<<
>>

ГЛАВА IV ЧЕЛОВЕК В ЕСТЕСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЖЕСТОКИМ

Какое зрелище представляет нам природа? Множество существ, предназначенных пожирать друг друга. В частности, человек, как утверждают анатомы, обладает зубами хищного животного. Следовательно, он должен быть прожорливым и потому жестоким и кровожадным.
К тому же мясо является для него самой здоровой, самой подходящей для его организма пищей. Его существование, подобно существованию почти всех видов животных, зависит от уничтожения других существ. Люди, рассеянные природой в обширных лесах, вначале занимались охотой.

Когда они стали жпть ближе друг к другу и были вынуждены искать для себя пропитание на меньшем пространстве, потребности сделали пх пастухами. Еще более размножившись, онп наконец стали земледельцами. Но во всех этих различных положениях человек — прирожденный истребитель животных: либо он питается их мясом, либо сохраняет от них необходимые для его существования скот, плоды, зерно и овощи.

Человек в естественном состоянии является собственным мясником, собственным поваром. Его руки всегда обагрены кровью. Привычный к убийству, он должен быть глухим к зову жалости. Загнанный олень волнует меня, его слезы заставляют меня плакать. Но это зрелище, столь трогательное для меня по своей новизне, приятно для дикаря, которого привычка сделала жестоким.

Для инквизитора самые приятные звуки — это вопли страдания. Он смеется, стоя возле костра, на котором еретик испускает свой дух. Этот инквизитор, убийца, поддерживаемый законом, даже в городах сохраняет свирепость человека в естественном состоянии — это кровожадный человек. Чем больше люди приближаются к этому состоянию, чем больше онп привыкают к убийству, тем легче оно им дается. Почему последний мясник вынужден в случае отсутствия палача исполнять его обязанности? Потому, что его профессия делает его безжалостным. Тот, кого хорошее воспитание не приучило видеть в страданиях другого человека страданий, которые могут выпасть на его собственную долю, всегда будет жестоким и часто кровожадным.

Таков народ, он не способен быть гуманным. Говорят, что любопытство увлекает толпу на Тпбурнили на Гревскую площадь1*; да, в первый раз. Но если людп идут туда опять, значит, онп жестоки. Человек толпы плачет при казни, он взволнован; но светский человек плачет во время трагедпп, хотя представление ее ему приятно.

Тот, кто защпщает учение о природной доброте людей, хочет обмануть их. Неужели в вопросе о гуманности, как и в религиозных вопросах, должно быть столько лицемеров и так мало добродетельных людей? Неужели можно принимать за естественную доброту в человеке соображения, которые страх друг перед другом внушил двум существам почти одинаковой силы? Даже цивилизованный человек, если его не сдерживает этот страх, становится жестоким и варваром.

Вспомним картину поля битвы в момент, следующий за победой, когда равнина еще усеяна трупами и умирающими. Скупость п жадность людей побуждают пх устремлять свои алчные взоры на окровавленные одежды еще трепещущих жертв общественного долга. Безжалостные к несчастным, онп приближаются к ним и грабят их, удваивая их страдания.

Слезы и страшная предсмертная тоска на лице умирающих, отчаянные вопли страдания — ничто их не трогает: они слепы к слезам несчастных, они глухи к их стонам.

Таков человек на поле победы. А разве он проявляет больше человеколюбия на престолах Востока 14, с высоты которых он управляет законами? Какое применение дает он здесь своему могуществу? Занимается ли он счастьем народов? Облегчает ли он их нужды? Смягчает ли он бремя их оков? Разве Восток свободен, освобожден от невыносимого ига деспотизма? Наоборот, это иго с каждым днем становится более тяжелым. Деспот измеряет свою славу и свое величие страхом, который он внушает, и жестокостями, которые совершаются над трепещущими рабами. Каждый день отмечается введением новой, более жестокой казни. Тот, кто жалеет о народе в присутствии деспота, является его врагом, а кто дает по этому поводу советы своему господину, омывает — по словам поэта Саади — руки в своей собственной крови.

Безучастный к бедствиям римлян и занятый исключительно кормлением своих кур, Аркадий принужден был варварами покинуть Рим; он удалился в Равенну, преследуемый врагами.

У него осталась только одна армия, которую он выставил против них. Она подверглась нападению и была разбита. Ему сообщили о поражении. Ему сказали также, что для удовлетворения алчности и жестокости победителя Рим подвергся разграблению, граждане бежали нагими, так как у них не было времени захватить что-нибудь с собою. Аркадий нетерпеливо прервал рассказ. «Спасли ли, — спросил он, — моих кур?»

Таков человек, увенчанный короной деспотизма пли лаврами побед 15. Если он освобождается от страха перед законами пли наказаниями, то его несправедливость не знает никаких пределов, кроме пределов его могущества. Во что превращается, таким образом, та природная доброта, которую Руссо то предполагает в человеке, то отрицает!

Да не обвинят меня в отрицании существования добрых людей! Есть люди мягкие, сострадательные к бедствиям своих ближних; но их гуманность есть результат воспитания, а не дана им природой.

Родись эти люди среди ирокезов, они восприняли бы их варварские и жестокие обычаи. Еслп Руссо и в этом вопросе противоречит самому себе, то это потому, что его принципы противоречат его собственному опыту; он пишет, то исходя из первых, то исходя из второго. Неужели он постоянно будет забывать, что, рожденные без идей, без характеров п безразличные к нравственному добру и злу, мы обладаем лишь физической чувствительностью; неужели он не поймет, что человек в колыбели — ничто, что его пороки, его добродетели, его искусственные страсти, его таланты, его предрассудки и, наконец, даже чувство себялюбия — все в нем благоприобретенное?

<< | >>
Источник: КЛОД Адриан ГЕЛЬВЕЦИЙ. Сочинения в 2-х томах. Том 2. 1974

Еще по теме ГЛАВА IV ЧЕЛОВЕК В ЕСТЕСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЖЕСТОКИМ:

  1. ГЛАВА XXXIX. НЕ ДОЛЖЕН ЧЕЛОВЕК БЫТЬ НЕТЕРПЕЛИВ В ДЕЛАХ СВОИХ.
  2. Глава 9 Руководитель должен быть творцом
  3. ПРАВА И СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА В "ЕСТЕСТВЕННОМ" И "ГРАЖДАНСКОМ" СОСТОЯНИЯХ
  4. 5. Кто должен быть королём франков?
  5. Переход от моего и твоего в естественном состоянии к моему и твоему в правовом состоянии вообще § 41
  6. ГЛАВА I МОГУТ ЛП ЛЮДП, ЖПВЯ В ОБЩЕСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ, БЫТЬ ВСЕ ОДИНАКОВО СЧАСТЛИВЫМИ?
  7. 2. Естественное состояние и естественный закон
  8. ГЛАВА XL. ЧЕЛОВЕК САМ ПО СЕБЕ НЕ ИМЕЕТ НИЧЕГО ДОБРОГО И НИЧЕМ НЕ ДОЛЖЕН ХВАЛИТЬСЯ.
  9. Глава 5 ПОВЕДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА В ЕСТЕСТВЕННОЙ И СОЦИАЛЬНОЙ СРЕДЕ
  10. ГЛАВА XIII О ЕСТЕСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА В ЕГО ОТНОШЕНИИ К СЧАСТЬЮ И БЕДСТВИЯМ ЛЮДЕЙ
  11. 33. Почему при всяком движении должен быть круг, или кольцо, совместно движущихся тел
  12. ГЛАВА VIII О СПРАВЕДЛИВОСТИ У ЕСТЕСТВЕННОГО ЧЕЛОВЕКА
  13. Раздел III, в котором ясно доказано, что государь должен быть силен нерушимостью границ своего государства
  14. Раздел I, в котором в нескольких общих словах говорится о том, что государь должен быть силен, чтобы пользоваться уважением и своих подданных, и иностранцев
  15. Раздел II, в котором показано, что государь должен быть силен своей высокой репутацией, и предложены самые необходимые средства для достижения этой цели
  16. ПОЗВОЛЬТЕ РАЗУМУ ОСТАВАТЬСЯ В ЕСТЕСТВЕННОМ СОСТОЯНИИ
  17. 8. Почему человек должен управлять собой?
  18. Кризис как вполне естественное состояние сложных систем
  19. Глава 3 О ЖЕСТОКОСТИ И ТЕРРОРЕ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ