<<
>>

5. ЗАПОЗДАЛОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ ШОТЛАНДСКОГО ОТВЕТА ЮМУ

Полномасштабное воплощение проекта исследования человеческого духа на основе здравого смысла было произведено Ридом в работе "Опыты об интеллектуальных способностях человека" (1785), т.е.
через 9 лет после смерти оппонента. Здесь разум, наконец, получает вольную и перестает быть крепостным у здравого смысла. Теория здравого (общего) смысла теперь окончательно оформляется Ридом в систему аксиом - в форме рациональных положений (высказываний), лежащих в основе всех наук, в том числе и метафизики.

Метафизические принципы здравого смысла сводятся к следующим: 1(a) Те качества, которые мы воспринимаем чувствами, должны иметь объект, называемый телом. 1(b) Те мысли, которые мы сознаем, должны иметь субъект, который мы называем духом. II. То, что существует, должно иметь произведшую его причину.

1(a). Под этим метафизическим принципом, Рид подразумевает именно суждение об объективном существовании чувственных качеств. Этот фундаментальный принцип является подосновой многих фактуальных (случайных) истин здравого смысла. Еще раз подчеркнем, что в своем утверждении веры в первые принципы, как акта чистого суждения без рассуждения, Рид пытается дать ответ на пессимистические высказывания Юма о "безрассудности" нашей веры и на его критику человеческого рассудка, бессильного философски обосновать коренные условия человеческого существования. Рид принимает диспозицию Юма, но в невозможности обосновать рассудком безотчетную веру во внешний мир видит не источник скептицизма, а единственно возможный подход, заключающийся в утверждении аксиоматического статуса этих первопринципов.

По мнению Рида, два вывода можно сделать из юмовской критики рассудка:

во всех наших рассуждениях и суждениях мы можем ошибаться; их истинность никогда не может быть доказана рассуждениями и не может быть на них основана.

Я подписываюсь под этой последней гипотезой, говорит Рид, но это даже не гипотеза, а истина, только неверно выраженная.

Но непогрешимо ли это суждение в каждом конкретном случае. Если да, тогда ему придется признать утверждение Юма, что суждение о фактах сродни суждениям вкуса. В конце третьей книги Трактата Юм указал на некорректность прыжка от суждений факта к суждениям долженствования, Рид же именно этим и занимается в формулировках своих "аксиоматических" метафизических принципов.

1(b) Этот принцип утверждает обязательное наличное существование субъекта мыслей. Его формулировка основана на ошибочной интерпретации юмовского понимания Я: он нигде не отрицает его наличие и принадлежность ему мыслей как наиболее достоверных феноменов сознания. В "Трактате" Юм критиковал лишь рационалистическую доктрину Я как простой, единообразной и неизменной субстанции. Но поскольку Я, считает Юм, состоит из впечатлений и идей, накопленных в опыте всей жизни, оно не может быть чем-то неизменным, без начала и конца. Единственное, что смущало Юма, так это то, что он не мог найти принципа связи феноменов, образующих Я. Кроме того, Я - это всегда субъект и оно не может стать объектом для другого Я. Для самосознания же оно может стать объектом лишь в условном смысле, как предмет самопознания, т.е. оставаясь субъектом. Юм никогда не отрицал принадлежность и притяжатель- ность аффектов и других ментальных реакций нашему Я: "Идея нашего Я всегда непосредственно налична в нас"185. Но то, что эта психическая настройка на идентичность Я весьма хрупка и зыбка, показывают многочисленные случаи полной амнезии при тяжелых контузиях головы, что может служить солидным медицинским подтверждением взгляда Юма в качестве пролепсиса объективных условий функционирования субъективного Я.

II. Согласно этому принципу, то, что начало существовать, должно иметь причину, которая произвела это. Но именно в этом принципе и усомнился Юм. Рид намечает три аспекта в рассмотрении этого принципа.

Мы не имеем в этом принципе очевидности и некритически берем его за основу. В этом случае приходит конец философии, религии и всем рассуждениям.

Но этого на деле не происходит, а, напротив, приводит к плюрализму философий, религий и рассуждений.

Мы пытаемся обосновать этот принцип аргументами. Но Юм уже рассматривал неудачные попытки этого рода, восходящие к Гоббсу, Кларку и Локку.

Остается третий и единственно верный подход, считает Рид, - признать принцип самоочевидным и считать его аксиомой.

Свою позицию по этому вопросу Юм в свое время разъяснил в письме Джону Стюарту, профессору натуральной философии Эдинбургского университета и участнику сборника "Опыты и обозрения физические и литературные", к которому Юм написал предисловие. "Позвольте сказать Вам, - пишет он Стюарту, - что я никогда не утверждал столь нелепого положения, а именно, что какая-либо вещь может возникнуть без причин; я утверждал лишь, что наша уверенность в ошибочности такого положения исходит не от интуиции и не от демонстрации, а из другого источника"186. Это источник - привычка. Опыт, образующий привычку, - всегда индивидуальный и потому суждения о причине всегда субъективны и вероятностны. Таким образом, ридовская критика и в данном случае бьет мимо цели, поскольку Юм не отрицает причину в качестве феномена сознания и вопреки Риду не считает ее иллюзорной, равно как и все впечатления и порожденные ими идеи. Они-то как раз и обладают высшей достоверностью, аналогичной тому, как у Декарта - cogito.

ІП. Наконец, последний метафизический принцип Рид формулирует так: предначертание (design) и разумность могут быть выведены с несомненностью из меток или знаков этой разумности в аффектах187. Однако и Юм, согласно свидетельству А. Фергюсо- на, однажды на ночной прогулке воскликнул, глядя на звездное небо: можно ли при виде этой картины усомниться в существовании Творца? Известен также и эпизод, имевший место во время обеда у энциклопедистов, когда Юм высказал сомнение в существовании подлинных атеистов, на что в ответ ему во плоти представились восемнадцать сидящих за столом атеистов. Ничего зазорного в гипотезе Творца Юм не видел, поскольку это - всего лишь человеческая гипотеза и все наши идеи о Божестве есть не что иное, как сочетание идей, которое мы приобре- (

таем благодаря размышлениям над действиями наіпего собственного ума. В посмертно изданных "Диалогах о естественной религии" Юм показал, что и априорные, и апостериорные доказательства бытия Божьего или субъективны, или антропоморфны, т.е. одержимы или подвластны идолам пещеры и рода человеческого. Кроме того, Юм же говорил, что нельзя гипотетическую причину механически и рационально устроенной вселенной нагружать не вытекающими отсюда характеристиками, такими как доброта, милосердие и т.п. "Гильотина" Юма находит здесь много работы...

Таков был печальный результат ридовских поисков безусловных метафизических начал здравого смысла.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Историко-философский ежегодник / Ин-т философии РАН. - М. Наука. - 2007. - 2008. - 530 с.. 1986

Еще по теме 5. ЗАПОЗДАЛОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ ШОТЛАНДСКОГО ОТВЕТА ЮМУ:

  1. ТРИ ОТВЕТА ЮМУ МЛ. Абрамов
  2. 2. ОТВЕТ АДМИНИСТРАЦИИ ЮМУ
  3. 6. ПОСЛЕДСТВИЯ ФИЛОСОФСКОГО ОТВЕТА ЮМУ В ШОТЛАНДИИ
  4. ЗАПОЗДАЛОЕ ПРЕВОСХОДСТВО ВЕНЕЦИИ
  5. Глава 3. Последний из великих шотландских королей
  6. Глава 11. ШОТЛАНДСКАЯ ФИЛОСОФИЯ XVIII в. ПОСЛЕ ЮМА
  7. И ВСЕ-ТАКИ ЗАПОЗДАЛАЯ РОСКОШЬ
  8. ЗАПОЗДАЛЫЙ УСПЕХ АЛКОГОЛЯ В ЕВРОПЕ
  9. 2. ШОТЛАНДСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ЗДРАВОГО СМЫСЛА. ТОМАС РИД
  10. Эмпиризм и субъективность: опыт о человеческой природе по Юму
  11. ЛУЧШЕ НИКАК НЕ ОТВЕТИТЬ, ЧЕМ ОТВЕТИТЬ ГРУБОСТЬЮ