<<
>>

ГЛАВА XIV ОБ УСЛОВИЯХ. БЕЗ СОБЛЮДЕНИЯ КОТОРЫХ РЕЛИГИЯ СТАНОВИТСЯ ПАГУБНОЙ ДЛЯ НАЦИОНАЛЬНОГО БЛАГА

Религия, проявляющая нетерпимость, религия, требующая огромных расходов для своего культа, есть, бесспорно, вредная религия. С течением времени ее нетерпимость должна повлечь за собой обезлюдение государства, а ее слишком дорогой культ — разорить его38.
Есть такое католическое государство, где насчитывают почти 15 тысяч монастырей, 12 тысяч прпорств, 15 тысяч часовен, 1300 аббатств, 90 тысяч священников, обслуживающих 45 тысяч приходов; где насчитывают, кроме того, бесчисленное множество аббатов, семинаристов и духовных лиц всякого рода. В совокупности их имеется по крайней мере около 300 тысяч человек! а На расходуемые на них суммы можно было содержать значительный флот и сухопутную армию. Столь обременительная для государства религия13 не может оставаться в течение долгого времени религией просвещенного и цивилизованного королевства14. Народ, подчиняющийся ей, трудится только для содержания в роскоши и довольстве священнослужителей. И каждый из его граждан есть лишь крепостной духовенства.

Чтобы религия была хороша, она должна недорого стоить15 н отличаться терпимостью. Ее духовенство не должно иметь никакой власти над гражданами. Страх перед попами унижает ум и душу, доводит ум до отупения, душу до низости. Неужели служители алтарей всегда будут вооружены мечом? Можно ли игнорировать злодеяния, совершенные благодаря их нетерпимости? Сколько крови было из-за нее пролито! Земля все еще пропитана ею. Для обеспечения мира между народами недостаточно гражданской терпимости; духовенство тоже должно стремиться к этой цели. Всякий религиозный догмат — это зародыш преступлений и раздоров между людьми. Какая же религия поистнне отличается терпимостью? Или та, которая, подобно языческой религии, не имеет никаких догматов, пли же та, которая, как у философов, сводится к здоровой и возвышенной нравственности и которая, несомненно, станет когда-нибудь религией всего мира.

Помимо того нужно, чтобы религия была кроткой и гуманной, чтобы ее обряды не имели в себе ничего печального и сурового, чтобы она повсюду представляла пышные зрелища и приятные празднества16, чтобы отправление ее культа вызывало страсти, но страсти, направленные на общее благо.

Религия, заглушающая страсти, рождает талапуэнов, бопз, браминов, но никогда не рождает героев, знаменитых людей и великих граждан.

49

3 Гельвеций, т. 2

Если религия является радостной, то ее радостный характер предполагает благородное доверие к благости верховного существа. Зачем превращать последнего в восточного тирана, изображать его осуждающим на вечные муки за ничтожные поступки? Зачем ставить, таким образом, имя божества под портретом дьявола? Почему нужно сжпмать души тяжестью страха, разрушать пх движущие силы и из поклонника Ипсуса делать жалкого и малодушного раба? Только злые люди изображают бога злым. Что представляет собой их набожность? Покров для их преступлений.

Религия сама отдаляет себя от политической цели, которую она себе ставит: человек, справедливый и гуманный по отношению к своим ближним, человек с выдающимися талантами и добродетелями не уверен в благосклонности неба — минутное желание, вспышка гнева пли непосещение обедни могут навсегда лпшпть его этой благосклонности.

Небесные награды не должны быть в религии наградой за какие-то мелочные обряды, дающие жалкое представление о всевышнем и ложное представление о добродетели. Это воздаяние не должно быть наградой за пост, за ношение власяницы, слепое послушание и соблюдение дисциплины.

Человек, считающий эти обряды добродетелями, с таким же правом может считать добродетелями искусство прыгать, танцевать, ходить по канату. Что за дело народам до того, что какой-нибудь молодой человек бичует себя или совершает опасный прыжок!

Если некогда обожествляли лихорадку, то почему до сих пор еще не сделали божественным общественное благо? Почему это божество не имеет еще своего культа, своих священников?43 Почему, наконец, нужно выдавать самоотречение за возвышенную добродетель? Только гуманность является в человеке единственной п подлинно возвышенной добродетелью; это первая п, быть может, единственная добродетель, которую религии должны внушать людям: она заключает в себе почти все прочие добродетели.

Пусть в монастырях почитают смирение: оно благоприятствует низости и лености монахов44.

Но должно лп это смирение быть добродетелью народа? Нет. Благородная гордость всегда была добродетелью благородного народа. Лишь презрение греков и римлян к рабским народам, лишь справедливое и гордое сознание ими своей силы и своего мужества совместно с пх законами подчинили им весь мир. Скажут, что гордость привязывает человека к земле. Тем лучше, значит, гордость по-своему полезна. Религия должна не осуждать, но укреплять в человеке привязанность к земным делам. Всякий гражда- нин должен заботиться о счастье, славе и могуществе своего отечества; религия должна прославлять всякое действие, направленное к пользе наибольшего числа людей, освящать всякое полезное установление и никогда не уничтожать его; интересы духовной и светской властей должны быть всегда одними и теми же; пусть, как в Риме, обе эти власти будут объединены в руках правителей17; пусть голос неба станет голосом общественного блага и пусть прорипания богов подтверждают всякий закон, выгодный для народа.

<< | >>
Источник: КЛОД Адриан ГЕЛЬВЕЦИЙ. Сочинения в 2-х томах. Том 2. 1974

Еще по теме ГЛАВА XIV ОБ УСЛОВИЯХ. БЕЗ СОБЛЮДЕНИЯ КОТОРЫХ РЕЛИГИЯ СТАНОВИТСЯ ПАГУБНОЙ ДЛЯ НАЦИОНАЛЬНОГО БЛАГА:

  1. ГЛАВА XV КАКИЕ ИЗ ЛОЖНЫХ РЕЛИГИЙ БЫЛИ НАИМЕНЕЕ ВРЕДНЫ ДЛЯ БЛАГА ОБЩЕСТВА?
  2. § 77. О той особенности человеческого рассудка, благодаря которой для нас становится возможным понятие о цели природы
  3. ПЕРСОНАЛИЗМ ЭММАНЮЭЛЯ МУНЬЕ Христианин может мечтать о революции, совершенной святыми в обществе святых. Но если он признает, что революция необходима для создания новых условий жизни, без которых невозможно возникновение новых, в том числе и духовных, человеческих потребностей, то он не может систематически противостоять этой революции только потому, что она долгие годы созревала без него и независимо от него... Эмманюэль Мунье
  4. ГЛАВА V РАСКРЫТИЕ ИСТИНЫ ПАГУБНО ЛИШЬ ДЛЯ ТОГО, КТО ВЫСКАЗЫВАЕТ ЕЕ
  5. Глава 100 [Восхваление дхармашастры. Блага, которые приносит ее изучение
  6. ГЛАВА XIV О РЕЛИГИИ
  7. БЕЗ ДОСОК, БЕЗ КЛИНЬЕВ: ДЛЯ ПЕРЕМЫЧЕК БЕРУТСЯ ГОТОВЫЕ БЛОКИ
  8. ПАГУБНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ВЛАСТИ ДЛЯ ДОБЛЕСТЕЙ СЕКТЫ
  9. РАЗДЕЛЫ 108—110. СООБРАЖЕНИЯ ПО ПОВОДУ ТОГО, НА КОГО НАПАДАТЬ —НА ТАКОГО, КОТОРЫЙ (ПО СВОЕМУ ПОЛОЖЕНИЮ) ЯВЛЯЕТСЯ УДОБНЫМ ОБЪЕКТОМ НАПАДЕНИЯ,1 ИЛИ ЖЕ НА ОСНОВНОГО ВРАГА.' ПРИЧИНЫ, ВСЛЕДСТВИЕ КОТОРЫХ ПОДДАННЫЕ ТЕРПЯТ НУЖДУ, ПРОЯВЛЯЮТ АЛЧНОСТЬ И СТАНОВЯТСЯ ВРАЖДЕБНЫМИ (СВОЕМУ ПРАВИТЕЛЮ).3 СООБРАЖЕНИЯ О (ВЫБОРЕ) СОЮЗНИКОВ4
  10. 1. «Национальные меньшинства» и «люди без государства»
  11. ГЛАВА 5 СОЗДАНИЕ ДИСКОМФОРТНЫХ УСЛОВИЙ ДЛЯ ПТИЦ
  12. ГЛАВА XIV ЛЮБОВЬ К ВЛАСТИ ЕСТЬ В ЧЕЛОВЕКЕ САМОЕ БЛАГОПРИЯТНОЕ ПРЕДРАСПОЛОЖЕНИЕ ДЛЯ ДОБРОДЕТЕЛИ
  13. VI. ЭПОХА ПОДЪЕМА НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ (КОНЕЦ XIV—XV В.)
  14. Глава 75 [Предки, для которых совершается шраддха]
  15. Просветление без религии
  16. Этика без религии
  17. ГЛАВА XXII О ЕДИНООБРАЗИИ СРЕДСТВ, С ПОМОЩЬЮ КОТОРЫХ СЛУЖИТЕЛИ КУЛЬТА В ЛОЖНЫХ РЕЛИГИЯХ СОХРАНЯЮТ СВОЙ АВТОРИТЕТ
  18. Об идеале высшего блага как об основании для определения конечной цели чистого разума