<<
>>

О ПРИМЕНЕНИИ ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ В ФИЛОСОФИИ 1788

Если под природой понимать совокупность всего того, что определенно существует согласно законам, [т. е.] мир (в качестве так называемой природы в собственном смдсле) с его высшей причиной, то исследование природы (называемое в первом случае физикой, во втором1 —метафизикой) может пытаться [идти] двумя путями — либо чисто теоретическим, либо телеологическим.
В последнем случае оно в качестве физики может использовать для своих намерений лишь такие цели, которые могут стать известны нам из опыта; в качестве же метафизики в соответствии с ее призванием — лишь ту цель, которая устанавливается чистым разумом. В другом месте я показал, что в метафизике разум не может на естественном теоретическом пути ^(в отношении познания бога) по желанию достичь всех своих намерений и, следовательно, ему остается лишь телеологический путь; таким образом, не цели природы, которые покоятся лишь на эмпирических основаниях доказательства, а цель, определенно данная a priori чистым практическим разумом (в идее высшего блага), должна возместить недостаточность теории. Подобное право, более того, потребность исходить из телеологического принципа там, где нас покидает теория, я попытался доказать в небольшом сочинении о человеческих расах 2. Однако оба случая предполагают требование, которому неохотно подчиняется рассудок и которое может дать достаточно поводов для ложного понимания.

Во всяком исследовании природы разум по праву взывает сначала к теории и лишь позднее к определению цели. Но отсутствие теории не может возместить никакая телеология или практическая целесообразность. Мы всегда остаемся в неведении относительно действующих причин, как бы хорошо ни смогли мы объяснить соответствие между нашим предположением и конечными причинами, — будь то природы или нашей воли. В большинстве случаев это сетование кажется обоснованным там, где (как в указанном метафизическом случае) должны предшествовать даже практические законы, чтобы прежде всего указать ту цель, ради которой я намерен определить понятие причины, и это понятие, таким образом, как будто совершенно не касается природы предмета, а имеет дело только с нашими собственными намерениями и потребностями. В тех случаях, где разум имеет двоякий, взаимно ограничивающийся интерес, всегда трудно прийти к согласию относительно принципов.

Но трудно даже только понять принципы такого рода, так как они касаются метода мышления еще до определения объекта, а противоречащие друг другу притязания разума делают двусмысленной ту точку зрения, исходя из которой следует рассматривать свой предмет. В этом журнале подвергнуты остроумному разбору два моих неодинаковых по значимости сочинения о двух весьма различных предметах 3. В одном случае я не был понят,; хотя и рассчитывал на понимание, в другом же случае вопреки всякому ожиданию я был прекрасно понят 4; в обоих случаях [авторы суть] люди отменного таланта, : прославленные, полные юношеской энергии. В первом; случае я был заподозрен в том, будто я хотел ответить і на вопрос о физическом исследовании природы с помощью свидетельств религии; во втором случае с меня! было снято подозрение в том, будто, доказывая недо-^ статочность метафизического исследования природы, я хотел ущемить религию. В обоих случаях быть по-1 нятым трудно потому, что еще в малой степени уяснено^ право пользоваться телеологическим принципом там, где теоретические источники познания оказываются недостаточными, — однако [пользоваться] с таким ограничением его применения, чтобы теоретически-спекулятивному исследованию было обеспечено право первенства , дабы сначала испытать на нем всю его способность (причем в метафизическом исследовании от чистого разума справедливо требуется, чтобы он заранее обосновывал это право и вообще свое притязание на решение чего-то, но при этом полностью раскрывал степень своей способности (Vermogenszustand), чтобы можно было рассчитывать на доверие) и дабы в дальнейшем оно всегда располагало этой свободой. Значительная часть недоразумений объясняется опасением ущемить свободу применения разума; если рассеять это vопасение, то, я полагаю, легко можно будет достигнуть единодушия.

На опубликованное в <

Правда, этот знаменитый муж сразу же считает ?/сомнительным заранее устанавливать принцип, которым ^естествоиспытатель должен был бы руководствоваться -в поисках и наблюдениях, и в особенности такой

Ш

ргринцип, который направлял бы наблюдения на то, поощрять историю природы в отличие от чистого *ания природы, так же как он считает несостоятель- само это различение. Однако это недоразумение |можно легко устранить.

, ,Что касается первого возражения, то несомненно, |:что в чисто эмпирическом блуждании без руководящего ^принципа, в соответствии с которым следовало бы ^искать, никогда нельзя было бы найти что-либо целесообразное; ибо наблюдать — значит лишь методически осуществлять опыт. Я благодарен ограничивающемуся одним только опытом путешественнику за его грассказ, в особенности если речь идет о [логически] М - ? связном познании, из которого разум должен что-то извлечь для теории. Обычно, когда его о чем-то спрашивают, он отвечает: я мог бы, конечно, это заметить, если бы я знал, что об этом будут спрашивать. Но ведь сам господин Форстер следует линнеевскому принципу постоянства отличительных признаков органов оплодотворения у растений, без которого было бы невозможно столь достойно упорядочить и расширить систематическое описание природы, касающееся растительного царства. Верно, к сожалению, то, что некоторые весьма неосторожно вносят свои идеи в само наблюдение (и, как это, вероятно, случалось и с самим великим знатоком природы, считают, исходя из некоторых прин меров, что сходство указанных отличительных признак ков [постоянства] свидетельствует о сходстве сил pa-j стений); также совершенно обоснован выпад против] опрометчивых любителей умничать (который, я пола-| гаю, не относится к нам обоим). Однако такого рода; злоупотребление не может поколебать значимость пра-| вил.

Что же касается подвергнутого сомнению и даже категорически отвергнутого различия между описав нием природы и историей природы, то если под послед-: ней хотели понимать рассказ о естественных обстоятель-; ствах, в которые не проникает никакой человеческий разум, например о первоначальном возникновении ран стений и животных, подобная [история природы] была бы, правда, как говорит господин Ф[орстер], наукой не для людей, а для богов, которые соприсутствовали или даже были творцами. Но проследить связь некоторых существующих ныне свойств природных вещей с ю причинами в более древнее время согласно законам действия, которые мы не выдумываем, а выводим из сил природы, как она представляется нам теперь, и проследить эту связь лишь настолько, насколько это позволяв! аналогия, — единственно это было бы историей при: роды, и притом такой, которая не только возможная но и которую довольно часто — например, в теория] Земли (среди них занимает свое место и теория знам§ нитого Линнея) — исследовали основательные естество! испытатели, все равно много или мало они преуспел в этом. Также и предположение самого господипа Ф[орстера] о первоначальном происхождении негров относится, конечно, не к описанию природы, а только к истории природы. Это различие заключено в природе вещей, д я не требую этим ничего нового, кроме лишь тщательного обособления одного занятия от другого, так как они совершенно разнородны, и если одно (описание природы) выступает в качестве науки во всем блеске великой системы, то другое (история природы) может показать лишь фрагменты или шаткие гипотезы. Посредством этого разграничения и изображения второй [дисциплины] в качестве особой науки, хотя для настоящего времени (может быть, и навсегда) осуществимой скорее в наброске, чем в законченном виде ([науки], в которой для большинства вопросов не было ffibi найдено ответов), я надеюсь способствовать тому, что не будут с мнимой проницательностью приписывать одной то, что принадлежит, собственно, лишь другой, и более определенно узнают сферу действительных знаний в истории природы (ибо некоторыми из них обладают) и в то же время ее пределы, заключенные в самом разуме, вместе с принципами, согласно которым его лучше всего можно было бы расширить. За эту педантичность следует меня извинить, так как в других случаях я испытал столько бед из-за беззаботности, какой наукам предоставляют свободно переходить ^эавицы друг друга, и указал на это не ко всеобщему удовольствию. Кроме того, я совершенно убежден [їв'том, что уже благодаря одному только разграничению "неоднородного, которое до этого рассматривалось в вешанном виде, науки часто озаряются совершенно светом; хотя при этом и обнаруживается известная убогость, которая до этого могла скрыться за чужеродными знаниями, но зато открываются многие подлинные источники знания там, где их совсем нельзя было бы ожидать. Величайшая трудность в этом мнимом обновлении заключается лишь в названиях. Слово история в том же значении, которое оно имеет в греческом Historia (рассказ, описание), употребляется уже слишком долго, чтобы легко согласились допустить цля него другое значение — значение естественнонауч- ного исследования (Naturforschung) происхождения, тем более что в этом последнем значении довольно трудно подыскать ему другой подходящий технический термин 11. Однако трудность различения в языке не может устранить различия в вещах. Вероятно, и при [рассмотрении] понятия расы причиной разногласий относительно самой сути дела было именно такого рода недоразумение — из-за неизбежного отклонения от классических терминов. Мы сталкиваемся здесь с тем же, чтб говорит Стерн 5 по поводу физиогномического спора, взволновавшего, если верить его веселым выдумкам, все факультеты Страсбургского университета; [Стерн говорит]: логики решили бы дело, если бы только не споткнулись о дефиницию. Что такое раса? Этого слова нет ни в одной системе описания природы, следовательно, можно предположить, что и самого предмета нигде нет в природе. Однако понятие, обозначаемое этим термином, имеется в разуме каждого наблюдателя природы, который в наследуемой особенности различных совокупляющихся животных, не содержащейся в понятии рода этих животных, усматривает общность причины, и притом причины, первоначально заложенной в основании (Stamm) самого рода. То, что это слово не встречается при описании природы (вместо него употребляется слово разновидность [Varietat]), не мешает наблюдателю природы считать его необходимым для истории природы. Он должен лишь четко определить его для этой цели, что мы и попытаемся здесь сделать.

Название расы как коренной особенности, указывающей на общее происхождение и допускающей в то же время множество подобных постоянных, передающихся по наследству отличительных признаков не только одного и того же рода животных, но и одного и того же основания рода, придумано вполне уместно. Я перевел бы его как видоизменение (progenies classifica), чтобы;; отличить расу от перерождения (degeneratio s. progenies] specifica *), которое нельзя признать, так как последнее противоречит закону природы (сохранения ее видов в неизменной форме). Слово progenies указывает, что это не первоначальные отличительные признаки, распределенные благодаря разным первичным родам (Stam- me) как виды одного и того же рода, а отличительные признаки, развивающиеся единственно лишь в последовательности поколений, стало быть, не различные виды, а видоизменения, которые, однако, столь определенны и постоянны, что это дает нам право на различение по классам.

В соответствии с этими предварительными понятиями можно было бы в системе истории природы разделить человеческий род (взятый по его общему признаку в описании природы) на первичный род (или первичные роды), расыу или видоизменения (progenies classificae), и различные породы людей (varietates nativae); последние содержат признаки не неизбежные, не наследуемые согласно закону, который должен быть указан, и, следовательно, недостаточные для деления на классы. Однако все это только идея о том способе, каким разум должен сочетать величайшее многообразие в порождениях с величайшим единством происхождения. Вопрос о том, действительно ли имеется подобное родство в человеческом роде, должны решить наблюдения, выявляющие единство происхождения. И здесь отчетливо видно, что для того, чтобы только наблюдать, т. е. обращать вникание на то, что может указать на происхождение, а не на одно лишь сходство отличительных признаков, необходимо руководствоваться определенным принципом, так как мы в этом случае имеем дело с задачей истории природы, а не с задачами описания природы и чисто методического обозначения. Если кто-то не провел своего исследования в соответствии с указанным принципом, то он должен будет искать еще раз; ведь само собой не придет то, что ему нужно, чтобы установить, имеется ли среди существ реальное или чисто номинальное родство.

Нет более верного признака происхождения не от одного первоначального рода, чем невозможность получить способное к размножению потомство путем смешения двух наследственно различных человеческих групп. Если же это удается, то, как бы ни было велико различие в облике, оно не мешает считать по крайней мере возможным их общее происхождение; в самом деле, подобно тому как они, несмотря на их различие, через порождение могут объединиться в одном существе (Produkt), содержащем в себе отличительные признаки обоих, так могут они через порождение разделиться на множество рас из одного первичного рода, первоначально заключавшего в себе задатки развития отличительных признаков обоих. И разум не будет без надобности исходить из двух принципов, когда он может обойтись одним. Но верный признак наследственных особенностей как отличительных черт столь многих рас уже был приведен. Теперь следует сказать еще кое-что о наследственных разновидностях, дающих повод для обозначения той или иной породы людей (фамильного или племенного сходства).

Разновидность представляет собой не классификационную наследственную особенность, так как она не обязательно передается по наследству; ведь даже для описания природы подобное постоянство наследственного отличительного признака требуется лишь для того, чтобы иметь основание для деления на классы. Облик, который при наследовании лишь иногда воспроизводит отличительные черты родителей, и притом большей частью лишь односторонне (обнаруживая сходство либо с отцом, либо с матерью), не есть признак, по которому можно узнать происхождение от обоих родителей, как, например, различие блондинов и брюнетов. Точно так же раса, или видоизменение, есть неизбежная наследственная особенность, которая хотя и дает основание для деления на классы, однако не есть специфическая особенность, так как неизбежно смешанное сходство (halbschlachtige Nachartung) (следовательно, слияние черт различия между ними) делает по крайней мере не невозможным суждение, позволяющее считать их унаследованные различия изначально объединенными также в их первичном роде в качестве одних только задатков и лишь постепенно развившимися и разделившимися при размножении. В самом деле, нельзя превращать в особый вид породу животных, если она принадлежит вместе с другой породой к одной и той же естественной системе порождения,. Следовательно, в истории природы род и вид означают одно и то же, а именно наследственную особенность, несочетаемую, с общим происхождением. Совместимая же с ним особенность или необходимо наследственна, или нет. В первом случае она составляет отличительный признак расы, во втором — разновидности.

Что касается того, что в человеческом роде можно назвать разновидностью, я здесь замечу, что и в отношении нее природу следует рассматривать не как формирующую в полной свободе, а — так же как и в случае с. отличительными признаками расы — лишь как раз- вивавдщую. и благодаря первоначальным задаткам предопределенную к ней, так как и в разновидности встречается целесообразность и соответствующая этой целесообразности определенность, которая не может быть дером случая. Каждый портретист, размышляющий р своем искусстве, может подтвердить то, чтб заметил уже лорд Шефтсбери в, а именно что в каждом человеческом лице имеется некоторая оригинальность (как бы действительный набросок [Dessein]), которой индивид выделяется как предназначенный для особых целей, отсутствующих у других, хотя расшифровать эти знаки выше наших способностей. В картине, нарисованной с натуры и выразительной, усматривают правду, т. е. то, что она взята не из воображения. В чем же состоит эта правда? Несомненно, в определенной пропорции между одной из многих частей лица и всеми остальными, дабы выразить, индивидуальный характер, содержащий смутно представляемую цель. Ни одна часть лица, если она даже кажется нам непропорциональной, не может в изображении быть изменена при сохранении прочих частей так, чтобы глаз знатока, хотя бы он и не видел оригинала, тотчас же не заметил при сравнении с портретом, срисованным с натуры, какой из обоих портретов содержит в себе чистую натуру и какой — вымысел. Разновидность у людей одной и той же расы, по всей вероятности, столь же целесообразно была заложена в первоначальном роде, чтобы укоренить и в ряде [поколений] развить величайшее многообразие для бесконечно различных целей, как и различие рас, чтобы утвердить пригодность к меньшему числу целей, но более существенных. При этом, однако, существует то различие, что эти задатки после того, как они однажды развились (что должно было произойти уже в древнейшие времена), не допускают возникновения каких бы то ни было новых подобного рода форм и не дают угаснуть старым формам; напротив, первые, по крайней мере насколько мы это знаем, указывают на природу, неистощимую в новых отличительных признаках (как внешних, так и внутренних).

В отношении разновидностей природа, кажется, остерегается слияния, так как оно противоречит ее цели, а именно многообразию отличительных признаков; что же касается различия рас, то природа по крайней мере допускает слияние, хотя и не поощряет его, потому что благодаря этому живое существо становится пригодным для многих климатов, хотя и ни к одному из них не подходит в такой мере, как при его первоначальном приспособлении к климату. Что касается общепринятого мнения, будто дети (у нас, белых) должны наполовину наследовать от своих родителей признаки, относящиеся к разновидности (такие, как рост, облик, цвет кожи, даже некоторые недостатки, как внутренние, так и внешние; говорят: это у ребенка от отца, а это — от матери), то после тщательного рас- смотрения фамильного сходства я не могу с этим согласиться. Они если и не походят на отца или мать, то все же воспроизводят, не смешивая, черты либо одной, либо другой семьи. Хотя отвращение к смешениям слишком близких родственников вызвано большей частью моральными причинами и хотя бесплодие их мало доказано, все же широкое распространение этого отвращения даже у диких народов дает повод предполагать, что причина этого в какой-то мере (auf entfernte Art) заложена в самой природе, которая не хочет, чтобы всегда воспроизводились старые формы, а хочет, чтобы было извлечено все многообразие, которое она заложила в первоначальные зародыши человеческого рода. Известную долю однообразия, выявляющуюся в фамильном или даже племенном сходстве, также нельзя приписать смешанному наследованию отличительных признаков (которого, по моему мнению, совершенно не бывает у разновидностей). В самом деле, преобладание способности к размножению того или другого из сочетавшихся браком лиц, поскольку иногда почти все дети походят на отцовский род либо все на материнский род, может при первоначально значительном различии характерных признаков уменьшить многообразие и породить некоторое однообразие (видное лишь чужому глазу) благодаря действию и противодействию, а именно благодаря тому, что сходство на одной стороне становится все более редким. Однако это лишь мое мнение, высказанное мимоходом, и читатель может судить о нем как ему угодно. Важнее то, что у других даивотных Почти все, что можно было бы назвать у них ^разновидностью (как, например, величина, свойства кожи и т. д.), наследуется, как у помеси, и если человека, как и полагается, рассматривают по аналогии С животными (в отношении наследования), то это обстоятельство как будто говорит против различения мною рас и разновидностей. Чтобы судить об этом, нужно придерживаться более высокой точки зрения в.объяснении этого устройства природы, а именно что не обладающие разумом животные, существование которых может иметь ценность только как средство, должны были быть поэтому уже по своим задаткам устроены различным образом для различного употребления (как различные породы собак, которых, согласно Бюффону 7, следует выводить из общего рода овчарок). Напротив, большее единство целей в человеческом роде не требовало столь большого различия наследуемых природных форм; следовательно, необходимо наследуемые формы могли быть предназначены лишь для сохранения видов в некоторых немногих значительно отличающихся друг от друга климатах. Однако так как я хотел защитить лишь понятие рас, то мне нет необходимости отстаивать этот довод в пользу разновидностей.

После устранения этих расхождений в языке, которые часто более повинны в спорах, чем расхождение в принципах, я надеюсь встретить меньше препятствий в обосновании своего способа объяснения. Господин Ф[орстер] согласен со мной в следующем: он находит достаточно значительной по крайней мере одну наследственную особенность людей различного облика — а именно ту, которая отличает негров от остальных людей, — чтобы не считать ее одной только игрой природы и следствием случайных воздействий, и требует для нее задатков, первоначально присущих первичному роду, и специфического устройства природы. Это единство наших понятий уже важно, и оно делает возможным также сближение наших принципов объяснения, вместо того чтобы объяснять все различия нашего рода лишь одним — случайностью — и допускать их все еще возникающими и исчезающими по воле внешних обстоятельств, [что характерно] для обычного поверхностного способа представления, объявляющего все подобного рода исследования излишними и тем самым даже постоянство видов в одной и той же целесообразной форме недействительным. В наших понятиях остается еще лишь два различия, которые, однако, не настолько расходятся между собой, чтобы делать необходимыми никогда не устранимые разногласия. Первое из них состоит в том, что указанные наследственные особенности, а именно те, которые отличают негров от всех других людей, суть [для господина Форстера] единственные, заслуживающие того, чтобы их считали первоначально заложенными (eingepflanzt); я же считаю, что для полного классификационного деления следовало бы по праву причислить к этому и многие другие [особенности] (особенности индийцев и американцев наряду с особенностями белых). Второе отклонение, касающееся, однако, не столько наблюдения (описания природы), сколько теории, которую следует принять (истории природы), состоит в том, что господин Ф[ор- стер] считает необходимым для объяснения этих отличительных признаков предположить два первоначальных рода; согласно же моему мнению (по которому jk-так же, как и господин Ф[орстер], считаю-эти отличительные признаки первоначальными), возможно — и притом это больше соответствует философскому способу объяснения — рассматривать эти особенности как развитие заложенных в одном первичном роде целесообразных первоначальных задатков. Это, однако, не столь большое разногласие, чтобы разум не мог здесь нас пршшрить, если принять во внимание, что для нас обоих и вообще для человеческого разума остается непостижимым первоначальное физическое происхождение организмов, так же как и смешанное наследование при их размножении. Так как система зародышей, вначале разъединенных и разделенных на два изолированных друг от друга первичных рода, а затем Дружно едшващщихся при смешении ранее обособлен- -ірда, нискрлько не облегчает постижения этого разумом вШшьшей мере, чем система заложенных первоначально ^ одном и том же первичном роде различных зароды- ^вщ целесообразно развивающихся в дальнейшем для "ффЬиццого всеобщего заселения, — при этом последняя

Ш

отеза все же обладает тем преимуществом, что она являет нас от [признания] различных локальных творения (Localschopfungen); так как, кроме ?<шго при! [рассмотрении] организмов (bei organisierten Wesen), если речь идет о сохранении их йида, нельзя и думать о том, чтобы отказаться от телеологических доводов, заменив их физическими, и последний способ объяснения не создает таким образом для исследования природы4 никаких новых трудностей, помимо тех, от которых оно никогда не может избавиться, а именно {необходимо] следовать здесь исключительно принципу целей; так как и господин Ф[орстер], собственно, лишь благодаря открытиям своего друга знаменитого и философски мыслящего анатома господина Зёммеринга8 склонился к тому, чтобы отличию негров от других людей придать большее значение, чем это могло бы понравиться тому, кто охотно стер бы все наследственные отличительные признаки и рассматривал бы их как чисто случайные оттенки, и так как этот превосходный муж говорит о совершенной целесообразности телосложения негра применительно к его родине 12, между тем как в строении костей головы как раз и нельзя усмотреть более понятного соответствия с его средой, чем в устройстве кожи, этого великого инструмента для отделения всего того, что должно быть выведено из крови, — следовательно, он понимает это [устройство кожи], исходя из всего прочего превосходного естественного устройства целесообразности (важную часть которого составляет свойство кожи), и выставляет указанное соответствие лишь как самый явный признак ее для анатома, — то, если доказано, что имеется еще немного других столь же постоянно наследуемых особенностей, не переходящих друг в друга в соответствии с различиями в климате, но резко очерченных, хотя они и не относятся к области анатомии, можно надеяться, что господин Ф[орстер] склонится к тому, чтобы признать за ними равное притязание на [наличие] особых первоначальных зародышей, целесообразно заложенных в первичном роде. Однако необходимо ли поэтому допустить множество первичных родов или только один общий род, относительно этого, надеюсь, мы в конце концов еще сможем прийти к согласию.

Итак, надо устранить лишь затруднения, не позволяющие господину Ф[орстеру] присоединиться к моему мнению в отношении не столько принципа, сколько трудности приспособить его надлежащим образом ко всем случаям применения. В первом разделе своего сочинения (октябрь 1786, стр. 70) господин Ф[орстер] дает шкалу цвета кожи, начиная от жителей Северной Европы через Испанию, Египет, Аравию, Абиссинию вплоть до экватора, оттуда же снова в обратном порядке, с заходом в умеренную южную зону, через страны кафров и готтентотов со столь пропорциональным (по его мнению), соответствующим климату стран переходом коричневого цвета в черный и наоборот (причем он считает, хотя и не доказывает этого, что [жители] колоний, вышедшие из Судана и занимающие территорию до мыса Африки, превратились постепенно благодаря одному лишь воздействию климата в кафров и готтентотов), [указывая], что его удивляет, как могли не замечать этого. Но по справедливости следует еще больше удивляться тому, как могли не замечать достаточно определенного признака неизбежно смешанного норойкдения, единственно который и следует с полным основанием считать решающим и в котором-то и заключается все дело. Действительно, ни европеец из северных стран при смешении с европейцами дрдашжой крови, ни мавр или араб (вероятно, также й>еостоящий в близком родстве с ним абиссинец) при решении с черкесскими женщинами ни в малейшей стейенй не подчинены этому закону. Также нет причин fcd устранении всего того, что солнце в их стране запечатлевает на каждом ее индивиде, считать цвет их {кожи] чем-то иным, а не смуглостью у людей белой расы. Что же касается сходства с неграми кафров и в меньшей мере готтентотов в той же части света, которые, возможно, устоят против смешанного порождения, то в высшей степени вероятно, что они представляют собой не что иное, как помесь негров с арабами, с древнейших времен посещавшими это побе- режье. В самом деле, почему нет указанной шкалы цвета кожи также и на западном побережье Африки, где природа делает, наоборот, внезапный скачок от смуглых арабов или мавров к самым черным неграм в Сенегале, не пройдя предварительно переходной ступени в лице кафров? Тем самым отпадает также предложенный на стр. 74 и заранее решенный опыт (Probeversuch), который должен доказать неприемлемость моего принципа, а именно что потомство темно- коричневого абиссинца и кафрской женщины не даст промежуточного типа по цвету [кожи], так как цвет обоих одинаков — темно-коричневый. В самом деле, если господин Ф[орстер] считает, что коричневый цвет абиссинцев той же интенсивности, что и у кафров, присущ им от рождения, и притом так, что в помеси с белым он необходимо должен был бы дать промежуточный цвет, то опыт закончился бы, конечно, так, как этого хочет господин Ф[орстер], но он ничего бы не доказал против меня, так как о различии рас можно судить не по тому, в чем они сходны, а по тому, в чем они разнятся. Можно было бы лишь сказать, что имеются и темно-коричневые расы, которые отличаются от негров или их потомков другими признаками (например, строением костей); ведь только в отношении этих признаков новые поколения дали бы помесь и мой перечень цвета [кожи] увеличился бы лишь на один [цвет]. Если же темный цвет, свойственный выросшему в своей стране абиссинцу, не прирожденный, а такой же примерно, как темный цвет испанца, с детства воспитанного в той же стране, то его природный цвет [в сочетании] с цветом кафров, несомненно, дал бы промежуточный тип потомства, который, однако, поскольку благодаря солнцу добавляется случайный оттенок, был бы скрыт и показался бы однородным типом (по цвету). Следовательно, этот предполагаемый опыт ничего не говорит против пригодности необходимо наследственного цвета кожи для различения рас, а доказывает лишь трудность правильного определения прирожденного цвета кожи там, где солнце придает ему еще и случайную окраску, и это подтверждает справедливость моего требования о том, что для этой цели предпочтительнее использовать потомство от одних и тех же родителей в другой стране.

Решающим примером такого потомства может служить индийский цвет кожи у небольшого народа, распространившегося в течение нескольких столетий в наших северных странах, а именно у цыган. То, что они представляют собой индийский народ, доказывает их язык независимо от цвета их кожи. Природа осталась столь упорной в сохранении их цвета кожи, что, хотя их Присутствие в Европе можно проследить до двенадцатого поколения, цвет кожи выступает у них все еще столь определенно, что, если бы они выросли в Индии, между ними и коренными жителями нельзя было бы, по всей вероятности, обнаружить какое-либо различие. Сказать же здесь, что следует ждать, пока пройдут двенадцать раз двенадцать поколений и северный воздух сделает совершенно бледным прирожденный цвет' их [кожи], означало бы искать отговорку и у водніть исследователя от ответа. Выдавать же их цвет кЪжи просто за разновидность, как, скажем, цвет смуглого испанца в сравнении с датчанином, — значит сомневаться в том, что запечатлено самой природой. В самом деле, с нашими старыми уроженцами они обязательно рождают смешанных детей, а этому закону не додчинена ни одна из разновидностей, характерных для белой расы.

Однако на стр. 155—156 приводится важнейший контраргумент, и, если бы он был обоснован, было бы доказано, что, даже когда допускают первоначальные вкдвшки, о которых я говорю, с этим не вяжется при- ей<ш0©бленш>сть людей к их родине при их распространении во земному шару. Во всяком случае, говорит Й&їодин Ф[орстерК можно было бы защищать то поло- йшіше, что как раз те люди, чьи задатки подходят $Ля того или иного климата, были рождены здесь там мудрой волей провидения. Но, продолжает он, каким образом это же провидение стало столь близоруким, что не подумало о вторичном переселении, Когда указанный зародыш, который подходил лишь одя одного климата, стал бы совершенно бесполезным?

Что касается первого пункта, то следует вспомнить, что я считал указанные первоначальные задатки не распределенными среди различных людей — ведь тогда возникло бы много различных первичных родов, — а объединенными в первой человеческой паре; таким образом, ее потомки, заключавшие еще в нераздельном виде все первоначальные задатки для всех будущих видоизменений, подходили для всех климатов (in potentia), а именно так, что зародыш, который сделал бы их приспособленными к тому земному поясу, в котором оказались бы они или их ближайшие потомки, мог развиться здесь же. Следовательно, не требовалось особой мудрой воли, чтобы разместить их в местах, которые соответствовали их задаткам; там, куда они случайно попадали и где долгое .время продолжали свой род, развивался подходящий для этой местности зародыш, содержащийся в их строении и делающий их приспособленными к данному климату. Развитие задатков сообразовывалось с местом, а не место отыскивалось в соответствии с уже развитыми задатками, как это неправильно представляет себе господин Ф[орстер]. Однако все это имеет в виду лишь древнейшее время, которое могло длиться довольно долго (для постепенного заселения земли), чтобы впервые обеспечить народу, имевшему постоянное место пребывания, те условия климата и почвы, которые были необходимы для развития его задатков, приспособленных к этому месту. Но, продолжает он, каким же образом тот самый рассудок, который столь правильно рассчитал, какие страны и какие зародыши должны были соответствовать друг другу (а согласно сказанному выше, они должны были всегда соответствовать, даже если] допустить, что не рассудок, а лишь та же природа, которая столь целесообразно создала внутреннее] строение животных, так же заботливо снарядила их] для их сохранения), каким образом он оказался* внезапно столь близоруким, что не предусмотрел! случая вторичного переселения? Ведь тем самым при-| рожденная особенность, которая подходит лишь для! одного климата, становится совершенно бесполез*! ной и т. д, і

і

Что касается этого второго пункта возражения/то я допускаю, что рассудок или, если угодно, целесообразно действующая сама по себе природа в соответствии с уже развитыми зародышами действительно не приняла во внимание переселения, однако ее нельзя обвинить поэтому в неразумности и близорукости. Скорее, она благодаря созданной ею приспособленности к климату воспрепятствовала смешению различных климатов, прежде всего теплого и более холодного. В самом деле, то, что новая местность мало приспособлена для уже сложившихся природных свойств жителей старой местности, само собой удерживает природу от этого. И когда индийцы или негры стремились переселиться Ь северные страны? — А те, которым пришлось переселяться туда, никогда не давали среди своих потомков типа, пригодного для оседлого земледелия или ремесел ^(йапример, «ег/ш-креолы или индийцы под именем цыган) 13.

Однако именно то, что господин Ф[орстер] считает непреодолимой трудностью для согласия с моим принципом, при определенном применении проливает на нее самый выгодный свет и разрешает затруднения! с которыми не может справиться никакая другая теория. Я допускаю, что требовалось много поколений со времени возникновения человеческого рода через постепенное развитие задатков, имеющихся в нем для полной приспособленности к климату, и что поэтому распространение человеческого рода на значительной части земли, вызванное в большинстве случаев могуі щественными естественными катаклизмами (Naturre- volutionen), могло совершаться при незначительно* увеличении видов. И если эти причины побудили какой нибудь небольшой народ Старого Света переселиться из более южных в более северные страны, то приспо* собленность, которая, быть может, еще не полностьк сложилась, чтобы приноровиться к прежним [стра; нам], должна была постепенно прекратиться, чтобь уступить место противоположному развитию задатков а именно пригодных для северного климата. Еслі предположить теперь, что эта порода людей pacnpqj странялась все дальше на северо-восток вплоть до Америки,— мнение, признаться, в высшей степени правдоподобное, — то, прежде чем она в этой части света вновь смогла бы распространиться на юг, ее природные задатки развились бы уже настолько, насколько это возможно, и это развитие, теперь завершенное, должно было бы сделать невозможным всякое дальнейшее приспособление к новому климату. Следовательно, была ры образована раса, которая цри ее продвижении на ют в равной степени подходила бы для всех климатов, вдачит, на деле не подходила бы как следует ни для одного из них, так как приспособленность к южному •климату, не завершившаяся в своем развитии, была бы Заменена приспособленностью к северному климату и таким образом возникло бы устойчивое состояние этой .Труппы людей. Действительно, Дон Уллоа 13 (очень ценный свидетель, знавший жителей Америки в обоих полушариях) уверяет, что нашел характерный облик обитателей этой части света почти одинаковым [в обоих ^полушариях] (что касается цвета [кожи], то один из последних,путешественников, чье имя я не могу сейчас назвать с уверенностью, описывает его как смесь Шшвкового цвета с цветом ржавчины). О том, что их ||?риродные свойства не приспособлены полностью ни р одному из климатов, можно заключить также из того,^ дао трудно указать какую-либо другую причину, по- Ірщіу эта раса, слишком слабая для тяжелой работы, |ййшком безразличная к усердному труду и неспособ- Йрятсо всякой культуре (а пример и поощрение к этому выставочной мере имеются рядом), стоит ниже самих юр^ву которые находятся ведь на самой низкой из Н|к- остальных ступеней, названных нами расовыми ^^лйчиями..

Щ^ИЪнытаемся связать теперь все другие возможные |щ№тезы с этиii явлением. Если не ВВОДИТЬ помимо нр^ предложенного господином Ф[орстером] особого рррождения негров второе особое порождение американ- Ф&в 'то остается только один ответ: Америка слишком foko&Ha или слишком нова, чтобы когда-либо произ- Ijbfrra. видоизменение негров или желтых индейцев или 5к)бы уже произвести его в столь короткое время, за которое она была заселена. Первое утверждение если речь идет о жарком климате этой части света теперь достаточно опровергнуто, а что касается вто рого, а именно что, если бы только терпеливо подождат] еще несколько тысячелетий, у негров (по крайней мері по наследуемому цвету кожи) со временем И здес] также было бы заметно постепенное влияние солнца то сначала надо было бы быть уверенным в том, чт< солнце и воздух могут оказывать подобное воздействие чтобы защищаться лишь от возражений с помощь» этого столь сомнительного, чисто предположительно^ результата, произвольно отодвигаемого все дальше И поскольку само указанное явление еще сильно оспа ривается, тем более нельзя чисто произвольное пред положение противопоставлять фактам\

Важным подтверждением того, что неизбежно Ш| следуемые различия через развитие задатков, перв<| начально и целесообразно заложенных в какой-т! породе людей для сохранения вида, суть нечто прош| водное, может служить то обстоятельство, что развив] шиеся отсюда расы распространяются не спорадическ (во всех частях света, в одном и том же климате, одищ ковым образом), а циклически, объединенными rpyj нами, которые распределены в пределах страны, rji могла образоваться каждая из них. Так, чистое прои< хождение желтокожих ограничено пределами Инд\ стана и его нет в расположенной невдалеке Аравиі которая большей своей частью находится в том » поясе; в обеих странах нет негров, которых можй найти только в Африке, между Сенегалом и Кау Негро (и дальше во внутренних областях этой часі света), тогда как во всей Америке нет ни того, ни др; гого и вообще никакого признака расы, характерної для Старого Света (исключая эскимосов, которые і различным отличительным признакам их облика і даже их дарований представляют собой, по-видимом; более поздних пришельцев из какой-то старой час; света). Каждая из этих рас как бы изолирована, и ті как они при одном и том же климате все же отличают) друг от друга, и притом признаком, неотъемлемо прі сущим способности к размножению каждой из HJJ то мнение о происхождении их как результате воздействий климата представляется весьма маловероятным и, напротив, подтверждается, правда, предположение об общем родстве порождения через единство происхождения, но в то же время и предположение о причине их классификационного различия, которая заключена в них самих, а не только в климате, причем это различие необходимо потребовало бы длительного времени, чтобы сделать свое воздействие соответствующим месту размножения, и, после того как это [воздействие] однажды было оказано, оно делает уже невозможным через какие-либо перемещения новые видоизменения, которые могут считаться не чем иным, Как заложенными в первичном роде первоначальными задатками, целесообразно развивающимися постепенно й ограниченными определенным числом в соответствии •с основными различиями климатических влияний. Пробив этого довода, кажется, говорит наличие расы папуа- Сов, рассеянной на островах, находящихся в Южной Азии и далее к востоку в Тихом океане, расы, которую я вместе с капитаном Форрестером 14 назвал кафрами (так как он, вероятно, решил не называть их неграми отчасти из-за цвета кожи, отчасти из-за волос на голове и йз-за бороды, которые они в противоположность %ёграм могут распускать на значительную длину). Но ^встречающееся наряду с этим удивительное рассеяние |Йе других рас, а именно Haraforas, и некоторых Злодей, сходных более с чистым индийским первичным Іродом, вновь делает этот довод веским, так как это ^кже/подрывает доказательство в пользу воздействия г&міата 'на их наследственные свойства, поскольку !ІЙ?Ледние оказываются столь неоднородными в одном Д'ігом же [климатическом] поясе. Поэтому, вероятно, тих с полным основанием принимают не за аборигенов, & за изгнанных со своих мест по неведомым причинам -(возможно, в результате сильного земного катаклизма, который распространялся с запада на восток) чужестранцев (папуасов, например, [за пришельцев] с Мадагаскара). С обитателями земли Фревиля, сообщение Картерета 15 о которых я привел по памяти (возможно, неправильно), дело может обстоять как угодно, дока- зательства же развития расовых различий следует искать в предполагаемом местопребывании их первичного рода на континенте, а не на островах, которые, по всей видимости, были заселены лишь много времени спустя после завершившегося действия природы.

Этого достаточно для защиты моего понятия о производном характере наследственного многообразия организмов одного и того те естественного рода (species naturalis, поскольку они благодаря своей способности к размножению связаны и могут происходить от одного первичного рода 14) в отличие от рода по школьной классификации (species artificialis, поскольку они подходят под общий признак одного лишь сравнения), из которых первый относится к истории природы, а второй — к описанию природы. Теперь несколько слов о собственной системе господина Ф[орстера], касающейся происхождения организмов. Мы оба согласны в том, что все в естествознании должно быть объяснено естественным образом, так как в противном случае это не относилось бы к данной науке. Я столь тщательно следовал этому основоположению, что один остроум-і ный человек (господин советник главной консистории і Бюшинг 16 в рецензии на мое вышеупомянутое сочине-] ние) даже называет меня — из-за выражений о наме-1 рениях, мудрости, предусмотрительности и т. п. приро-| ды — натуралистом, прибавляя, однако: на свой лад,| так как я не считаю полезным говорить теологическимI языком в трактатах, касающихся лишь чисто естественнонаучных знаний (где вполне уместно употреблять телеологические выражения), с тем чтобы тщательно обозначить для каждого способа познания его границы.

Однако то же основоположение, что все в естествознании должно быть объяснено естественным образом, в то же время обозначает границы этой науки. В самом целе, крайняя ее граница достигается тогда, когда нуждаются в последнем из всех доводов, который еще может быть подтвержден опытом. Там, где кончаются эти доводы и приходится иметь дело с вымышленными силами материи, [действующими] согласно невероятным и недоступным доказательству законам, там уже выходят за пределы естествознания, хотя все еще называют природные вещи причинами, в то же время, однако, приписывая им силы, существование которых ничем, нельзя доказать, — даже возможность его с трудом может быть допущена разумом. Так как понятие организма уже предполагает, что существует материя, в которой все взаимно связано как цель и средство, и это даже можно мыслить только как систему конечных причиц, стало быть, возможность такой системы допускает лишь телеологический, а никак не физико-меха- яический способ объяснения, по крайней мере для человеческого разума, то в физике нельзя поставить вопрос: «Откуда же первоначально происходит всякая арганмзованность (Organisierung)?» Ответ на этот вопрос, если он вообще доступен для нас, несомненно, а^ходйлся бы за пределами естествознания — в мета- Швипе. Со своей стороны я вывожу всякую организа-

Ш

из организмов (через размножение), а позднейшие й (йтого рода природных вещей) по законам посте- ого развития — из первоначальных задатков (что sadro наблюдается при пересадке растений), которые цожно было обнаружить в организации их первичного |к>Да. Но как возник сам этот первичный род, — эта проблема находится совершенно за пределами всякой возможной для человека физики, в границах которой, как я полагал, я должен был держаться.

Поэтому я вовсе не опасаюсь инквизиционного суда іад системой господина Ф[орстера] (ибо этот судраспро- странил бы здесь свою юрисдикцию за пределы своей области); я также согласен в случае необходимости на философское жюри (стр. 166) из одних только естествоиспытателей и думаю, что вряд ли их решение было бы для него благоприятным. «Матерь-земля (стр. 80), позволяющая возникать животным и растениям без порождения от себе подобных из ее мягкого лона, оплодотворенного морским илом; основанные на этом локальные порождения органических пород, поскольку Африка порождала своих людей (негров), Азия — своих (всех остальных) (стр. 158); производное от этого родство всех через незаметные переходы от человека к китам (стр. 77) и далее по нисходящей линии природной цепи 15 организмов (предположительно вплоть до мхов и лишайников не только в системе сравнения, но и в системе происхождения из общего первичного рода)» — все это, правда, не заставило бы естествоиспытателя содрогнуться, как при виде чудовища (стр. 75) (ведь это игра, которой если кто и забавлялся некоторое время, то затем прекратил ее, ничего не достигнув ею); но его все же отпугнула бы от этой игры та мысль, что с помощью такой игры он незаметно покидает плодотворную почву исследования природы и теряется в пустыне метафизики. К тому же я знаю еще отнюдь не постыдный (стр. 75) страх, заставляющий отшатываться от всего,что удаляет разум от его первоначальных основоположений и позволяет ему парить в беспредельных просторах воображения. Может быть, господин Ф[орстер] этим хотел доставить удовольствие лишь какому-нибудь гиперметафизику (имеются ведь и такие, которые не знают элементарных понятий, делают вид, что презирают их, и, однако, героически отправляются в поход) и дать материал для его фантазии, чтобы затем позабавиться над ним.

Истинйая метафизика знает границы человеческого разума и, между прочим, также тот его наследственный порок, который она никогда не может отрицать: что разум безусловно не может a priori выдумать какие- либо первоначальные силы (Grundkrafte) (так как он порождал бы тогда одни лишь пустые понятия), а в состоянии делать только одно — сводить к возможно меньшему числу те силы, о которых его учит опыт (поскольку они лишь по видимости различны, а в сущности тождественны), и искать относящуюся к ним первоначальную силу, если дело касается физики, в мире, если же речь идет о метафизике (а именно нужно указать ни от чего больше не зависящую силу), то во всяком случае вне мира. Но о той или иной первоначальной силе (поскольку мы знаем ее не иначе как через отношение причины к действию) мы можем дать лишь то понятие и найти для нее лишь то название, которое взято из действия и выражает как раз только это отношение *. Итак, понятием организма будет следующее:

; * Например, воображение в человеке есть действие, которое , мы не считаем одинаковым с другими действиями души. Поэтому ; сила, соотносящаяся с ним, может быть названа не иначе как ' силой воображения (как первоначальная сила). Точно так же ?;сшгы отталкивания и притяжения суть первоначальные силы |гйод названием движущих сил. Некоторые полагали, что для единства, субстанции следует допустить одну-единственную перво-

Ш

чальную силу, и даже считали, что постигли ее, просто назы- ..я общим именем различные первоначальные силы, говоря, Щванример, что единственная первоначальная сила души — это

Ш

И^йсущая миру сила представления, подобно тому как я бы ізяш: единственная первоначальная сила материи есть движу- я сила, так как отталкивание и притяжение подводимы под V общее понятие движения. Однако надо знать, могут ли они быть ч выведены из движения, а это невозможно, ибо низшие понятия I до тому, чтб они имеют в себе различного, никогда не могут быть ^выведены из высших; что же касается единства субстанции, отно- I сительно которого кажется, что оно уже заключает в своем поднятии единство первоначальной силы, то это заблуждение объяс- U няется неверной дефиницией сипы. В самом деле, сила — это не ^то, что содержит в себе основание действительности акциденций ^(это субстанция), она представляет собой просто отношение субстанции к акциденциям, поскольку она заключает в себе основание их действительности. Однако субстанции вполне можно ^приписывать (не в ущерб ее единству) различные отношения.

это материальное тело (Wesen), возможное лишь благодаря тому, что все содержащееся в нем относится друг к другу как цель и средство (и действительно, каждый анатом в качестве физиолога исходит из этого понятия). Та первоначальная сила, посредством которой действовала бы организация, должна, следовательно, мыслиться как действующая согласно целям причина, и притом таким образом, что эти цели должны быть положены в основу возможности действия. Однако подобные силы по их определяющему основанию мы знаем из опыта только в нас самих, а именно в нашем рассудке и нашей воле как причине возможности некоторых продуктов, полностью согласованных с це-: лями, а именно произведений искусства. Рассудок щ воля у нас суть первоначальные силы, из которых] последняя, поскольку она определяется первой, преді ставляет собой способность производить нечто сооб*| разно с идеей, называемой целью. Но независимо ощ всякого опыта мы не должны выдумывать никакой новой первоначальной силы, каковой тем не менее была бы целесообразно действующая в существе сила, не имею-j щая, однако, определяющего основания в идее. Следо: вательно, понятие о способности существа действовать целесообразно из самого себя, но без цели и намерения, которые были бы заключены в нем или в его причине,— [понятие об этом] как об особой первоначальной силе о которой опыт [нам] ничего не говорит, есть совершенно вымышленное и пустое, т. е. без малейшей га^ рантии, что этой силе вообще может соответствовав какой-нибудь объект. Следовательно, будет ли причине организмов в мире или вне мира, мы должны либо ощ казаться от всякого определения их причины, либ( представить себе при этом мыслящее существо; не по тому, что мы усмотрели бы (как это думали покойны! Мендельсон 19 и другие) невозможность подобного дей ствия из другой причины, а потому, что для того, чтобь положить в основу иную причину, исключив конеч ные причины, мы должны были бы придумать некун первоначальную силу, на что разум не имеет никакой права, так как в таком случае ему не составляло 6б труда объяснить все, что он хочет и как он хочет. ^

А теперь подведем итог всему сказанному! Цели имеют прямое отношение к разуму, будь то чужому или нашему собственному. Но чтобы усмотреть их и в чужом разуме, мы должны положить в основу наш собственный разум, по крайней мере в качестве его аналога, так как без него они вовсе не могут быть представлены. Цели же бывают либо целями природы, либо целями свободы. Что в природе должны быть цели, этого не может усмотреть a priori ни один человек; зато он прекрасно может a priori усмотреть, что в ней должна быть связь причин и действий. Следовательно, применение телеологического принципа к природе каждый раз эмпирически обусловлено. Точно так же обстояло бы дело с целями свободы, если бы последней предметы золения должны были заранее даваться природой {в потребностях и склонностях) в качестве определяющих оснований, дабы лишь посредством сравнения их друг с другом и со всеми вместе определять разумом $о> что мы делаем себе целью. Однако критика практического разума показывает, что имеются чистые прак- jpGH^eqKHe принципы, которыми a priori определяется и которые, следовательно, a priori указывают разума. Следовательно, если применение телео- |||(йшеского принципа для объяснения природы никогда может полностью и достаточно определенно для гардевдлей указать первопричину целесообразной связи, Ш^шу что этот принцип ограничен эмпирическими ШЙэВиями, то этого следует ожидать от чистого уче- Щьжо цели (которое может быть только учением о сво-% :ф&е)г. априорный принцип которого содержит в себе ІЙДОшение разума вообще к совокупности всех целей $&шжет быть только практическим. Но так как чистая Практическая телеология, т. е. мораль, предназначена ^уществить свои цели в мире, то она — что касается щдаях в нем конечных причин и соответствия высшей щрмчйны мира совокупности всех целей как следствию, <&ало быть, в отношении естественной телеологии и возможности природы вообще, т. е. в отношении транс- цендентальной философии, — не может упустить возможность целей в мире, дабы обеспечить чистому практическому учению о цели объективную реальность в отношении возможности объекта при осуществлении, а именно объективную реальность цели, содействовать которой в мире оно предписывает.

В том и другом отношении автор «Писем о философии Щанта]»20 блестяще доказал свой талант, понимание, достойный хвалы образ мыслей, умение использовать их для необходимых всем целей. И хотя, вероятно, было бы нескромным предъявлять такое требование превосходному издателю настоящего журнала, я все же не мог бы упустить случая просить его разрешения выразить в его журнале мое признание заслуги анонимного и до недавнего времени еще не известного мне автора указанных писем в общем деле руководящегося твердыми основоположениями спекулятивного и практического разума, поскольку я стремился внести вклад в это дело. Дар яркого, даже увлекательного изложения сухих отвлеченных учений без ущерба для их основательности столь редок (менее всего свойствен старости) и в то же время столь полезен не только для возбуждения интереса, но даже для ясности понимания и связанного с этим убеждения, что я считаю себя обязанным публично выразить свою благодарность человеку, дополнившему указанным образом мои работы, которые я не смог облегчить в этом отношении. Пользуясь случаем, я хочу еще в немногих словах коснуться упреков в мнимых противоречиях, которые могут быть обнаружены в произведении значительного объема до того, как оно будет как следует постигнуто целиком. Все они исчезают сами собой, если их рассматривать в связи со всем остальным. В «Leipziger gelehrte Zeitung», 1787, № 94, указывается на место из «Критики», изд. 1787, во введении, стр. 3, строка 7, как находящееся в прямом противоречии с тем, что сказано вслед за этим на стр. 5, строки 1 и 2 21; в первом случае я сказал, что из априорных знаний чистыми называются те, к которым не примешивается ничего эмпирического, и в качестве примера противоположного привел положение: «Все изменяющееся имеет причину». На странице же 5 я привожу именно это положение в качестве примера чистого априорного знания, т. е. такого, которое не зависит ни от чего эмпирического; из этих двух значений слова чистый я во всем сочинении имею дело лишь с последним. Конечно, я мог бы предотвратить ложное понимание, приведя пример положений первого рода: «Все случайное имеет причину», ведь здесь не примешивается ничего эмпирического. Но кто может предусмотреть все поводы для ложного понимания? — Именно это произошло у меня с примечанием к предисловию «Метафизических начал естествознания», стр. XIV—XVII, где я считаю дедукцию категорий хотя и ваяшой, но не крайне необходимой, однако намеренно настаиваю на последнем в «Критике». Нетрудно, однако, убедиться в том, что там категории рассматриваются лишь с негативной целью, а именно чтобы доказать, что посредством их одних (без чувственного созерцания) не может иметь место никакое познание вещей, ибо это уже выясняется, как только приступают к изложению категорий (лишь как логических функций, соотнесенных с объектами вообще). Но так как мы пользуемся категориями таким образом, что они действительно относятся к познанию объектов (опыта), то следовало в особенности доказать возможность объективной значимости подобных априорных понятий в отношении к эмпирическому, чтобы их не рассматривали как не имеющие значения или даже как возникшие эмпирически; и это было положительной целью, для которой дедукция, разумеется, совершенно необходима.

Только сейчас я узнал, что автор названных выше «Писем» господин советник Рейнгольд недавно стал профессором философии в Иене; это приобретение может быть только полезным для такого знаменитого университета.

<< | >>
Источник: Иммануил Кант. Сочинения. В шести томах. Том 5. 1966

Еще по теме О ПРИМЕНЕНИИ ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ В ФИЛОСОФИИ 1788:

  1. § 78. О соединении принципа всеобщего механизма материи с телеологическим принципом в технике природы
  2. § 80. О необходимом подчинении принципа механизма телеологическому принципу в объяснении вещи как цели природы
  3. § 67. Относительно принципа телеологического суждения о природе вообще как системе целей
  4. § 81. О присоединении механизма к телеологическому принципу в объяснении цели природы как продукта природы
  5. ИЗЛОЖЕНИЕ ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКОГО И ОНТОЛОГИЧЕСКОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВ В ЛЕКЦИЯХ ПО ФИЛОСОФИИ РЕЛИГИИ, ПРОЧИТАННЫХ В 1827 г.
  6. ИЗЛОЖЕНИЕ ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА В ЛЕКЦИЯХ ПО ФИЛОСОФИИ РЕЛИГИИ, ПРОЧИТАННЫХ В ЛЕТНИЙ СЕМЕСТР 1831 г,28
  7. Об эмпирическом применении регулятивного принципа разума ко всем космологическим идеям
  8. § 7 Применение принципа возможности внешнего мое и твое к предметам опыта
  9. 4.1.3. Возможность применения принципа регулирования процесса расширения в силикатной технологии
  10. РАЗДЕЛ ДЕВЯТЫЙ Об эмпирическом применении регулятивного принципа разума ко всем космологическим идеям
  11. 3. Применение принципов Р. Мертона к исследованию способов адаптации индивидов к политическим реалиям
  12. § 17. Основоположение о синтетическом единстве апперцепции есть высший принцип всякого применения рассудка
  13. § 17. Основоположение о синтетическом единстве апперцепции есть высший принцип всякого применения рассудка
- Адвайта - Диалектика - Избранные философские труды и речи - История философии - Логика - Неклассическая философия - Общая философия - Онтология и теория познания - Основы философии - Первоисточники по философии - Периодика по философии - Проблемы философии - Социальная философия - Теология, богословие - Теория эволюции - Философия истории - Философия культуры - Философия науки - Философия религии - Философия языка - Хрестоматии по философии - Эстетика - Этика -
- Безопасность жизнедеятельности и охрана труда - Химические науки - Бизнес и заработок - Горно-геологическая отрасль - Домашнему мастеру - Естественные науки‎ - Зарубежная литература - Информатика, вычислительная техника и управление - Искусство. Культура - История - Литературоведение. Фольклор - Международные отношения и политические дисциплины - Науки о Земле - Общеобразовательные дисциплины - Педагогика, образование, воспитание - Промышленность - Психология - Религиоведение - Социология - Строительство - Техника - Транспорт - Филология - Философские науки - Экология - Экономика - Юридические дисциплины -