<<
>>

Кто они — эти творцы тьмы духовной.

Если для доказательства нашего положения приведенные соображения недостаточны, то можно привести еще другие темные их учения, способствующие установлению незаконной власти над законными суверенами христианских народов, или защите этой власти, когда она уже установлена, или приобретению земных богатств, почестей и авторитета теми, кто такую власть поддерживает.
Вот почему на основании вышеуказанного правила cui bono мы можем с полным основанием объявить виновниками всей этой духовной тьмы папу и римское духовенство и всех тех, кто стремится внушить людям тот ложный догмат, будто существующая ныне на земле церковь есть Царство Божие, предсказанное в Ветхом и Новом завете.

Однако их соучастниками, принесшими вред и себе самим, и своим государствам, можно считать и тех императоров, и других христианских суверенов, во время правления которых впервые возникли эти ошибки и проявились стремления к захвату власти со стороны церковников, внесшие смуту в государства и нарушившие спокойствие подданных, хотя указанные императоры и суверены попустительствовали этому из неспособности предвидеть последствия этих тенденций и неумения проникнуть в намерения этих учителей. Соучастниками приходится считать их потому, что с самого начала без их разрешения никакие бунтарские учения не могли бы быть публично проповедуемы. Я говорю, что императоры и другие суверены могли бы помешать распространению этих учений вначале. Но когда народ уже подпал под влияние этих духовных лиц, человеческая изобретательность была бессильна придумать какое-нибудь средство против их козней. И что касается мер, которые следовало бы принять Богу, в надлежащее время всегда расстраивающему козни людей против истины, то мы и в данном случае должны ждать того момента, когда Богу угодно будет это сделать. Ибо Бог весьма часто допускает, чтобы удачи и честолюбие его врагов возросли до таких размеров, при которых их насилие, завуалированное вначале благодаря осторожности их предшественников, стало бы открытым и ясным для всех, и людей, слишком много загребающих, Бог заставляет терять все, подобно тому как сеть Петра разорвалась из-за слишком большого количества рыб.

Нетерпение же тех, кто стремился дать отпор таким притязаниям римского духо- венства, до того как открылись глаза их подданных, привело лишь к росту той власти, против которой они боролись. Я поэтому не порицаю императора Фридриха за то, что он держал стремена нашему земляку папе Адриану 20, ибо таково было настроение его подданных, ибо, если бы он этого не сделал, он не мог бы унаследовать императорскую корону. Но я порицаю тех императоров и суверенов, которые в самом начале, когда вся полнота власти была еще в их руках, терпели, чтобы такие учения ковались в университетах их владений, и этим как бы придерживали стремена всем последующим папам, взбиравшимся на троны всех христианских суверенов, чтобы оседлать и терзать по своей воле как самих суверенов, так и их народы.

Однако человеческие хитросплетения расплетаются так же, как и плетутся. Причем и то и другое совершается одинаково, но только в обратном порядке. Сплетение началось при первых элементах власти, каковыми были мудрость, смирение, искренность и другие добродетели апостолов, которым новообращенные христиане повиновались не по обязанности, а из уважения. Совесть этих новообращенных была чиста, и своими словами и поступками они подчинялись лишь гражданской власти. Впоследствии пресвитеры (когда Христово стадо возросло), собравшись, чтобы обсудить, чему они должны учить, и обязавшись при этом не учить ничему, что шло бы вразрез с постановлениями их собраний, заставили думать, будто этим вменяется в обязанность всем христианам следовать учению пресвитеров, а если кто-либо отказывался это делать, то все остальные отказывались от общения с ним, что называлось тогда отлучением, не как с неверным, а как с неповинующимся. И это было первым узлом, завязанным на их свободе. Когда же число пресвитеров возросло, то пресвитеры главного города или главной провинции присвоили себе власть над приходскими пресвитерами и назвали себя епископами. И это был второй узел, зажавший свободу христиан. Наконец, римский епископ ввиду положения города Рима как столицы империи присвоил себе — отчасти согласно желанию самих императоров и благодаря титулу Pontifex Maximus, а когда власть императоров ослабела, на основании привилегий апостола Петра — власть над всеми другими епископами империи, что было третьим и последним узлом, завершившим собой весь синтез и строение папской власти.

И поэтому анализ и разложение идут тем же путем, но они начинают с узла, завязанного последним, как мы мо- жем это наблюдать при упразднении прежней формы церковного управления в Англии.

Прежде всего королевой Елизаветой была целиком упразднена власть папы 21, и епископы, которые раньше отправляли свои обязанности именем папы, после реформы отправляли их именем королевы и ее преемников, хотя сохранение в их титуле фразы jure divino давало повод думать, что они их отправляют по непосредственному праву Бога. Таким образом был развязан первый узел. После этого недавно пресвитериане добились в Англии отмены епископата. И таким образом был развязан второй узел. И почти одновременно с этим была отнята власть у пресвитериан, и мы, таким образом, возвращаемся к свободе, которой пользовались первоначальные христиане,— следовать Павлу, Кифе или Аполлону, как всякий сочтет для себя наилучшим. И если такое положение не ведет к борьбе и тому, чтобы мы мерили учение Христа нашей привязанностью к личности его служителя (недостаток, который апостол порицал у коринфян), то оно является, пожалуй, наилучшим. Во- первых, потому, что не должно быть никакой власти над совестью людей, а лишь над их словом, ибо вера развивается во всяком человеке не всегда в том направлении, в каком это желательно тем, кто ее насаждает и поливает, а так, как это угодно Богу, дающему ей рост; а во-вторых, потому, что неразумно со стороны говорящих нам, какой опасностью грозит всякая малейшая ошибка в отношении веры, требовать от человека, одаренного собственным разумом, чтобы он следовал разуму другого человека или большинству голосов многих других людей, что было бы ненамного лучше, чем рисковать своим спасением, играя в орлянку. И эти учители не должны быть недовольны потерей их древней власти, ибо никто не должен был бы лучше их знать, что власть сохраняется теми же добродетелями, благодаря которым она была приобретена, т. е. мудростью, смирением, чистотой учения и искренностью речи, а не подавлением естественных наук и нравственности, диктуемой естественным разумом, а также не темным языком или преувеличенным представлением о своих знаниях, не благочестивым обманом или другими подобными недостатками, которые в пастырях церкви Божией суть не только недостатки, но также бесчестье, способное рано или поздно навести людей на мысль о необходимости подавления такой власти.

Сравнение папства с царством фей.

Однако, после того как миром был принят догмат о том, что воинствующая ныне церковь есть Царство Божие, о котором говорится в Ветхом и Новом завете, честолюбие и стремление к связанным с этим царством постам, особенно к высокому посту наместника Христа, и к блеску тех, кто получил в этом царстве важнейшие государственные должности, стали настолько очевидны, что люди в такой мере потеряли то внутреннее уважение к пастырской функции, которого она сама по себе заслуживает, что наиболее мудрые из тех, кто имел некоторую власть в гражданском государстве, нуждались лишь в разрешении их государей, чтобы отказать духовенству в дальнейшем повиновении. Ибо, с тех пор как римский епископ был признан в качестве преемника апостола Петра всемирным епископом, вся духовная иерархия, или царство тьмы, не без основания может быть сравниваема с царством фей, т. е. со сказками бабушек в Англии относительно привидений и духов и тех фокусов, которые они выкидывают ночью. И всякий, кто займется вопросом о происхождении этой великой церковной власти, легко заметит, что папство представляет собой не что иное, как привидение умершей Римской империи, сидящее в короне на ее гробу. Ибо папство внезапно появилось из развалин этой языческой власти.

Что представляет собой тот латинский язык, которым церковники пользуются как в церкви, так и в своих государственных актах и которым обыкновенно не пользуется сейчас ни один народ в мире, — что представляет собой этот язык, если не отзвук древнего римского языка?

Феи, с каким бы народом они ни общались, имеют лишь одного всемирного царя, которого некоторые наши поэты называют царем Обероном, но Писание называет Вельзевулом, царем демонов. Церковники точно так же, в чьих бы владениях они ни находились, признают лишь одного всемирного царя — папу.

Церковники — духовные люди и духовные отцы. Феи — духи и привидения. Феи и привидения пребывают в темных, уединенных местах и среди гробов. Церковники ходят во тьме учения и пребывают в монастырях, церквах и на кладбищах.

Церковники имеют свои кафедральные соборы, и, в каком бы городе эти соборы ни были воздвигнуты, они с помощью святой воды и определенного колдовства, называемого заклинанием духов, обладают способностью превращать эти города в столицы, т.

е. в седалища империи. Феи также имеют свои заколдованные замки и опреде- ленных гигантских духов, которые господствуют над всей округой.

Феи неуловимы и не могут быть привлечены к ответственности за причиненный ими вред. Точно так же и церковники ускользают из рук гражданской юстиции.

Церковники разными чарами, составленными из метафизики, чудес, традиций и злоупотребления Писанием, лишают молодых людей разума, так что последние годятся лишь для выполнения приказаний. Феи также, как говорят, выкрадывают маленьких детей из люлек и превращают их в природных идиотов, которых простой народ называет эльфами и которые являются пригодным орудием для совершения зла.

В какой мастерской феи изготовляют свое волшебство, об этом старые бабки не говорят. Мастерской же духовенства, как достаточно хорошо известно, является университет, получивший свой строй от папской власти.

Говорят, что, когда феи недовольны кем-либо, они посылают своих эльфов, чтобы ущипнуть его. Точно так же и церковникиу когда они недовольны каким-либо гражданским государством, заставляют своих эльфов, т. е. суеверных, завороженных подданных, ущипнуть своих государей мятежной проповедью или же завораживают обещаниями одного государя и заставляют его ущипнуть другого.

Феи не выходят замуж, но иногда среди них имеются incubi 22, вступающие в половую связь с людьми. Священники также не женятся.

Церковники снимают пенку со страны в виде даров невежественных людей, благоговеющих перед ними, и в виде десятины. Точно так же рассказывается в сказках о феях, что они входят в молочные и угощаются пенкой, снимаемой ими с молока.

Какого рода деньги имеют хождение в царстве фей, сказки не говорят. Церковники же, получая деньги, берут те же деньги, что и мы. Расплачиваются же они канонизациями, индульгенциями и обеднями.

К этим и подобным чертам сходства между папством и царством фей можно еще прибавить, что, подобно тому как феи имеют бытие лишь в фантазиях невежественных людей, позаимствованных из преданий старых бабок или древних поэтов, духовная власть папы (вне пределов его собственных владений) существует лишь в боязни одураченных людей быть отлученными от церкви, ибо они наслушались рассказов о ложных чудесах, ложных традициях и лжетолкованиях Писания.

Нетрудно было поэтому Генриху VIII, а также королеве Елизавете совершить в свою очередь заклинание бесов и изгнать церковников.

Однако кто знает, не может ли вернуться этот дух Рима, бродящий теперь в лице его миссионеров по суровым местам Китая, Японии и Индии, скудно вознаграждающим его старания, или, что еще более возможно, не заберется ли в этот чисто выметенный дом сонм духов, худших, чем дух Рима, и не сделает его конец хуже, чем его начало? Ибо не одно только римское духовенство исповедует догмат, что Царство Божие осуществлено в этом мире, и на этом основании претендует на власть в этом мире, независимую от власти гражданского государства. Это все, что я намерен был сказать относительно учения о политике. И этот мой трактат по предварительном его просмотре я охотно представляю на суд моей страны.

<< | >>
Источник: ТОМАС ГОББС. СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТОМАХ / ТОМ 2. 1991

Еще по теме Кто они — эти творцы тьмы духовной.:

  1. 1 Порядок и слаженность, хотя они и необходимы, указывают на разумного творца
  2. Законы природы всегда обязывают совесть, но они эффективны только там, где они надежно гарантированы.
  3. 63. Почему существуют тела столь твердые, что они не могут быть раздроблены нашими руками, хотя они и меньше их
  4. ГЛАВА 9 Объясняет следующие слова Святого Писания: если же человек согрешит против Господа, то кто будет ходатаем о нем? И, приводя другие места, доказывает, что слова эти не означают, будто о таком грешнике никто не должен молиться, но надо только искать достойного молитвенника, какими были Моисей и Иеремия, ради молитв которых Бог простил израильскому народу
  5. ЧАСТЬ IV О ЦАРСТВЕ ТЬМЫ
  6. СВЕТ ИЗ ТЬМЫ
  7. Что такое царство тьмы.
  8. Творцы мифа
  9. Глава 9 Руководитель должен быть творцом
  10. 2. ЧЕЛОВЕК В МИРЕ "ТЬМЫ ВЕЩЕЙ"
  11. 2. Кто свергал и кто защищал Советскую власть
  12. Редкость выдающихся творцов
  13. 3. «Кто был кто» в Учредительном собрании
  14. ГЛАВА 12 Доказывает словами евангелиста Иоанна, что жизнь обещана не только тому, кто всегда храпит заповеди Господни, но кто и по падении будет их также хранить
  15. ПРИЛОЖЕНИЯ КТО БЫЛ КТО
  16. Эти права неделимы.
  17. ОТВЕТ НА ЭТИ ВОЗРАЖЕНИЯ
  18. ГЛАВА I КАКОВЫ ЭТИ ПРИЧИНЫ?