<<
>>

§4. Первая трихотомия знаков 243.

Знаки могут быть разделены на три трихотомии: во- первых, в соответствии с тем, является ли знак сам по себе простым качеством, действительно существующим фактом или общим законом; во-вторых, в соответствии с тем, состоит ли отношение знака к своему объекту в некотором собственном качестве, или в некотором реальном отношении к этому объекту, или в его отношении к интерпретанте; в-третьих, в соответствии с тем, представляет ли Интерпретанта этого знака его как знак возможности, как знак факта или как знак разумной причины. 244.

В соответствии с первым делением Знак можно определить как Квалисайн (Qualisigri), Синсайн (Sinsigri), virjU Легисайн (Legisigri).

Квалисайн есть качество, которое является Знаком. В действительности Квалисайн не может действовать как знак до тех пор, пока он не воплощен; но его воплощение не имеет ничего общего с его характером как знака. 245.

Синсайн (где cnovsin берется в значении «тот, что есть только раз», как в single (один, единственный, сингулярный), simple (простой), и лат. semel (однократно, раз, сразу) и т.д.) есть действительно существующая вещь или событие, которые являются знаком. Таковым он может быть только благодаря собственным качествам; так что он включает квалисайн или, скорее, несколько квали- сайнов. Но это квалисайны особого рода и формируют знак,лишьдействительновоплощаясь. 246.

Легисайн есть Закон, который является Знаком. Закон обычно устанавливается людьми. Любой конвенциональный знак есть легисайн [но не наоборот]. Это не единичный объект, но общий тип, который будет являться значимым в силу договора. Каждый легисайн означивает посредством частного случая своего употребления, который можно было бы назвать его Репликой. Так, слово «the» встречается обычно от пятнадцати до двадцати пяти раз на странице. Во всех этих случаях это одно и то же слово, тот же самый легисайн. Каждый отдельный случай его есть Реплика.

Реплика есгь Синсайн. Таким образом, каждый Легисайн требует Синсайнов. Но это не те обыкновенные Синсайны, которыми являются отдельные случаи, наделяемые значимостью. Реплика не была бы значимой, если бы не закон, который сделал ее таковой.

§5. Вторая трихотомия знаков 247.

В соответствии со второй трихотомией, Знак может определяться либо как Икона (Icon) , либо как Индекс (Index), либо как Символ (Symbol).

Икона есть знак, отсылающий к объекту, который он обозначает, просто в силу своих свойств, которыми обладает независимо оттого, существует ли вообще какой- нибудь Объект или нет1. Верно, что пока в действительности нет такого Объекта, Икона не действует как Знак, но

это не имеет ничего общего с ее характером знака. Все что угодно, будь то качество, существующий индивид или закон, есть Икона чего угодно, если она похожа на обозначенную вещь и употребляется как ее знак. 248.

Индекс есть знак, отсылающий к Объекту, который он обозначает в силу того, что он действительно подвергается воздействию этого Объекта. Он не может поэтому быть Квалисайном, поскольку качества, чем бы они ни были, независимы ни от чего другого. Поскольку Индекс подвергается воздействию Объекта, он необходимо имеет какое-то общее с этим Объектом Качество, и именно в соответствии с ними [качествами] он отсылает к Объекту. Поэтому он действительно включает своего рода Икону, хотя Икону особого рода; но даже в этом отношении его делает знаком не просто подобие своему Объекту, но его действительное видоизменение под воздействием Объекта. 249.

Символ есть знак, который отсылает- к обозначаемому им Объекту в силу закона, обычно - ассоциации общих идей, действующего так, чтобы заставлять нас интерпретировать Символ как отсылающий к этому Объекту. Таким образом, он сам является общим типом или законом, то естьЛегисайном. В качестве такового он действует посредством Реплики. Не только сам он является общим, но и Объект, к которому он отсылает, имеет общую природу. Далее то, что является общим, существует в частных случаях, которые оно будет обуславливать.

Поэтому должны существовать частные случаи того, что Символ обозначает, хотя здесь мы должны понимать «существование» в смысле существования в возможном воображаемом универсуме, к которому Символ отсылает. Символ будет косвенно, посредством ассоциации или другого закона, находиться под воздействием этих случаев; и таким образом, Символ будет включать своего рода Индекс, хотя это и будет особым Индексом. Но ни при каких обстоятельствах не будет верно предположение, что то слабое воздействие, которое эти случаи оказывают на Символ, хоть как-то ответственно за значимый характер самого Символа.

§6. Третья трихотомия знаков 250.

В соответствии с третьей трихотомией, Знак может определяться как Рема (Rheme); как Дицисайн (Dicisigri) или Дицентный Сайн (Dicent Sign) (это есть пропозиция или квази-пропозиция); или же как Умозаключение (Argument).

Рема есть Знак, который, для своей Интерпретанты, есть знак качественной Возможности, то есть понимается ей как представляющий такой-то и такой-то вид возможного Объекта. Любая Рема, вероятно, может предоставить и информацию, но она так не интерпретируется. 251.

Дицентный Сайн есть Знак, который, для своей Интерпретанты, является Знаком действительного существования. Он не может поэтому быть Иконой, которая не дает никакого основания для интерпретации себя как отсылающей к действительному существованию. Дицисайн необходимо включает, в качестве своей части, Рему для того, чтобы описать тот факт, на который в соответствии со своей интерпретацией он должен указывать. Но это особый тип Ремы; и хотя он является существенным для Дицисайна, однако никоим образом не конституирует его. 252.

Умозаключение есть Знак, который для своей Интерпретанты есть Знак закона. Или мы можем сказать, что Рема есть знак, который понимается как представляющий свой объект исключительно в его свойствах; Дицисайн - как представляющий свой Объект в отношении его действительного существования; а Умозаключение - как представляющий свой Объект в его знаковом характере.

Поскольку эти определения затрагивают проблемы, широко сейчас обсуждаемые, надо сказать несколько слов в их защиту. Зачастую вопрос ставится так: в чем заключается сущность Суждения? Суждение есть ментальный акт, посредством которого судящий пытается запечатлеть для себя истину пропозиции. Это очень похоже на акт утверждения пропозиции или свидетельствования перед нотариусом и принятия официальной ответственности за ее [пропозиции] истинность за тем исключением, что такие акты предназначены воздействовать на других, тогда как суждение - только на того, кто его выносит. Тем не менее, для логика безразлично, какова психологическая природа акта суждения. Для него вопрос состоит в следующем: какова природа того типа знаков, главная разновидность которых называется пропозицией, какова та материя, над которой осуществляется акт суждения? Пропозиция не нуждается ни в утверждении, ни в суждении о себе. Она может рассматриваться как знак, который способен быть утверждаемым или отрицаемым. Этот знак сам по себе сохраняет свое полное значение, вне зависимости от того, будет он утверждаться в действительности или нет. Его особенность, таким образом, лежит в его способе значения: а сказать это - значит сказать, что его особенность лежит в его отношении к своей интерпретанте. Пропозиция объявляет, что на нее реально воздействует нечто действительно существующее или реальный закон, к которым она относится. Умозаключение тоже имеет такое притязание, но не это является основным притязанием умозаключения. Рема же вообще не имеет таких притязаний.

253. Интерпретанта Умозаключения представляет его как случай общего класса Умозаключений, каковой класс в целом всегда будет стремиться к истине. Именно этот закон в той или иной форме навязывается нам умозаключением; и это «навязывание» есть способ репрезентации, присущий Умозаключениям.

Умозаключение должно поэтому быть Символом или Знаком, чей Объект есть Общий Закон или Тип. Оно должно включать Дицентный Символ, или пропозицию, которая называется его Посылкой (Premiss), ибо Умозаключение может навязать Закон, только навязывая его в каждом отдельном случае.

Эта Посылка будет совершенно отлична по силе (то есть в отношении к своей интерпретанте) от сходной, но всего лишь утверждаемой пропозиции; и кроме того, это еще не все Умозаключение. Что до другой пропозиции, называемой Заключением (Conclusion), о которой нередко говорят, что она необходима, и которая, вероятно, действительно необходима для завершения Умозаключения, то она просто представляет свою Интерпретанту и точно так же имеет особую силу или отношение к ней. Логики так и не пришли к согласию относительно того, составляет ли Заключение часть Умозаключения или нет; и хотя такие мнения не проистекали из точного анализа сущности Умозаключения, им придается большой вес. Я, не будучи убежден окончательно, тем не менее все больше склоняюсь к тому, что Заключение, хотя оно и представляет Интерпретанту, необходимо прежде всего для полного выражения Умозаключения. Обычно среди логиков принято говорить о Посылках, а не о Посылке, Умозаключения. Но если имеется более одной Посылки, то первый шаг аргументации должен связать их в Соединительную Пропозицию (Copulative Proposition), так что единственным простым Умозаключением из двух Посылок будет Умозаключение-Связка (Colligation). Но даже в таком случае - это не собственно две посылки. Поскольку когда бы ум ни был готов утверждать пропозицию Р, он уже находится в состоянии утверждения пропозиции О, которую новая пропозиция Р только дальнейшим образом определяет; так что утверждается не просто Р, но О Р. С этой точки зрения на проблему, не существует такой вещи, как Умозаключение-Связка. Ибо сказать, что оно существует, значит сделать каждое суждение заключением умозаключения. Но если каждое суждение будет рассматриваться как заключение умозаключения, что, без сомнения, вполне допустимо, тогда оно есть заключение из совершенно иного типа суждения, чем простое Умозаключение-Связка. Таким образом, Умозаключение-Связка есть форма умозаключения, которая вводится в логике только для того, чтобы избежать необходимости рассматривать истинную природу Умозаключения, от которой и была произведена Соединительная Пропозиция. По этой причине кажется более уместным говорить о «Посылке» Умозаключения, чем о его «Посылках». Что же касается слова «Посыпка»- в латыни XIII EQKapraemissa, - то благодаря тому, что оно стало так часто употребляться во множественном числе, его начали повсеместно путать с совершенно другим словом, имеющим юридическое происхождение: «premisses», «вступительные части документа», то есть пункты описи и т.д., а отсюда помещения, перечисленные в документах или договорах по аренде. Это полностью противоположно доброй английской традиции писать «premiss» как «premise» и такое написание (возобладавшее, скорее всего, благодаря лорду Брухаму или, по крайней мере, поддерживавшееся в основном его заботами) просто выдает полное незнание истории логики и таких ставших уже частью традиции авторов, какУэтли, Уотс и др.

<< | >>
Источник: Пирс Ч.С.. Избранные философские произведения. Пер. с англ. / Перевод К. Голубович, К. Чухрукидзе, Т.Дмитриева. М: Логос. - 448с. 2000

Еще по теме §4. Первая трихотомия знаков 243.:

  1. ГЛАВА 18. ПРАВОВАЯ ОХРАНА ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ, ЗНАКОВ ОБСЛУЖИВАНИЯ И НАИМЕНОВАНИЙ МЕСТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТОВАРОВ
  2. §2. ВИДЫ ТОВАРНЫХ ЗНАКОВ, ЗНАКОВ ОБСЛУЖИВАНИЯ И НАИМЕНОВАНИЙ МЕСТ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ТОВАРОВ
  3. §2 Математика рассматривает в своих решениях, доказательствах и выводах всеобщее при помощи знаков in concreto, философия — посредством знаков in abstracto
  4. К § 243
  5. РАЗДЕЛЕНИЕ ЗНАКОВ
  6. ТЕХНОЛОГИЯ НАНЕСЕНИЯ ШТРИХОВ И ЗНАКОВ
  7. Глава 2 виды ЗНАКОВО-СИМВОЛИЧЕСКОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8.   14. ЗНАКОВОЕ НАУЧЕНИЕ
  9. Глава 5 ПУТИ ФОРМИРОВАНИЯ ЗНАКОВО-СИМВОЛИЧЕСКОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  10. §7. Десять Классов Знаков 254.
  11. § 1. ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЗНАКОВО-СИМВОЛИЧЕСКОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. Глава 1 ЗНАКОВО-СИМВОЛИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА,ИХ СВОЙСТВА И КЛАССИФИКАЦИЯ
  13. СИСТЕМА ЦВЕТОВ И ЗНАКОВ БЕЗОПАСНОСТИ