Норд Капом (см. карту рис. 223). В течение целого дня длились эти раскаты и землетрясения, и большая часть архипелага колебалась. 10 апреля около полудня в заливе Бима, несмотря на полное затишье, поднялись грозные волны. Они были на 12 ф. выше, чем в самую сильную бурю. Волны бушевали только в течение 3 минут и в это время смыли дома и деревья и выбросили далеко на берег огромные корабли. Недавно потонувший корабль короля лежал теперь на суше. Расплавленная лава накалила воздух и нарушила обычное равновесие атмосферы. В тот злосчастный день, когда подземный грохот достиг наибольшей силы, в западной части страны Сангар, граничащей с Темборо, в 9 часов утра поднялся страшный вихрь. Он ломал деревни и леса, вырывал с корнями огромнейшие деревья, и как пух поднимал дома, людей и животных и все, что встречал на пути. Ураган свирепствовал целый час и выбросил в море огромное количество унесенных им предметов. Спустя несколько месяцев и даже год на поверхности его вод плавало множество деревьев.

Все эти явления были только спутниками извержения, которое выбросило расплавленные и, во всяком случае, накаленные массы. Последние состояли главным образом из пемзоподобных шлаков лавы, пемзы и чрезвычайно мелкого, серого, рыхлого и тяжелого пепла. Была ж выброшена лава—не известно. Все море около Сумбавы до залива Бима, особенно к западу от вулкана, было покрыто пемзой. Вместе со стволами вырванных деревьев она плавала пластом в 2 ф. толщиной, и корабли с трудом могж прорезать ее. Кроме пемзы, вулкан выбросил пепел, который толстым слоем покрыл большую часть Сумбавы. Страны, расположенные вблизи вулкана Темборо, Пекат, Сангар и большая часть Домпо и Бимы быж засыпаны им на несколько футов. В 15 милях к востоку от места извержения дом резидента и другие здания в Биме рушижсь под тяжестью лежавшего на них пепла; цветущая страна была разорена, плодородные поля, недавно еще одетые зеленой растительностью, превратились в серую и мертвую пустыню. На одной только Сумбаве погибло 12000 человек.

Пепел поднялся в огромном количестве в высокие области атмосферы и в 22 милях от Темборо на острове Ломбоке лег слоем в 2 ф. толщиной. Здесь погибло 44000 человек: отчасти они были засыпаны пеплом, отчасти умерли от голода, который явился следствием катастрофы. В Баньюванги (на Яве) в 52 милях от вулкана пепел покрыл землю на 8 дюймов. Сожце в течение трех дней
скрывалось за тучами, и мрак был чернее, чем в беззвездную ночь. То же было и в Грезике, в 80 милях от Гунунга Темборо. Только 14 апреля после полудня в Баньюванге опять показалось солнце. Даже в Соло и Джоджокерте, в 112 милях от вулкана, днем царила полная тьма, а в Черибоне в 140 милях солнце было окутано черным туманом. Пепел залетел в Батавию и Бен- кулен и в Макассар на Целебесе. Область, охваченная мраком, превосходила Германию, и пепел улетал на расстояние большее, чем от Везувия до Кёнигсберга на Балтийском море. Пемза на протяжении целых миль покрыла море и вместе с пеплом засыпала землю. Жилища были разрушены. Люди, уцелевшие от извержения и пощаженные вихрем, погибли от голода и заразительных болезней. Даже дочери Сангарского царя не избежали этой участи. В царстве Домпо осталось только 40 человек, в Пекале и Темборо—3, а в г. Сумбаве—26. О большинстве островов, расположенных с одной стороны до Явы, с другой—до Тимора, мы не имеем никаких известий, так как на них не жили европейцы. Но до известной степени можно представить себе опустошительность катастрофы по числу ее жертв: кроме 12000 человек, погибших в малонаселенной Сумбаве; было уничтожено еще 44000 человек в Ломбоке».

Извержения Гунунга Гелунунга на Яве и Темборо на Сумбаве обладали такой страшной силой и выбросили такие огромные массы рыхлых продуктов, что все европейские извержения, если не считать Исландии, бледнеют перед ними; ни один из наших вулканов, по крайней мере в историческое время, не давал таких сильных извержений. По мнению Юнгхуна, массы пепла и шлаков, выброшенные Гунунгом Темборо, достигают более чем 300 км3, а по мнению Вербеека— 150—200 км3. Эти примеры дают нам понятие о силе вулканических явлений; мы можем отсюда видеть, что в теории, которая объясняет накоплением происхождение высочайших конусов, нет ничего преувеличенного.

За пределами Явы рассматриваемый ряд вулканов идет через Флорес и несколько небольших островов с действующими вулканами. Он заканчивается Тимором, где известен только один вулкан. Далее к востоку лежит несколько действующих вулканических островов, и линия может быть прослежена таким образом до острова Тиморлаут. Конечный член этого ряда лежит приблизительно под 8° ю. ш. и под 130° в. д. от Гринвича, началом же ряда служит остров Рамри близ берега Арракана под 19° 2Г с. ш. и 93° 30' в. д.

В Зондском море мы находим еще несколько одиноких вулканов, которые нельзя отнести ни к какому ряду. Таков, напр., вулканический конус в северной части Борнео, но очень может быть, что при ближайшем исследовании этого малоизвестного острова найдутся и другие вулканы. Самостоятельный ряд образуют 11 вулканов на полуострове, составляющем северную оконечность Целебеса. Некоторые из них еще действуют. Огромный ряд вулканов тянется через Молук- ские и Филиппинские острова, а также через острова, расположенные между этими двумя группами. Эти вулканы отчасти действуют, отчасти потухли. Далее, к северу, ряд продолжается на острове Формозе, где известно три действующих вулкана. У берегов острова много раз происходили подводные извержения.

Острова, расположенные у восточных берегов Азии и простирающиеся к северу до Берингова пролива, представляют три вулканических дуги, величина которых


ВИД НА КИЛИМАНДЖАРО С ЮГО-ВОСТОКА 																																																																																																																														(по Гансу Мейеру)

ВИД НА КИЛИМАНДЖАРО С ЮГО-ВОСТОКА

(по Гансу Мейеру)

   убывает по направлению к северу. Южная дуга охватывает острова Лиу-Киу, южные Японские острова и вулкан на берегу Кореи; ко второй дуге принадлежат вулканы остальных Японских островов, за исключением северо-восточного конца острова Иессо. Северную дугу составляют вулканы северной части Иессо, Курильских островов и Камчатки.

Об островах Лиу-Киу мы знаем немного. Они имеют немало действующих вулканов, но в целом образованы не одними только изверженными горными породами: на островах этих известны мезозойские, вероятно, юрские морские отложения, кристаллические сланцы и новейшие коралловые известняки. Большинство вулканов располагается на мелких островах внутри цепи.

Японские острова проявляют вулканическую деятельность с давних времен. На древних кристаллических и осадочных горных породах их возвышаются многочисленные отчасти потухшие, отчасти действующие вулканические горы. Число их по сообщениям различных ученых неодинаково: Джон Мильн насчитывает 51 действующий вулкан—16 на Курильских островах, 11 на Иессо и 24 в средней и южной части Японских островов. Если присоединить сюда еще потухшие вулканы, то общее число возрастет, по крайней мере, до 100.

Мы зашли бы слишком далеко, если бы стали разбирать особенноста японских вулканов. Наиболее известны среди них Фушияма, Асамаяма, Асояма, вулканические острова в море Сатсума и Пандай, прославившийся извержением 1886 г. Асамаяма (2590 м)[‡‡‡‡‡‡‡‡‡] произвела первое извержение в 864 г. Но особенно опустошительным было страшное извержение ее 1783 г. Вулкан выбрасывал глыбы от 12—30 м в поперечнике и вылил (по Науманну) лавовый поток длиной в 63 км, который прошел в течение 6 часов от Кумавары до Тонегавы, т. е. сделал 48 км. С тех пор кратер этот, известный своей необычайной глубиной, находится в непрерывной деятельности. Вулкан Асояма (1500 м) на острове Киу-Шиу, снова действующий после продолжительного периода покоя, известен огромнейшими размерами наружного кольца: диаметр последнего достигает 20 км. С 796 г. этот вулкан произвел 67 больших извержений. Период времени от 1780 до 1800 г., к которому относится также извержение Асамаямы, ознаменован в Японии усиленной вулканической деятельностью: часть горы Унзен обрушилась, а вулканический остров Сакурашима, появившийся, по японским летописям, в 718 г., выбросил такие огромные массы пемзы, что море было покрыто ею на протяжении 35 км; в море Сатсума, к югу от Киу-Шиу образовался ряд островков: И мая 1780 г. появились два острова; 7 июня при новом извержении они соединились и образовали остров Анейи-шима; 12 июля появился остров Ебису-шима, 29 сентября и 30 октября образовались еще два островка, позднее слившиеся в один. Подобные явления продолжались и в начале следу-
ющего года: 3 января 1781 г. возник остров Иро-шима с вулканом, достигающим 165 м в высоту, а 8 января был насыпан небольшой островок, скоро опять исчезнувший. Благодаря точным записям прошлого столетия, нам известно, что на Японском море в историческое время появлялось множество новых островов, которые отчасти исчезали, отчасти сохранились.

Среди всех японских вулканов наибольшей известностью пользуется Фушияма, священная «несравнимая гора японцев», достигающая 3780 м в высоту. Кратер этого живописного, теряющегося в облаках конуса, обладает диаметром в 400—500 м и глубиной в 167 м. С конца VIII столетия происходило множество извержений Фушиямы, и некоторые из них отличались большой силой. Особенного внимания заслуживает извержение 1707 г., о котором в книге «Окубокаки» рассказано следующее:

«23 дня И месяца, в 4 хоеи (16 декабря 1707 г.), из кратера поднялись огромные клубы дыма, и гора выбросила накаленный пепел и лаву, которые покрыли пространство в 20 кв. ри. Пепельный дождь продолжался до 12 месяцев. Река Саносеки-гава и огромное озеро в 60 хо у Готембы, а также Футабази, Фукасава и Незита были засыпаны пеплом, так что в тех местностях совсем не стало воды. У деревни Нисуги-мура пепел лег пластом в 7 ф. вышиной и почти достигал крыш крестьянских домов. Пепел проник даже в дома, и три из них обрушились. У деревни Мицутоносинден пепел нагромоздился до 7 ф. в вышину, и из-под груд его виднелись только крыши домов; у деревни Субаси- мура толщина пласта пепла—10 ф. Косазуба совсем покрыта пеплом, а храм Асама засыпал до половины... В тех местах, где пепельный дождь достигал особенной силы, как, напр., у Микай-дамиго, бамбуковые леса лишились листьев: остались только стволы и ветви. В деревнях, пострадавших от извержения, чувствовался недостаток воды. Так как рисовые поля провинции Одавары были совершенно уничтожены, то по просьбе владетельного князя в марте 1708 г. правительство дало ему другую область в 56 300 коку. Письмо из Фушигори сообщает следующее: «С половины вчерашнего дня до двух часов сегодняшнего произошло 30 сильных подземных ударов, уничтоживших много домов. Вчера около 10 часов начался подземный гром и над Фушиямой были видимы черные тучи дыма. Жители были охвачены ужасом, но никто не погиб. Тучи поднимались все выше над горой. В течение дня ничего не было видно, но ночью из облаков вырвались огненные лучи, огонь усилился,— вылетали камни и пепел и падали в соседних провинциях на расстоянии 20 ри от вулкана. Особенно силен был пепельный дождь в Идзу, Сагами и Суруга, где массы пепла достигали даже 20 ф. Число засыпанных домов и храмов и опустошенных полей нельзя даже и представить. После этого сила извержения стала ослабевать, и, наконец, вулкан успокоился. Там, где была выброшена лава, образовался огромный кратер и явилась новая гора Хоейсан. С тех пор знаменитая гора, не имевшая равной себе во всем Китае и Корее, потеряла свою очаровательную внешность. Как это грустно!»

Из этого документа мы видим, что во время извержения быж выброшены огромные массы рыхлых продуктов; если область, покрытая ими, и не была особенно обширна, то по количеству выброшенных масс извержение это почти не уступает грозной катастрофе Темборо. Лава вылилась из боковых паразитных кратеров. Во время сильного землетрясения 1891 г. вершина Фушиямы дала трещину: образовалось глубокое ущелье, длиной в 300 м и глубиной в 200.

Особого внимания заслуживает извержение Пандая в Северной Японии, случившееся 15 июля 1888 г. О нем имеются известия многих японских исследователей, главным образом Секийя и Кикухи. Этот вулкан, расположенный к северу от озера Инавасиро и достигающий 1840 м в высоту, ничем не обращал на себя внимания. Четыре вершины его—Обандай (самая высокая), Ко- бандай (самая низкая), Кусигамине и Акаханияма—окружали плоскую покрытую лесом равнину Нуманотайра, среди которой находилась действующая сольфатара. Весьма вероятно, что Нуманотайра представляла дно древнего кратера, а названные выше вершины—остатки кольцевого вала.

В течение многовекового покоя вулкана, этот вал разрушился вследствие размывания, а, может быть, и вследствие слабых взрывов. Охладившиеся фумаролы превратились в три горячих ключа, расположенных на северной стороне Малого Пандая (Кобандая). Последние ежегодно посещались множеством больных. Катастрофа случилась столь неожиданно, что купавшиеся посетители этого целебного места не успели бежать. 15 июля в 7 часов утра раздался своеобразный глухой шум, за ним последовал отдаленный грохот, и через полчаса произошло необычайно сильное землетрясение. В 7 часов 45 минут вдруг Кобандай дал трещину; при страшном грохоте вырвались темные столбы дыма и пепла; 15—20 сильных взрывов быстро последовали друг за другом и подняли пары на необычайную высоту. Главный взрыв продолжался не более одной минуты, затем извержение стало утихать и через два часа кончилось. На северной стороне Кобандая легло огромное облако, и град горячих камней, перемешанный с потоками теплой воды, обрушился на гору. Мелкие продукты извержения были унесены ветром до берегов Тихого океана. Огромные массы камней и земли с поразительной быстротой низвергались по склонам горы в долину Магасе: на пространстве в 70 км2 местность превратились в пустыню: четыре местечка с их населением были уничтожены.

Подробности распространения каменного обвала не лишены значения. Совершенно неправильно рассматривать иногда подобные обвалы, как особый вид грязных потоков. В начале каменные глыбы были сухи, но потом, быстро скатываясь по склонам горы и сталкиваясь друг с другом, превращались в пыль. Вода, выпавшая из облаков, которые выбросил вулкан, превращала их в тягучую массу, и последняя, подобно жидкости, разливалась по долине. Камни падали с такой страшной стремительностью, что сравняли на своем пути все выступы; сокрушаемые ими горные массы усилили обвал. В долинах Нагазе реки были запружены ими и превратились в обширные озера. Общая масса низвергнувшихся каменных глыб достигала 1,123 км3.

Гора претерпела существенные изменения; вершина Малого Пандая была неузнаваема: на ее месте зиял глубокий кратер (500 м) с крутыми стенами. Он был прорезан трещиной, направленной к северо-северо-западу. Происходящее вдоль этой трещины извержение показывает, что и в данном случае центр извержения переместился, как это обыкновенно бывает у вулканов после периодов продолжительного покоя. Из трещины долго выделялись огромные столбы паров.

По-видимому, причиной извержения было внезапное расширение паров, заключенных внутри горы. Вулкан не выбросил ни лавы, ни пемзы, ни других вулканических продуктов; выделенные массы представляли исключительно древние туфы Кобандая, измененные действием газов, прорвавших их. Все грозное извер-
жение заключалось в сильном взрыве водяных паров, и результатом его было образование нового эксцентрически расположенного кратера по типу Кальдеры, Валь дель Бове или Папандаянга. Те процессы, о которых мы могли только предполагать, изучая строение упомянутых вулканов, совершились в Пандае на наших глазах; в этом и заключается главный интерес извержения.

Расположение японских вулканов довольно сложно. Изучением его занимались Науманн и Тойокитси Харада. Эти ученые показали, что между расположением вулканов и геологическим строением Японии существует известная зависимость. Вывод этот тем более интересен для нас, что он вообще проливает известный свет на расположение вулканов рядами. Японские острова, вытянутые по слабо-изогнутой кривой, представляют соединение двух горных систем. Се- веро-японская «дуга» (см. карту, рис. 198) по расположению тектонических линий, направленных в ней с севера на юг, принадлежит к Сахалинской горной системе; а южно-японская дуга, где тектонические линии идут с запада-юго-запада на восток-северо-восток, примыкает к Синийской горной системе. На Хонсиу (Ни- поне), в местности Кванто направления обеих систем сталкиваются. Здесь мы находим поперечную трещину, сопровождаемую вулканами. По имени самого большого из них Харада назвал весь ряд поясом Фушиямы. К этому поясу принадлежат вулканы полуострова Идзу и многочисленные вулканические острова, каковы: Оошима, Амаги, Този-шима. Продолжением ряда служат вулканические Бо- нинские и Марианские острова, лежащие на Великом океане. Поперечная трещина, подобная поясу Фушиямы, примыкает к юго-западному концу южно-японской дуги. Она охватывает пояс Киришимы, названный так по одному из его вулканов, и огнедышащие горы моря Сатсума—Сакурашиму, Ивошиму и огибает острова Семи Сестер (Линхотские). Через середину всего ряда Японских островов проходит другая важная тектоническая линия; она отделяет складчатую, бедную изверженными массами наружную часть островов от внутренней части, обращенной к материку и прорезанной множеством трещин, сбросов и сдвигов. По мнению Харада, последняя принадлежит к числу наиболее разбитых трещинами участков земной поверхности. Числу и величине трещин соответствует чрезвычайное развитие вулканической деятельности, которая сосредоточивается здесь у северо-японской дуги. На Хонсиу вулканы распадаются на три параллельных ряда. Наружный наиболее богат центрами извержений, к числу которых принадлежит и Пандай; на поперечных трещинах, кажется, существуют еще недлинные побочные ряды. Многочисленные вулканы западной части острова Иессо представляют продолжение рассматриваемого ряда.

Значительно беднее вулканами внутренняя часть южно-японской дуги, представляющая четыре ряда вулканов. Что касается наружной складчатой части, то вулканическая деятельность ее ограничивается существованием отдельных конусов, в роде Юнотаке в провинции Иваки.

Самую северную дугу восточно-азиатских вулканов представляют Курильские острова и полуостров Камчатка. Южный конец Курильских островов располагается под углом к Сахалинской горной системе; он образовался, по-видимому, на месте радиально-направленной трещины. Непосредственным продолжением этого ряда служат огромнейшие вулканы Камчатки: если не считать Яву, то на земле не найдется области, вулканы которой превосходили бы их силой извержений и широтой деятельности.

Рис. 198. Карта Японских вулканов (по Харада)

Рис. 198. Карта Японских вулканов (по Харада)

  

Этот дикий полуостров, покрытый горами, лесами и тундрами, занимает площадь в 5000 м2 и приближается по величине к Великобритании или Италии. Как и большинство полуостровов и островов Азии, он простирается с севера на юг. В этом же направлении располагаются и горные хребты его. Угрюмая неприветливая природа, отсутствие дорог и малочисленность населения делают его далеко не гостеприимным. Путешествие по полуострову сопряжено с большими трудностями и лишениями, и хотя Камчатка издавна привлекала взоры ученых, сведения о ней до сих пор слишком еще не многочисленны и далеко не полны. Быть может, только потому она и не прибавляет ничего нового к нашим сведениям о вулканах. Еще в прошлом столетии этот полуостров посетили Беринг (1741), астроном Делиль де ла Кроэр и др. С 1733-го по 1845 год здесь работала экспедиция Крашенинникова, результаты которой были опубликованы в «Полном собрании ученых путешествий по России» (СПб., 1818 г., т. I), в 1828 г. Литке сделал осмотр восточных берегов, но главным образом сведениями о Камчатке мы обязаны Эрману, посетившему ее в 1829 году (см.: Ermann, «Reise um die Erde») и особенно Дитмару. Последний начал свои исследования в 1851 году, должен был покинуть Камчатку в 1855 году вследствие вспыхнувшей восточной войны. Полный отчет об этом путешествии недавно напечатан в «Записках Императорской Академии наук».

Несмотря на скудость сведений, Камчатка, как единственная вулканическая область России, ознаменованная недавней грозной деятельностью, представляет для нас огромный интерес. Древний остов полуострова образован гранитами, сиенитами и глинистыми сланцами; они выступают на дневную поверхность в южной части Средне-Камчатских гор и стоят, по-видимому, в связи с однородными им породами полуострова Тайгоноса. Нынешняя Камчатка—древний гранитный остров,— была залита позднее третичными (плиоценовыми и миоценовыми) морями, которые, будучи бедны известью, отлагали здесь глины и песчаники. Перемежаясь с конгломератами и тонкими слоями бурого угля, эти породы господствуют в строении западной половины Камчатки; в виде отдельных островков они встречаются внутри страны и на восточном берегу. Третичные отложения полуострова были приподняты трахитами и базальтами, которые всячески нарушили их напластование, прорезали в разных направлениях и видоизменили до неузнаваемости: докрасна обожженные глины, перегорелые пласты бурого угля, песчаники, окруженные базальтом, в обилии встречаются на западном берегу, и служат безмолвными свидетелями грозных вулканических процессов, которые разыгрывались здесь в третичный период и в последующее затем время. На западном берегу древние изверженные массы нагромоздили ряд конических гор, каковы, напр., Элеулекен и горы, лежащие у рек Морошечной и Сопочной (по Дитмару).

Обширная область послетретичных извержений начинается, вероятно, в средней части Камчатки. К северу от гранитной области полуострова выдвигаются дикие Средне-Камчатские горы, увенчанные отдельными конусами; такова, напр., громадная Ичинская сопка (16000 ф.), представляющая красивыц, несколько притуплённый конус, Сиссел и др. На памяти людей не происходило ни одного извержения этих вулканов. Но чем далее на восток, тем свежее следы недавней деятельности. На восточном берегу полуострова среди развалин древних кратеров и обширных озер, заполнивших некоторые из них (Курильское озеро, Кроноц- кое озеро, Авачинская бухта), располагается ряд ныне действующих или недавно потухших вулканов. Из них, по крайней мере, 12 дымятся и по наше время, и, кроме того, существует около 30 мест, где бьют горячие ключи и действуют сольфатары. От центрального хребта они отделяются системой реки Камчатки. Этот ряд начинается у мыса Лопатки и оканчивается на севере конусом Шивелюч (Сивелюч), который лежит как раз на том месте, где на полуостров вступает продолжение вулканической трещины Алеутских островов. Дилювиальные и речные отложения закончили строение острова. Они сравняли глубокие долины, у устьев рек образовали косы и постепенно заполнили отрезанные ими участки моря. Эти отложения покрыли и тот первоначальный риф, который отделял древний остров Камчатку от материка, и образовали современный перешейк. Оставляя в стороне дотретичные образования полуострова, остановим наше внимание на восточной цепи вулканов, действующих в настоящее время.

Вулканическая цепь восточной половины Камчатки начинается на юге Кошелевой (Кам- балиной) сопкой, за которой следуют сопки Ильина (Озерная) и Хадутка—все потухшие вулканы. Первый действующий вулкан —небольшая Асачинская сопка; коїнус ее провалился в 1848 г., но еще при Дитмаре, с 1852 по 1855 г., из него почти беспрерывно поднимались огромные столбы черного дыма. Далее следуют не действующие Поворотная (2417 м), Опальная и Вилючинская (2060 м) сопки; притуплённый конус последней изборожден барранкосами. Он ограничивает с запада живописную Авачинскую бухту, которая и по красоте, и размерам оспаривает у Рио-де-Жанейро и Сиднея право на название лучшего порта в мире. По мнению

Дитмара, это—древний разрушенный кратер, заполненный водой и соединившийся с морем. Пролив длиной в 10—12 км и шириной до 3 км окаймлен крутыми стенами в 240—300 м вышиной. Он ведет в бассейн площадью в 3 мили2; последний огражден высокими горами и достигает в глубину 19—27 м. К западу от этого ряда вулканов располагается Курильское озеро и сопки Голыгина и Опальная.

К сереву от Авачинской бухты находятся сопки Стрелошная, или Корящая (3420 м), и Авачинская (2548 м). Первая представляет красивый конус с чрезвычайно правильными барранкосами. Дитмар не мог отыскать следов недавней деятельности этого вулкана, но туземные жители уверяли, что по временам он извергает столбы дыма. То же пишет и Мартене, спутник адмирала Литке (1828 г.): «Эта снежная громада, непосредственно воздымающаяся из равнины, представляет равно величественное зрелище, когда при ясном небе озаряется лучами солнца, или, подобно некоторому колоссу, белеет среди темной ночи. Почти беспрестанно выходит из жерла ее немного дыма, но настоящего извержения давно уже не помнят». Вообще данные Дитмара, по-видимому, подтверждают наблюдения Юнгхуна над яванскими вулканами, что правильные барранкосы составляют признак продолжительной бездеятельности.

Конус Авачинской сопки (2548 м) окружен полукруглым валом так же, как Везувий окружен Соммой. Этот вал носит название Козла, или Козельской сопки. 27 июля 1827 г., в 4-м часу утра, к общему удивлению жителей Петропавловского порта вся местность вдруг покрылась мелким песком и пеплом, которые, точно снег, неслись с севера и затмили солнце. На другой день в 3 часа пополудни были слышны необыкновенно сильные удары; гул их, подобный страшному грому, еще более увеличивал ужас жителей. То же повторилось и 29-го, в 8 часов утра. Послышался запах серы: нельзя было пробыть и */4 часа на открытом воздухе, чтобы не почувствовать удушья. Все эти явления были следствием извержения Авачинской сопки. Большая часть ее вершины обрушилась в кратер, откуда, точно из бездны, тучами вылетал песок; он разносился на большое пространство и падал сильным дождем. К утру 30-го атмосфера очистилась от пепла, остался только неприятный запах серы. Подземные удары были так сильны, что жители ежеминутно ожидали провала земли. Такого страшного взрыва сопки никто не помнил. Извержение продолжалось и в апреле 1828 г. По слухам, до этой катастрофы Авачинская сопка была выше Коряцкой. Следы этого извержения остались в виде глубоко врезанных барранкосов, вырытых потоками горячей воды, которая образовалась от внезапного таяния снега. Другое извержение Авачинской сопки произошло в мае 1855 г., вскоре после отъезда Дитмара из Петропавловского порта.

Следующий действующий вулкан—Жупанова сопка (2589 м); это конус с слегка притуплённой вершиной и углом склона в 33°; к сев. от р. Жупановой тянется вдоль берега так называемый Мылковский хребет с действующими вулканами,— Семячинская сопка, Кихпи- нич и Узон. Наиболее интересен последний: на дне его обширного кратера, отчасти покрытого растительностью, Дитмар видел множество плоских и совершенно обнаженных холмиков из песка и глины; они извергали столбы дыма. В отдельных конусах замечались отверстия, нечто вроде миниатюрных кратеров с диаметром не более 2 м: в них клокотал и кипел очень жидкий светло-серый суглинок. Температура его достигала 92,5—107,5 °С. В некоторых конусах он вытекал через край подобно лавовому потоку; почва по соседству с ними состояла из серы, гипса и кремневой накипи. Эта деятельность перемещается в кратере Узона с одного места на другое: кое-где видны были не действующие сопочки; почва около них была обнажена, что указывало на недавнее прекращение извержений; в других местах потухшие конуса возобновляли свою деятельность и уничтожали густой растительный покров. Семячинская сопка до начала XIX в. имела форму острого конуса, затем часть его провалилась, и деятельность замолкла До 1847 г. С этих пор вулкан опять начал дымиться. Во время посещения Дитмара он выбрасывал огромный столб черного дыма, и зимой 1852/1853 года последовало небольшое извержение, сопровождавшееся сильным выделением пепла.

Далее к северу расположена группа вулканов, окружающая Кроноцкое озеро. Подобно Курильскому озеру и Авачинской бухте это озеро представляет, по мнению Дитмара, древний провалившийся кратер, заполненный водой. С востока оно окаймлено вулканами Хамчен, Кизимен и Кроноцкая сопка (3034 м), с запада Таунскиц, Унана, Чапина и Кюнзекла. Три последние стоят на высоком плоскогорье, которое представляет тундру, лишенную всякой растительности. В этой группе выше всех Кроноцкая сопка. Правильный конус ее покрыт барранкосами, восточный склон имеет угол 37°, западный 34е. Вулкан этот издавна бездействует. При Дитмаре обнаруживали признаки деятельности только Кизимен и Кюнзекла. Северным продолжением западной цепи этой группы служат вулканы Большая Толбача (2377 м) и Малая Толбача. Подошва первого окаймлена многочисленными мелкими конусами. Во время Дитмара этот вулкан слабо дымился.

К Толбачинским сопкам примыкает на севере самая грозная по своим проявлениям и самая выдающаяся по величине группа. В центре ее располагается Ключевская сопка, действующая почти непрерывно. Наряду с Килиманджаро это самый высокий конус земного шара. Она воздвигается непосредственно над берегом на 4886 м (Эрман), а по другим данным— на 5180 м (Гюллемар). Известно немало вулканов, вершины которых лежат значительно выше, но эти вулканы располагаются или на высоких плоскогорьях, или на складчатых горах и таким образом от подножья до вершины не представляют настоящих вулканических конусов (таковы, напр., вулканы Южной Америки и Мексики). Правильный конус Ключевской сопки имеет уклон в 35—36°. На нижней трети его расположены многочисленные мелкие кратеры, не проявлявшие деятельности во время Дитмара. К югу от этого великана Камчатских гор лежит Ушкинская сопка (2700 м?), а к западу Крестовская сопка (3352 м). Широкая возвышенность, служащая основанием этой группы, продолжается к северу, образуя ряд невысоких куполообразных холмов (хребет Тимаска). Над низкими вершинами его высоко поднимается сопка Сивелюч, или Шивелюч, самый крайний вулкан Камчатки. Наряду с Ключевской сопкой он проявлял деятельность в самое недавнее время.

В 1829 году, 15 августа, Эрман во время своего путешествия по Камчатке в первый раз увидел пламя над Ключевской сопкой. 10 сентября он предпринял восхождение на вершину ее, результатом чего и явилось подробное описание этого знаменитого вулкана. Между прочим он говорит: «Жители Ключей утверждают, что извержениям сопки всегда предшествуют землетрясения. В домах, где в окнах вставлена слюда, слышен непрерывный гул, к которому местные жители привыкли, но который вновь приезжающие скоро замечают. На полях и на зеленой равнине, примыкающей к подошве конуса, часто встречаются котлообразные углубления, диаметром в несколько туазов. Я их едва заметил. Но местные жители сообщили мне, что эти ямы были вначале глубоки и заполнились потом вследствие обвала стен: почти все они раскрылись на их глазах вследствие разрыва земли. Чуть ли не ежегодно погибают люди жертвами подобных случаев или получают увечья,—в счастливом случае отделываются страхом.

Извержения пепла происходят через вершину, иногда одновременно с лавой, иногда особо. Они возобновляются несколько раз в год, через приблизительно равные промежутки времени. Что касается опустошений, производимых извержениями в окрестной стране, то они очень редки, и их не испытывали с давних пор. Я мог собрать только весьма недостоверные сведения об этих старинных событиях по устным преданиям. Лава достигала середины селения и русла Камчатки несколько ранее водворения русских на полуострове (1740 г.) и второй раз несколько позже. Она зажгла деревянные строения и уничтожила большую часть посевов на полях. Бедствие было столь велико, что предание тщательно сохранило память о нем».

«Исторические факты об извержениях лавы из громаднейшего вулкана Старого Света ограничиваются неточными известиями. Эти извержения возобновляются через промежутки в 7—10 лет и в большинстве случаев продолжались не свыше недели. Некоторые из них не подходят под это правило. Так, во время Крашенинникова заметили, как исключительный случай, что Ключевская сопка «горела» не в течение недели, а без перерыва в течение трех лет (1727—1731). Этим выражением «горела» местные жители обозначают, как я убедился из многих бесед, излияние лавовых потоков, которые отдаленному наблюдателю кажутся чем-то вроде трещин, обнажающих раскаленную внутренность горы. Позднейшее извержение лавы, бывшее в полной силе с 6 по 14 октября 1737 года и продолжавшееся до весны 1738 г., произошло на северном или северо-восточном склоне со стороны Камчатки. Расплавленные массы, извергаясь из трещин горы, стремились вниз в виде огненных потоков со страшным грохотом. Потоки были громадны, и вся гора казалась одним раскаленным утесом. Внутри ее слышался гром, отличавшийся от того шума, который производила лава при своем падении. Ощущались удары, потрясавшие всю страну, и шум, подобный тому, который производят громадные кузнечные мехи. Однако и на этот раз жители отделались только страхом. Пепел, выбрасывавшийся из вулкана в громадном количестве, к концу извержения был отнесен ветром к морю. Вулкан обнаружил действие вновь 5 ноября того же года. В этот день землетрясением разрушило много домов в Нижне-Камчатске, расположенном у подошвы вулкана с восточной стороны. Землетрясения, вулканические явления и наводнения, свирепствовавшие на южной оконечности полуострова, продолжались до апреля 1738 года. Эти события составляли только звено в длинном ряде подобных явлений. Нет ни малейшего сомнения, что память о них сохранилась не вследствие их особенной важности, но, может быть, благодаря тому только, что они непосредственно предшествовали прибытию на Камчатку двух европейских путешественников,— Крашенинникова и Стеллера».

257

Следующие извержения Ключевской сопки происходили в 1789 г. (Гауе) и в 1829 г. (Эрман). Последнему предшествовал, по-видимому, период полного покоя, по крайней мере в 1828 г. над вершиной вулкана не было заметно ни паров, ни пепла (Китлиц). Но особенного внимания заслуживает извержение Ключевской сопки 1853—1854 гг. С 1841 г. вулкан как будто успокоился, и только небольшие облачка дыма появлялись над его вершиной. В 1853 г. он неожиданно ожил, начались извержения, и мощный лавовый поток в октябре этого года достиг реки Камчатки. Ночью с 17 на 18 февраля 1854 г. вершина соседнего вулкана Шиве- люч с ужасным грохотом обрушилась; лава устремилась во все стороны; потоки ее достигли реки Еловки, а пепел в селении Ключи лег слоем в 1 ф. До того времени Шевелюч проявлял только слабую деятельность, выражавшуюся выделением пара. Когда началось грозное извержение его, Ключевская сопка мгновенно замолкла и только через несколько недель стала опять дымиться. Отсюда весьма вероятно, что подземные очаги обоих вулканов находятся в известной связи между собой. Явление это настолько заинтересовало Гумбольдта, что он отметил его в своем «Космосе» (т. IV, стр. 389—391). Любопытно, что такая же связь существует между Авачинской и Асачинской сопками, которые поочередно то повышают, то понижают свою деятельность.

Самостоятельное положение занимает горный хребет, расположенный между реками Авачей и Быстрой; в центре его возвышается любопытный вулкан Баккенинг. Сильно разрушенный кратер его окаймляет застывший лавовый купол; последний также значительно разрушен и выдвигается среди развалин кратера в виде трех зубчатых скал.— Примеч. пер.

Связующим звеном между вулканами Азии и Северной Америки служат Алеутские острова. Они располагаются к югу от Берингова пролива и представляют сильно изогнутую дугу, обращенную выпуклостью на юг. На западном конце этого ряда не бывало извержений. Вулканы начинаются далее к востоку и по мере приближения к Америке становятся все выше и круче. На Алеутских островах насчитывают 48 вулканов; все они действовали в историческое время. К их числу относится и остров Иоанна Богослова, образовавшийся в 1796 году (о нем см. стр. 195).

<< | >>
Источник: М. НЕЙМАЙР. История Земли. 1994

Еще по теме РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЗВУКА ОТ ИЗВЕРЖЕНИЯ КРАКАТАУ:

  1. ВОЛНЫ, ПРОИЗВЕДЕННЫЕ ИЗВЕРЖЕНИЕМ КРАКАТАУ
  2. СВЯЗЬ ИЗВЕРЖЕНИЙ С ВЫСОТОЙ БАРОМЕТРА. ПРИЧИНЫ ПОВТОРЕНИЯ ИЗВЕРЖЕНИЙ
  3. СКОРОСТЬ ЗВУКА — НЕ ПРЕДЕЛ
  4. Извержения вулканов
  5. 205 ИЗВЕРЖЕНИЯ ТРЕЩИНЫ СКАПТАР
  6. про-              169 РЫХЛЫЕ ПРОДУКТЫ ИЗВЕРЖЕНИЙ
  7. Продукты вулканических извержений
  8. § 2. Особенности отдельных правонарушений в киберпространстве (распространение экстремистских материалов в Интернете; клевета в Интернете; незаконное распространение порнографических материалов в Интернете; нарушение правил интернет-торговли; нарушение авторских и смежных прав в Сети)
  9. х. Распространение христианства
  10. Распространение инфекции
  11. РАСПРОСТРАНЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА
  12. Глава 8 Ислам: возникновение и распространение
  13. Артефакты и их распространение