<<
>>

Средства управления как манипуляции структурой релевантностей: преодоление жизненных обстоятельств

Социологи давно пытаются описать условия организованной социальной жизни, при которых можно наблюдать феномены рациональности в поведении. Одно из подобных условий постоянно упоминается в социологических работах: рутина как необходимое условие рацио- налъной деятельности.
В этом отношении представляют интерес рациональные свойства деятельности, специфичные для поведения в повседневной жизни. Часто забывают, что Макс Вебер проводил различие между сущностной рациональностью п формальной рациональностью. Он практически единственный среди теоретиков социологии использовал это разграничение в своих работах. Отношения между рутиной и рациональностью несообразны лишь тогда, когда они рассматриваются в соответствии с обычным здравым смыслом или в соответствии с рядом философских учений. Однако социологический подход предполагает почти как аксиому способность человека действовать рационально, т. е. способность человека в своих повседневных делах рассчитывать; действовать обдуманно; вырабатывать альтернативные планы действий: заранее определять условий, в которых он последует одному или другому плану; при выборе средств отдавать предпочтение наиболее эффективным; придавать значение прогнозируемостн событий, предпочитая при этом «некоторый элемент неожиданности»; отдавать предпочтение предварительному анализу альтернатив и последствий перед импровизацией; придавать большое значение вопросу о том, что необходимо сделать и как; осознавать, осуществлять выбор и стремиться к нему; настаивать на «детальной» в противовес «обобщенной» характеристике ситуаций, расцениваемой в качестве важной и реалистичной информации, и так далее — причем эта способность базируется на способности человека воспринимать как нечто само собой разумеющееся, принимать на веру широкий диапазон характеристик социального порядка. В своих повседневных делах, для того чтобы рационально рассматривать десятую долю этой ситуации, предстающую, как айсберг из воды, человек должен иметь возможность рассматривать скрытые от него девять десятых как не вызывающую сомнений и, что даже еще интереснее, как не предполагающую возникновения сомнений подоплеку, очевидно связанную с его расчетами, но существующую неза метл о для него. В своем анализе нормативного фона деят ельности Эмиль Дюрк- гейм подчеркивал, что надежность и понятность сформулированных условий контракта базируется на незаявленных и по обществу не могущих быть установленными условиях контакта, которые стороны принимают как нечто безусловно обязательное в их сделке. Эти принимаемые на веру, воспринимаемые как нечто само собой разумеющееся фоновые характеристики ситуации, т. е. рутинные аспекты ситуации, делающие возможным «рациональную деятельность», в социологическом дискурсе обычно называют нравами и обычаями. Используемое таким образом понятие нравов описывает то, каким образом установившаяся практика оказывается одним из условий рациональной деятельности или, в терминах психиатрии, условием действенности принципа реальности. Поэтому понятые нравов используются для демонс трирования того, что стабильность установившейся социальной практики позволяет людям в ходе ведения и решения повседневных дел воспринимать действия, представления, устремления, чувства друг друга и т.
и. как обоснованные, нормальные, понятные и реалистичные. Случаи перехода Агнес и приемы его осуществления восстанавливают нарушенную у нее связь между установившейся практикой, доверием и рациональностью. Проанализировав эти случаи \л приемы перехода в отношении к этой нарушенной связи, мы сможем избежать простого «диагноза» или гофмановского акцепта на эпизодичности. Можно согласиться с Гофманом в его «сомнительном» представлении о том, что члены общества в целом и Агнес в частности стремятся управлять производимым ими впечатлением. Можно также д опустить точность и прозорливость описаний этого стремления. И тем не менее, попытавшись воссоздать характеристики реального общества, населив его гофмановскнми людьми, мы столкнемся со структурными несоответствиями, подобными тем, которые обсуждались в предшествующих разделах этой статьи. Обзор случаев и приемов перехода Агнес можно использовать как иллюстрацию того, насколько искусно и эффективно она притворялась. Нам пришлось бы согласиться с Гофманом в том, что, Т’очно так же как его члены общества, занятые управлением производимым впечатлением, она была мастерским притворщиком и что, как и н описанном Гофманом обществе притворщиков, ложь обеспечивала ^Чгнес и ее партнерам стабильность их социально структурированного взаимодействия. Однако недоста тки к интерпретационной процедуре Гофмана проявляются со всей очевидностью, когда его представления используются для анализа других аспектов жизни Агнес. Трудности связаны к первую очередь с отсутствием у членов гофмановского общества умышленности, расчета или того, что Агнес называет «сознанием» как свойства управления впечатлением. При эмпирическом применении теории Гофмана постоянно возникает соблазн в порыве возмущения оказать давление на владеющего информацией: «Ну, давай, ты знаешь больше. Почему ты не признаешься?» Случай Агнес помогает нам понять, чем объясняются эти трудности. Агнес продуманно, расчетливо и целенаправленно (т. е. так, как, в представлении Гофмана, Должны признаваться те, кто владеет информацией, если считать этот способ анализа верным) подходила к тому, что другие (а) не только принимают на веру, но и (б) требуют друг от друга принимать на веру на основании общих представлений о нормальности, разумности, понятности, рациональности и законности, а также (в) требуют друг от друга доказательств этой веры в любой ситуации, когда решение проблем повседневной жизни осуществляется продуманно, расчетливо и целенаправленно. Агнес стремилась бы действовать именно так, принимая на веру, по для нес установившаяся практика как одно из условий эффективного, просчитанного, взвешенного освоения.жизненных обстоятельств была проблематична. Не принимать во внимание эту проблематичность, по ее убеждению, означало рисковать разоблачением и крахом. Поэтому анализ случая Агнес позволяет найти новый подход к сущности жизненных обстоятельств. Он также приводит нас к пониманию управления впечатлением (в случае Агнес оно заключалось в средствах управления переходом) как попыток преодоления жизненных обстоятельств в качестве структуры релевантностей в ходе постоянно возникающих ситуаций межличностного взаимодействия. Наконец, он позволяет нам узнать, что представляет собой эта «озабоченность» производимым впечатлением, установив связь между вниманием к «внешней стороне» и этой структурой релевантностей. В ходе одной нз наших бесед Агнес поставила под сомнение необходимость дальнейшего исследования. Она хотела узнать, какое отношение оно имеет к вероятности положительного решения относительно операции. Ее также интересовало, поможет ли «врачам» го, что они очевидно связанную с его расчетами, но существующую незаметно для него. В своем анализе нормативного фона деятельности Эмиль Дюрк- гсйм подчеркивал, что надежность и понятность сформулированных условий контракта базируется на незаявленных и по существу не могущих быть установленными условиях контакта, которые стороны принимают как нечто безусловно обязательное б их сделке. Эти принимаемые на веру, воспринимаемые как нечто само собой разумеющееся фоновые характеристики ситуации, т. е. рутинные аспекты ситуации, делающие возможным «рациональную деятельность», в социологическом дискурсе обычно называют нравами и обычаями. Используемое таким образом понятие нравов описывает то, каким образом установившаяся практика оказывается одним из условий рациональной деятельности или, в терминах психиатрии, условием действенности принципа реальности. Поэтому понятие нравов используются для демонстрирования того, что стабильность установившейся социальной практики позволяет людям в ходе ведения и решения повседневных дел воспринимать действия, представления, устремления, чувства друг друга и т. п. как обоснованные, нормальные, понятные и реалистичные. Случаи перехода Агнес и приемы его осуществления восстанавливают нарушенную у нее связь между установившейся практикой, доверием и рациональностью. Проанализировав эти случаи и приемы перехода в отношении к этой нарушенной связи, мы сможем избежать простого «диагноза» или гофмановского акцента на эпизодичности. Можно согласиться с Гофманом в его «сомнительном» Представлении о том, что члены общества в целом и Агнес в частности стремятся управлять производимым ими впечатлением. Можно также допустить точность и прозорливость описаний этого стремления. И тем не менее, попытавшись воссоздать характеристики реального общества, населив его гофмановскими людьми, мы столкнемся со структурными несоответствиями, подобными тем, которые обсуждались в предшествующих разделах этой статьи. Обзор случаев и приемов перехода Агнес можно использовать как иллюстрацию того, насколько искусно и эффективно она притворялась. Нам пришлось бы согласиться с Гофманом в том, что, точно так же как его члены общества, занятые у правлением производимым впечатлением, она была мастерским притворщиком и что, как и в описанном Гофманом обществе притворщиков, ложь обеспечивала Агнес и ее партнерам стабильность их социально структурироьанного взаимодействия. Однако недостатки в интерпретационной процедуре Гофмана проявляются со всей очевидностью, когда его представления используются для анализа других аспектов жизни Агнес. Трудности связаны в первую очередь с отсутствием у членов гофмановского общества умышленности, расчета или того, что Агнес называет «сознанием» как свойства управления впечатлением. При эмпирическом применении теории Гофмана постоянно возникает соблазн в порыве возмущения оказать давление на владеющего информацией: «Ну, давай, ты знаешь больше. Почему гы ие признаешься?» Случай Агнес помогает нам понять, чем объясняются эти трудности. Агнес продуманно, расчетливо и целенаправленно (т. е. так, как, в представлении Гофмана, должны признаваться те, кто владеет информацией, если считать этот способ анализа верным) подходила к тому, что другие (а) не только принимают на веру, но и (б) требуют друг от друга принимать на веру на основании общих представлений о нормальности, разумности, понятности, рациональности и законности, а также (в) требуют друг от друга доказательств этой веры в любой ситуации, когда решение проблем повседневной жизни осуществляется продуманно, расчетливо и целенаправленно. Агнесстремилась бы действовать именно так, принимая на веру, но для нес установившаяся практика как одно из условии эффективного, просчитанного, взвешенного освоения жизненных обстоятельств была проблематична. Не принимать во внимание эту проблематичность, по ее убеждению, означало рисковать разоблачением и крахом. Поэтому анализ случая Агнес позволяет найти новый подход к сущности жизненных обстоятельств. Он также приводит нас к пониманию управления впечатлением (в случае Агнес оно заключалось в средствах управления переходом) как попыток преодоления жизненных обстоятельств в качестве структуры релевантностей в ходе постоянно возникающих ситуаций межличностного взаимодействия. Наконец, он позволяет нам узнать, что представляет собой эта «озабоченность» производимым впечатлением, установив связь между вниманием к «внешней стороне» и этой структурой релевантностей, В ходе одной из наших бесед Агнес поставила под сомнение необходимость дальнейшего исследования. Она хотела узиат ь, какое отношение оно имеет к вероятности положительного решения относительно операции. Ее также интересовало, поможет ли «врачам» то, что они получат «истинные факты». Я спросил Агнес: «Как ты себе представляешь эти факты?» — «Как я представляю эти факты или как, по моему мнению, представляет их любой другой человек?» — задала она встречный вопрос. Этот ответ можно считать главной темой при рассмотрении жизненных обстоятельств как структуры релевантностей. Тему, раскрывающую сущность ее жизненных обстоятельств, затрагивает еще одно замечание Агнесс. До операции я спросил ее о том, как они с Биллом обсуждали и участвовали в подготовке свадьбы. В своем ответе Агнесс отметила, что их дискуссии с Биллом были сосредоточены на необходимости операции. Она твердо отклонила мой вопрос, заявив: «Вы же не говорите о том, как развлечетесь в Нью-Йор- ке, когда тонете посередине океана... Вас волнует насущная проблема».
<< | >>
Источник: Г. Гарфинкель. ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ЭТНОМЕТОДОЛОГИИ. 2007

Еще по теме Средства управления как манипуляции структурой релевантностей: преодоление жизненных обстоятельств:

  1. ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕЖДУ ЭЛЕМЕНТАМИ УПРАВЛЕНИЯ И ИНФОРМАЦИЕЙ КАК СРЕДСТВОМ УПРАВЛЕНИЯ
  2. Жизненные обстоятельства
  3.   5. ОБУЧЕНИЕ КАК УПРАВЛЕНИЕ ПРОЦЕССОМ НАКОПЛЕНИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ СТРУКТУР  
  4. § 3. Аренда транспортных средств 1. Аренда транспортного средства с предоставлением услуг по управлению и технической эксплуатации Статья 632. Договор аренды транспортного средства с экипажем
  5. Жизненный цикл информационного обеспечения государственного управления
  6. 4.2.2. Субъективная картина жизненного пути и ее структура
  7. Обзор средств управления «переходом»
  8. Социология как профессия и как жизненное кредо
  9. 2. Аренда транспортного средства без предоставления услуг по управлению и технической эксплуатации Статья 642. Договор аренды транспортного средства без экипажа
  10. Монастыри как ячейки гражданского общества: преодоление исторических комплексов Лункин Р. Н.
  11. Возвращение категории образа в подходе А. Н. Аеонтьева (как аспект преодоления постулата непосредственности)
  12. Отстранение водителя от управления транспортным средством