<<
>>

ПРОБЛЕМЫ ТОЛКОВАНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Н.И. КЛЕЙН

Клейн Н.И., главный научный сотрудник Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, кандидат юридических наук, профессор, заслуженный юрист РСФСР.

Антимонопольное законодательство появилось в России при переходе к рыночной экономике. В первый Закон "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарном рынке", принятый в 1991 г., неоднократно вносились изменения. Практика применения Закона и изменения в самой экономике требовали существенного обновления этого законодательства.

В июне 2006 г. был принят новый Федеральный закон "О защите конкуренции" <1>, а в апреле 2007 г. внесены новые нормы в КоАП РФ, предусматривающие жесткую ответственность за нарушение антимонопольного законодательства <2>.

<1> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. I). Ст. 3434.

<2> СЗ РФ. 2007. N 16. Ст. 1824, 1825.

Антимонопольное законодательство является не только новым для России, но и очень сложным, порождающим при применении ряд проблем. На толкование и применение антимонопольного законодательства существенно влияет судебная практика. Единообразие практики прежде всего обеспечивается постановлениями Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ. Однако большое влияние на нее оказывают также обзоры практики по отдельным категориям дел, подготавливаемые Президиумом ВАС РФ <1>, а также постановления Президиума ВАС РФ по конкретным делам.

<1> См., например: Обзор практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства: информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 марта 1998 г. N 32 // Систематизированный сборник информационных писем Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Ч. II. М., 2003. С. 124.

Хотя российское законодательство не является прецедентным правом, однако постановления Президиума ВАС РФ по значимым делам оказывают существенное влияние на судебную практику в силу авторитетности Высшего Арбитражного Суда РФ <1>.

<1> См.: Новоселова Л.А., Рожкова М.А. Предисловие // Правовые позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Анализ постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Вып. 1. М., 2007. С. 3 - 4.

Пленумом ВАС РФ 30 июня 2008 г. принято Постановление "О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства" (далее - Постановление). В настоящей статье затрагиваются отдельные вопросы, касающиеся применения материальных и процессуальных норм антимонопольного законодательства, поднятые в Постановлении.

Одним из ключевых является вопрос о пределах полномочий антимонопольных органов при принятии ими решений по делам, связанным с применением антимонопольного законодательства при заключении и исполнении гражданско-правовых договоров. Практика арбитражных судов не отличается единообразием при оценке полномочий антимонопольных органов по применению гражданского законодательства. Встречались решения как о признании недействительными актов антимонопольных органов по мотиву выхода антимонопольного органа за пределы своих полномочий <1> при применении гражданского законодательства, так и решения противоположного характера <2>.

<1> Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 14. М., 2007. С. 141.

<2> Вестник ВАС РФ. 2008.

N 2. С. 198.

В Постановлении Пленум ВАС РФ отметил, что антимонопольное законодательство основано на Гражданском кодексе РФ (ст. ст. 1, 10 и др.) и Конституции РФ, что ряд требований антимонопольного законодательства касается гражданско-правовых отношений. Пленум указал, что суды не должны признавать решения или предписания антимонопольного органа недействительными только на том основании, что соответствующие правоотношения с участием хозяйствующего субъекта, которому выдано предписание, являются гражданско-правовыми.

Такая позиция Высшего Арбитражного Суда РФ отражает сложную правовую природу ряда норм Закона о конкуренции.

Закон регулирует несколько видов отношений, отличающихся не только по своему субъектному составу, но и по содержанию. Такое обстоятельство позволяет говорить о разном правовом характере норм при различном субъектном составе регулируемых отношений.

Нормы, регулирующие отношения антимонопольных органов с хозяйствующими субъектами, возникающие в процессе осуществления этим органом контроля и надзора за соблюдением антимонопольного законодательства, по своей правовой природе являются публичными. Эти же нормы, устанавливая порядок поведения хозяйствующих субъектов на рынке, регулируют тем самым их имущественные отношения.

Статья 10 Закона о конкуренции содержит различные виды запретов для хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение, в том числе запреты навязывать своим контрагентам условия договоров, невыгодные для них или относящиеся к дискриминационным, применять монопольно высокие цены, отказываться от заключения договоров при отсутствии экономических или технологических препятствий. Поэтому ст. 23 Закона о защите конкуренции, определяя полномочия антимонопольного органа, предусматривает принятие им решений и дачу хозяйствующему субъекту, злоупотребляющему доминирующим положением, предписаний заключить договор, изменить его условия, прекратить применение монопольно высоких цен и др.

Антимонопольный орган, возбуждая и рассматривая дела о нарушении антимонопольного законодательства, не решает споры хозяйствующих субъектов. Его задача при установлении фактов нарушения антимонопольного законодательства - выдать предписание о прекращении нарушения, об устранении последствий нарушения, о восстановлении положения, существовавшего до нарушения антимонопольного законодательства, и иные предписания, во многом сопоставимые со способами защиты гражданских прав, предусмотренными ст. 12 ГК.

Антимонопольный орган, вынося решения, касающиеся договорных отношений, применяет как антимонопольное, так и гражданское законодательство.

Государственное вмешательство в договорные отношения не противоречит принципу свободы договора. Статья 421 ГК РФ предусматривает возможность ограничения свободы договора как нормами ГК, так и нормами других законов.

Ограничение принципа свободы договора, автономии воли договаривающихся сторон характерно и для антимонопольного законодательства Европы. Такое ограничение вызвано необходимостью защитить правопорядок на рынке и гражданские права экономически зависимой стороны договора по отношению к стороне, обладающей рыночной властью и способной злоупотребить своим доминирующим положением на рынке.

Вместе с тем ВАС РФ подчеркивает наличие различий в полномочиях суда и антимонопольного органа при применении гражданского законодательства в имущественных отношениях.

Антимонопольный орган, возбуждая и рассматривая дела, устанавливает факты нарушения антимонопольного законодательства, а не разрешает гражданско-правовые споры и не выносит решения о взыскании задолженности, убытков и иных имущественных выплат. Такие требования рассматриваются судом.

Большинство запретов установлено антимонопольным законодательством хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение.

Установление доминирующего положения является исключительной компетенцией антимонопольных органов, так как требует экономического анализа конкурентной среды.

Закон о защите конкуренции внес много нового в определение доминирующего положения, ввел понятие коллективного доминирования, установил презумпцию доминирующего положения хозяйствующих субъектов, доля которых на рынке превышает 50%, а также субъектов естественных монополий.

Пленум ВАС РФ, ориентируя суды, основной акцент сделал на определении судом в случае спора доли хозяйствующего субъекта на рынке, подчеркнув, что доля признается, если не доказано иное, равной доле, указанной в реестре хозяйствующих субъектов, который ведут антимонопольные органы.

К сожалению, в судебной практике встречаются дела, когда суды, вопреки заключению антимонопольного органа, сами устанавливают доминирующее положение хозяйствующего субъекта на рынке. Однако для определения доли необходимо правильно определить географические и продуктовые границы рынка, на котором определяется доля. Для этого требуются специальные знания, документы, характеризующие конкурентную среду. Именно поэтому Пленум рекомендовал судам при возникновении разногласий относительно обстоятельств, связанных с определением доли хозяйствующих субъектов на рынке определенного товара, с учетом п. 1 ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса РФ назначать экспертизу.

В Постановлении подняты вопросы, связанные с применением антимонопольными органами норм об ответственности за нарушение антимонопольного законодательства.

Статьей 23 Закона о защите конкуренции предусмотрено право антимонопольного органа принимать решение и выдавать предписание о перечислении в федеральный бюджет дохода, полученного вследствие нарушения антимонопольного законодательства.

Через год после принятия Закона о защите конкуренции КоАП РФ установлена административная ответственность за злоупотребления доминирующим положением на товарном рынке, заключение ограничивающих конкуренцию соглашений или осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий, недобросовестную конкуренцию. Штрафы за такие нарушения исчисляются от суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуг), на рынке которого совершено административное правонарушение, т.е. от оборота товара, поэтому принято такой штраф называть оборотным.

Поскольку взыскание дохода и оборотного штрафа возможно за одни и те же нарушения, возникла проблема соотношения этих мер ответственности. Ответ на вопрос о соотношении норм прежде всего зависит от определения правовой природы такой меры воздействия, как взыскание неосновательно полученного дохода. Этот вопрос является дискуссионным.

Доход в соответствии с нормами Закона о защите конкуренции взыскивается в федеральный бюджет, предписание о перечислении дохода в бюджет выдает орган исполнительной власти, отношения касаются публичных нарушений, целью взыскания служит наказание за правонарушение, т.е. такая санкция является карательной.

Эти признаки характеризуют такую меру воздействия, как административная санкция. Поскольку за одно и то же нарушение не могут быть применены две административные санкции, Пленум ВАС РФ признал, что предписание о перечислении дохода в бюджет может быть применено только в том случае, если, исходя из допущенного нарушения, невозможно определить штраф по правилам, установленным ст. ст. 14.31 - 14.33 КоАП РФ.

В практике возникал вопрос о том, могут ли быть наряду с применением карательной санкции компенсированы потерпевшему от правонарушения лицу понесенные им убытки.

Этот вопрос нашел положительное решение в Постановлении, предусмотревшем, что как привлечение нарушителя к административной ответственности, так и взыскание с него в федеральный бюджет полученного дохода не лишают потерпевшего от нарушения антимонопольного законодательства права на обращение с требованием о возмещении убытков, понесенных вследствие такого нарушения. Требование возможно предъявить путем обращения в суд.

Таким образом, наряду с карательными мерами возмещение убытков в гражданских правоотношениях обеспечит и компенсационную цель.

Еще один вопрос подлежал решению. В случае неисполнения добровольно предписания о перечислении неосновательно полученного в результате нарушения антимонопольного законодательства дохода в бюджет ч. 3 ст. 51 Закона о защите конкуренции предусматривает, что доход взыскивается административным органом в судебном порядке. В связи с этим не может быть применен штраф за неисполнение предписания, предусмотренного ст. 19.5 КоАП РФ.

Иное важное указание дано в Постановлении на случай, когда нарушения антимонопольного законодательства допущены участником группы лиц. Пленум признал, что к ответственности может быть привлечен любой участник группы, получивший доход вследствие нарушения антимонопольного законодательства. Отсюда следует, что если доход получен одним или несколькими членами группы лиц, то автоматически не допускается привлечение к ответственности всех лиц, составляющих группу.

В Постановлении поднят также ряд процессуальных вопросов.

В частности, вопрос о форме участия антимонопольного органа в судебном процессе. В соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 23 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган наделен полномочиями обращаться в арбитражный суд с исками, заявлениями о нарушении антимонопольного законодательства. При этом в статье приведен примерный перечень исков (заявлений), с которыми антимонопольный орган обращается в арбитражный суд.

Кроме полномочия на предъявление исков (заявлений) п. 7 ч. 1 ст. 23 предусматривает полномочия антимонопольного органа на участие в рассмотрении судом и арбитражным судом дел, связанных с применением и нарушением антимонопольного законодательства. Участие в судебном заседании позволяет антимонопольному органу дать заключение, особенно в случаях спора о наличии доминирующего положения хозяйствующего субъекта.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ, опираясь на эту норму, дал судам соответствующие указания. Хотя в АПК РФ, к сожалению, отсутствует норма, аналогичная ст. 47 ГПК, предусматривающей участие в деле государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу, антимонопольному органу такое право предоставлено Законом.

<< | >>
Источник: Е.А. ПАВЛОВА, О.Ю. ШИЛОХВОСТ. АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ РОССИЙСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА / СБОРНИК СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫЙ 80-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ПРОФЕССОРА В. А. ДОЗОРЦЕВА. 2008

Еще по теме ПРОБЛЕМЫ ТОЛКОВАНИЯ И ПРИМЕНЕНИЯ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Н.И. КЛЕЙН:

  1. Глава 9. Арбитражные суды и иные арбитражные органы
  2. ВОПРОСЫ ПРАКТИЧЕСКОГО ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ПРИВАТИЗАЦИИ ЖИЛИЩНОГО ФОНДА Е.С. ГЕТМАН
  3. ПРОБЛЕМЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ КОДИФИКАЦИИ РОССИЙСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА Е.А. СУХАНОВ
  4. 9.1 Система (подсистема) арбитражных судов и ее место в системе Российской Федерации. Виды и подведомственность арбитражных судов
  5. 9.5.2.1 Президиум, судебные коллегии федерального арбитражного суда округа. Порядок их формирования, компетенция. Судебные составы федерального арбитражного суда округа
  6. IX. О связи между законодательством рассудка и законодательством разума через способность суждения
  7. 9.6. РАССМОТРЕНИЕ ХОЗЯЙСТВЕННЫМИ СУДАМИ УКРАИНЫ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ СУБЪЕКТОВ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  8. 9.4 Арбитражные апелляционные суды
  9. 9.5 Федеральные арбитражные суды округов
  10. 9.6 Высший Арбитражный суд РФ
  11. 9.2 Задачи арбитражных судов
  12. 12.5.2 Арбитражные заседатели
  13. § 22. Категория не имеет никакого иного применения для познания вещей, кроме применения к предметам опыта
  14. 9.6.2.1 Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ
  15. 9.4.2.1 Президиум арбитражного апелляционного суда
  16. 9.6.2.4 Судебные составы Высшего Арбитражного Суда РФ