<<
>>

Случай для проверки: прерванная конфуцианская религия мудрецов в конце эпохи Тан

Если верно социологическое объяснение развития неоконфуцианства эпохи Сун, то сходные условия должны были иметь место и в том эпизоде конца эпохи Тан, когда появилась схожая, доктрина.

Неоконфуцианство эпохи Сун развивалось в среде фракций, соперничавших за политический контроль над правительством, в котором доминирующую роль играл образованный класс. Расширявшаяся

экзаменационная система обеспечивала материальные основы для интеллектуальных движений, поскольку растущее количество студентов открывало возможности продвижения по преподавательской линии и способствовало основанию многочисленных частных школ. Имела место жесткая конкуренция за малое число государственных должностей на высшем уровне системы образования, что усиливало неудовлетворенность и вызывало новые предложения по реформированию учебных программ. В образовании происходил раскол фракций на почве пересмотра, нового толкования или замены классики, на которой основывались экзамены, а также по вопросам преимущественного внимания либо к утилитарной подготовке, либо к литературной образованности. Сетевые линии, впоследствии известные как неоконфуцианские, состояли из тех, кто восставал против образовательного status quo и обращался, согласно конфуцианской традиции, к нравственному превосходству классического прошлого. Подобной направленности могло быть придано новое философское содержание путем заимствования из буддизма религиозного идеала просветленного мудреца — возможность, доступная в структурном отношении, поскольку социальная основа буддизма продолжала рассыпаться.

Те же самые условия — политическая борьба между реформаторами экзаменационной системы наряду с попытками конфуцианских традиционалистов освоить буддийское религиозное пространство — проявлялись в период поздней Тан, но с иной степенью выраженности. Хань Юй и Ли Ао, оба чиновники и преподаватели главного университета страны, около 800-820 гг.

безуспешно критиковали оказание буддизму государственного покровительства, особенно поддержку ритуальных представлений магического характера. Вместе с тем они сами заимствовали элементы буддийской философии, когда утверждали, что конфуцианство дало некое трансцендентное космологическое видение и правила поведения в обществе. В подражание буддийским линиям сакральной преемственности Хань Юй и Ли Ао разработали идею передачи внутренней конфуцианской истины от мифических мудрецов Яо и Шуня через правителя царства Чжоу, Конфуция и Мэн-цзы. Далее они заявляли, что эта передача прервалась из-за появления мирского конфуцианства Сюнь-цзы и Ян Сюна, пока сам Хань Юй не восстановил линию преемственности[187]. Ли Ао объявил, что он лично обрел первоначальное озарение — по-видимому, некий опыт медитации в буддийском стиле, открывающий природу вселенной. Эта позиция противостояния буддизму

при заимствованиях из него, использованных для построения альтернативных конфуцианских космологии и мистицизма, является структурной параллелью неоконфуцианскому движению, но семью или восемью поколениями позже.

Существует ряд сходных моментов в фоновых условиях обоих случаев. В эпоху поздней Тан продолжался период восстановления политической и экономической структуры после суровых разрушений в результате восстания Ань Jly- шаня и гражданской войны 755-762 гг. В дополнение к обычной борьбе за власть между вооруженными правителями и придворными евнухами активно действовали ученые-чиновники, предлагая ориентированные на идеологию реформы [Pulleybank, 1960]. Существовала фракция сторонников старины, пытавшихся вернуть порядки древней династии Чжоу, и партия реформаторов, стремившихся порвать с традицией и преобладавшим в то время способом управления экономической и налоговой системами. Первые заставляют вспомнить призывы к старине со стороны неоконфуцианцев эпохи Сун, тогда как вторые являются предшественниками реформаторов — соратников Ван Аньши. Политические движения были связаны с интеллектуальными группировками среди ученых.

Наиболее значительными из них были движение гувэнъ в области литературного стиля, отвергавшее современное увлечение формальными изысками и восстанавливавшее более простую прозу классических времен, а также критическое движение, лишавшее классические тексты мистического ореола через помещение в исторический контекст и не принимавшее их в качестве руководства для текущей политики.

Эти движения ученых развивались благодаря все большему вниманию к системе формальных экзаменов дЛя поступления на гражданскую службу. Возникнув в ранний период династии Тан, экзамены впервые приобрели существенное значение около 700 г.; хотя масштаб экзаменационной системы был невелик по сравнению с эпохой Сун, к концу 700-хтг. данная система стала важным способом отбора чиновников высоких рангов, причем оставалось большое количество неудачливых кандидатов на степень [Pulleybank, 1960, р. 104; СНС, 1979, р. 179, 213-215, 274-277, 329-330]. Способы критики и борьбы сходны с периодом Сун: одни добивались расширения системы для ослабления состязательности, другие критиковали негибкость основанного на экзаменах отбора и оторванность его культурного содержания от современных реалий.

Хань Юй находился в средоточии сетей, связывавших все эти фракции. Его идеологическими предшественниками были литературные реформаторы движения гувэнъ, чей упор на классику Хань Юй выразил как конфуцианский идеал нравственного возрождения через возвращение к традиции. Часть его коллег из движения гувэнъ уже сформулировали идею эзотерической конфуцианской линии преемственности мудрецов, при этом, по-видимому, только Хань Юй получил лавры публичного признания, используя идеи данной группы [Pulleybank, 1960, р. 97, 112]. Особое преимущество Хань Юя заключалось в широких связях с наиболее творческими поэтами и писателями того времени. Его отец был

близок к одному из самых знаменитых поэтов в китайской истории — Ли Бо (699-762 гг.); старший брат Хань Юя был связан с основателями движения гу- вэнъ. Сам Хань Юй стал заметным поэтом и входил в сеть других значимых поэтов; он добился репутации одного из тонких стилистов в области классической прозы.

Где-то на рубеже lt;VIII—IX вв.gt; достигли зрелости различные реформаторские движения. Литературные реформаторы заключили временный союз с реформаторами в области политики и экономики — оппозиционной группой, собиравшейся вокруг наследного принца начиная с 785 г. и вплоть до короткого периода пребывания у власти в 805 г. Здесь вновь прослеживается возможная параллель с движением Ван Аньши в эпоху Сун, истоки которого лежали в деятельности поэтов и ученых-классицистов предыдущего поколения. В случае Тан развитие полностью прекратилось; не только экономические реформаторы были отстранены от власти усилиями фракций придворных евнухов и военных, но и прото-неоконфуцианство Хань Юя, и движение гувэнь вскоре также иссякли. В двух приведенных примерах сражения между интеллектуальными фракциями выстраивались неодинаковым образом. Неоконфуцианцы эпохи Сун находились в жесткой оппозиции к поэтам, тогда как в период Тан оба движения объединились, оказывая давление на власти в пользу реформы содержания экзаменов[188]. При этом раскол между культурными консерваторами и сторонниками институциональной модернизации, хотя и существовавший в латентной форме между группировками эпохи Тан, никогда не доходил до столь резкого разрыва, свойственного противоборствам в период Сун.

Основная линия противостояния проходила между наиболее крайними притязаниями конфуцианского движения и буддистов, но оно приобрело острые формы, лишь когда Хань Юй примерно в 805-820-х гг. начал свою знаменитую полемику. Конфуцианская религия мудрецов заимствовала буддийский культурный капитал, что в предыдущие годы происходило за счет личных связей. В период Тан и литературные, и практические реформаторы — сторонники наследного принца — были связаны с буддийскими интеллектуалами, в данном случае скорее из секты тяньтай, а не из школы чань, как это произойдет в эпоху Сун. Господство буддизма в философии, хотя и колеблемое политическими ветрами, по-прежнему основывалось на мощной материальной поддержке. Вопреки истории постоянных гонений на буддизм в предыдущем столетии, Хань Юй должен

был ощущать хоть сколько-нибудь твердую почву под ногами, когда критиковал популярный при дворе магический тантризм. Но хотя придворный буддизм уже находился при последнем издыхании, буддизм в целом переживал свою последнюю волну творчества. Чань-буддизм расширялся, успешно основывал новые сельские монастыри и закономерно раскалывался на фракции. Только после ослабления этой lt;организационнойgt; основы конфуцианская религия мудрецов могла бы успешно осваивать буддийское пространство. В период Тан кратковременное развитие протонеоконфуцианства происходило почти в тех же условиях, что и появление первого поколения движения эпохи Сун, а религиозные и философские нововведения были сравнимы с идейными новшествами Чжан Цзая или Чжоу Дуньи. Однако ни расширение экзаменационной системы, ни распад буддизма не были столь сильными, чтобы обеспечить конструктивное развитие данного движения во втором и последующих поколениях, подобно тому как это произошло с братьями Чэн и их последователями. 

<< | >>
Источник: РЭНДАЛЛ КОЛЛИНЗ. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. 2002

Еще по теме Случай для проверки: прерванная конфуцианская религия мудрецов в конце эпохи Тан:

  1. ЭТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ ЭПОХИ ТАН (VII-IX вв.)
  2. Христианство в 3 в. к. э. — религия и духовное развитие эпохи
  3. Административные процедуры Прием заявления и проверка документов, послуживших основанием для регистрации транспортного средства
  4. Александр Мень. Дионис, Логос, Судьба. Греческая религия и философия от эпохи колонизации до Александра, 1992
  5. Конфуцианское воспитание и образование
  6. КОНФУЦИАНСКИЕ ПАМЯТНИКИ
  7. Китайско-конфуцианская традиция-цивилизация
  8. Описание диагностических случаев на основе обобщенной схемы Случай 7. Маша О., 9 лет, 5 гимназический класс*[6]. 1. ФЕНОМЕНОЛОГИЯ:
  9. «Для пользы души моей роздать по церквам...» Купцы-благотворители от петровской эпохи до времен Николая I
  10. ТАН (Tang)
  11. Глава VI ВОССТАНОВЛЕНИЕ И РАСЦВЕТ ИМПЕРИИ: ДИНАСТИИ СУЙ И ТАН
  12. ГЛАВА 11 О ДУХЕ РЕЛИГИИ. РАЗРУШИТЕЛЬНОМ ДЛЯ ДУХА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
  13. 2. ВОЦАРЕНИЕ ДИНАСТИИ ТАН (618-907)