<<
>>

4. ОПРЕДЕЛЕНИЕ "ДОГМАТИЧЕСКОЙ" МЕТАФИЗИКИ И ЕЕ ХАРАКТЕРИСТИКА

Общеизвестно, что Кант называл критиковавшуюся им метафизику "догматической", поскольку в обосновании знания она исходила из предвзятых онтологических допущений, когда "частные, производные данные ограниченной области бытия являлись логической основой для суждения о бытии в его целом"613.
Оба философа соглашались с этой критикой. Если представить высказывания обоих мыслителей по этой теме как взаимодополняющие, можно составить образ "догматической метафизики" как таковой, а также ответить на вопрос, с каким конкретно философским направлением она ассоциировалась у обоих авторов?

4.1. Корет. По мнению Корета, в качестве "догматической" следует обозначать не всю метафизическую традицию, но лишь тот ее вариант, основателем которого являлся Р. Бэкон и который нашел свое завершение у X. Вольфа614. Ее основной недостаток заключается в двойном разрушении метафизического предмета: 1) Во-первых, у Вольфа происходит окончательный разрыв между учением о бытии и учением о Боге; общая онтология у него не принимает во внимание "последнее основание бытия и, следовательно, превращается в формальное учение о первых понятиях и принципах"615. Логика подобного превращения представлена у Корета следующим образом. Единственная форма опыта, посредством которого мы можем "соприкоснуться" с внешним миром, есть чувственный опыт. Однако его данные являются фрагментарными, изменяющимися и поверхностными, а потому он не может лечь в основу метафизических высказываний. Соответственно, в качестве единственной познающей инстанции, способной достигнуть Абсолюта, Вольф рассматривает разум. Основываясь на врожденных идеях, - простых и ясных истинах, вложенных в нас Богом, - разум способен из себя самого сконструировать абсолютную систему бытия. Поскольку бытие абсолютно, т.е. не содержит в себе изъянов, свобода от противоречий объявляется основным принципом оформления его содержания.

"Догматическая" метафизика утверждает, что мы должны доверять заключениям нашего разума, дедуцированным без противоречий. Таким образом происходит подмена понятий: за истинное и реальное бытие выдаются результаты рациональной деятельности. Метафизика превращается в учение о первых принципах бытия, которая ставит перед собой задачу "из понятий и аксиом вывести высказывания, которые являются действенными в отношении всех мыслимых предметов". "Так эта метафизика, далеко ушедшая от содержательного раскрытия бытия, выхолащивается до чисто формально-онтологической аксиоматики или учения о принципах, в котором отсутствует основное: обоснованность в бытии [die Fundierung im Sein]"616. "Тем самым в докантовский период новоевропейской философии, под решающим воздействием рационалистического мышления, возникло понятие бытия, в значительной мере отличавшееся от классического метафизического понятия"617.

Под влиянием описанного разрушения метафизического предмета метафизика превращается, таким образом, в рациональную метафизику, к основным недостаткам которой относятся формализм, абстрактность и оторванность от бытия. "Догматическая" метафизика стала наукой о первых принципах знания, которая заместила собой саму реальность. Ее можно также обозначить как «"некритический реализм"»618. Важно отметить, что, по мнению Корета, основой рационалистического мышления являются платоновские учения об идеальном мире и о врожденных идеях. На этом основании философ подчеркивает, что он - сторонник платонизма.

2) Второй тип разрушения единства метафизического предмета, обозначенный М. Хайдеггером и воспринятый Коретом, заключается в том, что новоевропейская метафизика не принимала во внимание онтологическое различие между сущим и бытием. Она представляла собой метафизику сущности, вместо того чтобы определять и обосновывать сущность из бытия. Она достигала бытия в качестве "общего основания, из которого становится возможной двойственность субъекта и объекта", тем самым она превратилась в "метафизику субъективности"619.

Субъективизм метафизического мышления представляет собой, таким образом, негативное следствие забытости бытия, поскольку "чем меньше мышление осознает себя как укорененное и потаенное в бытии, тем более оно отбрасывает себя к себе самому и должно обосновывать истину познания из своей субъективности"620.

Корет указывает на то, что хотя классическая метафизика определяла в качестве своего предмета "сущее как сущее", в ней изначально наличествовало единство трех аспектов: сущего, бытия и абсолютного бытия. Бытие никогда не дано нам непосредственно как предмет, оно всегда проясняется через сущее, чьим внутренним основанием оно является. Поэтому классическая метафизика нацелена на то, "что присуще сущему как сущему и что определяет сущее в его бытийственном характере: бытие сущего". "И даже если на первом плане находилось сущее, то Фома Аквин- ский как никакой другой мыслитель хорошо знал и принимал во внимание онтологическое различие: он различал между сущим (ens) и бытием (esse), понимал и определял сущее из бытия". Однако позднейшее метафизическое мышление все больше превращалось в учение о сущности и учение о принципах. "Чем меньше сущности и законы сущего оказываются обоснованным в бытии, тем более она должна была искать обоснования в чистом разуме; из принципов бытия они превращались в голые принципы мышления, метафизика превращалась из науки о бытии в науку о чистом разуме, которая зацикливается на самой себе и не достигает более бытия", которая, по сути дела, есть "метафизика субъективности"31.

У "догматической" метафизики, превратившейся в науку о первых принципах мышления, отсутствует укорененность в бытии, соответственно Корет называет ее некритическим реализмом философии "вещи в себе"621. Ее м( жио обозначить и как предметную метафизику, потому что она, подобно естествен и мм паукам, направляла свой познающий взор во вне и анализировала предмет, не принимая во внимание познающего субъекта. На самом же деле, получается, что она за реальность выдавала результаты собственной деятельности и потому являлась субъективной метафизикой.

Итак, поскольку Корет ставил перед собой задачу возродить метафизику в ее классическом аристотелевско-томистском образе, перед ним встала задача вновь обосновать единство предмета метафизики - сущего: бытия как основы сущего и абсолютного бытия как первоосновы бытия.

4.2.

Франк. Если обобщить высказывания Франка в отношении "догматической" метафизики, которые у него встречаются в различных текстах, становится очевидным, что он критиковал "догматизм" с тех же позиций, что и Корет. В статье Франка "О критическом идеализме" (1904) "догматическая" метафизика определяется им как предметная метафизика, для которой высшим философским обобщением является понятие природы или мироздания622. Причина этого заключена в стремлении к объективности. Человек владеет двумя источниками познания - разумом и чувственностью. Чувственность не может открыть путь к Абсолютному, но такая возможность существует у разума, поскольку он обладает "врожденным инстинктом", за разорванностью и изменчивостью эмпирического мира искать устойчивое и всеобъемлющее бытие.

Докантовская метафизика основывается на "наивно-реалистическом взгляде" на мир, который за истинно сущее принимает бытие внешних предметов. Стремление к объективной действительности возникло из потребности найти устойчивое основание для познавательной и практической деятельности. Максимальный результат этого поиска образует понятие абсолютной реальности, которая принимается за высшее выражение предметного бытия. В этом ее понимании абсолютная действительность остается "непосредственно недоступной сознанию" и "уже не только по своей формулировке, но и по существу есть ошибочная и противоречивая идея" "Эта абсолютная действительность, по влагаемому в нее смыслу, не входит и не может входить в состав сознания, а существует независимо от него; и все же мы должны знать о ней и (>1»гп. уоеждеим и ее і>i.illїм. |...| II ечміи мм 11|>одумт%м до конц<1 значение JTOIO пеіпОежпого рлюОщепни, ГО МЫ придем к необходимости отвергнуть самую идею абсолютной действительности", - заключал Франк*4. Тем самым он критикует представление об абсолютной реальности как субстанции, которая, по его мнению, есть "вещь в себе", поскольку ее основными признаками являются существование, независимое от субъекта, и недоступность человеческому познанию.

Поэтому коретовская критика докантовской метафизики как метафизики "вещи в себе" идентична франковской критике этой метафизики за ее субстанционализм.

Франк, как и позднее Корет, критиковал "догматическую" метафизику за рационализм. В работе "Реальность и человек" содержится указание на то, что и сам Кант под "догматической" метафизикой понимает метафизику рациональную, чья сущность состоит в попытке выразить в понятиях загадочное существо реальности623. Кантовская критика показала, что деятельность разума и его результаты не абсолютны. То, что эта метафизика представляет как Абсолют, на самом деле является противоречивым и кажущимся: противоречивым, потому что содержание реальности невозможно выразить без логических противоречий; кажущимся, потому что очень легко за грандиозной системой абсолютной реальности усмотреть субъект познания, разум, который эту систему построил и над нею возвышается. Стремление метафизики к абсолютности не достигает своей цели.

Таким образом, указание на тесную связь рационализма и субъективизма, о чем писал Корет, присутствует и в текстах Франка. Здесь важно отметить, что Франк связывал с рационализмом некоторые другие недостатки "догматической" метафизики, такие как стремление познать, объяснить и систематически представить бытие в его глубине без остатка, а также стремление к доказательности, к непротиворечивому обоснованию собственных выводов. "Догматическая" метафизика критикуется обоими философами по двум, на первый взгляд взаимоисключающим позициям, которые на самом деле оказываются в тесной взаимосвязи друг с другом: с одной стороны, - как метафизика субстанциальная (Франк) или предметная (Корет), для которой абсолютная реальность является "вещью в себе", а с другой - за субъективизм, поскольку абсолютная действительность оказывается коррелятом познающего сознания.

Зададимся вопросом: какое философское направление понимал Франк под "догматической" метафизикой? Поскольку он критикует субстанциальные представления о бытии, лежащие в основе философий Лейбница и Вольфа, он критикует то же самое, что и Корет.

Однако его замечания, что докантовская метафизика стремиться выстроить представления о действительности в гармоничную систему и признает рациональное знание в качестве единственно возможного и что высшим выражением подобного типа философствования является философия Фомы Аквин- ского, позволяют сделать вывод, что, по его мнению, именно философия Фомы Аквинского может быть названа "догматической". Цитаты из "Реальность и человек" подтверждают этот вывод: «Классическим примером такого способа мышления, такого философского схватывания реальности является метафизика Аристотеля (и связанная с ней система Фомы Аквинского). Именно этот способ мышления Кант понимал под "догматической метафизикой"»624. "У Фомы Аквинского все в бытии рационально объяснено, поставлено на надлежащее место в системе мировой гармонии"625.

Схоластика как таковая тождественна чисто теоретическому, понятийному схватыванию мира, рационализму. Основная идея рационализма - неправильна; конкретная наполненность жизни несводима к чисто логическим моментам: "Мы должны понять, что противоположное мнение - будто первичным и самоочевидным для нас является чисто-теоретическое сознание (курсив мой. - О.Н.), или отвлеченное знание - есть только давнишний предрассудок, от которого, быть может, многим психологически трудно отказаться, но который логически не выдерживает критики. [...] И в значительной мере именно он есть причина того предубеждения против философии, которое всегда ощущается и людьми жизни, и представителями специальной науки, имеющими дело с живой реальностью, и религиозными натурами. Все они чуют в философии какую-то схоластику (курсив мой. - О.Я.), в корне извращающую нормальное отношение человека к миру и жизни. [...] И для спасения философии от схоластического вырождения (курсив мой. - О.Н.) здесь нужна коренная реформа..."626.

Высказывание Корета из статьи "Кант - спустя 150 лет" (1954) могло бы помочь понять причины критического отноше- ния Франка к схоластике. Здесь Корет показывает, каким образом вольфианская метафизика стала отождествляться со схоластической метафизикой как таковой: Хотя лейбнице-вольфов- ская метафизика находилась в традиции христианского мышления (= схоластики), ее гносеологические и метафизические основания определялись рационализмом. Врожденные идеи, аналитически-дедуктивный метод философии и другие фундаментальные тезисы рационалистического мышления были восприняты ею без учета схоластического наследия. Именно эта метафизика легла в основу кантовской критики. И вместе с ней - псевдосхоластика нового времени, которая наряду с содержательным ходом мысли вольфианского школьного рационализма переняла и его систематику627. Если предположить, что Франк не имел возможности или не видел необходимости в том, чтобы проверить правильность своих высказываний в отношении Фомы и схоластики, можно сделать заключение, что подобное смешение могло оказать влияние также и на него.

Источником рационалистического учения о врожденных идеях зачастую объявлялся платонизм. Относя себя к "секте платоников" и критикуя при этом рационализм и идеализм, Франк должен был, по сути дела, "реабилитировать" платонизм. Возможно, по этой причине он отказался от его классического дуалистического варианта, но возрождал неоплатонизм как идеал-реализм.

4.3. Анализ критических замечаний Франка и Корета в адрес "догматической" метафизики, которые в общем и целом идентичны, позволяет воссоздать ее "негативный" образ. "Догматическая" метафизика отождествляет бытие как таковое с предметным, противостоящим субъекту внешним бытием. Абсолютное бытие выступает для нее высшим понятием предметного бытия, как бытия, существующего независимо от субъекта как "вещь в себе". Основным способом познания абсолютного бытия ею объявляется рациональное раскрытие его содержания.

Различие между философами заключается в том, какой тип философии, по мнению каждого из них, является источником указанных недостатков: для Корета - это платонизм с его учением об идеях, для Франка - схоластика с ее стремлением к системному и ясному познанию и объяснению мира.

Задача возрождения и оправдания метафизики ставила обоих мыслителей перед необходимостью избежать "догматизма", для чего им было необходимо найти новые основания своим метафизическим концепциям. В своих поисках они опять-таки обратились к критицизму Канта.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Историко-философский ежегодник / Ин-т философии РАН. - М. Наука, 1986. – 2008 - 2009 - 421 с.. 2008

Еще по теме 4. ОПРЕДЕЛЕНИЕ "ДОГМАТИЧЕСКОЙ" МЕТАФИЗИКИ И ЕЕ ХАРАКТЕРИСТИКА:

  1. ТРЕТЬЯ СТАДИЯ МЕТАФИЗИКИ Практически-догматический переход к сверхчувственному
  2. 2.2 Отношения между православными и арианами в середине IV века и проблема статуса догматических определений соборов
  3. 2. МЕТАФИЗИКА 2.1. Определение метафизики
  4. 6. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОСТКАНТОВСКОЙ МЕТАФИЗИКИ
  5. Критическая характеристика метафизики воли к власти
  6. 2.1. Методики определения характеристик катализатора
  7. 12.1. Общая характеристика психологического эксперимента 12.1.1. Определение
  8. Определение количественных характеристик выброса (разлива) ВВ
  9. 2.1 Способ определения реологических характеристик бурового раствора в бурящейся скважине
  10. Приложение В \кт промысловых испытаний метода определения реологических характеристик бурового раствора по данным бурения
  11. 2. ОБОСНОВАНИЕ МЕТАФИЗИКИ 2.1. "Вторая навигация", или открытие метафизики
  12. 4. Понятие о метафизике у Гегеля и в марксистской философии. Неправомерность отождествления метафизики и философии
  13. Проблемы метафизики в античной философии и употребление термина «метафизика» в постантичной философии
  14. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ДОГМАТИЧЕСКАЯ
  15. Глава VIII. Догматические отступления Рима
  16. 1.2 Характер догматической полемики в VI веке
  17. 1.3 Оси координат логического пространства догматической полемики
  18. Христианская богословская мысль и догматическое богословие
  19. 3.1 Корни монофелитства в догматической традиции VI века