<<
>>

Теоретические подходы к проведению исследования

Приступая к изложению теоретических основ исследования, следует прежде всего подчеркнуть то, что научная проблема, исследуемая в диссертации, имеет свою специфику, которую можно свести к следующим тезисам:

Во-первых, проблема, безусловно, входит в сферу, определенную Паспортом научных специальностей (специальность 07.00.02 — отечественная история)[25].

Причем спектр исследования проблемы отличается научной шириной и глубиной. Однако при этом ей присуща и некоторая локальность, так как объектом и предметом ее исследования являются экономика и финансовая система не всего Советского государства в период Великой Отечественной войны, а второго по экономической значимости в стране города — Ленинграда.

Во-вторых, экономическая и финансовая ситуация, сложившаяся в Ленинграде в 1941-1945 гг., уникальна. Речь идет о том, что город, находясь большую часть войны во вражеской осаде, не только экономически обеспечивал собственную оборону, но и продолжал оставаться одним из крупнейших экономических звеньев в цепи индустриальных центров Советского Союза, обеспечивавших фронт всем необходимым. И хотя самобытность и уникальность народного хозяйства Ленинграда военного периода определяется самим фактом его пребывания в блокаде, он оставался флагманом советской индустрии, что само по себе — явление феноменальное.

Было бы ошибкой исследовать экономическую жизнь вообще и экономику Ленинграда военного времени в частности в отрыве от деятельности финансовой системы.

Соискатель, исходя из изложенного, избрал следующий алгоритм освещения теоретических основ диссертации: анализ методологии

диссертационного исследования в целом, затем освещение теоретических положений экономического характера, связанных с тем, что в диссертации подняты экономические аспекты истории, после чего проведение ряда обобщений.

Методология диссертационного исследования. Автор научно­квалификационной работы исходит из того, что методология истории вообще имеет два диалектически взаимосвязанных измерения: во-первых, она выступает в качестве теории исторического познания; во-вторых, методология истории представляет собой и систему принципов, методов и понятий исторического познания.

Между тем история советской исторической науки показала, что у методологии истории есть еще одно измерение — система мировоззренческих

27

выводов, доктринальный взгляд на исторический процесс .

Конечно, в современных условиях методологического плюрализма, характерной чертой которого является, в частности, многовариантность исторических парадигм, измерение методологии истории, о котором уже шла речь в этой работе, не проявляется столь рельефно. А если такие проявления еще и имеют место (особенно в работах ученых, которые по-прежнему жестко придерживаются марксистской теоретико-методологической ориентации), то их никоим образом не следует возводить в категорию истины в последней инстанции, как это было в советской исторической науке .

[26] [27]

Вероятно, единой методологии в исторической науке быть не может, поэтому историк вправе свободно осуществлять выбор направлений теоретико­методологических изысканий. Разумеется, при этом он подвержен влиянию на его научное мировоззрение исследований, характеризующих современный уровень исторических знаний.

Автор диссертации, конструируя модель теоретического решения проблемы своего исследования, руководствовался рядом критериев, которые можно расценивать в качестве своего рода методологической канвы:

Во-первых, приоритет рационализма в процессе историко-научного познания.

Во-вторых, критическое отношение к проявлениям постмодернизма в методологии истории, так как для них характерно чрезмерное недоверие к

29

историческому знанию .

Г. С. Померанц очень точно подметил, что у сторонников постмодерна в методологии «господствует незнание и нежелание знать, куда движется человеческое общество» . Такая позиция неприемлема для соискателя, ибо она делает бессмысленными исторические исследования вообще. Но это не означает того, что диссертант декларирует нигилистическое отрицание. Ведь факт того, что сегодня в отечественной историографии есть приверженцы постмодернистских концепций в теории и методологии истории, отрицать

31

невозможно . [28] [29] [30]

Эти идеи легли в стратегию исследования рассматриваемой в настоящей докторской диссертации проблемы. Эта стратегия реализуется посредством

32

применения ряда теоретико-методологических подходов .

1. Системный подход. Во введении отмечалась его значимость для раскрытия исследуемой проблемы. В дополнение необходимо отметить, что объект и предмет в любой основательной исторической работе характеризуется

33

сложностью, а предмет исследования — многоаспектностью .

Поэтому применение системного подхода позволит не только установить внутренние связи в состоянии экономики и финансов Ленинграда в хронлогических рамках, указанных в работе, но определить наиболее значимые из них.

2. Факторный подход. Он органически связан с системным подходом, так как позволяет учитывать многообразие сил, влияющих на протекавшие события и явления. Факторный подход предполагает сочетание закономерностей и [31] [32] случайностей, типичного и индивидуального[33]. Многообразие факторов (при всей их неравноценности) по-своему влияет на результирующий вектор исторического развития. Поэтому применительно к раскрываемой в диссертации теме следует заметить, что посредством факторного подхода можно проследить на динамике экономики и финансов Ленинграда (июнь 1941 г. — май 1945 г.) влияние исторических факторов, детерминированных конкретно-исторической обстановкой.

3. Формационный и цивилизационный подходы. Их применение имеет специфическую предпосылку. Речь идет о том, что в современной исторической науке уже нет той остроты дискуссии о плюсах и минусах формационного и цивилизационного подхода по отдельности[34]. И последняя инновация находит полную поддержку у автора настоящей научно-квалификационной работы. В ней элементы формационного подхода используются в первую очередь при анализе государственной политики в развитии экономики и финансов в Ленинграде в июне 1941 г. — мае 1945 г. Элементы же цивилизационного подхода нашли отражение в том, что при анализе научной проблемы соискатель поставил в центр событийного ряда человека в качестве конкретного первичного субъекта — носителя уникальной моральной стойкости, позволившей ему не только выжить, но и эффективно действовать во имя будущей победы над германским нацизмом.

4. Историко-психологический подход к оценке тех или иных событий и явлений. Он связан с тем, что человеку, живущему в современном мире, чаще всего трудно понять мотивацию тех или иных поступков исторических персоналий, трудовых коллективов, а зачастую и более крупных общностей, включая такие, как население всего Ленинграда[35] [36] [37].

Для погружения в историческую атмосферу военного времени необходимо понять, что двигало людьми, каковы были их нравственные ценности, в чем состояли их жизненные приоритеты . Недостаточно иметь представление о государственной идеологии. Необходимо понимание содержания процесса становления отдельного советского человека, отдельного ленинградца, гордившегося историей своей страны, своего города, своего района, своего предприятия. При изучении истории экономической и финансовой жизни Ленинграда военного времени необходимо иметь представление о ментальности советского человека, о мировоззренческих и психологических особенностях ленинградцев, многие из которых имели основательную школу формирования личности на крупнейших предприятиях города, имевших богатые, в том числе и революционные традиции. Учесть историко-психологические особенности ленинградцев как строителей экономики и финансов города диссертанту во многом помогли материалы различных конференций, проводимых в разные годы Международной ассоциацией исторической психологии им. проф. В. И. Старцева .

5. Социальный подход. Он представляет собой современную интерпретацию классового подхода к оценке событий и явлений[38], освобожденную от крайностей абсолютизации классовой борьбы в истории со всеми вытекающими отсюда последствиями. Диссертант полагает, что применение социального подхода должно носить все-таки локальный характер. Его не стоит применять вне связи с другими подходами, помня о том, что, помимо оценок с позиций какого-либо класса, той или иной социальной страты, имеют место и общечеловеческие подходы. Между тем если встать на позиции искусственной изоляции исторической науки от социально-политической борьбы, то вряд ли будет обеспечено максимальное приближение к исторической истине. Именно социальный подход позволил автору настоящей научно­квалификационной работы максимально беспристрастно изучить планы и разного рода решения ЦК РКП(б), Ленинградской партийной организации, исполнительных органов разного уровня и отдельных руководителей, сопоставив их идеи с результатами работы по их осуществлению.

6. Историко-ситуационный подход. Он дает возможность анализировать явления и процессы в контексте определенной исторической ситуации. Для представляемой к защите диссертации особенную важность имеет методологический подход, поскольку он обусловливает следующее обстоятельство принципиального характера: в интересах полного раскрытия исследуемой темы необходимо составить точные представления о том, в каких условиях функционировали экономика и финансы Ленинграда в исследуемый период.

7. Историко-ретроспективный подход. Он дает трактовку сущности и содержания событийного ряда, смоделированного в диссертационном исследовании с некоторой пространственно-временной исторической дистанции. Следовательно, уже конституировались (конечно, в той или иной степени) исторические результаты соответствующей деятельности в прошлом. Отсюда вытекает возможность более глубокого понимания объективной значимости событий изученного прошлого, что дает основания и для взвешенных аксиологических суждений.

Подход, указанный выше, применительно к настоящему исследованию позволяет изучить тенденции экономического и финансового развития Ленинграда в период Великой Отечественной войны, что дает возможность понять логику ее стратегии применительно к условиям своего времени. Использование историко­ретроспективного подхода позволит избежать распространенной ошибки, когда ученые, анализируя события прошлого, подсознательно экстраполируют их на условия современности. Это приводит к внесению погрешности в процесс продвижения к объективности. В частности, применительно к теме настоящего исследования следует помнить, что арсенал экономических средств того времени был ограничен пониманием практиками сущности социалистической экономики, которой, в частности, не были присущи такие экономические термины, как конкуренция, конкурентоспособность, частная собственность, монополизм (за исключением государственного монополизма).

Такая позиция очень осложняла экономические взаимоотношения СССР с капиталистическими странами, в том числе с Германией. В германских архивах сохранилось множество документов, подтверждающих обеспокоенность представителей немецкого бизнеса по поводу трудностей, связанных с поиском «общего знаменателя» в экономическом партнерстве с Советским государством[39].

Следует брать во внимание внутриполитическую обстановку в Советском Союзе в те годы, специфику политической иерархии (например, взаимоотношения А. А. Жданова и И. В. Сталина) и т. д. Этот подход очень эффективно позволяет осуществить многие задачи.

Необходимо подчеркнуть, что современное научное знание никоим образом не может рассматриваться как строгая линейная система, так как в него включено большое число элементов. Причем они не являются однородными, а это еще более усложняет науку как систему. Вот почему в научном исследовании, кроме методологических подходов, важное место отводится и методологическим принципам[40]. Тем более что предмет настоящего диссертационного исследования — динамика многогранной экономической и финансовой жизни Ленинграда на протяжении всего периода Великой Отечественной войны — отличается исключительной многоаспектностью[41]. Раз есть многоаспектность, возникают и плюрализм, и субъективизм в интерпретации различных аспектов предмета исследования. И чтобы, образно выражаясь, не стать заложником подобной ситуации, необходимо опираться на принципы исследования.

В комплексе с научными подходами диссертант использовал и ряд научных принципов:

1. Объективность в изучении явлений, процессов, связей и отношений.

Это, вероятно, самый сложный принцип в историческом исследовании[42]. Под ним подразумевается процесс рассмотрения исторического материала по предмету исследования настоящей работы во всем многообразии суждений, исключение идеологизации и политизации, гармоничное сочетание гуманистических ценностей с одновременным учетом национальных, классовых и прочих аспектов видения исследуемой проблемы, конкретность анализа историографических источников, стремление к беспристрастности в изложении исторических фактов.

2. Научность. Этот принцип позволяет отделить истинно научные знания об объекте и предмете исследования от знаний ненаучных, но претендующих на право считаться таковыми[43]. Для изучения истории экономической жизни Ленинграда в годы Великой Отечественной войны этот принцип особенно важен. Многие работы, претендующие на научность, по существу представляют собой образцы публицистики, художественной литературы, а зачастую вовсе не поддаются классификации.

3. Историзм. Под ним подразумевается анализ каждого исследуемого факта в его развитии, взаимосвязи, взаимообусловленности, единстве прошлого, настоящего и будущего[44]. Принцип историзма предоставляет благоприятные возможности для исследования рассматриваемой темы как в хронологической последовательности, так и в их концептуальном единстве[45]. Он также позволяет изучить динамику многогранной экономической и финансовой жизни Ленинграда на протяжении всего периода Великой Отечественной войны в контексте эпохи;

видеть Ленинград не как изолированный от окружавшего мира объект, а как сложное и противоречивое явление, выступавшее в тесной взаимосвязи со всем государственным организмом.

4. Принцип всесторонности изучения истории дал возможность отказаться от узкого видения экономических и финансовых проблем военного Ленинграда, рассматривая их в контексте бесчисленного множества взаимосвязей политического, социального, хозяйственного и нравственного характера.

5. Принцип здравого смысла. Он позволяет учитывать следующее обстоятельство: реальная история Отечества противоречивее и индивидуальнее в своем многообразии и единстве, чем всевозможные, пусть даже и неоднократно апробированные исследовательские парадигмы и подходы. Здесь диссертант взял на вооружение научный и нравственный исследовательский алгоритм, постулированный в свое время академиком Д. С. Лихачевым: «Ученый не должен становиться пленником своих концепций» . Применительно к диссертационному исследованию этот принцип проявился в том, что по мере изучения проблемы у диссертанта корректировались взгляды на те или иные аспекты проблемы. К примеру, возникло понимание различий между такими близкими понятиями как «блокадный» и «блокированный» (подробней см.: раздел 1.1. С. 54-55).

6. Принцип корректности и деликатности в оценке фактов. Здесь прослеживается установка морально-этического свойства. Этот принцип в какой-то степени дополняет принцип здравого смысла.

Отмеченные подходы и принципы дают возможность смоделировать целостную многоуровневую концепцию развития объекта и предмета диссертационной работы.

Однако, кроме подходов и принципов, немаловажная роль в методологии настоящей научно-квалификационной работы отведена и методам исторического исследования. Это детерминируется (с точки зрения теории и методологии исторической науки) тем, что всякий исследовательский процесс состоит из [46]

объекта познания, т. е. прошлого, познающего субъекта, т. е. историка и метода

49

познания .

В диссертации использовались две диалектически взаимосвязанные группы методов научного исследования: общенаучные и специально-исторические[47] [48] [49].

Применение общенаучных методов (сравнение, обобщение, моделирование, индукция, дедукция, анализ, синтез, логический метод, классификационный и др.)[50] дало возможность рассматривать исследуемую проблему как сложный динамичный процесс в контексте исторической обстановки рассматриваемого периода и задач, решаемых обществом. Также раскрылись потенциальные возможности выяснения сущности и содержания исторического феномена экономики и финансов в экстремальной конкретно-исторической обстановке. Посредством общенаучных методов автор настоящей работы классифицировал источники по их направленности, видам, происхождению, авторству, проследил степень научной разработки проблемы, осуществил сбор и систематизацию многочисленных архивных документов.

Применение специально-исторических методов позволило соискателю сопоставить функционирование экономики и финансов Ленинграда на различных этапах внутри избранных хронологических рамок, определить связь истории и современности, сравнить различные точки зрения на проблему, определить наиболее дискуссионные из них.

Историко-генетический метод дал возможность осуществить попытку проследить изменения, происходившие в экономике и финансовой системе Ленинграда в период отражения Советским Союзом ударов вермахта. При этом было замечено, что перестройка народного хозяйства на военный лад осуществлялась в городе с некоторой задержкой по отношению к протекавшим событиям.

Процесс осознания горожанами, в том числе и руководителями разных уровней, реально складывавшейся экономической обстановки тормозился в силу отсутствия опыта деятельности в боевой обстановке, в силу сложившихся в сознании стереотипов о непобедимости Красной армии, стереотипов о международной солидарности трудящихся, а также в силу отсутствия навыков персонально отвечать за свой участок работы. В ходе войны эти стереотипы исчезали, не подтверждаясь практикой, а вместо них формировался новый тип сознания гражданина воевавшего государства со свойственной ему личной ответственностью за выполнявшиеся общественные функции.

Прийти к такому пониманию динамики общественного сознания ленинградцев позволил именно историко-генетический метод. Процесс исследования индивидуальностей дал возможность подойти к ряду обобщений на уровне особенного, а в дальнейшем — на уровне общего и всеобщего.

Привлекательной для исследования чертой историко-генетического метода стало такое его свойство, как описательность, проявляющаяся не только в описании тех или иных свойств объекта исследования, т. е. ленинградской экономики и финансов, но и в исследовании его качественной природы, позволяющей осуществить попытку разобраться в содержательной стороне проблемы.

Очень важной стороной историко-генетического метода является то, что он дает возможность исследовать причинно-следственные связи объекта, проследив их во всем единстве и противоречии.

К сожалению, использование историко-генетического метода в ходе работы над диссертацией было ограничено относительно узкими временными рамками, не позволявшими рассматривать протекавшие процессы на фоне длительных общественных перемен.

В диссертации очень широко использовался историко-сравнительный метод. По мнению соискателя, большую ценность представляет сравнение, например, той или иной отрасли производства военного времени с каким-либо периодом предвоенного времени. Для понимания динамичности протекавших процессов очень важно сравнивать экономические и другие показатели разных периодов войны. Использование этого метода порой помогает объяснить некоторые парадоксальные явления. В частности, почему в ряде случаев выпуск того или иного вида продукции увеличивался, несмотря на ухудшение бытовых условий и продовольственного обеспечения горожан.

Историко-сравнительный метод представляет собой бесценный инструмент в определении степени достоверности того или иного источника, или, что не менее важно, при сопоставлении двух и более источников. Кроме того, этот метод позволяет оценить, насколько объективно тот или иной исследователь интерпретировал изучаемый им источник. Учитывая, что в процессе подготовки этого исследования было изучено значительное количество дневников и воспоминаний, этот метод позволял выявить как фактические неточности, так и субъективность передачи впечатлений о происходивших событиях.

Историко-сравнительный метод дает возможность использовать его в качестве своеобразного фильтра при изучении материалов периодической печати военного времени и другой литературы тех лет, поскольку и по своей стилистике, и по идеологической направленности они строго соответствовали установкам времени. Вместе с тем историко-сравнительный метод не следует переоценивать, поскольку схожие события и явления, происходившие на разном историческом фоне, не могут быть идентичными. Они вбирают в себя и одновременно отдают другим событиям и явлениям присущие только им индивидуальные качества. К примеру, сравнивая производительность труда среднестатистического рабочего- танкостроителя военной и довоенной поры, нельзя не брать во внимание величайшее множество обстоятельств: уровень его квалификации, производственный опыт, возраст, моральное состояние и, в конце концов, условия его жизни в целом и питание в частности.

Великая Отечественная война как явление целостное вместе с тем была насыщена многочисленными качественно разными событиями, процессами, явлениями. Экономическая и финансовая жизнь Ленинграда 1941-1945 гг. — не исключение. Упрощенная схема типологизации всем известна со школьных лет: начальный период войны, сопровождавшийся эвакуацией из города предприятий и учреждений, период блокады Ленинграда и период восстановления городского хозяйства от последствий войны. Правильная по своей стратегической сути, такая типологизация представляется излишне схематичной, не позволяющей всесторонне изучить процессы, протекавшие в экономике и финансах Ленинграда в период войны с нацистской Г ерманией.

Поэтому диссертант применял историко-типологический метод. Он

позволяет более глубоко и детально исследовать сущностные характеристики, которые были свойственны экономике и финансам города в разные периоды войны. По существу, каждый из уже отмеченных трех крупных этапов экономического состояния города состоял из менее заметных, но качественно отличных от других исторических отрезков, отличавшихся своей особенной типологией.

Историко-типологический метод представляет собой очень ценный инструмент изучения других историко-экономических сторон жизни Ленинграда в 1941-1945 гг.

Это касается, в частности, изменений в представлении людей по поводу самой экономической и финансовой жизни, их ценностей и приоритетов, по поводу своего социального места в той жизни, которая в зависимости от различных обстоятельств и в том числе от волевых качеств человека, от его воспитания и убеждений могла заметно изменяться. Пример тому — жизнь сотрудницы одного из ленинградских предприятий И. Д. Зеленской, которая в силу различных обстоятельств, в том числе и собственных личных качеств, не только выжила в тяжелейших условиях блокады, но и сохранила в себе моральные и физические силы для созидательной деятельности[51].

Типологизации достойны многие стороны экономической жизни Ленинграда того периода. Так, с точки зрения типологизации можно и нужно рассматривать процесс совершенствования управления городским хозяйством и экономикой города в целом. Опыт экономического развития в мирных условиях не позволял управленцам всех уровней эффективно планировать свою деятельность на военную перспективу: она была, как говорится, оторванной от жизни. Но жесткая реальность первых военных месяцев вынудила руководителей реально оценить складывавшуюся обстановку, свои возможности и собственное место в экономической жизни. Последовавшие затем трагические события (голод, бомбардировки, артиллерийские обстрелы, массовая гибель людей от истощения) становились одновременно для управленческого звена и школой не просто выживания, а борьбы за выбор и утверждение самых эффективных экономических мер обеспечения дееспособности отдельных категорий трудящихся, предприятий, районов Ленинграда и города в целом.

Историко-типологический метод хорошо применим и в процессе изучения функционирования отдельных отраслей городского хозяйства: транспорта,

торговли, банков, промышленных предприятий, сельскохозяйственных организаций, научных учреждений, учебных заведений, сети коммунальных служб и многого другого. Важно то, что этот метод позволяет проследить «траекторию» движения той или иной сферы экономики от начала войны до ее завершения. При этом очень рельефно видны все ее качественные изменения, все ошибки и успехи, сопровождавшие процесс развития.

Историко-системный метод дает возможность взглянуть на историю экономики и финансов Ленинграда, с одной стороны, как на явление целостное, с другой — как на явление со сложной структурой и многообразными связями. Эти связи, влияя друг на друга, создают предсказуемую, а нередко и непредсказуемую картину формирования экономических и финансовых отношений в крупном

промышленном центре в экстремальных условиях войны.

Историко-системный метод позволяет в какой-то мере условно, но зато обеспечив наглядность, проанализировать «анатомическую» сущность изучаемых процессов, рассмотрев их в рамках созданной автором схемы. Важно то, что при всей «искусственности» созданной схемы она позволяет приблизиться к объективному освещению изучаемых событий и процессов. По существу, историко-системный метод представляет собой своеобразное уравнение, в котором известен конечный результат, известны некоторые промежуточные данные, но ряд показателей нуждается в поиске и определении. Таким образом, это своеобразное уравнение с несколькими неизвестными, успешно разрешив которое можно решить ту или иную задачу исторического характера.

Этот метод дает уникальную возможность представить многочисленные и кажущиеся порой не связанными между собой события, факты, процессы в общий социальный комплекс, изучение работы которого позволяет в нашем случае постичь механизм деятельности экономики Ленинграда в исследуемый период.

Метод исторической периодизации позволяет упорядочить значительные пласты исторических сведений. Как и любой другой метод, он имеет свои достоинства и недостатки. Если процесс упорядочения, скорее всего, можно отнести к достоинствам метода, то сами вехи, которыми та или иная периодизация обозначена, могут носить как положительный, так и отрицательный характер. С одной стороны, наличие самих вех дает возможность успешно отделять качественно разные этапы одного и того же исторического процесса. С другой стороны, искусственная заданность таких вех в принципе может несколько сковать интеллектуальный потенциал того или иного исследователя. Чтобы избежать подобных издержек, вероятно, следует не рассматривать этапы, утвердившиеся в историографии какой-либо проблемы, как раз и навсегда установленный факт, а лишь как общие ориентиры для решения локальных задач.

В частности, метод исторической периодизации очень удобен для настоящей диссертации, поскольку прочно утвердившиеся и прекрасно научно обоснованные в отечественной историографии периоды Великой Отечественной войны дают возможность в своих рамках исследовать частный случай этого крупнейшего исторического события: фрагмент этой войны — битву за Ленинград с ее предысторией и последствиями, а также крупную сферу этого события, каковым является экономическая и финансовая жизнь Ленинграда того периода.

В диссертации также использовался метод просопографии, сущность которого состоит в сборе информации о событиях, определяющих жизнь человека в конкретных условиях. При этом исследователем изучаются самые общие аспекты человеческой деятельности. В качестве предмета исследования выступают социальная стратификация, социальная мобильность, деятельность как отдельных людей, так и отдельных организаций, а также процесс формирования решений по актуальным вопросам. Этот метод позволяет на основе изучения деятельности рабочих, сотрудников сферы обслуживания, банковских сотрудников, строителей, железнодорожников, водителей автотранспорта и т. п. понять экономическую обстановку в городе.

В диссертации широко применялись так называемые количественные (контент-анализ, метод статистической группировки исторических сведений) и качественные методы.

В настоящем диссертационном исследовании, несмотря на ограниченное использование возможностей контент-анализа (он использовался в этой работе только для «заочного анкетирования»), этот метод использовался широко. В частности, он был основным в процессе работы с материалами периодической печати военного времени. Дело в том, что периодическая печать тех лет была не только политизированной, но и учитывала то обстоятельство, что «враг не дремлет». Поэтому фактические материалы в текстах статей и сообщений либо опускались, либо размывались, либо сознательно искажались. Понимая, что газеты, особенно многотиражные издания, вряд ли следует широко использовать как источник исторических фактов, диссертант счел возможным и необходимым использовать такое преимущество контент-анализа, как выявление различных смысловых единиц и, в первую очередь, экономических и финансовых характеристик, что позволило сгруппировать ряд данных, охарактеризовавших некоторые тенденции экономической и финансовой жизни Ленинграда, выявление которых без применения метода контент-анализа было бы проблематичным. Это, например, касается таких особенностей экономической жизни Ленинграда во время войны, как совмещение профессий инженерно-техническими работниками, замещение квалифицированных рабочих, ушедших на фронт, повышение роли женщин и юношества в решении производственных задач, многостаночничество и т. д.

Диссертант сознательно не использовал другие возможности контент­анализа, поскольку обращение к его «узким» возможностям — проведению своеобразного заочного интервьюирования — представляется наиболее эффективным способом применения социально-гуманитарного метода в историческом исследовании.

В диссертации применялся количественный метод, как метод статистической группировки исторических сведений. Возможности метода довольно велики и предполагают искусственное разделение неких совокупностей на качественно однородные группы, формирование представлений о характеристиках структуры какого-либо явления, изучение взаимосвязей между различными признаками исследуемого объекта. Но представляется, что для исторической науки особенно удобен его потенциал в качестве формального разделения определенных совокупностей на качественно однородные группы. Например, чтобы попытаться оценить эффективность ленинградской экономики во время войны, важно понять, каковы были производственные возможности предприятий. Для этого, в частности, следовало получить представление о том, сколько предприятий было эвакуировано полностью, сколько из них — частично, какие, оставаясь в Ленинграде, были законсервированы или работали на полную мощность.

Поскольку качественные методы исследования эффективны при выработке гипотез, в диссертации использовалась методика качественного подхода к оценке данных, заложенных в мемуарной литературе, дневниках и переписке. Такой подход позволил, не опираясь на какие-либо статистические сведения, а отталкиваясь от понимания, объяснения и эмпирических данных, осуществить попытку ответа на ряд важных вопросов, касающихся предмета исследования. В частности, на вопрос о том, что собой представляет динамика экономической и финансовой жизни Ленинграда периода войны? Как протекал этот сложный процесс? Почему ему были свойственны в разные периоды те или иные черты?

На базе сопоставления отдельных мнений, рассуждений, описаний, оценок, а порой и ассоциаций, идей, аргументов и предложений участников и свидетелей военных событий 1941-1945 гг. в диссертации осуществляется попытка применения метода, который условно можно было бы назвать методом ретроспективного качественного анализа.

В диссертации также использовался метод интерпретации, сущность которого состоит в том, что вся человеческая деятельность, в том числе и производственные отношения, представляет собой специфический социальный, культурный и исторический контекст. Это позволяет проследить не только социальные изменения, но и изменения, происходившие в общественных настроениях в процессе производства.

Об экономических акцентах диссертации. Оценивая состояние экономики и финансов Ленинграда в 1941-1945 гг., необходимо, прежде всего, осознать, что само понятие «экономика» — весьма динамично. В разные периоды истории в эту категорию вкладывался смысл, который по мере развития общества существенно изменялся и дополнялся.

В многотомную энциклопедию Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона, как и в словарь В. И. Даля, термин «экономика» не вошел . Только в более поздних российских и зарубежных энциклопедических изданиях это понятие стало упоминаться и объясняться[52] [53].

Важно заметить, что по мере развития общества структура термина «экономика» становилась все более сложной, дополняясь все новыми элементами, такими, как транспорт, инфраструктура, коммуникации, связь и т. д. Вероятно, современное понимание сущности экономики немыслимо без таких категорий, как Интернет, глобализация, информационные технологии, инновации.

Хотя в настоящем диссертационном исследовании история экономики и финансов Ленинграда рассматривается с исторических позиций, философское осмысление экономических процессов того времени также необходимо. В частности, следует рассматривать экономические процессы сквозь призму его различных функций, включая производство, распределение, потребление, а также воспроизводство условий средств и целей этого процесса и его материальных и духовных результатов.

Экономика того времени, как и экономика любого исторического периода, опирается на некое нравственное основание, нравственные идеалы, которые могут совпадать и не совпадать с нравственными ценностями той или иной индивидуальности, но в целом соответствуют идеалам общества тех лет. Например, в Ленинграде во время Великой Отечественной войны, когда каждый житель города претерпевал огромные трудности материального, физического и духовного характера, для каждого работника предприятий города было обязательным формально добровольное, но на практике принудительное участие в различных государственных займах, денежно-вещевых лотереях, отчислениях в Фонд обороны. Для подавляющего большинства они стали тяжелым бременем, в результате которого ленинградцы еще больше усугубляли тяжесть своего материального положения. Многим из них это стоило жизни. Но нравственные каноны того времени не давали возможность оценивать эти явления однозначно. Многие искренне верили в то, что использование государством таких рычагов нравственно обоснованно, поскольку позволяет более эффективно противостоять германским захватчикам.

Нравственным ценностям ленинградцев, в том числе сослуживцев отдельных предприятий и организаций, стремлению к поддержанию их социального статуса, искусству, творчеству, а также государственному и общественному контролю посвящена монография петербургского профессора С.

В. Ярова[54]. В ней на основе огромного фактического материала, в том числе дневников, воспоминаний, хранящихся в государственных и личных архивах, в отделе рукописей Российской национальной библиотеки, автор показал как нравственные ценности влияли на все стороны жизни ленинградцев, в том числе и на их всестороннюю экономическую деятельность.

Динамику нравственных ценностей советских людей не могли прогнозировать те, кто был оторван от Советского Союза, кто не мог изнутри наблюдать за протекавшими в стране процессами и быть их непосредственными участниками. Например, известный ученый А. Л. Мариюшкин, находясь в эмиграции, пытался дать философскую оценку событиям будущей войны. В частности, он предсказывал, что «внутренний заем, дававший ранее выход правительствам, — в будущем долго не будет иметь успеха из боязни возможных экспериментов, имевших место в России и разоривших не одну патриотическую семью...»[55]. Практика 1941-1945 гг. показала, что А. Л. Мариюшкин глубоко ошибался. Вероятно, он не мог учесть многих обстоятельств, в том числе существенных изменений, происходивших в сознании советских людей. Разумеется, немалую роль в успехе сбора средств граждан за счет добровольных отчислений играло чувство страха быть признанным врагом трудового народа или в лучшем случае «несознательным элементом».

Немалую ценность представляет утверждение философов о том, что экономика придает хозяйственной деятельности общественно-социальный смысл, осуществляя связь каждого хозяйственного действия с потребностями людей посредством торговли, циркуляции денег, общественно необходимых государственных затрат, что в результате создает механизм обобщенной оценки хозяйственной деятельности как с точки зрения экономики в целом, так и с точки зрения оценки вклада каждой индивидуальности в результат общего труда.

В современной научной литературе существует множество определений термина «экономика». Если до 1991 г. отечественные энциклопедические издания, давая характеристику экономике, неизменно ориентировались на социалистическую терминологию и социалистическую действительность, то в последующие годы, выходившие в России энциклопедические издания начали ориентироваться на более общее представление об экономике. Например, формулировки этого термина в изданиях 1998, 2001 и 2007 гг. очень схожи . Если в определениях экономики этих изданий акцент делался на совокупность общественных отношений в сфере производства, обмена и распределения продукции, то в последующих изданиях акценты несколько корректируются. Например, в Большой экономической энциклопедии, выпущенной в 2007 г., отмечается, что «экономика — систематизированное по определенным правилам хозяйство, в процессе которого обеспечивается удовлетворение общественных (в том числе физических) потребностей за счет производства и применения жизненно необходимых благ» .

Применительно к исследуемому периоду, т. е. к периоду 1941-1945 гг., было бы справедливо, если бы исследователи руководствовались тем пониманием экономики, которое сложилось в общественном сознании и в научной мысли именно в 40-х гг. ХХ столетия.

В 1930-е гг. ученые-экономисты и практики производственно - хозяйственной, финансовой деятельности не использовали в своей терминологии понятие «экономика». Его, например, нет в таком авторитетном издании, вышедшем из печати в 1943 г., как однотомник «Краткая советская

энциклопедия»[56] [57] [58]. Вместе с тем в том же томе дается определение таких важных

элементов экономики, как «финансы»[59], «финансы СССР»[60], «госбюджет»[61], «банки в СССР»[62], «госзаймы СССР»[63].

В том же издании нет понятия, которое в 1940-е гг. могло бы быть относительным синонимом понятия «экономика» — «народное хозяйство». Хотя за несколько лет до его выхода из печати, на XVIII съезде ВКП(б), И. В. Сталин в «Отчетном докладе на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б) 10 марта 1939 года» употреблял не только термины «экономическое положение»[64], «народное хозяйство»[65], но и «социалистическая система хозяйства»[66] [67]. Сравнивая достижения СССР и ведущих капиталистических держав, он говорил об отставании нашей страны «в экономическом отношении» . То есть терминологически политик был близок к принятию понятия «экономика», хотя и не употреблял его. «Дисциплинированная» в то время советская наука внимательно следила за терминологией первого лица государства и использовала ее в научной и учебной литературе. Случалось, что И. В. Сталин изучал рукописи наиболее важных, по его мнению, трудов по истории и экономике, внося в них лично те или иные правки. В этом отношении показательной представляется беседа с И. В. Сталиным об учебнике «Политическая экономия», состоявшаяся 29 января 1941 г., конспективная запись которой вошла в собрание его сочинений. Критикуя ряд положений учебника, большевистский лидер предлагал дать определение политической экономии «как науки о производстве и производственных экономических отношениях»[68]. Но и делая критические замечания по поводу рукописи учебника, он не оперировал понятием «экономика» по отношению к Советскому Союзу, поскольку тот еще не вошел в научный обиход. При этом следует добавить, что в уже упоминавшемся издании 1943 г. применительно к капиталистическим государствам термин «экономика» использовался.

Вероятно, было бы справедливо, исследуя историю экономики СССР военного времени, представить ее в виде такой структуры, таких взаимосвязей, которые соответствовали бы представлениям об экономике теоретиков и практиков конца 1930-х — начала 1940-х гг. Исходя из экономического мировоззрения тех лет, примерная структура советской экономики в то время представляла собой систему, в которую входили:

- промышленность;

- строительство;

- транспорт;

- торговля;

- общественное питание;

- сельское хозяйство;

- связь.

Было бы ошибкой относить к сфере экономики только различные области материального производства. На экономику опосредованно, а часто и непосредственно влияет, как говорили в годы советской власти, непроизводственная сфера общественной жизни: наука, культура, просвещение, здравоохранение, коммунальное хозяйство, бытовое обслуживание. В настоящее время вместо термина «непроизводственная сфера» обычно употребляется понятие «социально-культурная сфера» .

В том же издании отмечается, что «выделение материального производства, отделение его от т. н. непроизводственной сферы (нематериальных, духовных, информационных услуг) было характерным для марксистской теории» . Это [69] [70] утверждение данными настоящей диссертации не подтверждается. Более того, пример такого крупного экономического центра, каким был Ленинград в 1941-1945 гг., доказывает, что производственная и непроизводственная сферы экономической деятельности были тесно взаимосвязаны между собой. Этот факт проиллюстрирован многочисленными примерами, приведенными в тексте работы.

Чтобы понять суть процессов, протекавших в исследуемый период в области экономики, необходимо понять внутреннее содержание процессов, происходивших в области финансов. Современные ученые рассматривают финансы как неотъемлемую часть экономической деятельности. Не случайно в трех энциклопедических изданиях последних лет дано одно и то же определение понятия «финансы». Под ними понимается «совокупность экономических отношений в процессе создания и использования фондов денежных средств...» .

Финансы, образно говоря, это нервная система экономического организма. По «нервным окончаниям» финансов и их реакции на внешние «раздражители» экономического характера можно судить о динамике экономики в целом. Нарком финансов СССР А. Г. Зверев, возглавлявший это ведомство в годы Великой Отечественной войны, отмечал в своих воспоминаниях, что Наркомфин и Госбанк являются своеобразными окнами, через которые видно все, что происходит в

- 73

народном хозяйстве .

Финансовая деятельность как важная сфера экономической деятельности осуществляется путем использования такого инструментария, как государственные доходы, государственные расходы, государственный бюджет, государственный кредит, налоговая политика, финансовый контроль.

Финансовая деятельность государства активизирует его вмешательство в воспроизводство в получении прибылей за счет предоставления предприятием государственных заказов, использования налогообложения трудящихся и [71] [72] расширения финансовых льгот для тех отраслей, которые государству наиболее предпочтительны в текущий исторический период. В условиях социалистического государства советские финансы развивались путем воздействия финансово­кредитного механизма на развитие производства и повышении его эффективности. Эффективность производства могла иметь место лишь за счет роста производительности труда, строжайшей экономии ресурсов и внедрения в производство достижений науки и техники, а также за счет строжайшего соблюдения трудовой дисциплины.

Большую ценность представляет понимание учеными, трудившимися в годы Великой Отечественной войны, сути финансовой системы Советского Союза. В «Краткой советской энциклопедии», вышедшей из печати в разгар Великой Отечественной войны, отмечалось, что финансовая система СССР представляла собой структуры, включавшие госбюджет, кредитование, государственное страхование и сберкассы, финансовые планы предприятий и

74

отраслей народного хозяйства .

Специфической особенностью того времени было то, что советская экономика военных лет по существу была экономикой военной. Советские экономисты подчеркивали, что о взаимосвязи между войной и экономикой писали представители школы меркантилизма, а позже классики буржуазной политэкономии. Но для советских ученых методологической основой военной экономики была мысль Ф. Энгельса о том, что «ничто так не зависит от экономических условий, как именно армия и флот. Вооружение, состав, организация, тактика и стратегия, — подчеркивал Ф. Энгельс, — зависят прежде всего от достигнутой в данный момент ступени производства и от средств сообщения» . Вероятно, такой методологической основой пользовались авторы «Советской военной энциклопедии», отмечая, что военная экономика — «специфическая часть (особый вид) народного хозяйства, обеспечивающая военные потребности государства. В структурном плане к экономике [73] [74] военной относятся: военные (оборонные) отрасли промышленности; базовые отрасли народного хозяйства в той части, в которой они обеспечивают военные (оборонные) отрасли промышленности средствами производства, а трудовые ресурсы экономики военной и личный состав вооруженных сил — предметами потребления; транспорт, связь, система материально-технического снабжения, а также наука, здравоохранение, просвещение и культура — в части обслуживания производства военной продукции и функционирования вооруженных сил.

Экономика военная тесно связана с гражданской экономикой: она базируется на экономической мощи государства; многие отрасли народного хозяйства выпускают как военную, так и гражданскую продукцию либо производят материальные средства (продовольствие, обувь, одежду и т. п.), которые удовлетворяют и гражданские и военные потребности»[75] [76] [77].

Современные отечественные ученые трактуют военную экономику как «военно-хозяйственную систему, материально обеспечивающую создание и поддержание военной мощи государства» . Одновременно с этим военная экономика рассматривается как «наука о закономерностях этого обеспечения» .

У военной экономики есть две важные составляющие: технико­экономическая и социально-экономическая стороны. Технико-экономическую сторону представляют её материально-вещественные компоненты и занятые в ней участники производственного процесса. Социально-экономическую сторону — отношения, складывающиеся между участниками производственного процесса во время экономического обеспечения военных потребностей государства. Очевидно, что гражданское и военное производство отличаются друг от друга не только по характеру своей продукции, но и по ее использованию. Такое различие зачастую весьма условно, поскольку многие виды продукции, выпускающиеся предприятиями, представляют собой так называемую продукцию двойного назначения. То есть одна и та же продукция может использоваться как в военных, так и в гражданских целях.

Военная экономика представляет собой два специфических направления:

• оборонно-промышленный комплекс (ОПК);

• экономика вооруженных сил (ЭВС).

Если ОПК — это специфическая военно-ориентированная часть общей экономики страны, то экономика вооруженных сил — это процесс обслуживания базовыми отраслями экономики военных потребностей государства.

Экономика вооруженных сил — это военно-хозяйственный механизм, нацеленный на экономическое и техническое обеспечение армии и военно­морского флота. Это отношения в сфере производства (создание специфической продукции для вооруженных сил, капитальное оборудование мест военной дислокации, монтаж, ремонт и демонтаж оборудования), это процесс распределения продукции военного назначения, это формирование фондов вооруженных сил посредством купли-продажи, а также это сам процесс потребления конечного военного продукта.

Экономика вооруженных сил включает в себя:

• материально-техническое обеспечение войск;

• научно-исследовательскую деятельность;

• конструкторскую и испытательную деятельность;

• промышленные предприятия;

• сельскохозяйственные предприятия;

• строительные предприятия;

• военную торговлю.

Экономику вооруженных сил следует отличать от экономической работы в войсках, последняя из которых представляет собой всестороннюю деятельность личного состава и трудовых коллективов воинских формирований по использованию денежных и материальных средств, выделяемых им для решения стоящих перед ними боевых задач.

В боевой обстановке экономическая работа представляет собой экономическое обоснование военным руководством принимаемых решений, связанных с подготовкой и проведением боевых действий.

Экономическая работа в войсках как в военное, так и в мирное время проводится в следующих направлениях:

• экономное расходование денежных и материальных средств в управлениях и подразделениях, в технических отделах и службах, в службах горюче-смазочных материалов (ГСМ), в продовольственных службах, в службах вещевого довольствия, в квартирно-эксплуатационных частях (КЭЧ), в медицинских службах, санитарных частях, военных госпиталях и военных поликлиниках, а также в транспортных службах и подразделениях;

• мероприятия по экономии и рациональному расходованию денежных и материальных средств в процессе эксплуатации вооружения и боевой техники.

Не трудно убедиться, что экономическая работа в войсках по существу сводится к решению проблемы экономии во всех сферах армейской и флотской жизни.

Как в мирное, так и в военное время основные мероприятия экономии, рационального расходования материальных и денежных ресурсов сводятся к:

• эффективному использованию материальных средств в процессе боевой подготовки;

• сокращению потерь материальных средств сверх определенных норм естественной убыли в процессе их приема, хранения, выдачи и использования;

• ведению учета материальных средств, организации их хранения и использования;

• продлению сроков эксплуатации боевой техники и оружия за счет своевременного проведения различных видов технического обслуживания и своевременного ремонта;

• правильному планированию и организации автоперевозок, оптимальному использованию грузоподъемности и пробега автотранспорта;

• контролю за использованием руководящим составом должностных обязанностей по обеспечению сохранности и эффективному использованию материальных и денежных средств;

• совершенствованию рационализаторской и изобретательской работы, максимальному внедрению ее результатов в повседневную деятельность воинских частей и соединений;

• эффективному использованию материально-технической базы и своевременному ремонту объектов технического назначения;

• изготовлению на основе списанного имущества предметов

обеспечения всесторонних нужд личного состава;

• сбору и заготовке дикорастущей зелени, ягод, грибов, лову рыбы для обеспечения военнослужащих;

• своевременному ремонту жилых помещений, экономии

электроэнергии, топлива, воды, средств пожаротушения.

Великая Отечественная война обогатила экономическую жизнь армии и флота значительным опытом. Тот опыт показал, что:

• необходимо проводить постоянную работу по улучшению содержания и хранения боевой техники и оружия;

• следует постоянно экономить различные ресурсы, особенно моторесурсы;

• рационально использовать ремонтно-эксплуатационные материалы и запасные части;

• продлевать сроки эксплуатации оборудования, предназначенного для обеспечения деятельности продовольственной службы;

• создавать условия для продления сроков эксплуатации (без снижения категории) медицинских аппаратов, приборов, оборудования и инструментов;

• содержать и ремонтировать автомобильные дороги военного назначения, экономно расходуя дорожно-строительные материалы, ресурсы и денежные средства.

Исследуя историю экономической и финансовой жизни Ленинграда в военный период, необходимо понимать, что она не протекала как некое обособленное событие. Она была частью экономического противоборств, с одной стороны, Советского Союза и гитлеровской Германии, а с другой — непосредственного экономического противоборства Ленинграда с противостоящим ему противником и тыловыми коммуникациями врага, обеспечивавшими его экономическую и финансовую жизнь.

Экономическое противоборство в войне — это специфическая сфера межгосударственных отношений, включающая в себя:

• деятельность противоборствующих стран по использованию имеющихся военных ресурсов для достижения военно-экономического и военно­технического перевеса;

• экономические и внешнеэкономические меры, нацеленные на дезорганизацию военной экономики врага, срыв его планов экономической мобилизации, а также деятельность по укреплению своего тыла;

• уничтожение экономического потенциала противника и принятие мер по защите собственной экономики.

В рамках экономического противоборства в предвоенное и военное время осуществляются:

• резкое увеличение военных бюджетов;

• расширение военно-экономической базы;

• принятие мер по развитию национальной экономики;

• введение военных налогов;

• организация военных займов;

• использование экономического эмбарго и экономической блокады.

Хотя настоящее исследование посвящено рассмотрению одной из

важнейших проблем истории экономики нашего государства, ее невозможно рассматривать в отрыве от финансовой жизни Ленинграда военного времени и страны в целом. По мнению специалистов, финансы являются связующим звеном

в отношениях армии и флота со всей экономикой страны, а также между

79

отраслями экономики вооруженных сил .

Жесткая взаимосвязь финансов и экономики очевидна: по положению финансов можно точно судить о ситуации в экономике того или иного государства, и наоборот. Очевидно и их взаимное влияние. Еще в 1927 г. уже упоминавшийся военный теоретик А. Л. Мариюшкин обращал внимание исследователей на роль финансов в подготовке к войне и в ходе боевых действий. Он подчеркивал, например, что дискредитация финансовой системы — «это такие большие козыри, с которыми можно играть почти наверняка» .

Финансы играют колоссальную роль как в жизни общества, так и в деятельности вооруженных сил, являющихся частью общества. Финансовое обеспечение армии и флота — это постоянно действующая система мероприятий, осуществляемых для удовлетворения потребностей вооруженных сил в денежных средствах. Это важный вид тылового обеспечения жизнедеятельности армии.

Финансовое обеспечение включает в себя:

• прогнозирование денежных расходов на перспективу (краткосрочную, среднесрочную, долгосрочную);

• финансовое планирование и выделение денежных средств на различные военные нужды;

• хранение денежных средств, их получение и целесообразное расходование;

• контроль за использованием денежных средств;

• бухгалтерский учет и финансовая отчетность.

Финансы вооруженных сил, по мнению специалистов, — это «система военно-экономических отношений между государством и вооруженными силами, связанная с формированием и использованием фондов денежных средств, предназначенных для обеспечения боевой готовности армии и флота. Как [78] [79] самостоятельное звено финансовой системы страны финансы вооруженных сил функционируют в условиях жесткой централизации распоряжения денежными средствами, что вытекает из принципов военного управления и необходимо для маневра ресурсами при обеспечении военной безопасности страны в любых

о 1

условиях обстановки» .

Финансам вооруженных сил свойственны две главные функции — распределительная и контрольная.

Распределительная функция отражает процесс распределения стоимости военных расходов за счет формирования и освоения целевых денежных фондов. Контрольная функция дает возможность соблюдать законность в использовании денежных средств в соответствие с поставленными целями.

Экономика Ленинграда, противостоявшего, как и весь Советский Союз, в июне 1941 г. — мае 1945 г. гитлеровской Германии, обладала некоторыми особенностями. Она, в частности, вбирала в себя различные виды экономики: национальную экономику, осуществлявшуюся в масштабах страны, военную экономику, поскольку страна активно переводила свою экономику на военные рельсы, а также экономику вооруженных сил и экономическую работу в войсках, поскольку в Ленинграде и в ближайших к нему пригородах находились воинские части из состава Ленинградского фронта.

Терминология, используемая при написании диссертации, давно утвердилась в научной теории и практике. Однако небольшая часть терминов нуждается в пояснении. В частности, вероятно, следует отличать два близких по звучанию, но качественно разных термина: «блокадный» и «блокированный». В широкой публицистической и научной практике прочно утвердился термин «блокадный», применяемый ко всем событиям и явлениям, связанным с Ленинградом периода блокады. Термин же «блокированный» употребляется значительно реже, хотя в ряде случаев он более точно характеризует ту или иную ситуацию, чем термин «блокадный». Например, Ленинград с 8 сентября 1941 г. [80] был блокирован неприятелем, т. е. город стал блокированным, а не блокадным. Сам термин «блокадный» отражает несколько иное качество, подчеркивающее принадлежность к состоянию блокирования: «блокадный паек», «блокадный ребенок», «блокадные дневники». Но если речь идет о состоянии Ленинграда, окруженного вражескими войсками, то этот термин представляется неточным.

Таким образом, аналитически материал, изложенный выше, дает основания для ряда суждений обобщающего характера.

Во-первых, в историческом исследовании теоретико-методологические аспекты сегодня все больше выходят на главные роли, так как именно здесь можно выработать своего рода методологические ориентиры, которые позволяют на базе анализа обширного и разнообразного источниковедческого материала выйти на новый уровень синтеза исторического знания по проблеме, которой посвящена настоящая научно-квалификационная работа.

Во-вторых, качество диссертационного исследования может быть обеспечено только тогда, когда будет учтено в полной мере то, что сегодня в отечественной исторической науке царит методологический плюрализм. Он между тем не обязывает историков устраивать гонку за современными парадигмами, которые не всегда и подходят к конкретной исторической работе. Главное — комплексное использование тщательно отобранных методологических инноваций.

В-третьих, в качестве своего рода методологической канвы диссертации используются: приоритет рационализма в процессе историко-научного познания; критическое отношение к проявлениям постмодернизма в методологии истории, так как для них характерно чрезмерное недоверие к тому целостному историческому знанию, которое предлагают историки.

В-четвертых, основные направления экономики Ленинграда в период Великой Отечественной войны представляли собой:

• деятельность промышленных предприятий;

• строительство;

• транспорт;

торговлю;

• сельское хозяйство;

• связь (радио, почта, телефонная связь, телеграф);

• медицинские учреждения;

• учебные заведения;

• научные и научно-исследовательские учреждения;

• учреждения культуры (театры, музеи, кинотеатры);

• коммунальное хозяйство и МПВО;

• банки, сберкассы.

Можно сделать вывод о том, что избранный алгоритм освещения теоретических основ диссертации позволяет в перспективе реализовать цель и задачи исследования. Использование в качестве методологической основы работы многовариантности исторических парадигм позволяет повысить достоверность планируемых результатов.


1.2.

<< | >>
Источник: ЗОТОВА Анастасия Валерьевна. Вклад Ленинграда в достижение Победы в Великой Отечественной войне: народное хозяйство города в условиях военного времени (июнь 1941 г. — май 1945 г.). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора исторических наук. 2016
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Теоретические подходы к проведению исследования:

  1. Возможности проведения исследования
  2. Этика проведения исследования
  3. ГЛАВА 14. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ЛИЧНОСТИ КЛИЕНТА
  4. 11.1. Условия проведения экспериментально-психологических исследований
  5. Проведение патопсихологического исследования и подготовка заключения
  6. МЕСТО ИНТЕГРАТИВНОЙ МОДЕЛИ В РЯДУ ДРУГИХ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ
  7. ПРОВЕДЕНИЕ ПАТОПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ И ПОДГОТОВКА ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  8. ГЛАВА 11 ПРОВЕДЕНИЕ КОНКРЕТНЫХ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В СФЕРЕ ТРУДА
  9. 4. Результаты проведенных исследований и основные выводы 1.
  10. Глава 6 Альтернативные общепсихологические теории и теоретические подходы к объяснению психических явлений
  11. 3.4.1 Программа социологического исследования, основные этапы его проведения
  12. Замысел, структура и логика проведения психодого-педагогического исследования
  13. 1.4. Теоретические основы научных подходов к социальной благотворительности в Западной Европе
  14. 4. Методы теоретического исследования
  15. Психофизиологические подходы и теории, оказавшие значительное влияние на развитие отечественной теоретической психологии
  16. 9.2.3. Различные содержательно-психологические подходы к теоретическому анализу и объяснению эмоциональных явлений
  17. 11.1. Некоторые подходы к теоретическому анализу и объяснению процессов мышления в исторической перспективе
  18. Методы исследования теоретического уровня
  19. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ УСТОЙЧИВОСТИ КОММЕРЧЕСКИХ БАНКОВ