<<
>>

ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ ЗА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ НАУКИ, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА Е.А. ПАВЛОВА

Павлова Е.А., заместитель начальника отдела Исследовательского центра частного права при Президенте Российской Федерации, кандидат юридических наук.

1. На протяжении многих веков автор выступал в экономическом смысле мелким товаропроизводителем.

Он своим трудом (иногда с привлечением наемного труда подмастерий или учеников) создавал произведение, выраженное вовне в какой-либо объективной материальной форме, т.е. в виде вещи: картины, скульптуры, рукописи и т.п. Вознаграждение автора сводилось к сумме, вырученной от продажи этой вещи, дальнейшее ее использование другими лицами никак не влияло на его доходы. В этот период авторское право не существовало, и наиболее удачным выходом для поэта, музыканта или художника было получить покровительство какого-либо знатного и богатого лица, поощрявшего его за создание произведений деньгами и подарками.

Позднее развитие товарного производства и технический прогресс привели к тому, что появились способы тиражировать материальные носители произведения в промышленном масштабе (например, издавать книги и литографии типографским способом), в результате чего их цена снизилась, они стали доступнее для граждан и аудитория их "потребителей" расширилась. Возникшая в XV - XVI вв. практика выдачи органами государственной власти привилегий, защищающих экономические права отдельных авторов, а гораздо чаще издателей, книготорговцев и иных предпринимателей, использующих результаты творческого труда для извлечения коммерческой выгоды, достаточно быстро изжила себя, так как являлась типично феодальным способом закрепления монопольных прав на такие объекты.

Ее заменила постепенно сложившаяся в XVIII - XIX вв. путем принятия специальных законов в этой сфере система защиты авторских прав. Эти права закреплялись в них либо как принадлежащая автору литературная, художественная или музыкальная собственность (т.

е. собственность особого вида), либо как исключительные права имущественного характера. В XIX в. широкое распространение получили взгляды теоретиков, применявших к авторскому праву трудовую теорию права собственности и рассматривавших доход, получаемый автором, как вид трудового дохода, поскольку автор самостоятельно, своим творческим трудом производит охраняемое авторским правом произведение. Вместе с тем специфика этого вознаграждения по сравнению с обычным вознаграждением за труд (заработной платой) была очевидна уже тогда, так как вытекала из особенностей как самого творческого труда, так и его нематериального результата.

Эти особенности неоднократно отмечал в своих трудах Г. Ф. Шершеневич, один из наиболее ревностных сторонников теории исключительного права в России. Стремясь подчеркнуть, что получение материальной выгоды не является определяющим мотивом в деятельности создателей произведений творчества, он писал: "Интеллектуальный труд побуждается к своей работе внутренними стимулами, вытекающими из его духовных потребностей, но не материальными соображениями... Земледелец, ремесленник, купец работают для того, чтобы получить материальную выгоду, автор пользуется материальной выгодой для того, чтобы работать" <1>.

<1> Шершеневич Г. Ф. Авторское право на литературные произведения. Казань, 1891. С. 9.

Безусловно, представители интеллектуального труда нуждаются в материальном обеспечении, чтобы создавать свои произведения. Однако их труд очень индивидуален, в результате чего невозможно установить общественно необходимые затраты труда на создание того или иного вида произведений. А раз стоимость результатов творчества неопределима, то и оплата труда авторов, эквивалентная его количественным затратам, невозможна. Из этого Г.Ф. Шершеневич делал вывод, что цель авторского права состоит "в необходимости материального обеспечения автора, в устранении для него необходимости изыскания источников существования, в обеспечении независимого положения в обществе, а не в простой охране результатов труда, как это имеет место в экономической деятельности" <1>.

В обществе, построенном на "частной предприимчивости", единственно доступным способом обеспечения авторов является предоставление им возможности "лично, на общих экономических основаниях, заботиться о своих интересах" <2>. Для достижения такой возможности закон и предоставляет авторам исключительное право использования их произведений (распространения литературных и постановки драматических произведений). При отсутствии такой охраны цена книги сводится к стоимости бумаги, печатных работ и издержек производства с присоединением процента на капитал и предпринимательской прибыли. Для иллюстрации этого тезиса Г. Ф. Шершеневич приводил примеры цен на книги английских авторов, изданные в Англии (где их права охранялись) и в США (где они перепечатывались свободно), причем цена их в США была в 3 - 10 раз ниже, чем в Англии <3>.

<1> Там же. С. 8.

<2> Шершеневич Г. Ф. Авторское право на литературные произведения. Казань, 1891. С. 10.

<3> См. там же. С. 13.

Г.Ф. Шершеневич исходил из того, что в основании авторского дохода лежит созданная законом монополия в производстве и обращении особого вида экономических благ (он имел в виду книги, поскольку говорил о литературных произведениях, но это применимо и к другим материальным носителям, в которых воплощено произведение). "Закон искусственно поднимает цены на материальные продукты духовного труда свыше цен, которые установились бы при свободном обращении благ, и этим создает излишек ценности, предназначаемый для обеспечения автора" <1>, - писал он.

<1> Там же. С. 14.

Эти особенности свидетельствовали, по его мнению, о том, что авторский доход составляет особую категорию, отличную от других известных науке видов доходов, в том числе и от заработной платы трудящихся. Принципиальное отличие его от заработной платы он видел в том, что авторский доход "не ограничивается успехом одного издания", а имущественное право автора продолжает существовать в течение всей жизни, что абсолютно несвойственно заработной плате.

Г.Ф.

Шершеневич подчеркивал при этом, что существующая система правовой защиты интересов автора отнюдь не гарантирует соответствия получаемого автором имущественного обеспечения достоинствам его произведения, так как большую материальную выгоду получают авторы тех произведений, которые доступнее для понимания публики и потому более широко используются.

В Положении об авторском праве 1911 г. <1>, отразившем победу взглядов российских сторонников теории исключительных прав над взглядами сторонников проприетарной теории авторского права, было установлено, что "автору принадлежит исключительное право всеми возможными способами воспроизводить, опубликовывать и распространять свое произведение" (ст. 2). Исключительное право рассматривалось в этом законе как право имущественное. Характерно, что при этом нигде в тексте закона не упоминалось о каком-либо специальном праве автора на вознаграждение (или на получение дохода), поскольку само собой подразумевалось, что получение дохода - это неотъемлемая часть данного имущественного права, а точнее, закономерное последствие реализации этого права. Слово "вознаграждение" появлялось в тексте Положения только в тех случаях, когда речь шла о необходимости возмещения убытков, причиненных автору или его правопреемникам в результате нарушения их прав ("вознаграждение за убытки", например, в ст. ст. 23, 25 и 26).

<1> Собрание узаконений и распоряжений Правительства, изд. при Правительствующем Сенате. СПб., 1911. I полугодие. Ст. 560.

2. В законодательстве СССР первоначально была воспринята сложившаяся до революции система защиты исключительного права автора на использование произведения. В частности, принятое в период нэпа Постановление ЦИК и СНК СССР от 30 января 1925 г. "Об основах авторского права" <1> предусматривало исключительное право автора "выпустить в свет свое произведение и в течение установленного в законе срока всеми дозволенными законом способами воспроизводить и распространять его произведение, а равно извлекать всеми законными способами имущественные выгоды из своего исключительного права" (ст.

3). Такая же формулировка в отношении исключительного права автора содержалась и в Основах авторского права, утвержденных Постановлением ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г. (ст. 7) <2> и действовавших до принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. <3>.

<1> СЗ СССР. 1925. N 7. Ст. 67.

<2> СЗ СССР. 1928. N 27. Ст. 246.

<3> Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. N 50. Ст. 525.

Характерно, что в этом определении понятие исключительного права включало выпуск произведения в свет, а также его воспроизведение и распространение (как и в Положении об авторском праве 1911 г.), но извлечение имущественной выгоды из исключительного права упоминалось как самостоятельное имущественное право, правда, вытекающее из существования исключительного права и тесно с ним связанное. По- видимому, первоначально специальное упоминание этого права было необходимо, чтобы подчеркнуть возможность и законность получения автором дохода от каждого случая использования его произведения.

В связи со становлением в стране государственной плановой системы экономики возможности оборота исключительных прав авторов стали быстро сужаться. В отсутствие рыночных отношений авторы не только не могли сами лично использовать созданные ими произведения, но и по существу были лишены возможности полноценно распорядиться своими исключительными правами, поскольку передать их они могли только государству в лице различных государственных организаций. Исключительное право оказалось настолько ограниченным, что дальнейшее его существование в качестве самостоятельного имущественного права потеряло смысл.

Это повлекло за собой пересмотр теоретических взглядов на природу авторских прав, усиление внимания к той их составляющей, которая носит личный неимущественный характер. Хотя ни у кого не вызывал сомнения абсолютный характер авторских прав, отношение к их характеристике как прав исключительных изменилось. В.И. Серебровский писал, что "в условиях социалистического общества ни о какой монополии автора на созданное им произведение не может быть и речи", так как это произведение не является ни товаром, ни оборотоспособным объектом <1>.

Б. С. Антимонов и Е. А. Флейшиц видели исключительный характер прав советского автора "в их неотчуждаемости, неотторжимости их от личности автора в течение всей его жизни или в течение срока, определенного законом для особых случаев, в недопустимости перенесения прав автора на другое лицо..." <2>. Статья 7 Основ авторского права стала толковаться в том смысле, что права автора на выпуск произведения в свет, его воспроизведение и распространение являются личными неимущественными правами, а право на извлечение имущественной выгоды - его имущественным правом. Причем и личные неимущественные права автора, и его имущественное правомочие рассматривались как неотчуждаемые от личности автора <3>.

<1> Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. М., 1956. С. 24.

<2> Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Авторское право. М., 1957. С. 59.

<3> См. Антимонов Б.С., Флейшиц Е.А. Указ. соч. С. 41 - 46, 48 - 54.

Вышеназванные теоретические взгляды нашли воплощение в Основах гражданского законодательства СССР и союзных республик 1961 г. и в ГК РСФСР 1964 г., в которых исключительное право как право имущественное было замещено личными неимущественными правами на опубликование, воспроизведение и распространение произведения, а единственным имущественным правом автора стало считаться "право на получение вознаграждения за использование произведения другими лицами" (ст. 98 Основ, ст. 479 ГК РСФСР). Уже из наименования последнего видно, что оно ограничило пределы возможностей извлечения автором имущественной выгоды из своего произведения получением вознаграждения за его использование третьими лицами.

С практической точки зрения эти постепенные изменения привели ко все более широкому государственному нормированию авторского вознаграждения. Этот процесс начался уже в 1920 - 1930-х годах. Первоначально вводились лишь минимальные ставки вознаграждения для некоторых видов произведений или отдельных видов их использования <1>, но уже в 1940-х годах ставки были утверждены почти для всех случаев использования произведений, причем предусматривались как минимальные, так и максимальные размеры вознаграждения <2>. В ст. 507 ГК РСФСР 1964 г. было прямо закреплено, что размер вознаграждения, выплачиваемого по авторскому договору, устанавливается соглашением сторон в пределах утвержденных ставок при наличии таковых. Эти ставки носили нормативный характер и утверждались согласно ст. 479 ГК РСФСР Советом Министров РСФСР, если только их утверждение не было отнесено к компетенции СССР. Таким образом, размер авторского вознаграждения мог определяться соглашением сторон только в виде исключения, при отсутствии соответствующих ставок.

<1> Например, Инструкция о минимальных ставках авторского гонорара за издание произведений изобразительных искусств и нормах тиража, утв. Постановлением Наркомпроса РСФСР от 22 сентября 1930 г. (Бюллетень Наркомпроса. 1930. 1 декабря. N 34).

<2> См., например, Постановление СНК РСФСР от 12 июля 1944 г. N 540 "Об авторском гонораре"; Постановление Совета Министров РСФСР от 15 июля 1947 г. N 521 "Об авторском гонораре за литературно-художественные произведения" (Авторское право на литературные произведения: Сборник официальных материалов / Сост. Л.М. Азов и С.А. Шацилло. М., 1953. С. 82 - 88).

3. Происшедшие изменения в законодательстве вызвали новые теоретические дискуссии по поводу права автора на вознаграждение. Как справедливо отмечал И. А. Грингольц, автор в этот период не участвовал "в товарной реализации произведения ни сам, ни через других лиц", а право государственной организации на использование его произведения не имело общего содержания ни с одним из прав автора и не могло поэтому рассматриваться "как переданное организации собственное правомочие автора" <1>. В итоге возникал закономерный вопрос о том, какова экономическая природа авторского вознаграждения, если автор не является товаропроизводителем, а само вознаграждение - ценой (или частью цены) произведения. И.А. Грингольц, как и многие другие ученые - сторонники трудовой теории вознаграждения, отвечал на этот вопрос, что авторский гонорар является "одной из форм распределения по количеству и качеству труда, наряду с заработной платой" <2>.

<1> Грингольц И. А. О теории авторского вознаграждения за произведения литературы, науки и искусства // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 14. М., 1968. С. 146.

<2> Там же. С. 147. Эту позицию разделяли Б.С. Антимонов, Е.А. Флейшиц (указ. соч. С. 127), А.И. Ваксберг (Ваксберг А.И. Некоторые вопросы советского авторского права // Советское государство и право. 1954. N 8. С. 38 - 39) и др.

Несколько иную точку зрения высказывали последователи так называемой меновой теории авторского вознаграждения <1>. Не отрицая природы авторского вознаграждения как трудового дохода, они тем не менее исходили из того, что установить непосредственную зависимость авторского вознаграждения от количества и качества труда практически невозможно и что на деле оценивается не сам труд автора, а результат этого труда, поэтому они подчеркивали, что определяющим в оценке выступает использование произведения. "Автор получает вознаграждение, определяемое не затратой труда, а ценностью результата и ценностью предоставленного соответствующему контрагенту права использования этого результата" <2>, - писал А. Е. Пашерстник. Эту точку зрения разделяли М.В. Гордон <3> и В.И. Серебровский <4>. В 1970 - 1980-е годы сходные взгляды высказывал В.А. Дозорцев <5>.

<1> См.: Дозорцев В.А. Природа вознаграждения за изобретательские предложения // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 14. М., 1968. С. 156, 162 - 163.

<2> Пашерстник А.Е. Правовые вопросы вознаграждения за труд рабочих и служащих. М.; Л., 1949. С. 145.

<3> Гордон М.В. Понятие советского авторского права // Ученые записки Харьковского юридического института. 1939. Вып. 1. С. 100.

<4> Серебровский В.И. Указ. соч. С. 139.

<5> Дозорцев В. А. Авторский договор и его типы // Советское государство и право. 1977. N 2. С. 43 - 50.

Вместе с тем различия в позициях сторонников трудовой и меновой теорий вознаграждения были не столь значительными: и те и другие сходились в том, что оценка творческого труда автора возможна только по его результату - законченному произведению <1>. Неприменимость к авторскому труду существовавших систем заработной платы была очевидна, поэтому в теории неоднократно предпринимались попытки выработать критерии, на которых должна строиться система выплаты авторского вознаграждения. Различия в подходах к решению этой проблемы выражались лишь в том, что сторонники трудовой теории пытались выработать критерии, которые позволили бы в ставках авторского вознаграждения учитывать количество и качество авторского труда, в то время как сторонники меновой теории критиковали этот путь как неправильный, но приходили в итоге примерно к тем же выводам.

<1> Серебровский В.И. Указ. соч. С. 17; Грингольц И.А. Указ. соч. С. 149.

В частности, И.А. Грингольц выделял две формы авторского вознаграждения, основанные, по его мнению, на оценке количества и качества авторского труда: "основное, выплачиваемое при первой публикации, исходя из первичной оценки произведения, и дополнительное, исчисляемое с учетом последующей оценки". При этом он считал, что суммарным критерием последующей оценки произведения является объем его использования, определяемый "количеством людей, которые проявляют потребность в нем, и постоянством этой потребности" <1>. В ответ на это утверждение В.А. Дозорцев резонно возражал, что специальная плата, устанавливаемая за каждый случай переиздания литературного произведения (или другого авторско-правового использования), не может рассматриваться как компенсация за более высокое качество труда, а лишь отражает существующий спрос на конкретное произведение, который может зависеть от различных обстоятельств. То есть система авторского вознаграждения определяется экономическими факторами и не отражает реального качества авторского труда <2>.

<1> Грингольц И. А. Указ. соч. С. 149 - 151.

<2> Дозорцев В.А. Природа вознаграждения за изобретательские предложения // Ученые записки ВНИИСЗ. Вып. 14. С. 160 - 161.

В.А. Дозорцев разделял позицию И. А. Грингольца о том, что авторское вознаграждение должно состоять из двух частей: разовой единовременной оплаты, производимой после одобрения произведения и принятия его к использованию (нижний предел вознаграждения, который должен выполнять определенные социальные функции), и дополнительных платежей, зависящих от экономических результатов использования произведения. Вместе с тем он отмечал, что те из действовавших в тот период ставок авторского вознаграждения, которые устанавливались с учетом размера произведения (например, объема произведения литературы в авторских листах или площади произведения монументально-декоративного искусства в квадратных сантиметрах), были основаны на превратном представлении о том, что этот критерий характеризует затраты труда автора, и предлагал отказаться от него при определении ставок вознаграждения. "Установление непосредственной связи между затратами труда и размером вознаграждения - это принцип трудового права, который неправильно распространять на гражданско-правовое вознаграждение", - писал В.А. Дозорцев. Он подчеркивал, что для гражданского права характерна связь между размером вознаграждения и экономическими характеристиками самого объекта авторского права, "выявляющимися в обороте, в форме поступлений от использования произведения" <1>.

<1> Дозорцев В. А. Тенденции развития советского социалистического авторского права // Проблемы советского авторского права. М., 1979. С. 200 - 201.

В.А. Дозорцев позднее провел анализ юридической природы права автора на получение вознаграждения за использование произведения другими лицами, закрепленного в Основах гражданского законодательства 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г. Он подчеркнул, что это правомочие сформулировано таким образом, что не охватывает случаев использования произведения самим автором. В ситуациях, когда автор вправе использовать произведение самостоятельно, он может получать "экономические выгоды, имеющие иную природу, чем авторское вознаграждение" <1>. В. А. Дозорцев настаивал, что вознаграждение должно выплачиваться автору за все случаи использования произведения. Любые исключения из этого правила должны быть специально оговорены в законе, поскольку в ст. 479 ГК РСФСР было указано, что вознаграждение причитается автору за использование произведения другими лицами, "кроме случаев, указанных в законе".

<1> Дозорцев В.А. Авторские дела в суде. М., 1985. С. 103.

В. А. Дозорцев также отметил важную особенность права автора на вознаграждение. Он сделал вывод, что, хотя это право законом отнесено к числу авторских правомочий, по своей сути оно является результатом осуществления автором прав по распоряжению произведением и составляет один из важнейших элементов авторско-правового обязательства. "Субъективное гражданское право на получение вознаграждения возникает у автора в результате использования произведения, которое является либо результатом исполнения договора, либо основанием возникновения бездоговорного гражданско- правового (авторского) обязательства" <1>. Таким образом, В.А. Дозорцев указал на определенное противоречие между тем, что действовавший закон отнес право на вознаграждение к числу правомочий автора, носящих с точки зрения теории исключительный, т.е. абсолютный, характер, и его тесной связью с обязательственными правоотношениями.

<1> Дозорцев В. А. Авторские дела в суде. М., 1985. С. 101.

4. В процессе экономических преобразований в нашей стране, в условиях становления рыночных отношений были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г. <1>. Они вновь ввели понятие исключительного права автора на произведение (ст. 135), но включили в это право как личные неимущественные права (право авторства, право на имя, право на неприкосновенность произведения и право на опубликование произведения), так и имущественные права (право на использование произведения и право на вознаграждение за разрешение использовать и использование произведения). Право использования произведения и право на вознаграждение по- прежнему рассматривались как самостоятельные правомочия, что вытекало и из различий в их правовом режиме: право на использование произведения автор мог передать любым гражданам и юридическим лицам, в то время как право на получение вознаграждения могло переходить только к наследникам автора.

<1> Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1991. N 26. Ст. 733.

Таким образом, положения ст. 135 Основ гражданского законодательства 1991 г. во многом еще следовали за положениями Основ гражданского законодательства 1961 г., но в то же время сделали существенный шаг вперед в развитии имущественных прав автора, признав возможность автора распорядиться своим правом на использование произведения и связав получение авторского вознаграждения с фактом распоряжения этим правом (разрешением использовать произведение).

Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик вступили в силу на территории России с 3 августа 1992 г. <1>, и их разд. IV "Авторское право" действовал до тех пор, пока 3 августа 1993 г. не вступил в силу Закон РФ от 9 июля 1993 г. "Об авторском праве и смежных правах" <2> (далее - Закон об авторском праве).

<1> Постановление Верховного Совета РФ от 14 июля 1992 г. "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. N 30. Ст. 1800.

<2> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. N 32. Ст. 1242.

В Законе об авторском праве были отдельно названы личные неимущественные права автора (ст. 15) и его имущественные права (ст. 16). Под имущественными правами при этом понимались исключительные права автора на использование произведения в любой форме и любым способом, суть которых раскрывалась в п. 2 ст. 16 Закона как право осуществлять или разрешать такие действия, как воспроизведение произведения, распространение его экземпляров, публичный показ и публичное исполнение произведения и т. д.

В Законе об авторском праве не упоминалось о самостоятельном праве автора на вознаграждение за использование произведения. Лишь в п. 4 ст. 16 Закона было предусмотрено, что размер и порядок исчисления авторского вознаграждения за каждый вид использования произведения устанавливаются в авторском договоре, а также в договорах, заключаемых между организациями, управляющими имущественными правами авторов на коллективной основе, и пользователями произведений. Кроме того, в п. 3 ст. 31 Закона говорилось об общих принципах определения в авторских договорах размера и порядка выплаты авторского вознаграждения, а также о возможности установления Правительством Российской Федерации минимальных ставок авторского вознаграждения.

Таким образом, в Законе об авторском праве 1993 г. исключительные права были вновь, как за 82 года до этого в Положении об авторском праве 1911 г., определены как имущественные права, направленные на использование произведения. Право на вознаграждение не было упомянуто постольку, поскольку получение дохода (в том числе в виде вознаграждения за использование произведения третьими лицами) является следствием реализации исключительного права и не требует специального упоминания.

Подобный подход используется в авторских законах большинства стран, например в Германии, Норвегии, Дании, Швейцарии, Бельгии, Канаде, Великобритании, США. Французский Кодекс интеллектуальной собственности в отличие от этого содержит формулировку, согласно которой "автор пользуется в течение своей жизни исключительным правом использовать свое произведение в любой форме и получать от этого имущественную выгоду" (ст. L. 123-1). Однако подобное исключение лишь подтверждает то правило, что в большинстве случаев законодатель, называя исключительное право имущественным или экономическим правом, уже подразумевает как последствие его реализации получение дохода, имущественной выгоды автором или иным обладателем этого права. По словам Делии Липцик, " все выражения, используемые для обозначения имущественных прав - материальные права, права на использование, монополия на использование, определяют основополагающую и исторически первенствующую цель авторского права: позволить автору произведения извлекать выгоду из его использования" <1>.

<1> Липцик Д. Авторское право и смежные права. М., 2002. С. 155.

5. Обобщая все вышесказанное, можно сделать следующие выводы. Прежде всего, гражданско-правовой институт авторского права исторически возник как способ материального обеспечения создателей произведений науки, литературы и искусства. Признание за автором исключительного права на использование созданного им произведения, являющегося по своей природе абсолютным правом имущественного характера, передаваемым и отчуждаемым, уже подразумевает получение автором имущественной выгоды от его реализации и не требует специального указания на наличие такого права в законе.

Содержание исключительного права включает право автора как использовать свое произведение лично, так и разрешить его использование третьему лицу, т.е. предоставить последнему право использования произведения в определенных пределах (на основе авторского лицензионного договора) либо в полном объеме передать ему свое исключительное право на это произведение (по договору об отчуждении исключительного права). В обоих случаях автор вправе извлекать имущественную выгоду из такого использования. Другое дело, что автор может в каждом конкретном случае решить вопрос о том, будет ли такое использование возмездным или безвозмездным (например, издание тиража книги или публичное исполнение музыкального произведения в благотворительных целях). Исключение составляют немногочисленные и прямо названные в законе случаи так называемого свободного использования, в которых использование произведений определенными способами и в обусловленных пределах допускается без согласия автора и без выплаты ему вознаграждения.

Если сам автор осуществляет использование произведения (например, путем издания литературного произведения за свой счет, размещения его в Интернете на своем сайте и т.п.), получаемая им имущественная выгода носит характер дохода (прибыли) от коммерческого использования произведения. В тех же случаях, когда использование произведения осуществляется не самим автором, а третьими лицами, доходы автора принимают форму авторского вознаграждения. Из этого вытекает, что право на авторское вознаграждение - это лишь часть общего права на получение автором дохода (или имущественной выгоды) от реализации его исключительного права.

Авторское вознаграждение является гражданско-правовым по своей природе, поскольку его получение зависит от реализации субъективных гражданских прав автора. Право на получение авторского вознаграждения возникает у автора в связи с использованием произведения третьими лицами. Оно либо является результатом осуществления автором распоряжения своим исключительным правом, либо вытекает из закона (в тех случаях, когда им предусматривается возможность свободного использования произведения без согласия автора, но с выплатой ему вознаграждения). Наконец, право на получение авторского вознаграждения может возникнуть в результате нарушения третьими лицами исключительного права автора на использование произведения, т.е. как следствие возникновения деликтного (внедоговорного) обязательства. Таким образом, право на получение авторского вознаграждения во всех случаях выступает в качестве составной части авторско-правового обязательства.

Поскольку объект авторского права представляет собой результат труда автора, авторское вознаграждение является разновидностью трудового дохода, но при этом его размер не может определяться в зависимости от количества и качества творческого труда, вложенного в создание произведения. Размер авторского вознаграждения определяется ценностью произведения (как результата творческого труда), единственным мерилом которой остается спрос на него со стороны общества. Основным критерием такого спроса является интенсивность авторско-правового использования произведения, измеряемая как числом случаев использования и их разнообразием, так и охватом аудитории потребителей в процессе использования. 6.

Изложенные взгляды нашли отражение в части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. В перечне интеллектуальных прав, приведенном в ст. 1226 ГК, нет специального упоминания о праве автора на вознаграждение, поскольку это правомочие является составной частью исключительного права и не требует специального упоминания в законе. Основным содержанием исключительного права является право автора использовать произведение по своему усмотрению в любой форме и любым не противоречащим закону способом (п. 1 ст. 1229 и п. 1 ст. 1270 ГК). Автор также может распоряжаться принадлежащим ему исключительным правом на произведение. Получение имущественной выгоды (в том числе авторского вознаграждения) является следствием осуществления автором этих прав.

Данная позиция получает подтверждение в п. 5 ст. 1229 ГК, согласно которому случаи использования результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение являются разновидностью ограничений исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации (могут быть установлены только в ГК). Отсюда вытекает и то, что право на вознаграждение рассматривается как часть исключительного права, и то, что право на вознаграждение в определенных Кодексом случаях может остаться у автора в ситуации, когда он ограничен в возможности использовать свое произведение или даже утратил полностью свое исключительное право. 7.

Вознаграждение по договору. Глава 69 ГК "Общие положения" содержит ряд общих норм, посвященных распоряжению исключительным правом, в том числе путем заключения двух основных типов договоров: об отчуждении исключительного права и лицензионного договора. Эти две группы договоров направлены на использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, в частности в сфере авторских прав - на использование произведений. Результатом их заключения по общему правилу является выплата автору или иному правообладателю обусловленного договором вознаграждения. Однако в отличие от ранее действовавшей нормы ст. 31 Закона об авторском праве, предполагавшей возмездность авторских договоров в качестве их обязательного, существенного условия, ГК предусматривает возможность заключения безвозмездных авторских договоров.

7.1. В частности, согласно п. 3 ст. 1234 ГК договор об отчуждении исключительного права, по которому одна сторона передает или обязуется передать принадлежащее ей исключительное право в полном объеме другой стороне, предполагается возмездным, так как приобретатель обязуется уплатить правообладателю предусмотренное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное. То есть договор может быть безвозмездным, если такое условие прямо в нем установлено.

Для возмездного договора об отчуждении исключительного права цена является существенным условием (п. 1 ст. 432 ГК). При отсутствии условий о размере вознаграждения или порядке его определения такой договор считается незаключенным (абз. 2 п. 3 ст. 1234 ГК). Это положение обусловлено тем, что к значительному числу результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации из-за их высокой степени индивидуальности неприменимы правила п. 3 ст. 424 ГК, т.е. цена конкретного договора не может в этом случае быть определена по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Для возмездного договора об отчуждении исключительного права нарушение приобретателем права обязанности выплатить правообладателю в установленный договором срок вознаграждение является существенным нарушением условий такого договора (п. 5 ст. 1234 ГК). В случае если к этому моменту исключительное право уже перешло к приобретателю, прежний правообладатель может требовать в судебном порядке перевода на себя прав приобретателя исключительного права (т.е. возврата исключительного права) и возмещения убытков, действуя на основании общего правила, установленного подп. 1 п. 2 ст. 450 ГК и предусматривающего возможность изменения или расторжения договора по решению суда на основании требования одной из сторон при существенном нарушении договора другой стороной.

Если же исключительное право еще не перешло к приобретателю, то правообладатель может отказаться от договора в одностороннем порядке (без обращения в суд) и потребовать возмещения убытков, причиненных расторжением договора (абз. 2 п. 5 ст. 1234 ГК). Возмещение убытков включает в этом случае и упущенную выгоду (п. 2 ст. 15 ГК). Поскольку п. 4 ст. 1234 ГК устанавливает диспозитивную норму о переходе исключительного права от правообладателя к приобретателю в момент заключения договора, если соглашением сторон не предусмотрено иное, то соответствующим иным решением может быть, в частности, привязка момента перехода права к выплате вознаграждения за приобретение исключительного права (его первой части). В таком случае нарушение срока выплаты будет происходить до перехода исключительного права, что позволит использовать упрощенный порядок отказа правообладателя от договора в одностороннем (внесудебном) порядке.

Правила, предусмотренные ст. 1234 ГК, являются общими и поэтому в полной мере распространяются на договор отчуждения исключительного права на произведение науки, литературы или искусства. Статья 1285 ГК, помещенная в гл. 70 "Авторское право", содержит только определение договора отчуждения, т.е. указывает лишь на применимость этого типа договора к сфере авторских прав, предоставляя более подробное регулирование этого вопроса ст. 1234 ГК. Ни ст. 1234, ни ст. 1285 ГК не содержат каких-либо положений о том, в каком виде, размере или порядке должно выплачиваться вознаграждение за приобретение исключительного права. Это свидетельствует о том, что данный вопрос полностью предоставлен на усмотрение сторон договора и не подвергается какой-либо нормативной регламентации. При заключении договоров об отчуждении исключительных прав могут применяться те же принципы расчетов, которые установлены в п. 4 ст. 1286 ГК для расчетов по лицензионным авторским договорам, т.е. возможна единовременная выплата вознаграждения или рассрочка платежей на определенный период, возможно определение фиксированных сумм платежей или расчеты в виде процента от дохода (прибыли) приобретателя права, причем подобные расчеты могут осуществляться на протяжении многих лет и даже всего срока охраны исключительного права. Важно лишь подчеркнуть, что отчуждение исключительного права означает, что автор, который являлся до заключения такого договора правообладателем, теряет возможность в дальнейшем распоряжаться своим исключительным правом, а следовательно, самостоятельно получать какие бы то ни было доходы от использования его произведения. В такой ситуации стороны договора должны понимать, что цена приобретаемого исключительного права должна быть выше сумм, обычно выплачиваемых по лицензионным договорам, либо предусматривать систему выплаты вознаграждения, рассчитанную на справедливое участие автора в доходах от использования его произведения.

7.2. Согласно п. 5 ст. 1235 и п. 1 ст. 1286 ГК лицензионный договор, по которому правообладатель-лицензиар предоставляет или обязуется предоставить лицензиату право использования произведения в предусмотренных договором пределах, по общему правилу также рассматривается как возмездный договор, но может быть заключен по воле сторон и как безвозмездный. То есть для того, чтобы договор был признан безвозмездным, стороны прямо должны оговорить это условие в его тексте.

Условие о цене (размере вознаграждения или порядке его определения) является для возмездного лицензионного договора существенным, поскольку при его отсутствии договор считается незаключенным (абз. 2 п. 5 ст. 1235 ГК). В этом случае (по тем же причинам, что и в п. 3 ст. 1234 ГК) неприменимы правила определения цены, предусмотренные п. 3 ст. 424 ГК.

В соответствии с п. 4 ст. 1286 ГК в возмездном авторском лицензионном договоре должен быть указан размер вознаграждения за использование произведения или порядок исчисления такого вознаграждения. Выплата такого вознаграждения может осуществляться в форме фиксированных разовых или периодических платежей, процентных отчислений от дохода (выручки) либо в иной форме. В отличие от п. 3 ст. 31 Закона об авторском праве в этой норме не отдается предпочтение выплатам в виде процентов от дохода, а также не делается жесткой привязки к каждому способу использования произведения, как это сделано в п. 1 ст. 31 Закона. Это позволяет более широко применять принцип свободы договора и учитывать интересы сторон.

В абз. 3 п. 4 ст. 1286 ГК содержится норма о том, что Правительство РФ вправе устанавливать минимальные ставки авторского вознаграждения за отдельные виды использования произведений. В настоящее время (до принятия новых) действуют минимальные ставки вознаграждения за публичное исполнение произведений, воспроизведение произведений путем звукозаписи, сдачу в прокат экземпляров звукозаписи и аудиовизуальных произведений, воспроизведение произведений изобразительного искусства и тиражирование в промышленности произведений декоративно-прикладного искусства, принятые Правительством РФ <1>.

<1> СПП РФ. 1994. N 13. Ст. 994; СЗ РФ. 1996. N 21. Ст. 2529; СЗ РФ. 1998. N 22. Ст. Нарушение лицензиатом обязанности уплатить лицензиару в установленный договором срок вознаграждение за предоставление права использования результата интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации) является существенным нарушением условий возмездного лицензионного договора. Когда подобное нарушение происходит в отношении объектов авторских или смежных прав, лицензиар может в одностороннем порядке (без обращения в суд) отказаться от лицензионного договора и потребовать возмещения причиненных убытков, включая упущенную выгоду (п. 4 ст. 1237 ГК).

Специальная норма о взыскании вознаграждения содержится в п. 2 ст. 1287 ГК, посвященной особым условиям издательского лицензионного договора: при расторжении такого договора в случае неисполнения издателем-лицензиатом обязанности начать использование произведения в установленный договором срок (или, при отсутствии такого срока в договоре, - в срок, обычный для данного вида произведений и способа их использования) лицензиар вправе требовать выплаты ему вознаграждения, предусмотренного договором, в полном размере.

7.3. По общему правилу и договоры об отчуждении исключительного права, и лицензионные договоры заключаются в отношении уже существующих произведений, однако возможны ситуации, когда произведение создается автором на заказ. При этом заказчик, как правило, рассчитывает на дальнейшее использование такого произведения в авторско-правовом смысле, хотя в некоторых случаях может и не преследовать подобных целей (например, в случае создания произведения изобразительного искусства или литературного произведения исключительно для личного использования заказчика).

Подобные отношения регулируются договором авторского заказа (ст. 1288 ГК), основное содержание которого состоит в обязанности автора создать обусловленное договором произведение (на материальном носителе или в иной объективной форме). Материальный носитель по общему правилу передается в собственность заказчику, если соглашением сторон не предусмотрена его передача во временное пользование. Судьба исключительного права в договоре авторского заказа может быть определена различным образом в зависимости от соглашения сторон: либо это право отчуждается заказчику, либо ему предоставляется право использования созданного произведения в установленных договором пределах. По общему правилу, установленному в п. 2 ст. 1227 и п. 1 ст. 1291 ГК, при отчуждении автором оригинала произведения (в том числе и по договору авторского заказа) исключительное право на произведение сохраняется за автором. Иное должно быть прямо предусмотрено в договоре.

Договор авторского заказа является возмездным, если соглашением сторон не предусмотрено иное (абз. 3 п. 1 ст. 1288 ГК). Вознаграждение по договору авторского заказа отличается от обычного авторского вознаграждения тем, что может предполагать необходимость выплаты аванса (в отличие от п. 2 ст. 33 Закона об авторском праве, согласно положениям ГК это условие более не является обязательным, но может быть предметом соглашения сторон), а также должно учитывать наличие затрат автора на создание произведения (возмещение расходов на приобретение материалов и оборудования, аренду помещения и т. п. может быть условием такого договора).

В соответствии с п. 2 ст. 1290 ГК в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения договора авторского заказа, за которое автор несет ответственность, последний обязан возвратить заказчику выплаченный аванс, а также уплатить неустойку, если она предусмотрена договором, однако общий размер таких выплат ограничивается суммой реального ущерба, причиненного заказчику. Это правило является частным случаем общего правила, установленного в п. 1 ст. 1290 ГК, о том, что ответственность автора по авторским договорам ограничивается суммой реального ущерба, причиненного другой стороне (если договором не предусмотрен меньший размер ответственности автора).

8. Право на вознаграждение по ст. 1245 и ст. 1263 ГК. Как уже упоминалось, п. 5 ст. 1229 ГК предусмотрел, что в установленных Гражданским кодексом случаях допускается такой вид ограничения исключительных прав, как использование результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателей, но с сохранением за ними права на вознаграждение. Данная формулировка свидетельствует, что ГК не рассматривает упомянутое право на вознаграждение как самостоятельное право автора или иного правообладателя, а признает его частью исключительного права, остающейся у правообладателя в результате ограничения его исключительного права. Таким образом, часть четвертая ГК отходит от позиции, которой придерживается целый ряд стран, рассматривающих право на вознаграждение, причитающееся автору в тех случаях, когда закон допускает свободное использование его произведения, как самостоятельное право (так называемое right of equitable remuneration) <1>.

<1> Право на обоснованное (или справедливое) вознаграждение упоминается в ряде международных соглашений, например в ст. 11-bis и ст. 13 Бернской конвенции, ст. 12 Римской конвенции, ст. 15 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам, ст. 7 Договора ВОИС по авторскому праву, ст. 14 Соглашения ТРИПС, п. 35 преамбулы Директивы Европейского парламента и Совета от 22 мая 2001 г. 2001/29/ЕС о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе.

Ограничения исключительного права, предусматривающие сохранение права на вознаграждение за автором произведения науки, литературы или искусства, установлены только в двух случаях - в ст. 1245 и п. 3 ст. 1263 ГК РФ.

Статья 1245 ГК включена в гл. 69, посвященную общим положениям, поскольку регулирует отношения в сфере как авторских, так и смежных прав. Ее содержание тесно связано со ст. 1273 и ст. 1306 ГК, которые предусматривают возможность свободного (без согласия автора, исполнителя или иного правообладателя и без выплаты вознаграждения) воспроизведения гражданином исключительно в личных целях правомерно обнародованного объекта авторских (или смежных) прав. Хотя выплата вознаграждения непосредственно самим гражданином-пользователем по этим статьям ГК не производится, тем не менее соответствующее вознаграждение выплачивается авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений за воспроизведение таких фонограмм и аудиовизуальных произведений исключительно в личных целях на основании ст. 1245 ГК. Вознаграждение правообладателям выплачивается за счет средств, которые подлежат уплате изготовителями и импортерами оборудования и материальных носителей, используемых для такого воспроизведения (за счет повышения цены оборудования и материальных носителей платят его в конечном счете именно граждане- пользователи).

По существу это вознаграждение выплачивается правообладателям за воспроизведение гражданами объектов авторских и смежных прав в личных целях, а так как оно не зависит напрямую от использования соответствующего объекта, то в ГК говорится о его компенсационном характере. Размер такой компенсации в каждом конкретном случае может быть определен лишь приблизительно, поскольку при распределении такого вознаграждения между конкретными правообладателями учитываются, как правило, общие статистические данные об использовании соответствующих объектов авторских и смежных прав.

Использование произведения, за которое устанавливается вознаграждение, предусмотренное в ст. 1245 ГК, рассматривается как случай ограничения исключительного права (ст. 1273 ГК). Авторы произведений, использованных в фонограммах и аудиовизуальных произведениях, в случае свободного воспроизведения этих фонограмм и аудиовизуальных произведений гражданами в личных целях ограничены в осуществлении своих исключительных прав. Даже если у автора в целом сохраняется исключительное право на его произведение, применительно к данному способу использования он не может им распоряжаться, так как воспроизведение произведения гражданином в личных целях осуществляется в соответствии с законом без согласия автора. Но право на получение вознаграждения за такое воспроизведение произведения автор сохраняет.

Подобные нормы включены в авторские законы многих стран, причем часто в них содержатся правила о том, что автор (или исполнитель) не может отказаться от права на соответствующее вознаграждение (см., например, ст. 55 Закона об авторском праве и смежных правах Бельгии). В ряде случаев в отношении подобных прав на вознаграждение устанавливается правило об их неотчуждаемости, непередаваемости. Например, в отношении права на вознаграждение за прокат экземпляров произведения такое ограничение прямо установлено в ст. 58а консолидированного Закона об авторском праве Дании, а в § 27 Закона об авторском праве и смежных правах Германии допускается лишь передача этого права авансом обществу по коллективному управлению правами и т.д.

Такой подход обусловлен отношением к рассматриваемому праву на вознаграждение как к самостоятельному праву автора, носящему компенсационный, обеспечительный характер. Вместе с тем это не является какой-то общепринятой позицией, получившей отражение в международных соглашениях. Напротив, в упоминавшейся выше Директиве Европейского парламента и Совета от 22 мая 2001 г. 2001/29/ЕС предусмотрено, что по общему правилу обоснованное вознаграждение должно выплачиваться правообладателям для адекватной компенсации за использование их произведений, поэтому в случаях, когда правообладатели уже получили платеж в какой-либо иной форме (например, в виде части лицензионного платежа), никакие самостоятельные платежи не могут производиться (п. 35 преамбулы) <1>. Следовательно, Директива допускает установление в национальном законодательстве стран - членов ЕС возможности иных расчетов с правообладателями и договорного изменения порядка получения подобного вознаграждения.

<1> Законодательство Европейского союза об авторском праве и смежных правах: Сборник директив Европейского парламента и Совета в области авторского права и смежных прав. М., 2002. С. 65 - 88.

Таким образом, позиция по этому вопросу у каждой страны формируется с учетом особенностей национального правового регулирования в сфере авторского и смежных прав, в частности, многое зависит от того, допускает ли она в принципе возможность отчуждения исключительного авторского права, а если допускает, то рассматривается ли при этом право на вознаграждение как составная часть этого права или как самостоятельное право автора, тесно связанное с его личностью (подобное праву следования в отношении произведений изобразительного искусства).

Хотя в п. 1 ст. 1245 ГК РФ указано, что право на вознаграждение принадлежит авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений, это не означает, что данное право не может быть передано ими третьим лицам. В п. 1 ст. 1326 ГК, устанавливающей сходный случай свободного использования фонограммы, опубликованной в коммерческих целях, упоминается о выплате вознаграждения обладателю исключительного права на фонограмму (а не изготовителю фонограммы) и обладателю исключительного права на зафиксированное в фонограмме исполнение (а не исполнителю). Представляется, что перечень правообладателей в п. 1 ст. 1245 ГК скорее призван подчеркнуть, какие именно исключительные права охватываются данной статьей.

Необходимо учитывать, что право на вознаграждение по ст. 1245 ГК имеют не только авторы и исполнители, но и изготовители фонограмм и аудиовизуальных произведений, как правило, являющиеся юридическими лицами. Введение для них каких- либо мер личного, обеспечительного характера выглядело бы довольно странно, однако

Кодексом не предусмотрено никакой специфики в отношении вознаграждения, получаемого авторами и исполнителями, в отличие от вознаграждения соответствующих юридических лиц.

Право на вознаграждение, как часть исключительного авторского права, должно быть признано отчуждаемым и передаваемым, поскольку и само это исключительное право по действующему российскому законодательству отчуждаемо и передаваемо. Однако оно не может быть отчуждено само по себе, так как неразрывно связано с исключительным правом и следует за ним. Только если исключительное право перешло в полном объеме от автора к другому лицу, к нему может перейти и право на вознаграждение по ст. 1245 ГК. Таким образом, право на вознаграждение по ст. 1245 ГК может быть отчуждено вместе с исключительным правом в полном объеме на основании договора.

Вопрос об определении размера, порядка и сроков выплаты вознаграждения по договору об отчуждении исключительного права не урегулирован в Кодексе и отнесен всецело на рассмотрение сторон, поэтому представляется целесообразным в каждом таком договоре специально решать вопрос о том, переходит ли право на получение вознаграждения по ст. 1245 ГК к новому правообладателю или остается у прежнего, несмотря на переход исключительного права к другому лицу. Отсутствие в договоре соответствующего соглашения, скорее всего, будет истолковано в случае спора как сохранение права на вознаграждение по ст. 1245 ГК за автором.

Представляется, что при заключении возмездного договора переход этого права к новому правообладателю возможен только в том случае, если это будет учтено в общей сумме вознаграждения, причитающейся автору по данному договору, так как речь должна идти не об отказе от права на вознаграждение по ст. 1245 ГК, а именно о возмездном переходе его к новому правообладателю. С этой точки зрения вряд ли допустим переход этого права к новому правообладателю по безвозмездному договору об отчуждении исключительного права.

Не вызывает сомнений, что право на вознаграждение по ст. 1245 ГК, рассматриваемое как часть исключительного права, переходит по наследству на весь срок действия исключительного права.

Сходная ситуация возникает в отношении правила п. 3 ст. 1263 ГК, предусматривающего право композитора на вознаграждение за использование музыкального произведения, включенного в аудиовизуальное произведение, при публичном исполнении либо сообщении в эфир или по кабелю такого аудиовизуального произведения. Данная норма распространяется как на композитора, являющегося одним из авторов аудиовизуального произведения, т. е. создавшего музыку специально для фильма (п. 2 ст. 1263 ГК), так и на композитора, произведение которого существовало раньше и вошло в фильм составной частью (п. 5 ст. 1263 ГК).

На связь права композитора на вознаграждение с исключительным правом указывает использованное в этой статье выражение "сохраняет право на вознаграждение". Сохранение за композитором права на вознаграждение противопоставлено в этом случае как отчуждению исключительного права изготовителю аудиовизуального произведения, так и передаче ему лицензии на использование музыкального произведения (п. 4 ст. 1263 и ст. 1240 ГК).

Право композитора на вознаграждение по п. 3 ст. 1263 ГК (как и в случае с вознаграждением по ст. 1245 ГК), будучи частью исключительного права, может быть отчуждено по договору вместе с исключительным правом (в полном объеме), а также может быть передано по наследству. При этом из формулировки п. 3 ст. 1263 ГК со всей определенностью следует, что в случае, если иное не будет прямо оговорено в договоре об отчуждении исключительного права, право композитора на вознаграждение будет рассматриваться как "сохраняющееся" за ним.

9. Право на вознаграждение за использование служебного произведения. В п. 3 ст. 1255 ГК среди прав, принадлежащих автору, названо "право на вознаграждение за использование служебного произведения" (аналогичное право упоминается также в п. 3 ст. 1345 ГК о патентных правах, п. 2 ст. 1408 ГК о правах на селекционные достижения и п. 2 ст. 1449 ГК о правах на топологию интегральной микросхемы). Это право отнесено к "другим" правам, которые принадлежат автору наряду с такими основными правами, как исключительное право, право авторства, право автора на имя и т. д. Таким образом, право на вознаграждение за использование служебного произведения в Кодексе обособлено от исключительного права, что свидетельствует о признании его особого, самостоятельного характера.

Право на вознаграждение за использование служебного произведения рассматривается в ст. 1295 ГК. В соответствии с ее положениями исключительное право на произведение, созданное работником-автором в пределах установленных для него трудовых обязанностей (служебное произведение), принадлежит работодателю, если трудовым или иным договором между ним и автором не предусмотрено иное.

Автор приобретает право на вознаграждение за использование служебного произведения, если работодатель в течение трех лет со дня, когда такое произведение было предоставлено в его распоряжение, начал его использование, либо передал исключительное право другому лицу, либо сообщил автору, что принял решение о сохранении служебного произведения в тайне (и поэтому не начал использование произведения в установленный срок). Таким образом, это право появляется у работника- автора уже после перехода исключительного права на произведение к работодателю. Его возникновение обусловлено совершением работодателем одного из трех перечисленных в законе действий. Причем получение вознаграждения в этом случае не всегда связано с фактом авторско-правового использования произведения. Передача исключительного права другому лицу отнюдь не свидетельствует не только о начале использования, но даже и о намерении нового правообладателя использовать произведение. Сохранение произведения в тайне тем более не является его использованием в авторско-правовом смысле (может возникнуть охрана этого объекта как секрета производства). Эти отличия от обычного права на авторское вознаграждение, являющегося составной частью исключительного права, как представляется, свидетельствуют о самостоятельном характере права на вознаграждение за использование служебного произведения.

Выплата вознаграждения в установленных ст. 1295 ГК случаях является обязательной. Предметом договора между работодателем и работником являются лишь размер, условия и порядок выплаты такого вознаграждения. Это может быть как трудовой договор, заключаемый работодателем с работником при его поступлении на работу, так и любой дополнительный договор (трудовой или гражданско-правовой). В случае спора между работником и работодателем по поводу размера, условий и порядка выплаты соответствующего вознаграждения эти условия договора подлежат определению судом (абз. 3 п. 2 ст. 1295 ГК).

В отношении порядка выплаты такого вознаграждения в Кодексе установлено специальное правило. Статьями 1296 - 1298 ГК предусмотрено, что автор, которому не принадлежит исключительное право на служебное произведение, имеет право на вознаграждение за использование служебного произведения в соответствии с абз. 3 п. 2 ст. 1295 ГК. Это означает, что вознаграждение автору всегда должно выплачиваться его работодателем независимо от того, кем это произведение в действительности используется и кому принадлежит исключительное право на него. Такой принцип расчетов работодателя с работником, создавшим результат интеллектуальной деятельности, последовательно проведен также в других главах части четвертой ГК и должен облегчить авторам (равно как и другим создателям охраняемых результатов интеллектуальной деятельности) задачу получения такого вознаграждения <1>.

<1> В ранее действовавшем законодательстве (например, в п. 3 ст. 9.1 Патентного закона, п. 4 ст. 7 Закона "О правовой охране топологий интегральных микросхем" и т.п.) существовал общий принцип уплаты вознаграждения создателям результатов интеллектуальной деятельности лицом, которое эти результаты использует. На практике это зачастую приводило к тому, что создатель такого результата не имел реальной возможности взыскать причитающееся ему вознаграждение.

Если в течение трех лет со дня, когда служебное произведение было предоставлено в распоряжение работодателя, последний не осуществил ни одно из трех действий, перечисленных в п. 2 ст. 1295 ГК, исключительное право на служебное произведение возвращается к автору. Как представляется, при этом право работника на вознаграждение за служебное произведение так и не возникает, а все последующие случаи получения им авторского вознаграждения в результате использования его произведения носят обычный характер, т.е. вытекают из распоряжения принадлежащим автору исключительным правом. Право на вознаграждение за использование служебного произведения не возникает и в тех случаях, когда в соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 1295 ГК трудовым или иным договором между работником и работодателем предусмотрено, что исключительное право на служебное произведение остается у работника-автора.

В абз. 1 п. 3 ст. 1295 ГК предусмотрена ситуация, когда исключительное право на служебное произведение принадлежит автору, а работодатель сохраняет право использовать служебное произведение способами, обусловленными целью служебного задания и в вытекающих из задания пределах. Например, исследовательский институт может издать научное исследование, созданное его сотрудником в пределах трудовых обязанностей, хотя сроки выпуска в свет были нарушены и исключительное право на произведение вернулось к автору. В этом случае работник должен получить авторское вознаграждение на общих основаниях (как если бы это вознаграждение причиталось ему по лицензионному договору).

Право на вознаграждение за использование служебного произведения является гражданско-правовым по своей природе, так как возникает и существует в тесной связи с субъективными гражданскими правами автора (исключительным правом, правом авторства и др.). Однако тот факт, что оно возникает в отношении произведений, которые создаются в процессе осуществления работниками их трудовых обязанностей, приводит к сходству такого вознаграждения с заработной платой, получаемой работником в зависимости от количества и качества труда, можно сказать, делает его подобным заработной плате. Результатом этого является более высокая степень связи этого имущественного права с личностью автора-работника, чем у исключительного права.

Право на вознаграждение за использование служебного произведения, несмотря на его имущественный характер, неотделимо от личности автора. Он не может это право отчуждать. Недопустим и добровольный отказ автора от него.

Право на вознаграждение за использование служебного произведения также не передается по наследству. Это означает, что автор не может завещать это право или распорядиться им иным образом на случай своей смерти, а к наследникам по закону оно не переходит в виде самостоятельного имущественного права. В результате наследники работника не могут самостоятельно реализовать это право после его смерти (например, заключив договор с работодателем о размере, условиях и порядке выплаты такого вознаграждения). В то же время наследники могут получать суммы вознаграждения, причитавшиеся работнику-автору по договору, заключенному им с работодателем, но не выплаченные ему при жизни. Таким образом, если работником заключен договор с работодателем, по которому предусматривается, например, выплата вознаграждения в твердой сумме в связи с отчуждением исключительного права на служебное произведение третьему лицу, а сумма эта не была получена при жизни работника, то право на ее получение переходит к наследникам. Ничем не отличается от рассматриваемой ситуация, в которой вознаграждение, предусмотренное договором работника с работодателем, должно выплачиваться в рассрочку или в виде роялти в течение определенного срока (например, пяти лет). Во всех этих случаях наследники могут получить вознаграждение у работодателя. Однако дальнейшее использование служебного произведения, исключительное право на которое принадлежит работодателю, будет осуществляться без участия наследников и без получения ими вознаграждения.

<< | >>
Источник: Е.А. ПАВЛОВА, О.Ю. ШИЛОХВОСТ. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА / СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫЙ 80-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ПРОФЕССОРА В. А. ДОЗОРЦЕВА. 2008

Еще по теме ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ ЗА ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ НАУКИ, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА Е.А. ПАВЛОВА:

  1. 1. Произведения науки, литературы и искусства
  2. ГЛАВА 5. ПРАВА АВТОРОВ ПРОИЗВЕДЕНИЙ НАУКИ, ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА
  3. Использование произведения с согласия правообладателя и с выплатой вознаграждения
  4. Авторское право охраняет произведения науки, литературы (в том числе программы для ЭВМ и базы данных) и искусств
  5. ГЛАВА XV О РАЗНООБРАЗИИ И ПРОСТОТЕ. ТРЕБУЕМЫХ ВО ВСЕХ ПРОИЗВЕДЕНИЯХ, II ОСОБЕННО В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ИЗЯЩНЫХ ИСКУССТВ
  6. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ
  7. Понятие «использование произведения»
  8. §4. СВОБОДНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ
  9. Произведение искусства
  10. § 3. ПОРЯДОК ПЕРЕДАЧИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ РОССИЙСКИХ АВТОРОВ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗА РУБЕЖОМ
  11. Глава III ЛИТЕРАТУРА КАК ВИД ИСКУССТВА. РОДЫ ЛИТЕРАТУРЫ