<<
>>

Пульт

Врач обнаружил у меня близорукость. И прописал мне не только очки> а еще и пульт. Причем очень остроумной конструкции. Сиденье можно было передвигать дальше или ближе к крышке» а крышка была с наклоном» чтобы на ней писать; на спинке сиденья имелась горизонтальная планка» подпиравшая спину; а что говорить о передвижном маленьком пюпитре для книги» венчавшем все это сооружение! Пульт» стоявший у окна» скоро стал моим любимым уголком.
В скрытом под сиденьем ящике лежали помимо книг» нужных для школьных занятий» мой альбом с марками и еще три альбома» заполненные коллекцией открыток с видами; на крепком крючке на боковой стенке пульта висели не только мой портфель и корзиночка для завтрака» а еще сабля от гусарской формы и коробка-ботанизирка. Часто» после школы придя домой» я первым делом» чтобы отпраздновать встречу с пультом» делал его местом какого-нибудь любимого занятия — скажем» брался за переводные картинки. Там» где обычно стояла чернильница» я водружал чашку с горячей водой» а затем начинал вырезать картинки. Чего только не покрывала мутная пленка» под которой они едва виднелись на больших листах или в тонких тетрадочках! Сапожник» согнувшийся над своей колодкой; дети» забравшиеся на дерево и срывающие яблоки; молочник у запорошенной снегом двери; тигр» который вот-вот бросится на охотника» а у того из ружья уже вылетает огонь; рыболов на зеленом берегу голубого ручейка; класс» почтительно слушающий учителя» который что- то объясняет у доски; галантерейщик в лавке» где полки ломятся от разноцветных товаров; маяк и на волнах перед ним парусник — все это подернуто туманной дымкой. Смоченные водой изображения тускло просвечивали под мокрой пленкой» а затем под моими пальцами» осторожно снимавшими» скатывавшими» стиравшими» ерзавшими туда- сюда. Наконец толстый верхний слой сходил» превращаясь в тоненькие длинные катышки. На треснувшей» истерзанной пленке проступали» сначала мелкими пятнышками» приятные» неискаженные цвета» и в этот миг мне казалось» что хмурый» по- утреннему блеклый мир внезапно озаряет яркое солнце сентября и все в этом мире» еще влажном от росы» освежившей его перед рассветом» яркими красками встречает новый день творенья.
Когда эта игра мне приедалась» находился какой-нибудь другой предлог» чтобы еще немножко потянуть время до приготовления уроков. Я с удовольствием перелистывал свои старые тетради» представлявшие совершенно особенную ценность: ведь я ухитрился уберечь их от посягательств учителя» который хотел их забрать себе. Я подолгу любовался оценками» которые он выставил красными чернилами» и тихо блаженствовал. Словно выбитые на надгробных камнях имена покойников» от которых тебе уже не будет ни горя» ни радости» стояли на полях пометки» давно передавшие свои полномочия оценкам» которые также стали достоянием прошлого. Еще одним способом» позволявшим — с еще более чистой совестью — проволынить часок за пультом» было приведение в порядок тетрадей и учебников. Книжки непременно требовалось заново обернуть в плотную синюю бумагу» а что касается тетрадей» тут даже правила были на моей стороне: промокашку в тетради следует прикрепить, чтобы не потерялась. Для этого были специальные ленточки всех цветов радуги. Концы ленточки прикреплялись специальными бумажными кружочками на обложке тетради и на промокашке. Если взор жаждал отрады, подбирались самые разные — нежнейшие или, напротив, кричащие сочетания цветов. Так что в этом смысле мой пульт имел сходство со школьной партой. Но он был лучше, потому что служил мне надежным укрытием и позволял заниматься такими делами, о которых парте знать не полагается. Мы с пультом держались заодно — против парты. И после унылого школьного дня засев наконец-то за пульт, я замечал, что он вливает в меня свежие силы взамен растраченных. Не просто как дома я мог чувствовать себя, а в укрытии, вроде тех, что можно видеть на средневековых картинах, где какой-нибудь монах, преклонивший колени на особой скамейке или сидящий за столом в скриптории, кажется одетым в броню. В этом логове я начал читать «Приход и расход» [33] и «Повесть о двух городах» [34]. Я находил для чтения самый тихий час дня и пульт — самое укромное место в нашем доме. Устроившись» я открывал книгу на первой странице» и настроение у меня делалось приподнятое» как у путешественника» впервые ступившего на землю нового континента. Да это был и впрямь новый континент: Крым и Каир» Вавилон и Багдад» Ташкент и Аляска» Детройт и Дельфы на нем наползали друг на друга» в точности как золотые медали на сигарных коробках» которые я тоже собирал. И не было большей отрады для меня» чем сидеть вот так» отгородившись от всех орудий моей пытки: тетрадей для вокабул» циркулей» словарей» — и витать там» где не имели они надо мной никакой власти.
<< | >>
Источник: Беньямин, Вальтер. Берлинское детство на рубеже веков. 2012

Еще по теме Пульт:

  1. Общие положения
  2. Общие положения
  3. Рампы
  4. Водолазные посты и площадки
  5. Подвесные грузовые палубы
  6. Посты управления .
  7. Грузовые стрелы и краны
  8. 16.3. Средства воздухо- и газоснабжения
  9. 16. 5. Водолазные барокамеры
  10. Грузовые подъемники
  11. 4.3. ПРИБОРЫ РАДИАЦИОННОЙ, ХИМИЧЕСКОЙ РАЗВЕДКИ И ДОЗИМЕТРИЧЕСКОГО КОНТРОЛЯ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В НАРОДНОМ ХОЗЯЙСТВЕ