Задать вопрос юристу

. СВИНЦОВЫЙ АККУМУЛЯТОР


Когда произносят слово ’’аккумулятор”, то чаще всего не называют, какой конкретно, но подразумевают именно свинцовый. Это - самый распространенный тип ак-
кумулятора, причем распространенность он получил благодаря тому, что главное его место службы - автомобиль. Разумеется, заняв это место, свинцовому аккумулятору приходится постоянно вести ’’борьбу за существование” с конкурентами. Современная техника предлагает целый ряд электронакопительных устройств к услугам конструктора: свинцовые, железо-никелевые, серебряно-цинковые, цинково-воздушные, серно-натриевые, хлорно-литиевые, меднолитиевые и еще несколько типов аккумуляторов. И тем не менее экономичнее свинцового аккумулятора ничего пока не изобретено. В уже упоминавшемся докладе группы специалистов ООН было отмечено, что свинцовые аккумуляторы ’’сохранят” свое значение в обозримом будущем как один из самых удобных источников электрической энергии”. Свинцовый аккумулятор, конечно же, удобен (хотя на этот счет могут быть различные мнения, а некоторые из вышеперечисленных конкурентов свинцового аккумулятора, без сомнения, гораздо больше понравились бы с точки зрения их обслуживания любому автолюбителю). Ho все же, вероятно, гораздо важней тот факт, что к.п.д. свинцового аккумулятора доходит до 80 % (для сравнения - у железо-никелевого около 50 %). Правда, удельная энергоемкость у него невелика - около 20 - 40 Вт • ч/кг. Связано это с тем, что свинец - металл тяжелый. Скажем, у серебряноцинкового аккумулятора этот показатель доходит до 100 - 140 Вт  ч/кг. Ho по сроку службы (свинцовый аккумулятор выдерживает до 1000, 1800 циклов зарядки-разрядки, а в специальных условиях было совершено и 13500 циклов!) лишь кадмиево-серебряный аккумулятор может составить ему конкуренцию. Еще одним преимуществом (на данном этапе, пожалуй, решающим) является то, что материалы, потребные для изготовления серийного автомобильного аккумулятора (свинец и его оксиды, серная кислота, пластмассы), недороги и недефицитны (в отличие, например, от серебряноцинкового аккумулятора). По данным Международной исследова
тельской группы по свинцу и цинку и Всемирного бюро статистики по металлам, в 1969 году для производства аккумуляторов было израсходовано во всем капиталистическом мире около 864 тысяч тонн свинца, а в 1974 году уже только в США, ФРГ, Франции, Великобритании, Италии и Японии использовали для этих целей 1125520 тонн металла. При этом доля потребляемого свинца в аккумуляторной промышленности поднялась соответственно с 35,9 до 44 %. В 1986 году капиталистические страны расходовали на свинцовые аккумуляторы уже около 60 % от всего потребленного металла!
Конечно, совершенство свинцового аккумулятора - результат длительного эволюционного развития. В этом смысле впечатляющей выглядит цифра, приведенная в Краткой химической энциклопедии: ”на различные конструкции и усовершенствования только одного свинцового аккумулятора к 1937 году было выдано около 20 тысяч патентов”. А ведь от 1937 года еще очень далеко до эпохи бурного взрыва научно-технической революции. Ho посмотрим на эту цифру и с другой стороны. Ведь большое число патентов свидетельствует не столько о длительности истории или пристальном внимании к конструкции, сколько о сложности задач, возникающих при попытке заставить работать эту конструкцию.
Так что аккумулятор не столь прост, как может показаться с первого взгляда. Ho начинался он с вещей простых. Правда, для того чтобы их заметить и оценить, нужны были острота зрения и интуиция гения. История всех обратимых химических источников тока начинается в самом конце XVIII - в начале XIX веков в Германии. Молодой ученый И.В. Риттер открыл явление поляризации электродов. Это явление привлекло его пристальное внимание. В году он создал прототип всех будущих аккумуляторов. Это был особый вольтов столб (получивший название вторичного столба Риттера), который состоял из 50 медных кружков, перемежающихся суконными кружочками, пропитанными раствором соли. Настоящий вольтов столб, как известно, состоит из медных и цинковых пластинок. Как же работал такой "неполноценный” элемент? Дело в том, что,перед тем как использовать этот элемент в качестве источника электрического тока, Риттер подключал его в качестве нагрузки к настоящему вольтову столбу из 100 медно-цинковых пар. Медные пластинки при этом поляризовались, и "половинчатый” вольтов столб давал электрический ток. Ток этот быстро иссякал, но все же время работы источника было вполне достаточным для того, чтобы можно было установить, что он имеет ту же природу, что и ток от вольтова столба. Как и всякий настоящий экспериментатор, Риттер не остановился на испытании одного только металла - он делает ’’половинчатые” столбы и из других металлов - золота, серебра и




платины. Впрочем, это уже технические подробности, которые мало что говорят неспециалисту. Гораздо печальнее другой факт. Даже специалисты порой мало знакомы с судьбой и творчеством предшественников. Правда, память не безгранична, а время не щадит даже великих. Ho, когда есть такая возможность, следует, как мне кажется, воздать им по заслугам. Итак, Иоганн Вильгельм Риттер.
И судьба этого ученого, и судьба сделанных им открытий столь же печальны, как может только быть печальна ранняя смерть или несправедливое забвение. Он родился в 1776 году в силезском городе Самитце. В юности был фармацевтом, затем учился в Иенском университете. Будучи студентом, испытывал большую материальную нужду, но, видимо, подавал столь большие надежды, что готский герцог Эрнст Il пригласил его к себе и дал средства для физических опытов. В возрасте 28 лет Риттер становится членом Мюнхенской
академии наук, поскольку к этому времени уже сделал ряд важнейших открытий в физике и химии. В 26 лет им была открыта гальваническая поляризация (явление, на основе которого работают все электрохимические аккумуляторы) и сделаны наблюдения по электролизу солей металлов (получил электролитически медь из раствора ее сульфата). Он открыл также ультрафиолетовое излучение по его действию на хлористое серебро, а за 20 лет до Зеебека Риттер открыл термоэлектрический ток. Он же предположил наличие магнитных свойств у ’’электричества от гальванического элемента” (электрического тока). Риттер был одним из первых, кто со всей решительностью отстаивал идею о том, что не прикосновение ’’разнородных тел”, а химическое сродство есть первая причина возбуждения электричества. На основании этого он, в противоположность Вольта, считал действие жидкости на металл в вольтовых столбах необходимым условием возбуждения тока. Одного этого перечня открытий, сделанных Риттером в естественных науках, достаточно, чтобы,если и не поставить ему памятник (хотя и его он вполне заслужил!), то уж, по крайней мере, упоминать имя Риттера на уроках химии и физики в школах всего мира. А каково усердие в занятиях наукой! Оно сродни фанатизму. Риттер говорил, что согласился бы пожертвовать глаз, ухо, полноса или язык, если бы это потребовалось для расширения поля исследований.
Ho память потомков не благоволила Риттеру. О том, насколько поверхностно мы знаем историю крупнейших открытий, можно судить по открытию электрохимической поляризации.
В связи с обнаружением этого явления часто упоминают имя ’’физика Готеро”, причем, как пишут, он ”и другие ученые и изобретатели направляли все свои усилия на выработку мер борьбы с поляризацией ...” Это цитата из книги об аккумуляторах 1926 года. А спустя почти 50 лет М.А. Дасоян и И.А. Агуф в монографии о свинцовом аккумуляторе пишут: ”В 1801 г. Готеро установил появление вторичного, поляризационного тока между платиновыми или серебряными электродами, служившими для разложения подкисленной воды, а Риттер с помощью этого поляризационного тока разложил воду на ее составные части”. Ho вот в статье ’’Вторичный столб Риттера”, опубликованной в 1892 году, мне попалась такая информация: ”... в 1802 г. некто Готеро (’’некто” - с недоумением отметил я) заметил, что две золотые проволоки, служившие в приборе для разложения воды, будучи потом приложены к языку, давали слабые вкусовые ощущения. Это, вероятно, случайное наблюдение, сделанное к тому же учителем музыки ...”. Вот ведь как! Учитель музыки, видимо, из любопытства попробовал на вкус золотые проволоки ... И далее фантазия услужливо подбрасывала картинку,
согласно которой физик с улыбкой слушает наивный лепет случайного экскурсанта, но вдруг понимает всю серьезность сообщения. К этому подталкивал и дальнейший текст статьи. ’’Наблюдение Готеро произвело большое впечатление на Риттера, который, повторяя и разнообразя только что названный опыт, додумался до устройства столба из кружков только одного металла ...” Так бы и осталась эта идиллическая картинка, ибо энциклопедии сообщают
о              Готеро еще меньше, чем о Риттере, но Готеро все же повезло. Во французском ’’Ларуссе” 60 - 70-х годов XIX века о нем все-таки была помещена заметка. Оказалось, что Готеро (1753 - 1803 гг.) был вовсе не ’’учителем музыки”, а ’’искусным музыкантом”, не имевшим себе равных в игре на клавесине и арфе, знатоком теории музыки. Ho, кроме этого, он увлекался и физическими науками, причем столь глубоко и успешно, что в 1803 году опубликовал трактат ’’Изыскание причин, которые вызывают электричество в гальванических приборах”. Стало ясно, что Готеро ученый-универсал: и музыкант, и физик. Ho зато появились и новые вопросы. Когда же все-таки Готеро ’’попробовал на вкус” проволочки: в 1801, 1802 или годах? И как Риттер узнал об этом в 1802 году, если трактат вышел лишь в 1803 году? А может быть, и виртуоз-музыкант, и блестящий физик были знакомы? Ну хотя бы через герцога Эрнста II? Кто знает, о чем еще поведают пожелтевшие страницы истории ...
Конечно, Риттер был человеком своего времени, которое оставило своеобразную печать на его взглядах. Французский биограф Риттера пишет: ”Он верил в животный магнетизм; он пытался применять волшебную палочку для открытия рудных жил металлов; он принимал измышления сидеризма, оккульной силы, которой приписывались все явления природы”. А русский автор (скрывшийся в Энциклопедическом словаре института ”Гранат” за инициалами А.Б.) более краток и категоричен: ’’Сделавшись академиком, Риттер предался натурфилософии и уже ничего не дал для науки”.
Информации, о последних годах жизни академика Риттера действительно очень мало. И эта глухая информация, ничего не объясняя по существу, дает простор для пуританского негодования. В ’’большом” словаре Ларусса, вышедшем в свет в 1866 году, говорится: ’’Его дни были сокращены из-за злоупотребления крепкими напитками, посредством которых он искал забвения от семейных огорчений и возбуждающих средств к впечатлениям, уже слишком экзальтированным”. Ho, как это ни странно, никто не воспользовался возможностью поговорить даже о ’’моральном облике” академика Риттера. ’’Кого боги любят, того они забирают молодым”, гласит известное изречение. Риттер умер в 1810 году, 33 лет от роду. И сколь стремительно восходила его звезда, столь же быстро она закатилась.

История создания свинцового аккумулятора (по Н.Н. Ламтеву)

Период

Дата

Примечание

Доисторический Ранний предсвинцовый век Средний предсвинцовый век Поздний предсвинцовый век Свинцовая эра

1799 - 1826 Могли бы создать, но не создали 1826 - 1837 Создали, но не заметили 1837- 1854 Заметили, но не поверили 1854 - 1859 Поверили, но не заинтересовались 1860-2... у-у-У-У!


Так что же, равнодушное время, играя, дало миру гения и по рассеянности смахнуло его в Лету? Или Риттер достаточно сделал для людей, чтобы память о нем возродилась и жила в их сознании?
Дальнейшее изложение истории создания свинцового аккумулятора хотелось бы предупредить таблицей, аналогичной той, которую в свое время применил Фраунфельдер в предисловии к своей книге ’’Эффект Мессбауэра”. Форма таблицы, видимо, универсальна и отражает исторический процесс любого открытия, облегчая читателю знакомство с предметом.
В ’’доисторический период”, когда уже были проведены работы Вольта, Риттера и Готеро, не было никаких принципиальных запретов для создания свинцового аккумулятора. Ho и никаких стимулов для этого тоже не было. Интересен ’’ранний предсвинцовый век”. Он начался в 1826 году работами итальянского физика Нобили, который произвел дальнейшее улучшение ’’вторичных элементов”, поместив на платиновые электроды диоксид свинца. Ho никаких особенно важных результатов Нобили не получил и оставил ’’свинцово-платиновый” элемент ради элементов газовых, для которых в это время М.ДеЛярив и А. Беккерель получили интересные данные. Так что в ’’ранний предсвинцовый век” свинцовый аккумулятор был создан, но этого не заметили ни его создатель, ни тем более окружающие.
’’Средний предсвинцовый век” имел и более широкую географию, и большую представительность. В это время Мунк констатировал значительную, как тогда говорили, ’’деполяризующую силу” пероксида свинца. Эта сила была использована в 1837 году Христианом Шенбейном - немецким химиком, профессором Базельского университета, который построил элемент со свинцом и пероксидом свинца в качестве деполяризатора.
Заметим, что построение этого элемента было лишь одним из звеньев в плодотворной деятельности Шенбейна. Двумя годами позже он открыл озон, а потом получил и пироксилин. Элемент Шенбейна не канул в Лету без следа. В 1843 году английский ученый Ватстон, работая с ним, указал на очень вы
сокую его электродвижущую силу. В этот же период были проведены и очень полезные для понимания принципа действия вторичных элементов работы профессора физики Берлинского университета Иоганна Христиана Поггендорфа. В 1844 году он изучал явление обратимости на примерах гальванических элементов.
Ho вся деятельность ’’среднего предсвинцового века” не оставила заметного следа в электротехнике. Конечно, свинцовый элемент заметили, но... не поверили в него.
В 1854 году начался ’’поздний предсвинцовый век”. По данным Дасояна и Агуфа, он начался в 1850 году. Отсутствие точной даты свидетельствует о том, что ’’предсвинцовые века” не избалованы вниманием историков науки. На основании исследований Поггендорфа Зиндштедтен показал, что электролитическая ванна для электролиза слабого раствора серной кислоты может быть вторичным элементом. В качестве электродов Зиндштедтен использовал две свинцовые пластинки и наблюдал образование на положительном электроде двуокиси свинца, а на отрицательном - губчатого свинца, а после отключения тока находил на электродах разность потенциалов около 2 вольт. От этого опыта до создания настоящего свинцового аккумулятора расстояние не больше вытянутой руки. Протяни ее и возьми готовый аккумулятор. Ho никто не захотел этого сделать. Зачем? Аккумулятор был неинтересен, поскольку не был нужен. He существовало ни экономичных источников для зарядки вторичных элементов, ни потребителей для упакованной в банки электроэнергии. И лишь в самом конце ’’позднего предсвинцового века” возникла ситуация, которая в корне изменила судьбу свинцового аккумулятора. Препаратор ’’Музея искусств и ремесел” в Париже 25-летний Гастон Планте по просьбе всемирно известного русского ученого, творца гальванопластики Б.С. Якоби принялся выяснять возможность применения вторичных элементов для целей телеграфии. Свинцовый элемент привлек внимание Планте сразу. Высокая электродвижущая сила, большой ток, дешевизна материалов - все это сулило ему большую будущность. И справедливость выбора Планте всем своим ходом подтвердила история электротехники. Ho это уже начало ’’свинцовой эры”.
’’Свинцовая эра” произвела переворот в электротехнике, однако начало ее было не безоблачным. В 1860 году Планте подарил французской Академии наук свою аккумуляторную батарею, составленную из 8 отдельных аккумуляторов. Они давали столь мощный ток, что поразили воображение специалистов. А ведь устройство аккумулятора было простым - две свинцовые пластины длиной 60 и шириной 20 сантиметров каждая, толщиной около одного миллиметра с прокладкой из грубого полотна между ними свертывались
”в трубочку” и опускались в сосуд с 10-процентным раствором серной кислоты. Ho и недостатков у этого аккумулятора было немало, причем таких недостатков, со многими из которых не удалось окончательно справиться до сегодняшнего дня. Планте, теперь уже профессор физики, продолжает работу над своим изобретением. Прокладочный материал, который быстро разрушался в кислоте, заменили каучуковыми лентами, увеличилась поверхность пластины. Ho дороговизна ’’вторичного электричества”, вызванная дороговизной источников тока для зарядки аккумуляторов (чаще всего - элемента Бунзена), их малая емкость и сравнительно быстрое разрушение препятствовали широкому внедрению их в практику. Тем не менее интерес к свинцовому аккумулятору все возрастал. В 1867 году появился патент на него и за океаном. К. Кирхгоф в Нью- Йорке (не путать с немецким физиком!) предложил свинцовый аккумулятор с раздельными электролитами (серная кислота для одной свинцовой пластины, покрытой пероксидом свинца, и раствор азотнокислого и уксуснокислого свинца - для другой. У Планте появились ученики, которые продолжали под его руководством совершенствовать аккумулятор. Так, в 1869 - 1870 гг. Мецгер проводил опыты по нанесению на пластины смеси губчатого свинца и глета, но положительного результата не добился - смесь совершенно не удерживалась на поверхности пластины. А в случае удачи Планте и Мецгер надеялись резко увеличить емкость батареи. Эта задача неотступно преследовала Планте и в 1872 году ему, как казалось, удалось ее решить. Планте предложил так называемый процесс формирования. Заключался он в том, что аккумулятор, прежде чем передать потребителю, довольно долгое время ’’тренировали” путем непрерывных циклов зарядки и разрядки, причем полюса постоянно менялись. За счет этого на листах свинца образовывались пористые слои, пластинки как бы разрыхлялись, увеличивалась их поверхность. Поскольку ’’разрыхленный слой” образовывался из материала основы, он был прочно связан с ним и не боялся ’’механических травм”. Ho у этого способа был большой недостаток - для ’’тренировки” требовалось много времени (от 800 - 1000 часов до 2 лет). Да и стоила такая ’’тренировка” дорого, так как проводилась она с помощью все тех же элементов Бунзена. Ускорить работу по совершенствованию свинцового аккумулятора помогло изобретение Эдиссоном лампы, накаливания, и спрос на аккумуляторы резко возрос.
Наступил 1881 год, год триумфа свинцового аккумулятора. Именно в этом году по Сене уже плавала лодка, электрический двигатель которой питался с помощью батареи аккумуляторов Планте, а по улицам разъезжал трехколесный электромобиль с аккумулятором
той же конструкции. Тогда же появились дешевые динамомашины, позволявшие резко снизить стоимость формировки и зарядки аккумуляторов. Это был год завершения пионерских идей в создании конструкции свинцового аккумулятора. В 1881 году ассистенту Планте Камиллу Фору был выдан патент на практическое применение идеи Мецгера и Планте о нанесении слоя активной массы. На свинцовые пластинки наносилась паста из сурика, смешанного с серной кислотой. Формирование такого аккумулятора требовало уже только 70 - 80 часов. Это было изобретение, давшее начало новому классу свинцовых аккумуляторов - объемных, в отличие от аккумуляторов Планте - поверхностных. Действительно, объем пластин аккумулятора Фора использовался гораздо лучше, чем у аккумуляторов Планте. Ho по надежности конструкция Планте все же пока превосходила конкурента. В этом же году Фолькмар предложил решетчатую конструкцию электродов, что резко повысило прочность сцепления пасты с основой, а в конце 1881 года Селлону выдан патент, согласно которому решетки Фолькмара предлагалось отливать уже не из чистого свинца, а из его сплава с сурьмой. Это настолько увеличило механическую прочность пластин, что позволило приступить к массовому производству свинцовых аккумуляторов. Предприимчивые владельцы фирмы ’’Электрикел пауэ сторедж компани” купили патенты Фора, Фолькмара и Селлона и начали изготовление аккумуляторов. По свидетельству Н.Н. Лам- тева, знаменитый физик Уильям Томсон, будущий лорд Кельвин, писал в газете ’’Таймс”: ’’Этот чудесный ящик для электричества дает возможность перевозить энергию, например, из Парижа в Глазго, в количествах до миллиона фунто-футов”.
Идея, появлению которой способствовал Б.С. Якоби, нашла себе применение и в России в столь богатом новостями 1881 году. В Кронштадте, в Минном офицерском классе (МОК), начинались разработки конструкции аккумулятора. Два года продолжалась упорная работа, пока, наконец, в 1883 году не был испытан удачный вариант конструкции аккумулятора по идее Фолькмара. Ho конструкция эта была совершенно оригинальна. Вот что писал в 1888 году один из инициаторов работ, известный впоследствии электротехник Е.П. Тве- ритинов в книге ’’Электрические аккумуляторы”: ’’Так как выделка аккумуляторов Фолькмара даже до сего времени нигде подробно и достоверно не описана, а в то время, кроме известия, что существуют аккумуляторы Фолькмара, ничего не было известно, то в аккумуляторах Минного офицерского класса и в аккумуляторах Фолькмара можно считать общими только употребление решетки”. В 1884 году в России прошел испытание электрический катер, использовавший аккумуляторы МОК и имевший при скорости 4,5 -
6 узлов дальность плавания более 30 миль. Аккумулятор МОК начинает производить Морское ведомство в Кронштадте.
Заканчивая на этом описание восхода ’’свинцовой эры”, мне хотелось бы обратить внимание читателя на то, что для появления на свет устройства или машины в развитом виде необходимы усилия многих изобретателей. Каждый из них вносит свой принципиальный личный вклад, но основан он на работах предшественников и является основанием для работ последователей. И именно в этом смысле мне хотелось бы привести высказывание Карла Маркса, которое подтверждается историей создания свинцового аккумулятора: ’’Критическая история технологии вообще показала бы, как мало любое из изобретений принадлежит одному лицу”. Действительно, обычное упоминание имени Гастона Планте в связи с созданием свинцового аккумулятора является более данью традиции, чем исторической истиной. Нисколько не умаляя роли Планте, приписывать ему роль творца аккумулятора все же неправомерно. Здесь гораздо больше подходит определение, данное в классической книге Ф. Долецалека по теории аккумулятора. Долецалек называет Планте ’’знаменитым исследователем аккумулятора”.
Аккумулятор начал работать, причем работать интенсивно и во многих областях. Как только появились электростанции, сразу же понадобились мощные стационарные аккумуляторы. На станциях постоянного тока они служили источником энергии для покрытия пиковых нагрузок, на станциях переменного тока - для служебных целей. Каковы были эти аккумуляторы, можно видеть из таких примеров. Берлинская городская электрическая сеть постоянного тока для покрытия пиковой утренней нагрузки имела в 1927 году 69 аккумуляторных батарей, в течение одного часа развивавших мощность 78000 кВт (при токе 700000 А), а в Нью-Йорке в то же примерно время работали 76 батарей мощностью 94000 кВт (при токе 375000 А). Аккумуляторные батареи стали источником энергии для систем аварийного освещения в театрах, больницах, при охране важных объектов. Еще одно важное применение - телефонные станции. Здесь особенно важно постоянное напряжение, и батареи аккумуляторов обеспечивали его вполне надежно. На Московской телефонной станции в 30-е годы были две батареи, работавшие попеременно, общей емкостью 18022 А-ч. Работали аккумуляторы на телеграфе, в системах автоблокировки на железной дороге и пожарной сигнализации.
Использовали аккумуляторы и на транспорте. Как уже упоминалось, электромобиль появился в 1881 году, на 4 года раньше первенца Даймлера и Бенца с двигателем внутренного сгорания. И, кстати, именно на электромобиле еще в 1899 году поставили
мировой рекорд, развив на нем скорость свыше 100 км/ч. Хотя ’’собственно автомобиль” быстро обогнал по уровню развития электромобиль, хотя до сих пор электромобиль в представлении многих - нечто экзотическое, многие десятки тысяч легковых и грузовых автомобилей и автобусов колесили по дорогам Европы и Америки, ’’выжимая” из своих свинцовых аккумуляторов Сотни километров пробега без подзарядки и тонны грузоподъемности. И все это, напомню, "утро свинцовой эры” в 20 - 30-е годы.
Что же было потом? Прежде всего, как мы уже знаем, союз с автомобилем потеснил на второй план все остальные применения свинцового аккумулятора. И союз этот оказался столь плодотворным, что специалистам-аккумуляторщикам стало необходимо собираться на международные симпозиумы для обсуждения текущих дел. Библиография одних обзоров изобретений заняла бы не одну страницу. Откроем любой из них - и на нас обрушится поток информации: сушка сухозаряженных пластин с помощью масла, новая пробка для контроля плотности электролита, автоматическое отключение при зарядке, особая герметичная крышка для танковых и авиационных аккумуляторов. Из этой лавины изобретений мы сможем бегло познакомиться только с несколькими. Прежде всего это герметичные свинцовые батареи. Благодаря применению свинцовокальциевых сплавов, гелеобразного электролита и специального режима зарядки удалось избавиться от таких серьезных недостатков прежних конструкций, как необходимость периодического долива воды и большого газовыделения в конце зарядки. Сейчас такие аккумуляторы в широком ассортименте выпускают в США, ФРГ, Японии. С помощью новых материалов для пластин - титана, покрытого оксидом свинца, винипласта, армированного свинцовым сплавом (положительный электрод) и освинцованных алюминия, меди и титана (отрицательный электрод), достигнута высокая удельная емкость аккумуляторной батареи - до 70 Вт • ч/кг.
Наиболее универсальным критерием состояния той или иной отрасли промышленности являются технико-экономические показатели. И если посмотреть на производство свинцовых аккумуляторов с этой точки зрения, можно увидеть, что в США, например, выпуск свинцовых аккумуляторов (в стоимостном выражении) составляет около 65 % от выпуска всех химических источников тока (и около 90 % общего выпуска аккумуляторов), а в СССР по сравнению с 1940 годом производство только свинцовых стартерных батарей увеличилось более чем в 45 раз.
Теперь мы знаем, как обычный автомобиль получает энергию для того, чтобы начать движение. Ho вот за счет чего он движется и какую роль играет при этом свинец, нам еще предстоит узнать.

<< | >>
Источник: Лебедев Ю.А.. Второе дыхание марафонца (о свинце). - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ’’Металлургия”. - 144 с.. 1990

Еще по теме . СВИНЦОВЫЙ АККУМУЛЯТОР:

  1. БЕЗОПАСНОСТЬ ПРИ ОБСЛУЖИВАНИИ И РЕМОНТЕ АККУМУЛЯТОРОВ
  2. Приложение 3 РЕЗУЛЬТАТЫ СПЕКТРАЛЬНОГО АНАЛИЗА СТЕКЛЯННЫХ ИЗДЕЛИЙ, НАЙДЕННЫХ ПРИ РАСКОПКАХ ГОРОДИЩА СЛОБОДКА (XII — первая половина XIII в.) Ю. Л. Щапова
  3. ОБЩИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ
  4. БЕТОННАЯ... ПОДЛОДКА?!
  5. СТЯЖЕНИЯ, ИЛИ КОНКРЕЦИИ. ЖЕОДЫ И ДРУЗЫ. ЖИЛЫ
  6. УСТРОЙСТВА БЕЗОПАСНОСТИ МОБИЛЬНЫХ СРЕДСТВ МЕХАНИЗАЦИИ
  7. Производство порохов
  8. автомобиль HE РОСКОШЬ?
  9. ЛАКОКРАСОЧНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ОСНОВНЫЕ ВИДЫ ЛАКОКРАСОЧНЫХ МАТЕРИАЛОВ
  10. ОХРАНА ТРУДА ЖЕНЩИН
  11. Справочник, библиотека или ЭВМ!
  12. Ваш автомобиль все-таки отправляют на спецстоянку
  13. ..И КОШМАРЫ В ОБЛАКАХ!
  14. СИККАТИВЫ
  15. УНИФОРМА XXI ВЕКА
  16. 1.12. СОСТАВ НЕКОТОРЫХ 00
  17. Краски
  18. б. Определение чувствования
  19. Вес Земли