<<
>>

Как научные сети влияют на философию? .

Здесь основной интерес для нас представляет воздействие перекрытия сетей на научную революцию. Давайте вначале кратко рассмотрим обратное влияние исходя из нашего сравнения мировых традиций.

Что отличает западную интеллектуальную траекторию, так это частые периоды весьма тесной интеграции математико-астрономических сетей с основными философскими сетями: данное явление имеет место в ключевой период формирования греческой философии и математики; подобная интеграция является одной из ключевых линий интеллектуального развития в исламе и мишенью для критики со стороны значительных самобытных линий. Перекрытие указанных сетей имело центральное значение для сообщества мусульман, иудеев и христиан, образовавших космополитическую «религию разума» в Испании, и продолжало формировать интересы христианских философов. Что же такое имеется в данной математизированной и ас- трономизированной философской традиции, что определяет именно философскую специфику Запада? Одновременное создание в Греции абстрактной математики и абстрактной философии с развитым самосознанием превратило математику в некий идеал трансцендентной реальности. Порядок чисел был воспринят как строение вселенной и на низшем уровне космологии, и на высшем уровне богословия (теологии), а в конечном счете — и на онтологическом уровне. Одним из следствий для философии на Западе lt;включая исламgt;, отсутствовавшим в азиатских традициях, стало особое внимание к ступенчатой иерархии бытия с нисхождением от одного онтологического уровня к другому. Эта иерархическая концепция вселенной делала астрономию философски намного более значимой на Западе, чем на Востоке; сферы планет могли быть отождествлены со степенями онтологического совершенства. Физика как наука легко совмещалась со всем

остальным культурным багажом западного философа; даже если определенные ее части относились к весьма низким уровням метафизической реальности, они находили свое место в системе как целом.

В метафизике западная математизированная философия всегда учитывала различные уровни абстракции. Она была склонна к реализму универсалий (в прямой противоположности буддистскому уклону в сторону номинализма и концепции мировой иллюзии), что обеспечивало плодотворность философского исследования, когда бы ни возникал поток энергии, порождаемый противоречиями, так как понятия универсалий и единичностей представляли собой уже готовую арену для начала спора. А поскольку понятие иерархии абстракций было поставлено в соответствие с более конкретной космологией научного наблюдения, споры по поводу номинализма и радикального партикуляризма (например, с участием Дунса Скота) могли побудить интерес к пересмотру научной теории, так как универсалии подразумевали и наличие научных законов. Данные пересечения объясняют, почему столь многие средневековые христианские философы, наиболее склонные к инновациям, часто касались естественнонаучных тем, пусть даже с чисто концептуальной стороны. В эпистемологии, везде, где бы ни господствовала математико-иерархическая точка зрения, универсалии в результате отождествлялись с реальностью и истиной, образцом которой служило нечувственное априорное математическое доказательство. Проблемы эпистемологии — может ли и как может существовать истина — были узаконены и встроены в сам концептуальный каркас lt;западной философииgt;. Такова одна из причин следующего явления: когда бы неоплатоническая онтология ни подвергалась сомнению (усилиями Ибн Таймиййи и Ибн Халдуна среди мусульман, или стараниями христианских номиналистов, или вновь в связи с распадом в 1600-е гг. всего средневеково-древнегреческого понятийного аппарата), на передний план вновь выходила эпистемология.

Мы видим здесь дополнительные причины особого интереса, с которым европейские философы в период кризиса церковной политики выведывали новые достижения у знатоков астрономии и математики. Дело отнюдь не в том, что средневековая философия была антинаукой; как раз наоборот: в ее концептуальный каркас была встроена вполне конкретная версия науки. Смещение в философских сетях не могло не произвести переворот также и в самом этом каркасе традиционной науки.

<< | >>
Источник: РЭНДАЛЛ КОЛЛИНЗ. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. 2002

Еще по теме Как научные сети влияют на философию? .:

  1. О ТОМ, КАК ЗАКОНЫ ВЛИЯЮТ НА ПОДДЕРЖАНИЕ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ
  2. Реформирование сети научных организаций
  3. СГМ как основа научной философии обыденной жизни
  4. РОСТ МАССИВА НАУЧНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ КАК ПРОБЛЕМА ФИЛОСОФИИ НАУКИ Денис Качеев
  5. Научные знания как результат научной деятельности
  6. Математические сети и своеобразие европейской философии
  7. формирование аргументативной сети и Вздет греческой философии
  8. ИЗОЛЯЦИЯ ПРОВОДОВ И РЕЖИМ РАБОТЫ НЕЙТРАЛЬНОЙ ТОЧКИ СЕТИ КАК ФАКТОРЫ ЭЛЕКТРОБЕЗОПАСНОСТИ
  9. СЕТИ КОНФЛИКТУЮЩИЕ, СЕТИ ИСЧЕЗАЮЩИЕ
  10. 1.5. Проблемы, связанные с овладением научными знаниями 1.5.1. Отношение научного исследования и научных знаний к объективной реальности. Валидность в организации научного исследования и его результатов
  11. Поппер Карл Р.. Все люди — философы: Как я понимаю философию; Иммануил Кант — философ Просвещения. / Пер. с нем., вступи. статьи и примеч. И. 3. Шишкова. Изд. 2-е, стереотипное. — М.: Едиториал УРСС. — 56 с., 2003
  12. 2.1. Конкретно-научный уровень методологии в психологии. Развитие научных взглядов на сущность психических явлений в исторической перспективе Что выступает содержанием конкретно-научного уровня методологии в научных исследованиях?
  13. Тема 39. НАУЧНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ И ФИЛОСОФИЯ 1.
  14. НАУЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ ОБЫДЕННОЙ ЖИЗНИ
  15. 2. Философия нового научного духа Г. Башляра