<<
>>

ГЛАВА XXVI ОБ ОТДАЛЕННОЙ ПОЛЬЗЕ РАЗВИВАЕМЫХ МНОЮ ПРИНЦИПОВ

Если я первый показал возможность равномерного распределения счастья между гражданами и математически доказал эту важную истину, то я счастлив. В таком случае я могу считать себя благодетелем человеческого рода и сказать себе:

Все то, что моралисты писали о равенстве положения людей; все то, что романисты сочинили о талисмане Оро- смана было лишь смутной догадкой о том, что я доказал.

Меня станут упрекать в том, что я слишком подробно остановился на этом вопросе.

На это я отвечу, что так как счастье общества складывается из счастья всех индивидов, то, чтобы узнать, что составляет счастье всех людей, надо было узнать, что составляет счастье каждого отдельного человека. Надо было показать, что если нет такой формы правления, при которой все люди не могли бы быть одинаково могущественными и богатыми, то зато нет и такой формы правления, при которой они не могли бы быть все одинаково счастливыми, — словом, что мыслимо такое законодательство, при котором (если пе говорить об отдельных бедствиях) не будет других несчастных, кроме сумасшедших.

Но равномерное распределение счастья между гражданами предполагает более равномерное распределение национального богатства. А в какой европейской стране можно было бы установить теперь такое распределение? В ближайшем будущем это, несомненно, невозможно. Однако перемены, происходящие ежедневно в устройстве

шого богатства, во всяком случае в тех странах, где богатство не является основанием для общественного уважения.

всех государств, доказывают во всяком случае, что возможность этого не есть какая-то платоновская химера.

Как утверждают мудрецы, все возможности должны в течение более плп менее долгого времени осуществиться. Почему же отчаиваться в будущем счастье человечества?

Кто может доказать, что вышеустановленные истины окажутся всегда бесполезными для него?

Редко, но все же неизбежно в известный промежуток времени рождаются такие люди, как Пенн2*, как Манко- Канак, дающие законы нарождающимся обществам. Но предположим нечто еще более редкое, а именно что такой человек, ревнивый к новой славе, захотел бы в качестве друга человеческого увековечить свое имя в потомстве и, заботясь поэтому более о составлении законов и о счастье народов, чем об увеличении своего могущества, пожелал бы сделать людей счастливыми, а не рабами. Тогда нет никакого сомнения, как я это докажу в разделе IX, что он нашел бы в установленных мною выше принципах зародыши нового законодательства, более соответствующего счастью человечества.

<< | >>
Источник: КЛОД Адриан ГЕЛЬВЕЦИЙ. Сочинения в 2-х томах. Том 2. 1974

Еще по теме ГЛАВА XXVI ОБ ОТДАЛЕННОЙ ПОЛЬЗЕ РАЗВИВАЕМЫХ МНОЮ ПРИНЦИПОВ:

  1. ГЛАВА XV КАКУЮ ПОЛЬЗУ МОЖЕТ ПРННЕСТП НРАВСТВЕННОСТИ ЗНАНИЕ ПРИНЦИПОВ, УСТАНОВЛЕННЫХ В ПРЕДЫДУЩИХ ГЛАВАХ
  2. Глава XXVI.
  3. Глава XXVI
  4. ГЛАВА XXVI (40)
  5. ГЛАВА XXVI (70)
  6. ГЛАВА XXVI (99)
  7. Глава XXVI
  8. ГЛАВА XXVI О ГРАЖДАНСКИХ ЗАКОНАХ
  9. ГЛАВА XXVI КРЕПОСТИ И ИХ ЭЛЕМЕНТЫ В ПЕРИОД 90-х ГОДОВ XIX ВЕКА
  10. Кавказ подо мною
  11. Глава XXVI. УТИЛИТАРИСТЫ272
  12. ГЛАВА XXVI ОБ УНИВЕРСУМЕ И ЗВЕЗДАХ
  13. Глава XXVI ОСУЖДЕННЫЕ ИСТИНЫ
  14. Глава XXVI. КИНИКИ И СКЕПТИКИ
  15. Глава III О СВОБОДЕ БОГА И О ВЕЛИКОМ ПРИНЦИПЕ ДОСТАТОЧНОГО ОСНОВАНИЯ. ПРИНЦИПЫ ЛЕЙБНИЦА ЗАХОДЯТ, БЫТЬ МОЖЕТ, ЧЕРЕСЧУР ДАЛЕКО. ЕГО СОБЛАЗНИТЕЛЬНЫЕ РАССУЖДЕНИЯ. ОТ- BET НА НИХ. НОВЫЕ ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ ПРИНЦИПА НЕРАЗЛИЧИМЫХ [1NDISCERNABLES]
  16. Глава XXVI Умственные качества учителя