<<
>>

Некоторые последствия четырех неспособностей

пониманию является то, что, взяв в качестве большей посылки силлогизма полученное таким вот образом заключение, а в качестве меньшей - пропозицию, устанавливающую, что определенные объекты взяты из рассматриваемого класса, мы поймем, что оставшаяся посылка индукции следует из них дедуктивно.
Так, в нашем примере мы пришли к заключению, что во всех английских книгах буква е составляет примерно 11Ї4 процента от общего количества всех букв. Если принять это заключение за большую посылку, а за меньшую - пропозицию, согласно кото- ройЛ, В, С,D,E,FviGявляются книгами на английском языке, то отсюда дедуктивно следует, что в А, В, С, D, E,FuG буква е составляет примерно 1114 процента от общего количества всех букв. Соответственно, Аристотель определял индукцию как вывод большей посылки силлогизма из его меньшей посылки и заключения. Функция индукции заключается в том, чтобы заменить ряд, состоящий из множества субъектов, одним-единственным, который будет охватывать как всех их, так и бесконечное множество иных. Таким образом, она представляет собой разновидность «сведения многообразия к единству».

276. Гипотезу можно определить как умозаключение, которое исходит из допущения, что свойство, о котором известно, что оно с необходимостью заключает в себе некоторое число иных свойств, может быть с известной степенью вероятности предицировано любому объекту, имеющему все те свойства, которые, как известно, заключает в себе это исходное свойство. Точно так же, как индукцию можно рассматривать как вывод большей посылки силлогизма, так и гипотезу можно рассматривать как вывод меньшей посылки силлогизма из двух остальных пропозиций. Так, приведенный выше пример состоит из двух подобного рода выводов меньших посылок следующих

СИЛЛОГИЗМОВ: Этот зашифрованный текст представляет собой текст на английском языке определенного размера, в котором определенные письменные знаки обозначают е, t, а и s соответственно.

Этот зашифрованный текст содержит примерно 1 1 'А процента значков первого рода, 8VS процента - второго, 8 процентов - третьего и 7'Л процента - четвертого.

2.

Фрагмент, написанный подобным алфавитом, имеет смысл, если определенные письменные значки заменяются определенными буквами.

Этот зашифрованный текст написан подобным алфавитом.

Этот зашифрованный текст имеет смысл, если осуществлены подобные замены.

Функция гипотезы заключается в том, чтобы заменить огромный ряд предикатов, самих по себе не представляющих единства, одним-единственным рядом (или же небольшим числом таковых), который будет включать в себя их всех, а также (возможно) и неопределенное число других. Таким образом, она также представляет собой сведение многообразия к единству2. Всякий дедуктивный силлогизм может быть выражен в следующей форме:

ляют собой пропозиции, устанавливающие существование чего- либо. Так, геометр говорит: «Пусть будет треугольник». 3-Для обозначения условия в общем смысле. Говорится, что мы ищем чего бы то ни было кроме счастья гшоВєоєюд, условно. Наилучшее государство есть идеально совершенное, второе наилучшее - наилучшее на земле, третье - наилучшее гшобєоєюд, при определенных обстоятельствах. Свобода есть-гшобєоїд, или условие демократии. 4. Для обозначения антецедента гипотетической пропозиции. 5. Для обозначения риторического вопроса, подразумевающего определенные факты. 6. В «Синопсисе» Пселла - для обозначения указания (reference') субъекта на те предметы, которые он обозначает. 7. В наше время чаще всего - для обозначения заключения умозаключения, сделанного из следствия и консеквента к антецеденту. Именно так я употребляю данный термин. 8. Для обозначения такого заключения, которое является слишком слабым для того, чтобы быть - в качестве теории - включенным в состав научного знания.

Я приведу несколько авторитетных свидетельств для того, чтобы подтвердить семь вариантов употребления данного термина:

Шовен (Chauvin) - Lexicon Rationale, Ist Ed. [Etienne Chauvin, Lexicon rationale sive thesaurus philosophicus (Rotterdam: Petrus vander Slaart, 1692)] - «Hypothesis est propositio, quse assumitur ad probanda aliam veritatem incognitam.

Requirunt multi, ut hasc hypothesis vera esse cognoscatur, etiam antequam appareat, an alia ex ea deduci possint. Verumaiunti alii, hoc unum desiderari, ut hypothesis pro vera admittatur, quod nempe ex hac talia deducitur, quae respondent phaenomenis, et satisfaciunt omnibus difficultatibus, quae hac parte in re, et in us quae de ea apparent, occurebant». [«Гипотеза - это пропозиция, которая принимается для проверки истинности того, истинность чего еще не известна. Многие требуют, чтобы гипотеза была признана истинной еще до того, как она проявит себя таковой, дабы другие [пропозиции] можно было бы выводить из нее. Правда, другие утверждают — дабы гипотеза могла допускаться в качестве истинной, — желательно лишь одно: чтобы выводимое из нее соответствовало явлениям, из которых оно выводится и чтобы разрешались все затруднения, как в самой вещи, так и в том, что из нее возникает» (лат)].

Ньютон — «Hactenus phenomena coeloram et maris nostri per vim gravitatis exposui, sed causam gravitatis exposui, sed causam gravitatis nondum assignavi... Rationem vero haram gravitatis proprietatum ex phainomenis nondum potui deducere, ex hypotheses non fingo. Quic- quid enim ex phsenomenis non deducitur, hypothesis vocanda est. ... In hac Philosophia Propositiones deducuntur ex phasnomenis, et redduntur generales per inductionem». Principia. Ad fin. [«Итак, я описал явления наших небес и морей с помощью силы тяжести, но не смог объяснить причины силы тяжести. ...Я не смог все же вывести основание этой силы тяжести из явлений и в силу этого я не измышляю гипотез. Все, что невозможно вывести из явлений, следовало бы называть гипотезой. ...При такой философии пропозиции выводятся из явлений и оцениваются в основном с помощью индукции» (лат.~). См.: Isaac Newton, Philosophiae naturalis principia mathematica, 2 vols., edited by Thomas Le Seur and Franciscus Jac- quier (Glasgow: T.T. And], Tegg, 1833), vol. 2, pp. 201-202].

Сэр Уильям Гамильтон. — «Гипотезы, то есть пропозиции, которые принимаются с вероятностью для того, чтобы объяснить или доказать что-то еще, что нельзя объяснить или доказать ка- ким-либо иным путем».

— Lectures on Logic (Am. Ed.) [edited by Henry L Mansel and John Veitch (Boston: Gould and Lincoln, 1859)], p. 188.

«Название гипотеза наиболее настойчиво дается условным предположениям, которые используются для объяснения феноменов постольку, поскольку эти последние наблюдаются, но которые утверждаются в качестве истинных только в том случае, если они в конечном счете подтверждаются исчерпывающей индукцией». — Ibid., р. 364.

«Когда дан феномен, который невозможно объяснить при помощи принципов, которые доставляются нам опытом, мы испытываем чувство неудовлетворенности и тревоги; отсюда возникает попытка отыскать какую-то причину, которая могла бы, по крайней мере с известной долей условности, объяснить этот не поддающийся объяснению феномен; и эта причина в конце концов признается подходящей и верной в том случае, если благодаря ей удается добиться исчерпывающего и совершенного объяснения данного феномена. Суждение, в котором феномен соотносится с подобного рода проблематичной причиной, называется гипотезой». — Ibid., pp. 449, 450. См. также-. Lectures on Metaphysics [edited by Henry L Mansel and John Veitch (Boston: Gould and Lincoln, 1859)], p. 117.

Дж. Ст. Миллъ — «Гипотеза - это любое предположение, которое мы делаем (либо не имея соответствующих данных, либо располагая данными, которыхявно недостаточно) для того, чтобы попытаться дедуцировать из него заключения, которые соответствовали бы фактам, которые, как нам известно, являются реальными; при этом мы руководствуемся идеей, что если заключе- Если А, то В; Однако А: .-. В.

И поскольку меньшая посылка в этой форме играет роль антецедента или основания, гипотетической пропо-

ния, к которым ведет гипотеза, представляют собой известные истины, то сама гипотеза либо должна быть истинной, либо же по крайней мере должна быть правдоподобной». — Logic [A System of Logic, Ratiocinative and Inductive: Being a Connected View of the Principles of Evidence, and the Methods of Scientific Investigation, 2 vols.

(London: Longmans, Green, 1865)] (6th Ed.), vol. 2, p. 8.

Кант — «Если все следствия знания истинны, то истинно также и это знание... Итак, можно заключать от следствия к к основанию, но не определяя, однако, этого основания. Лишь от совокупности всех следствий можно заключить к определенному основанию, что оно истинно. ...При втором, положительном и прямом виде заключения (modus ponens) имеется та трудность, что нельзя бывает аподиктически познать всю совокупность следствий, и поэтому путем указанного вида заключения приходят лишь к вероятному и гипотетически-истинному знанию (Hypotheses)»2'. — Logik [edited] by [Gottlieb Benjamin] Jasche-, Werke, ed. Rosenkranz and Schubert [Immanuel Kant's sflmmtliche Werke, 12 parts in 14 vols., edited by Karl Rosenkranz and Friedrich Wilhelm Schubert (Leipzig: Leopold Voss, 1838-1842)], vol. 3,p. 221.

«Гипотеза есть признание суждения об истинности основания ради достижения следствий»3'. —Ibid., р. 262.

Гербарт — «Мы можем выдвигать гипотезы, затем дедуцировать следствия, а после этого - смотреть, согласуются ли эти последние с опытом. Такого рода предположения называются гипотезами». — Einleitung; Werke \Johann Friedrich Herbart. Lehrbuch zur Einleitung in die Philosophie // Sammtliche Werke, edited by g. Hartenstein (Leipzig: Leopold Voss, 1850)], vol. I, p. 53.

Бенеке — «Утвердительные выводы от консеквента к антецеденту, или гипотезы». — System der Logik [Friedrich EduardBeneke. System der Logik als Kunstlehre des Denken, 2 vols. (Berlin: Ferdinand Dbmmler, 1842)], vol. 2, p. 103.

Число подобного рода цитат можно было бы без труда умножить. зиции, то гипотетический вывод можно назвать рассуждением от консеквента к антецеденту. 277.

Своей силой аргумент от аналогии, который известный логик10 называет рассуждением от частностей к частностям, обязан тому, что он сочетает в себе свойства индукции и гипотезы; при помощи анализа его можно свести либо к индукции и гипотезе, либо к дедукции и гипотезе. 278.

Однако хотя вывод распадается на три по существу своему различные разновидности, все они тем не менее относятся к одному и тому же роду. Мы видели, что нельзя законно вывести ни одного заключения, которое невозможно было бы получить путем последовательности умозаключений, каждое из которых имеет по две посылки и не подразумевает ни одного факта, который бы не утверждался. 279.

Каждая из этих посылок представляет собой пропозицию, утверждающую, что определенные объекты обладают определенными свойствами. Каждый термин, входящий в подобного рода пропозицию, замещает либо определенные объекты, либо определенные свойства. Заключение можно рассматривать как пропозицию, подставляемую на место одной из посылок, при условии, что эта подстановка оправдывается фактом, установленным в другой посылке. Соответственно, заключение выводится из любой из посылок либо путем замены субъекта этой посылки новым субъектом, либо путем замены предиката этой посылки новым предикатом, либо путем замены обоих. Замена же одного термина другим может быть оправдана лишь постольку, поскольку термин, который заменяет исходный, представляет только то, что было представлено в заменяемом термине. Поэтому если обозначить заключение формулой:

„S есть Л и заключение это выведено, путем замены субъекта, из посылки, которую в связи с вышесказанным можно выразить формулой:

МестьР,

то другая посылка должна утверждать, что любой предмет, который представляет S, должно также представлять и М или что

всякое StcvbM;

а если заключение «5 есть Р» получено из любой из посылок путем замены предиката, то эту посылку можно записать как

5 есть М.

А другая посылка должна утверждать, что все свойства, имплицируемые в Р, имплицируются и в Мили что

все, что естьМ, есть Р.

Поэтому в любом случае силлогизм должен поддаваться выражению в форме

SecihM; МестьР:

.-.Seen, Р.

Наконец, если заключение отличается от каждой из посылок и субъектом, и предикатом, то форма выражения заключения и посылки может быть изменена так, чтобы они имели общий термин. Это всегда можно сделать, поскольку если Р - посылка, а С - заключение, то их можно сформулировать в следующем виде:

Положение вещей, представленное в Р, реально, и Положение вещей, представленное в С, реально.

В этом случае другая посылка должна в какой-то форме виртуально утверждать, что любое положение вещей, та- кое, как представленное в С, есть такое положение вещей, которое представлено в Р.

Всякое правильное рассуждение поэтому имеет одну общую форму; и, стремясь свести всю умственную деятельность к формуле правильного вывода, мы стремимся свести ее к одному-единственному типу. 280.

Явным препятствием для сведения всей умственной деятельности к типу правильного вывода является существование ошибочного рассуждения. Всякое умозаключение подразумевает истинность общего принципа процедуры вывода (вне зависимости от того, обусловлена ли она определенным фактом, относящимся к субъекту умозаключения, или же правилом, относящимся к системе знаков), согласно которому умозаключение является правильным. Если этот принцип ложен, то умозаключение ошибочно; но ни правильное умозаключение, посылки которого являются ложными, ни чрезвычайно слабая, хотя и не являющаяся целиком логически неправильной, индукция или гипотеза, как бы ни переоценивалась ее сила, каким бы ложным ни было ее заключение, не представляют собой ошибки. 281.

Слова, взятые именно в той связи, в которой они [располагаются] в рамках умозаключения, в силу этого и в самом деле включают любой факт, необходимый для того, чтобы сделать умозаключение убедительным; так что для логика, который должен иметь дело только со значениями слов согласно соответствующим принципам интерпретации, вне зависимости от интенции говорящего, распознаваемой по другим признакам, единственными ошибками, которые могли бы иметь место при таком подходе, были бы такие, которые представляли бы собою просто- напросто бессмыслицу и противоречие - либо потому, что заключения абсолютно несовместимы с их посылками, либо потому, что они связывают пропозиции при помощи выражающей заключение (illative) конъюнкции, при посредстве которой они ни при каких обстоятельствах не могут быть правильно связаны. 282.

Для психолога, однако, умозаключение правильно только при том условии, что посылки, из которых было выведено ментальное заключение, оказываются достаточ-

W

Некоторые последствия четырех неспособностей

ными - при условии, что они истинны, - для того, чтобы оправдать это заключение - либо самостоятельно, либо же при помощи других положений, которые ранее были признаны истинными. Тем не менее нетрудно показать, что все выводы, произведенные человеком и не являющиеся правильными в вышеуказанном смысле, принадлежат к четырем классам, а именно: 1) к классу выводов, чьи посылки являются ложными; 2) к классу выводов, которые обладают некоторой малой силой, хотя она все же имеет место; 3) к классу выводов, которые возникают из-за смешения одного предложения с другим; 4) к классу выводов, которые следуют из неотчетливого понимания, неправильного применения, или ложности, правила вывода. Поскольку если человек совершил ошибку, не относящуюся к какому- нибудь из вышеуказанных классов, то он - не будучи сбит с толку каким-либо предрассудком или другим суждением, служащим правилом вывода, - вывел бы из истинных посылок, постигнутых с совершенной отчетливостью, заключение, которое не имело бы в действительности ни малейшего значения. Если бы подобное было возможно, спокойное размышление и внимание вряд ли были бы полезны для мышления, ибо предусмотрительность требуется исключительно для того, чтобы мы приняли в расчет все факты, и притом сделали эти факты, принятые нами во внимание, отчетливыми; спокойствие же позволяет нам быть осмотрительными и при осуществлении выводов не поддаваться воздействию такого рода страсти, благодаря которой истинным оказывается то, чему мы желаем быть истинным, или же то, чего мы опасаемся как истинного, или же воздерживаться от следования некоторым другим ошибочным правилам вывода. Однако опыт показывает, что спокойное и внимательное рассмотрение тех же самых отчетливо постигнутых посылок (включая предрассудки) будет гарантировать вынесение одного и того же суждения всеми людьми. Итак, если ошибка относится к первому из этих четырех классов и ее посылки являются ложными, то следует предположить, что либо процедура вывода, осуществляемая умом от этих посылок к заключению, является правильной, либо же она ошибочна относительно одного из трех других способов; ведь невозможно предположить, что ложность посылок может оказывать воздействие на процедуру действия разума в том случае, когда ложность [этих посылок] ему не известна. Если ошибка относится ко второму классу и обладает некоторой, пусть самой незначительной, силой, то она представляет собой правомочное вероятное умозаключение и принадлежит к классу правильных выводов. Если же она принадлежит к третьему классу и возникает из смешения одной пропозиции с другой, то это смешение обязано своим возникновением сходству между двумя этими пропозициями; это означает, что человек, увидев при рассуждении, что одна пропозиция обладает некоторыми качествами, которые свойственны другой, приходит к заключению, что первая пропозиция обладает всеми существенными качествами второй и эквивалентна ей. Итак, это гипотетический вывод, который, несмотря на то что он может быть слабым и его заключение может оказаться ложным, принадлежит ктипу правильных выводов; и коль скоро ошибка по существу своему обусловлена этим смешением, процесс вывода ума при этих ошибках третьего класса подчиняется формуле правильного вывода. Если ошибка принадлежит к четвертому классу, то она возникает или из-за неправильного применения или непонимания правила вывода и тем самым является ошибкой, основанной на путанице, или же из-за принятия неправильного правила вывода. В этом последнем случае соответствующее правило на деле берется как какая-то посылка и поэтому ложное заключение имеет место просто из-за ложности посылки. Поэтому в любом ложном выводе, который способен осуществить человеческий ум, процесс вывода, осуществляемого умом, подчиняется формуле правильного логического вывода.

<< | >>
Источник: Пирс Ч.С.. Избранные философские произведения. Пер. с англ. / Перевод К. Голубович, К. Чухрукидзе, Т.Дмитриева. М: Логос. - 448с. 2000

Еще по теме Некоторые последствия четырех неспособностей:

  1. НЕКОТОРЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ЧЕТЫРЕХ НЕСПОСОБНОСТЕЙ
  2. Некоторые последствия
  3. НЕКОТОРЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  4. Последствием недействительности этих сделок является двусторонняя реституция. Статья 174. Последствия ограничения полномочий на совершение сделки
  5. БАЛЛАДА О «ЧЕТЫРЕХ ДАМАХ»
  6. Г. В. ЛЕЙБНИЦ. СОЧИНЕНИЯ В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ 1 (ФИЛОСОФСКОЕ НАСЛЕДИЕ ), 1982
  7. Г. В. ЛЕЙБНИЦ. СОЧИНЕНИЯ В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ 2 (ФИЛОСОФСКОЕ НАСЛЕДИЕ ), 1983
  8. Г. В. ЛЕЙБНИЦ. СОЧИНЕНИЯ В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ 3 (ФИЛОСОФСКОЕ НАСЛЕДИЕ ), 1984
  9. Г. В. ЛЕЙБНИЦ. СОЧИНЕНИЯ В ЧЕТЫРЕХ ТОМАХ. ТОМ 4 (ФИЛОСОФСКОЕ НАСЛЕДИЕ ), 1989
  10. Глава V. О ТЕОРИИ ДИСТИНКЦИЙ И ЧЕТЫРЕХ КАТЕГОРИЯХ ДУХА
  11. ЛОЖНОЕ МУДРСТВОВАНИЕ В ЧЕТЫРЕХ ФИГУРАХ СИЛЛОГИЗМА 1762
  12. ГЛАВА XXIII. О ЧЕТЫРЕХ СПОСОБАХ К ВЕЛИКОМУ МИРУ.