<<
>>

Выдра

Увидев квартируй городской квартал, где человек живет, можно составить себе представление о его натуре и характере; это же, полагал я, относится и к зверям в Зоологическом саду. От страусов, стоявших шеренгами на фоне сфинксов и пирамид, и до бегемота, проживавшего в пагоде, словно какой-нибудь жрец или маг, уже начавший воплощаться в демона, которому он служит, — наверное, не было зверя и птицы, чье жилище не внушало бы мне симпатии или, напротив, страха.
Лишь немногие из них были примечательны самим местом своего жительства: обитатели рубежей, то есть окраин Зоологического сада, к которым примыкали кофейни и территория выставок. А среди всех жителей этих мест самой удивительной была выдра. Ближе всего от нее находились ворота, что у Лихтенштейнского моста. Вообще было трое ворот, но через эти шло совсем мало народу, и открывалась за ними самая сонная часть сада. Аллея, принимавшая посетителя, своими высокими фонарями с белыми шарами напоминала безлюдные набережные Айльзена или Бад-Пирмонта; задолго до того, как оба эти городишка настолько пришли в запустение, что сделались древнее античных терм, этот уголок Зоологического сада уже был чем-то связан с будущим. Пророческая окраина! Есть растения, которым приписывают способность наделять человека даром провидения, есть и такие места. Чаще всего — заброшенные, безлюдные углы и окраины, а кроме того, купы деревьев, стиснутые меж каменных стен, или тупики и палисадники, где никто не задерживается надолго. В таких местах кажется, что все предстоящее нам на самом деле уже в прошлом. Вот и в том уголке Зоологического сада, если я туда забредал, мне всегда даровалась возможность заглянуть за ограду бассейна, который находился в центре некоего подобия курортного парка. Бассейн был клеткой выдры. Самой настоящей клеткой, так как ограждал этот бассейн не только парапет, но еще и толстые железные прутья.
На дальней его стороне вплотную к овальной стенке стоял маленький грот среди скал. Грот был задуман как домик выдры, однако я ни разу не видел ее там. По этой причине я и ждал, бесконечно долго ждал, не отводя взгляда от непроницаемо черной бездны, надеясь заметить зверька. Но если и выпадала такая удача, то лишь на мгновение: блестящая обитательница дождевой цистерны с молниеносной быстротой опять скрывалась в черной, как ночь, воде. Конечно, не в цистерне держали выдру. Но всегда, когда я вглядывался в темную воду, мне думалось, что дождь бежит во все сточные люки города лишь затем, чтобы достичь вот этого бассейна и обеспечить водой его зверька. Ведь обитал здесь зверек избалованный — грот, пустой и сырой, был не приютом его, а храмом. Священным животным дождевой воды — вот кем была выдра. Но зародилась ли она в сточных дождевых или еще каких- то водах либо только живет благодаря дождевым потокам и ручейкам? Это оставалось для меня загадкой. Зверек всегда был чем-то чрезвычайно занят, как будто в той бездне иначе нельзя. Но я мог бы долгими сладостными днями простаивать, прижавшись лбом к прутьям ограды, и все равно не нагляделся бы на него вдоволь. А он и тут выказывал свое тайное родство с дождем. Долгий сладостный день никогда не бывал для меня более долгим и сладостным, чем тогда, когда дождь своим частым — или редким — гребешком медленно разбирал его на пряди часов и минут. Послушно, как девочка, день подставлял голову под серую расческу дождя. А я смотрел ненасытным взором. Я ждал. Нет, не когда он перестанет. Ждал, когда дождь зашумит еще сильней, еще бурливей. Я слышал, как барабанит он по стеклу, как изливается из водосточных труб и журчащими потоками мчится в желоба. Добрый дождь с головой укрывал меня. Он баюкал меня песней о моем будущем — так напевают колыбельную над детской кроваткой. И я не сомневался, что под дождем растешь. Глядя дома в мутное оконное стекло, я чувствовал себя гостем в домике выдры. Однако по-настоящему я осознавал это лишь тогда, когда снова оказывался возле ее клетки. И опять приходилось долго дожидаться минуты, когда мелькнет над водой блестящее черное тельце и мгновенно скроется в глубине, спеша по своим неотложным делам.
<< | >>
Источник: Беньямин, Вальтер. Берлинское детство на рубеже веков. 2012

Еще по теме Выдра:

  1. ЗВЕРИНЫЙ ЭПОС
  2. К. М. Бэр и разработка теоретических проблем систематики
  3. Биографический сюжет № 109. М.А. Тарусин
  4. Ритуалы и праздники
  5. ГЛАВА XVII О ПРЕИМУЩЕСТВАХ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ УСТАНОВЛЕННЫХ ВЫШЕ ПРИНЦИПОВ
  6. Глава 42 ЖИЗНЬ РОДА
  7. ТЕНЬ ЧИНГИСХАНА
  8. 6.4. На Кубани 6.4.1. Февраль. Размежевание
  9. Глава 1 ОХОТНИКИ ЗА СЕВЕРНЫМИ ОЛЕНЯМИ
  10. О НАКАЗАНИИ ВИНОВНЫХ И ПООЩРЕНИИ ПРАВЫХ
  11. Вопрос: Кто был отцом Иисуса Христа?
  12. СТАРАЯ ЛАДОГА И ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД– ДРЕВНИЕ СТОЛИЦЫ РУСИ
  13. ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ % ОКРУГ ЛХАДО И ЗИМОВКА ЭКСПЕДИЦИИ
  14. ПОСЛЕДСТВИЯ ПАДЕНИЯ ПРАРОДИТЕЛЕЙ
  15. М.А. Тарусин: «мы ФОРМИРОВАЛИСЬ ВО ВРЕМЕНА ОТРИЦАНИЯ»*
  16. Тушинский вор против Василия Шуйского
  17. ПРЕДМЕТНО-ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ