<<
>>

Корректировка финансовой деятельности в условиях начавшейся войны

Анализ историографии проблемы и источников убеждает в том, что накануне войны советское руководство осознавало напряженность внешнеполитической ситуации в Европе, но не ожидало столь стремительного развития хода событий. Давая оценку бюджету Советского Союза на 1941 г., нарком финансов СССР А. Г. Зверев отмечал, что он рассматривался и утверждался еще в мирное время. Тем не менее приближение войны было очевидным, поэтому военные расходы предусматривались в размере 33,8% от всего бюджета государства и в денежном выражении составили 7,1 млрд руб.[247] [248] [249] Сессия Верховного Совета страны, на которой утверждался госбюджет на 1941 г., единодушно приняла решение увеличить его на 200 млн руб.

Дополнительные

249

ассигнования дополняли только военные расходы .

Но все равно принимавшийся бюджет не был настроен на военный лад, он был лишь попыткой смещения некоторых акцентов для финансового обеспечения государственной обороны . События 22 июня 1941 г. заставили финансовые органы принципиально изменить свои подходы к расходованию денежных средств. Это подтверждают воспоминания А. Г. Зверева, в которых он писал о том, что, перестраивая финансовую деятельность на военный лад, руководство страны ориентировалось на изменение соотношения в распределении национального дохода по фондам накопления, потребления и военных расходов. Из-за военных нужд заметно снизились затраты государства на социальные

нужды населения. Удалось увеличить бюджетные поступления за счет налогов, а также благодаря добровольным взносам и займам» . При этом не следует забывать, что процесс расставания населения со своими средствами в пользу государства носил, как осторожно, но с иронией поговаривали современники, добровольно-принудительный характер.

22 июня 1941 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР «О военном положении» . Этот документ стал основополагающим при принятии ряда других, в том числе и постановления Совнаркома Союза ССР «О порядке оплаты рабочим, служащим, колхозникам и прочим лицам, привлекаемым на специальные работы в порядке указа Президиума Верховного Совета СССР "О военном положении"». В этом документе отмечалось, что за рабочими и служащими государственных предприятий, учреждений и организаций, а также за членами кооперативных артелей, занятыми на «специальных работах», должна была сохраняться зарплата по месту постоянной работы в размере 50% от их основного оклада. В случае ликвидации предприятий, учреждений и организаций, в которых они работали, выплата зарплаты возлагалась на вышестоящие организации.

Колхозникам, занятым на «специальных работах», за счет их колхозов выплачивалось 50% от среднего количества трудодней, которые были начислены в колхозе другим колхозникам той же квалификации их специальности .

То была поспешная, но необходимая мера по финансовому обеспечению труда многих тысяч людей, временно мобилизованных на создание различного рода инженерных укреплений, предназначавшихся для недопущения противника вглубь советских территорий.

Принимавшиеся на высшем уровне решения становились руководством к действию местных финансовых органов. Одним из самых злободневных вопросов [250] [251] [252]

с начала войны стал вопрос строжайшей экономии денежных расходов на невоенные нужды. 7 июля 1941 г. Ленинградская городская контора Госбанка получила оповещение, связанное с организацией контроля расходования фондов зарплаты по бюджетным и хозрасчетным организациям.

В документе указывались пути экономии фондов заработной платы. Они сводились к усилению контроля выплаты заработной платы, к созданию условий, которые способствовали бы избавлению предприятий от нештатных сотрудников, а также к усложнению процедуры выплаты премий. Предполагалось, что усложнение, сводившееся к обязательному подписанию документа о премировании директором и главным бухгалтером предприятия, снизит количество поощряемых и суммы премий[253] [254].

В своей повседневной деятельности Госбанк СССР и его отделения и филиалы в регионах страны, в том числе и в Ленинграде, руководствовались постановлением СТО от 23 июля 1931 г. В этом документе были определены нормативы оборотных средств для промышленности . В нем отмечалось, «какие статьи должны покрываться собственными оборотными средствами, а какие за счет заемных средств — кредитов, предоставляемых Госбанком»[255].Таким образом, Госбанку государство передавало контрольные функции за отслеживанием движения финансовых средств предприятий. По существу, Г осбанк СССР стал расчетным центром народного хозяйства всей страны, через него проходили почти все расчеты хозяйственных, общественных и бюджетных организаций, что давало ему возможность аккумулировать на расчетных и текущих счетах этих организаций все их временно свободные деньги[256].

К началу войны, за прошедшее предвоенное десятилетие, на практике утвердились принципы кредитования промышленных предприятий:

1. Все выдававшиеся Госбанком предприятиям промышленности кредиты имели плановый и целевой характер, т. е. предоставлялись исключительно на цели, предусматривавшиеся народнохозяйственным планом.

2. Выдававшиеся кредиты были только срочными и строго возвратными. Срок кредитования предприятий не мог превышать одного года. Поэтому кредиты Госбанка являлись краткосрочными.

3. Ссуды Госбанка должны были быть обеспечены материальными

258

ценностями, которыми располагало предприятие .

Как это часто бывает, в целях экономии средств уже в самом начале войны подвергли сокращению в Ленинграде многие учреждения народного образования. В специально подготовленном перечне таких учреждений отмечалось, что «прекращают работу все детские сады кроме дежурных по два детских сада на городской район и по одному детскому саду в г. Петергофе и Пушкине на 100 мест каждый. В закрытых детских садах, имеющих собственные помещения, остается только охрана зданий»[257] [258]. Также свою работу должны были прекратить все дошкольные летние площадки. Занятия с учащимися школ должны были начаться, как всегда, с 1 сентября. В 1941 г. общее количество учащихся в городе составило 186 тыс. человек, для них удалось сформировать 4200 классов. Средняя наполняемость 1-4-х классов была 38 человек, 5-7-х классов — 36 человек, 8-10-х классов — 30 человек[259].

Что касается школ для взрослых, то во всех районах города осталось по одной школе по семь классов, а также финансирование было сохранено для всех школ глухонемых и слепых. В каждом районе сохранили финансирование по две библиотеки (по одной для детей и взрослых). Однако разрешено было за государственный счет приобретать только брошюры, на покупку книг, инвентаря оборудование денег не выделялось. В Центральной библиотеке остался только абонентный отдел.

Все клубы и Дома просвещения были лишены дотационного финансирования по бюджету. Работа Домпросвета глухонемых сохранилась в минимальном размере.

Практически все действовавшие на тот момент курсы были закрыты. Продолжил работать Институт усовершенствования учителей, но штат научных сотрудников, методистов и обслуживающего персонала был максимально сокращен. Педагогические училища тоже получили возможность продолжить работу, но существенно был урезан их бюджет на приобретение инвентаря, оборудования, книг и на всевозможные учебные нужды[260].

Музеи города тоже вынуждены были прекратить свою работу. На финансировании осталась только охрана помещений.

Несмотря на хаос военного времени, сотрудники, которые были сокращены вследствие прекращения работы бюджетных учреждений, получили предусмотренные законом выплаты[261].

В первые дни войны государство искало резервы, которые позволили бы обеспечить дополнительные доходы бюджета с целью направления их на помощь фронту.

В самом начале войны бюджет Советского государства складывался из налогов с оборота, отчислений от прибылей предприятий наркоматов, выплат подоходного налога и других налогов с предприятий и организаций, выплат налогов и сборов с населения, государственных займов, доходов машинно­тракторных станций, средств государственного соцстрахования и таможенных доходов[262].

Но условия войны потребовали внесения заметных корректировок в финансовую жизнь государства, что могло бы позволить получение государством большей прибыли.

3 июля 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ, согласно которому на военное время устанавливались временные надбавки к сельскохозяйственному налогу и к подоходному налогу с населения Советского Союза[263]. Сельскохозяйственный налог увеличился на 100%, подоходный налог — от 50 до 100% (в зависимости от оклада трудящегося). В то же время предоставлялись льготы хозяйствам колхозников и единоличникам, в состав которых входили граждане, находившиеся на действительной военной службе и призванные по мобилизации в Красную армию или Военно-морской флот. Причем если от хозяйства были призваны два и более человека, оно полностью освобождалось от надбавки к налогу, т. е., платило его по-старому, как в довоенное время[264]. Этот документ Верховного Совета СССР реализовывался с помощью механизмов, разработанных в циркулярном письме Наркомфина СССР от 7 июля 1941 г. № 564/133. Его требования были доведены и до всех должностных лиц в Ленинграде[265].

Исходя из инструкции Наркомфина СССР от 14 июня 1941 г. № 504/75, отдел торговли исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся упорядочил исчисление и уплату налогов с так называемых нетоварных операций, т.е. с тех операций, которые проводили предприятия, занимавшиеся изготовлением изделий из материалов заказчика, ремонтом и починкой вещей, автомобильными и гужевыми перевозками, а также оказанием услуг. При этом круг предприятий, оказывавших «услуги», был очень широк. Он включал в себя гостиницы, комнаты для ночлега пассажиров при вокзалах, заезжие дома, караван-сараи, дома колхозника, постоялые дворы, красильни, кузницы, биллиардные, парикмахерские, маникюрные и косметические кабинеты, фотоателье, прачечные, шерстобитки, химчистки, предприятия по настройке музыкальных инструментов, по прокату музыкальных инструментов, патефонных пластинок и патефонов, театральных костюмов, париков и других театральных принадлежностей, а также по прокату бытовых вещей (кроме предприятий, принадлежащих спортивным обществам), организации по погрузо-разгрузочным и упаковочным работам, за исключением погрузо-разгрузочных работ, производившихся предприятиями железнодорожного, водного, воздушного транспорта и наркомсвязи, а также государственными промышленными предприятиями, производившими работы для сбытовых организаций своего наркомата. Также к ним относились предприятия по расфасовке товаров заказчиков (резка, раскройка, развеска, рассыпка, розлив), билетные кассы всех видов транспорта по продаже билетов на комиссионных началах, предприятия по перевозке грузов и пассажиров с одного берега реки (канала) на другой берег, предприятия по зарядке и ремонту аккумуляторов, по заготовлению льда и набивке им ледников, по натирке полов, вставке и протирке стекол, чистке обуви и заточке ножей, ножниц и бритв, самостоятельные хозрасчетные бюро и конторы стенографов, машинописные бюро, проектно-сметные организации, рекламные конторы, занимавшиеся устройством рекламы и расклейкой афиш. К сфере услуг также относились организации, занимавшиеся экспедиторской работой, посреднические бюро и конторы по бытовому обслуживанию (в том числе по ремонту и уборке квартир, по содействию обмену комнат и по выполнению различных поручений)[266].

В государственный бюджет по крохам собирали из регионов остатки средств, которые прежде накапливались в фондах директоров государственных, кооперативных предприятий и общественных организаций, в фондах улучшения железнодорожных перевозок, в фондах премирования работников советских учреждений, а также в фондах прибыли от производства ширпотреба из отходов промышленности. Исходя из этого требования, например, ленинградский горфинотдел предупредил всех руководителей и главных бухгалтеров предприятий, учреждений и организаций, что после 1 августа 1941 г. отделения Госбанка СССР и спецбанков в Ленинграде «будут производить операции по расчетным и текущим счетам при условии обязательного представления справки за подписями распорядителя счета и главного бухгалтера о перечисления остатков сумм по фондам в бюджет с указанием номеров и дат платежных поручений» .

Таким образом, ленинградские финансовые органы использовали механизмы своей деятельности в качестве рычага, с помощью которого у предприятий и учреждений изымались возможные денежные средства, которые дополнительно направлялись в бюджет Советского Союза, чтобы в дальнейшем они были использованы на нужды обороны.

Стремление руководителей Ленинграда к экономии государственных средств иногда принимало, как представляется, более чем прагматичный характер, гранича с цинизмом. Об этом свидетельствует решение исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся от 19 июля 1941 г. «О порядке взимания платы с родителей за детей, вывезенных из Ленинграда». В то время, когда враг быстрыми темпами прорывался к Ленинграду, стремясь замкнуть кольцо блокады, исполком Ленгорсовета, ссылаясь на Совнарком СССР, принял ряд важных мер. В частности, была введена дифференцированная оплата родителями или лицами, их замещавшими, расходов за пребывание вывезенных из Ленинграда детей в детских садах, яслях и интернатах школьников. Более подробные сведения представлены в табл. 1.

Т а б л и ц а 1. Размер оплаты пребывания детей в дошкольных учреждениях и интернатах

При среднем доходе на Плата в При среднем Плата в месяц
268 Зам. заведующего Ленинградским городским финансовым отделом Рабинович. «Об отмене отчислений в фонды государственных, кооперативных и общественных организаций и предприятий (Оповещение Ленинградского городского финансового отдела)» // Бюллетень Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся. — 1941. — 14 июля. — № 24. — С. 20-21.


1 члена семьи в месяц месяц доходе на 1 члена семьи в месяц
До 50 руб. 25 руб. От 171 руб. до 180 руб. 127 руб.
От 51 руб. до 60 руб. 35 ” ” 181 ” ” 190 ” 135 ”
,, 61 „ „ 70 ,, 45 ” ” 191 ” ” 200 ” 142 ”
,, 7i „ „ go „ 52 ” ” 201 ” ” 210 ” 150 ”
” 81 ” ” 90 ” 60 ” ” 211 ” ” 220 ” 157 ”
” 91 ” ” 100 ” 67 ” ” 221 ” ” 230 ” 165 ”
” 101 ” ” 110 ” 75 ” ” 231 ” ” 240 ” 172 ”
” 111 ” ” 120 ” 82 ” ” 241 ” ” 250 ” 180 ”
” 121 ” ” 130 ” 90 ” ” 251 ” ” 260 ” 188 ”
” 131 ” ” 140 ” 97 ” ” 261 ” ” 270 ” 195 ”
” 141 ” ” 150 ” 105 ” ” 271 ” ” 280 ” 202 ”
” 151 ” ” 160 ” 112 ” ” 281 ” и свыше 210 ”
” 161 ” ” 170 ” 120 ”

Семьи военнослужащих пользовались заметными льготами. Семьи рядового и младшего начальствующего состава платили за детей из расчета заработка работавших в семье и получавшегося от государства пособия. Члены семей добровольцев формирований народного ополчения рядового и младшего начсостава платили за детей на общем основании в соответствии с заработком на последнем месте работы. При исчислении среднего заработка семей среднего, старшего и высшего начальствующего состава заработок военнослужащего при отсутствии справки о зарплате принимался из расчета 600 руб. в месяц. Все расходы по обеспечению своевременной и полной оплаты родителями расходов за содержанием вывезенных детей возлагались на районные исполкомы депутатов трудящихся. В исключительных случаях им давалось право снижать оплату до 50%, а в случае тяжелого материального положения родителей не взимать ее вовсе[267]. В результате принятых организаторских и финансовых мер к началу 1941 учебного года, за несколько дней до начала блокады, в школах Ленинграда осталось: в 1-4-х классах — 47% от общего числа учеников, в 5-7-х — 45%, в 8-10-х — 68%[268].

На фоне строжайшего режима экономии средств государство стремилось пополнить бюджет и за счет патриотического настроя советских людей. Ленинградцы в этом отношении не были исключением. Городские газеты ежедневно сообщали о том, как сознательные рабочие и служащие, солдаты, матросы и офицеры отдавали свои средства в недавно созданный Фонд обороны СССР. Уже в августе 1941 г. пожертвования ленинградцев в этот фонд приобрели широчайший размах. Наличные деньги и ценности сдавали рационализаторы, медицинские работники, конструкторы, профессора и студенты, домохозяйки, инженеры и техники, рабочие, инвалиды, артисты, деятели науки, железнодорожники и многие другие[269].

Начало войны внесло некоторый разлад в работу финансовых органов страны во всех звеньях. На местах нередко проявлялась инициатива, формально способствовавшая финансовому обеспечению тех или иных военных мероприятий. Но с точки зрения централизованного управления финансовыми потоками такая инициатива больше походила на финансовый хаос, порождавшийся в различных регионах страны, в том числе в Ленинграде. Г ородские власти, местные финансовые органы по своему разумению и сообразно обстановке использовали денежные средства.

Чтобы придать протекавшим процессам более упорядоченный вид и не упустить финансовую ситуацию из-под контроля, нарком финансов страны А. Г. Зверев 14 августа 1941 г. сообщал заместителю председателя Совнаркома СССР Н. А. Вознесенскому: «Произведенным Наркомфином СССР обследованием ряда союзных наркоматов и предприятий установлено, что отдельные наркоматы и предприятия, помимо указанных затрат, по своей инициативе или по требованию местных советских и общественных организаций производят расходы, которые явно незаконны или имеют уже установленные правительством СССР источники средств» . В то же время А. Г. Зверев сам заявлял, что в условиях начавшейся войны у наркоматов, различных учреждений и предприятий страны появилась острая необходимость в дополнительных затратах на создание частей народного ополчения, истребительных батальонов, военизированной и пожарной охраны, эвакуацию, на оборудование бомбоубежищ, газоубежищ, укрытий и на мероприятия по противовоздушной обороне и на осуществление ряда других неотложных мер[270] [271]. А. Г. Зверев предложил Н. А. Вознесенскому программу работы финансовых органов всех уровней, которая включала в себя восемь пунктов неотложных финансовых мер[272] [273].

Государство предпринимало меры по сокращению расходной части бюджета. Это было возможно лишь при условии осуществления соответствующей политики на местах. Ленгорисполком быстро отреагировал на новые установки. 19 июля 1941 г. своим решением он сократил расходы по балансам доходов и расходы городского хозяйства на 163 464 000 руб.

Тем же летом финансовый отдел Ленгорисполкома обратился в Совнарком СССР и одновременно в Совнарком РСФСР с просьбой разрешить освободить бюджет Ленинграда от перечисления в союзный бюджет 150 455 000 руб. Свою просьбу Ленгорсовет объяснял дополнительными расходами на осуществление мероприятий, вызванных войной. 80 млн руб. из городского бюджета было затрачено на эвакуацию детей, членов семей рабочих и служащих, а также на питание добровольцев из частей народного ополчения. Это повлекло за собой невыполнение годового плана доходной части бюджета[274] [275].

Складывалась парадоксальная ситуация: чем больше пресс войны давил на Ленинград, тем порой выше становились его финансовые показатели. Это подтверждается следующим примером. Еще до войны, в начале 1941 г., планировалось, что доходная часть бюджета Ленинграда составит 93 млн 522 тыс. руб. Но после начала войны вся финансовая система города так построила свою деятельность, что, несмотря на тяготы блокады, денежные поступления в

277

доходную часть бюджета к концу 1941 г. достигли 1 млрд 181 млн 556 тыс. руб. Расходная часть бюджета уже летом 1941 г. была существенно сокращена. В частности, сократились ассигнования по женским и детским консультациям, детским амбулаториям и молочным кухням на 20%. Также были приостановлены все ассигнования, направлявшиеся ранее на развитие санаторной базы. Это было связано с консервацией санаториев[276].

Значительно сократились ассигнования по статье «просвещение» — на 49 млн 690 тыс. руб., в том числе по общегородскому бюджету на 20 млн 637 тыс. руб. и по районным бюджетам — на 29 млн 53 тыс. руб. По статье «здравоохранение» расходы пришлось сократить на 33 млн 852 тыс. руб., в том числе по общегородскому бюджету на 4 млн 633 тыс. руб. и по районным — на 29 млн 219 тыс. руб. Социальное обеспечение ленинградцев было урезано на 622 тыс. руб. Денежные средства, направлявшиеся на ветеринарные инспекции, были сокращены на 327 тыс. руб., в том числе по общегородскому бюджету на 34 тыс. руб., по районным бюджетам на 293 тыс. руб. По статье «управление»

ассигнования были сокращены на 7 млн 111 тыс. руб., в том числе по общегородскому бюджету на 6 млн 693 тыс. руб., по районным — на 418 тыс. руб.[277] [278] [279] [280]

Банковская структура блокированного Ленинграда была относительно простой. Она включала в себя городские конторы Госбанка, Сельхозбанка, Ленкомбанка, Промбанка, Торгбанка, а также сберегательные кассы. Выполняя общие задачи, они конкурировали между собой, что не мешало им обладать собственной спецификой . Например, деятельность Ленинградской конторы Госбанка была нацелена на финансовую поддержку крупных предприятий, образовательных учреждений и других государственных институтов. Ленинградская контора Промбанка с самого начала войны обслуживала предприятия как союзного, так и местного подчинения. Она осуществляла финансирование промышленности (рыбной, мясной, молочной, пищевой, легкой, лесной, местной, топливной, промышленности строительных материалов) , выдавала целевые ссуды подрядным строительным и монтажным организациям , выделяла долгосрочные ссуды для сферы ширпотреба. Контора имела корреспондентские расчеты с двумя кредитными учреждениями и их филиалами: Госбанком СССР и Комбанком СССР. В банке размещались счета наркомата строительства, а также расчетные счета строек, «ведущихся хозяйственным способом и финансируемых по актам готовности» . В справке об общей сумме оборотов за 1941 г. по Ленинградской областной конторе Промбанка за подписью управляющего Ленинградской конторой Промбанка Пуховцева и исполняющего обязанности главного бухгалтера Бененсона приведена отдельная таблица.

Т а б л и ц а 2. Обороты Промбанка в 1941 г. по Ленинградской области



Также указаны данные о дебетовых оборотах по финансированию: Союзной

— 292 389 312 руб. 28 коп.; республиканской — 4 594 322 руб. 83 коп.; местной

— 7 037 468 руб. 71 коп.284.

В банке размещались расчетные счета нескольких десятков учреждений и предприятий Ленинграда и Ленинградской области, среди которых были и такие

285

солидные как, дорстрой Октябрьской железной дороги, , строительная контора

286

Ленинградского областного управления связи , Управление ленинградской железной дороги, Севзапстройпуть , Главснаб, Ленинградский газовый завод289, Главэнергострой, Главгидроэнергострой, Ленгидроэнергопроект290, Волховский алюминиевый завод,291, Главное управление химической и бумажной промышленности , Главликерводка , Управление льнозаводов, Главфанеропром294, Управление речных путей Северо-Западного бассейна295, Ленинградский научно-исследовательский нефтяной институт, Ленинградский нефтяной геолого-разведочный институт296, Главное управление фарфоро­фаянсовой промышленности (трест «Русские самоцветы»), предприятия мясной,

Там же. Л. 7. Там же. Л. 13. Там же. Л. 14. Там же. Л. 18. Там же. Л. 19. Там же. Л. 20. Там же. Л. 21. Там же. Л. 23. Там же. Л. 27. Там же. Л. 29. Там же. Л. 33. Там же. Л. 36. Там же. Л. 38.

хлебной, кондитерской, маслобойной, швейной, обувной промышленности . Также финансировались клиенты из НКВД: совхоз АХУ НКВД, ГУЛАГ (УИТЛК УНКВД ЛО, Ленстройконтора УНКВД), Главное управление госбезопасности (Стройотдел НКВД) и др.[281] [282]

Еще до начала войны, 12 февраля 1941 г., Совнарком СССР принял постановление № 287 «Об усилении контроля за расходованием фондов заработной платы в строительстве, финансируемом Промбанком». Это постановление было руководством к действию Ленинградскому отделению Промбанка и в начальный период войны. Банк был обязан проверять соответствие утвержденных наркоматами, главками и трестами лимитов административно - хозяйственных расходов по строительству и соответствие выплат зарплат на строительствах утвержденным лимитам[283]. До начала войны ленинградцы, как и все советские люди, широко пользовались услугами сберегательных касс, правопреемником которых, как известно, в постсоветское время стал Сбербанк России. Война кардинально нарушила привычный жизненный уклад людей. Когда войска противника заняли Петергоф и Пушкин, местные сберкассы успели перебраться в Ленинград, слившись с центральными сберегательными кассами Свердловского и Фрунзенского районов[284]. Петербуржец В. Евстюхин вспоминал, что его отец, работавший в начале войны управляющим одним из кредитных учреждений в Петергофе, спас хранившиеся там деньги в тот момент, когда в город уже входили войска вермахта. Вместе с инкассаторами он сумел доставить в Ораниенбаум ценный груз: деньги, золотые и серебряные монеты, ювелирные украшения и другие ценности, которые были собраны жителями Петергофа для передачи в Фонд обороны. Отчитавшись за фонды банка, его управляющий ушел в партизанский отряд и отважно воевал, был награжден многими орденами и

медалями[285].

В результате такой вынужденной перегруппировки в начале сентября 1941 г. в Ленинграде действовали 116 сберкасс . По сведениям, содержащимся в выписке, сформированной на основе карт учета сети сберегательных касс г. Ленинграда за период с 1 августа 1941 г. по 1 января 1942 г., к 1 августа 1941 г. в Ленинграде действовали 19 центральных сберегательных касс, 96 сберегательных касс I разряда, шесть сберегательных касс II разряда и одно агентство.

Таким образом, всего в тот момент в городе было 122 сберегательные кассы. В том же месяце начались первые слияния сберкасс. Всего за 1941 г. было закрыто девять сберкасс . Казалось бы, цифра не столь внушительная, но за первые полгода войны, особенно за четыре месяца блокады, число ленинградских вкладчиков — клиентов сберкасс — существенно снизилось. На 1 января 1941 г. ленинградцы имели 696 378 счетов на общую сумму 430 млн 848 тыс. руб., т. е. почти каждый взрослый горожанин был клиентом сберкассы. Но к 1 января 1942 г. ситуация качественно изменилась. В городе осталось лишь 583 021 вкладчик, а общая сумма их средств на счетах составила 254 млн 586 тыс. руб. То есть сумма вкладов уменьшилась почти в два раза[286] [287] [288] [289]. Если учесть, что вклады ленинградцев не просто лежали на счетах, а участвовали в экономической жизни города и в боевой деятельности советских воинов на фронте, то не трудно заметить, что этот потенциал через четыре месяца блокады снизился почти вдвое.

Финансовая жизнь Ленинграда в первые месяцы войны существенно изменилась во всех сферах экономики. Это хорошо видно, например, при анализе городского товарооборота . В довоенные месяцы 1941 г. накопления торгующих организаций были высоки. Первые дни войны, естественно, способствовали их росту: продовольственные товары и самые необходимые товары ширпотреба населением скупались очень активно. Накопления управления продторгами за первое полугодие 1941 г. составили 56,4 млн руб., управления промторгами —

21,6 млн руб. Даже Ленглавресторан в первом полугодии имел прибыль 16,7 млн руб. Не в убытке была и такая организация как, Лензаготплодоовощторг. Ее доход за первое полугодие составил 10,7 млн руб. Но в предблокадный период войны и в первый ее месяц ситуация начала изменяться. Управление продторгов и Лензаготплодоовощторг ощутили значительный убыток. Управление продторгов потеряло за третий квартал 1941 г. 4,9 млн руб., а Лензаготплодоовощторг, реализовав всю свою продукцию, остался без прибыли. Акценты сместились: горожане в третьем квартале 1941 г. стремительно стали пользоваться услугами Ленглавресторана, чтобы каким-то образом восполнить свои продовольственные запасы. В третьем квартале доходы Ленглавресторана составили 16,3 млн руб. Поскольку образовался дефицит продовольственных товаров, а средства у населения Ленинграда еще оставались, многие горожане «перенацелили» свои потребительские интересы и стали вкладывать деньги в покупку ширпотреба. В сложившейся ситуации доход управления продторгов в третьем квартале составил 8,4 млн руб.[290] [291] Отрасли ленинградской экономики в 1941 г. в целом находились в различном состоянии. Те из них, которые стали особенно востребованными с началом войны, даже в первые военные месяцы получали стабильную прибыль. Об этом, в частности, свидетельствует работа Северо-Западного отделения Всесоюзного государственного треста по проектированию и изысканиям тепловых и электрических станций, сетей и подстанций. Объем выполненных этим трестом работ составил 110,3% по сравнению с планом. За 1941 г. прибыль треста составила 1 772 918 руб. 83 коп. , поскольку с началом войны услуги этой организации не снизились, а наоборот возросли. Но у многих других предприятий, организаций и учреждений с началом войны возникли многочисленные финансово-хозяйственные проблемы. Это, в частности, видно из отчета Ленкомбанка, который осуществлял финансовое сопровождение

деятельности подрядных строительных организаций . В банке возникли трудности из-за того, что в начале войны у этих учреждений появился ряд финансовых проблем. В объяснительной записке к отчету Ленкомбанка к их числу относили перенасыщение собственными оборотными средствами, наличие в обороте подрядных организаций крупных сумм авансов, запущенность расчетных взаимоотношений с заказчиками и поставщиками, наличие почти у всех подрядных организаций крупных запасов избыточных материалов[292] [293].

В связи с войной, начиная с июля 1941 г., финансовое положение Ленкомбанка стало заметно и резко ухудшаться. Последовавшая перестройка производственной деятельности хозяйственных организаций на военные нужды затруднила расчеты с банком по выданным ссудам, и значительная их часть перешла на длительную отсрочку. Краткосрочные пассивы банка и особенно временно свободные остатки сторонних средств по финансированию начали резко снижаться. К концу августа 1941 г. краткосрочные ресурсы банка снизились на 55-60 млн руб., а резервы банка снизились до 30-35 млн руб. против 80-85 млн руб. в мирное время. Поскольку создавшееся положение угрожало банку возможностью крупных расчетных потрясений, появилась потребность в срочном укреплении финансового положения банка[294]. В целом они сводились к изменениям в сфере финансирования и контроля строительства, к изменениям в области кредитно-экономической и организационной работы, а также к совершенствованию расчетной работы. Исходя из этих соображений банк предпринял модернизацию своей деятельности в трех направлениях: в области финансирования и контроля строительства, в области кредитно-экономической и организационной работы и в сфере расчетной работы[295]. Перед началом войны Ленкомбанк разработал программу своего развития на второе полугодие 1941 г., но война резко нарушила составленные планы. Перед Ленкомбанком были выдвинуты новые задачи, сводившиеся к кредитованию предприятий в условиях мобилизации и эвакуации; повышению оперативности и упрощению расчетных операций в сфере финансового обеспечения строительства и кредитования эксплуатационной деятельности жилищно-коммунальных предприятий; создания условий для непрерывного обслуживания оборонных мероприятий. Также перед банком ставилась задача сократить штат сотрудников и уменьшить выделение денежных средств на содержание управленческого аппарата банка .

Работа банка по обслуживанию клиентов из-за проведения мобилизации была организована таким образом, чтобы расчетные и кредитные операции проводились круглосуточно. Кредитная работа стала отличаться военной спецификой. В частности, Ленкомбанк значительную часть своих усилий стал прилагать к кредитованию оборонных мероприятий фабрик, заводов, НИИ и других учреждений. Значительная часть средств направлялась на нужды городского хозяйства и аварийно-восстановительных батальонов. Именно Ленкомбанк в начале войны обеспечивал финансирование и контроль строительства в городе специальных сооружений и осуществление так называемых «спецмероприятий». Для ускорения проведения восстановительных работ и ликвидации последствий бомбардировок и артиллерийских обстрелов банк использовал упрощенные и наиболее целесообразные в условиях войны формы финансирования проводившихся работ. Кроме того, Ленкомбанк усилил контроль целевого использования средств, выделенных на организацию аварийно­восстановительных и специальных работ. При этом было налажено помесячное планирование лимитов на такие работы. Совместно с Ленжилуправлением банк рассматривал вопросы финансового обеспечения выполнения планов,

составлявшихся в районных жилуправлениях, по осуществлению специальных и аварийно-восстановительных работ в жилом фонде[296] [297].

Помимо деятельности, вызванной специфическими условиями войны, Ленкомбанк осуществлял и привычную для своей организации кредитную деятельность, хотя она также стала учитывать военные потребности. В области кредитной работы в начале войны новыми формами работы банка стали:

1. «Выдача краткосрочных ссуд для расчетов с рабочими и служащими, призванными в Красную армию, а также для выдачи зарплаты в связи с эвакуацией семей рабочих и служащих;

2. Целевое кредитование оборонных мероприятий под

сверхнормативные запасы материалов для целей специального назначения (шанцевый инструмент, резиновые сапоги, стройматериалы, авторезина, шерсть для валенок и т. д.)» .

Поскольку война заставляла клиентов банка действовать по-новому, часто меняя профиль предприятий и существенно корректируя производственные планы и задания, существенно менялись и взаимоотношения банков с клиентами. При этом во главу угла ставились интересы городского хозяйства, фронта и государства в целом. Изменение деятельности большинства клиентов банка привело к образованию «замороженных» ценностей. У предприятий-клиентов с началом войны появились финансовые затруднения, повлекшие просрочки погашения ссуд, выделенных Ленкомбанком. В новых условиях Ленкомбанк был вынужден взять на себя вопросы финансового оздоровления своих клиентов, что объективно способствовало как улучшению финансовой жизни предприятий, так и возврату в банк денег, выдаваемых в качестве ссуд.

В первые недели и месяцы войны многие сотрудники Ленкомбанка были мобилизованы на фронт, многие добровольно записывались в ряды народного ополчения. Оставшиеся сотрудники вступили в команды МПВО, были заняты трудовыми работами. Уход из банка многих опытных работников создал большие затруднения в его работе. Ощущалась острая нехватка кадров. К концу 1941 г. в отделе финансирования банка работали 1-2 человека, в планово-экономическом

315

— только два сотрудника . Особенностями взаимоотношений Ленкомбанка с клиентами в начальный период войны стали ухудшение отчетности клиентов и [298] [299] ослабление связей банка с предприятиями[300] [301] [302] [303] [304]. Уже в скором времени после начала войны многие городские предприятия резко сократили или полностью прекратили свою работу. В связи с этим в банке появилось много клиентов, которые, по существу, были «мертвыми душами». Это подтолкнуло Ленкомбанк к тому, чтобы убедить созданную при Ленгорсовете комиссию эффективно помогать в выявлении организаций, в которых город не нуждался. Клиентура банка уменьшилась, но деятельность его упорядочилась и стала более предсказуемой .

В своем отчете о деятельности в начальный период войны Ленкомбанк сообщал о том, что сокращение финансирования строительства и тяжелые условия, в которых находился Ленинград, привели к необходимости пересмотра структуры банка и сокращению его руководства. Спецотдел и отдел кадров были слиты в один отдел, вместо правового и ревизионного отделов был создан единый ревизионно-правовой отдел. Вместо отделов финансирования строительства (коммунального и жилищно-культурно-бытового) начал действовать отдел финансирования. Областной отдел был ликвидирован, а его работа была передана в отделы, обслуживавшие город. Число филиалов существенно сократилось . В результате план финансирования на 1941 г. Ленкомбанком был выполнен на 59,4%, что свидетельствовало о трудном переходе банка с мирных рельсов на военные . Как и в мирное время, с начала войны Ленкомбанк продолжал заниматься целевым кредитованием. Но новая специфика состояла в том, что ссуды выдавались в первую очередь на осуществление программ, нацеленных на помощь фронту или на поддержание жизнеспособности Ленинграда. В 1941 г. Ленкомбанк выделил ссуды своим клиентам на сумму 2 млн 386 тыс. руб. Из них подрядным организациям — 569 тыс. руб., коммунально-жилищным

предприятиям — 1 млн 157 тыс. руб., органам снабжения — 131 тыс. руб.,

-элл

Прочим организациям — 529 тыс. руб.

Еще одним видом целевого кредитования предприятий, работавших на оборону, стала выдача ссуд под сверхнормативные запасы товарно-материальных ценностей. В течение второго полугодия 1941 г. Ленкомбанком были выделены следующие ссуды:

1. Управлению снабжения Ленсовета — 11 млн 520 тыс. руб. на заготовку шанцевого материала, резиновых сапог и других материалов по снабжению МПВО города;

2. Ленинградскому отделению треста Росснабсбыт — 1 млн 300 тыс. руб. на заготовку авторезины;

3. Ленжилснабу — 6 млн 260 тыс. руб. на заготовку строительных материалов для ведения восстановительных ремонтов;

4. Автотехснабу — 1 млн руб. на заготовку авторезины;

5. Таксомоторному парку — 200 тыс. руб. на заготовку запасных частей;

6. Заводу им. Халтурина — 1 млн 320 тыс. руб. на выполнение оборонных заказов;

7. Заводу Лентрублит — 430 тыс. руб. на выполнение спецзаданий;

8. Валяльной мастерской службы материального снабжения ТТУ — 780 тыс. руб. на выполнение оборонного заказа;

9. Подсобным предприятиям Театра Ленинского комсомола — 130 тыс.

-391

руб. и др.

Представляет интерес деятельность Ленкомбанка по кредитованию иногородних предприятий. Поскольку в других городах отделений этого банка не было, кредитование предприятий, в сотрудничестве с которыми был заинтересован Ленкомбанк, осуществлялось через филиалы Г осбанка. Сведения о динамике деятельности Ленкомбанка в других городах в период 1941 г. отражены в табл. 3.

Т а б л и ц а 3. Объем ссуд, выданных иногородним предприятиям в 1941 г.

Там же.

Кому / на что I

квартал

II

квартал

III

квартал

IV

квартал

1. Жилищно-коммунальным предприятиям на сезонные накопления товарно­материальных ценностей и покрытие разрывов в поступлении средств на капремонт 569 1485 172 82
2. Домоуправлениям на покрытие разрывов в поступлении средств на капремонт 297 30
3. Прочим организациям на лесозаготовки 12 577 24 977 6222 5473
Итого: 13 146 26 759 6424 5555

Из этой таблицы видно, что после начала войны перечисление средств жилищно-коммунальным предприятиям других городов на сезонные накопления товарно-материальных ценностей и покрытие резервов в поступлении средств на капремонт сократилось кардинальным образом, но не прекратилось вовсе. Вероятно, оставалась необходимость обеспечивать их содержание в целях поддержания жизнедеятельности тех сотрудников, которые трудились в интересах Ленинграда. Даже на капитальный ремонт до конца третьего квартала 1941 г. небольшие суммы все-таки выделялись. Однако при всей сложности блокадной жизни на относительно высоком уровне осуществлялось финансирование лесозаготовок, поскольку Ленинград остро нуждался в топливе. Во втором квартале 1941 г., в том числе и в первые дни войны, лесозаготовки для нужд города резко возросли и по сравнению с первым кварталом увеличились более чем в два раза. То есть нет сомнений в том, что город заранее интенсивно обеспечивал себя как дровами, так и пиломатериалами для ведения инженерных работ военного характера. Во втором же полугодии 1941 г. в связи с блокадой города ситуация существенно ухудшилась, однако Ленкомбанк продолжал финансировать поставку в город пиломатериалов. И хотя по сравнению со вторым кварталом их количество снизилось в четыре раза в третьем квартале и почти в

322

пять раз в четвертом квартале соответственно , поставки древесины из других регионов в Ленинград оставались существенными. Важно отметить, что уменьшение кредитования операций треста Ленгорлес, через который осуществлялась поставка в Ленинград древесины, снизилась не из-за трудностей в работе Ленкомбанка и даже не из-за трудностей доставки леса в Ленинград, вызванных блокадой, а из-за ликвидации ряда леспромхозов, находившихся недалеко от города . Вероятно, их ликвидация была связана с тем, что леспромхозы находились на территориях, занятых противником.

Документы архивов сообщают, что в начальный период войны было эвакуировано 50 филиалов Ленинградской конторы Госбанка . В экономических интересах города за его пределами в первые месяцы войны непосредственно работали 23 филиала. Они находились на севере Ленинградской области, на территории современной Новгородской области, которая до войны входила в состав Ленинградской области. Из общего ряда выбивалось отделение Г осбанка, находившееся в Ораниенбауме, поскольку, как известно, Ораниенбаумский плацдарм находился в руках советских войск. Местоположение 20 из 23 филиалов удалось установить. Это Алеховщина, Боровичи, Валдай, Волхов, Ефимовское, Крестцы, Любытино, Мошенское, Неболчи, Окуловка, Опеченский Посад, Ораниенбаум, Парголово, Пашский Перевоз, Пестово, Сясьстрой, Тихвин, Тукшино, Хвойная, Шугозеро . Кредитно-финансовый план Ленкомбанка на 1941 г. по долгосрочным операциям был выполнен по ресурсам на 99,2%[305] [306] [307] [308] [309]. Таким образом, финансовая система Ленинграда в первые месяцы войны в какой- то мере стихийно, подстраиваясь под нужды промышленности, а в большей мере целенаправленно и на высоком профессиональном уровне изменяла конфигурацию своей деятельности, сопрягая ее с требованиями военного времени.

Очевиден вывод о том, что централизованность управления, плановость ведения хозяйства объективно способствовали ускорению перестройки работы ленинградских кредитных учреждений на военный лад. Инициатива ленинградских филиалов банков не сковывалась излишними указаниями, циркулярами и директивами, что, как представляется, положительно повлияло на процесс корректировки деятельности ленинградских кредитных учреждений всех звеньев.

В первые месяцы войны качество работы ленинградских филиалов банков заметно снизилось, но, благодаря усилиям властей и самих сотрудников этих учреждений, оно не достигло критической точки. Кредитные учреждения, неся кадровые и финансовые потери, сумели перестроить свою деятельность в интересах организации экономической жизни Ленинграда в новых условиях, в интересах вооруженной борьбы Советского государства с агрессорами.

2.1.

<< | >>
Источник: ЗОТОВА Анастасия Валерьевна. Вклад Ленинграда в достижение Победы в Великой Отечественной войне: народное хозяйство города в условиях военного времени (июнь 1941 г. — май 1945 г.). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора исторических наук. 2016

Еще по теме Корректировка финансовой деятельности в условиях начавшейся войны:

  1. Условия создания и деятельности финансовых учреждений
  2. Раздел 12 ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ОЦЕНОЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ОКАЗАНИЮ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ
  3. 12.2. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПО ПРЕДОСТАВЛЕНИЮ ФИНАНСОВЫХ УСЛУГ
  4. Тема №78. Финансовый капитал. финансовая олигополия и формы ее господства.
  5. Внешние условия деятельности
  6. Внешние условия деятельности учения
  7.   ЛЕКЦИЯ II. Учебная деятельность. Её источники, структуры и условия
  8. 1.6. ВЛИЯНИЕ ОСВЕЩЕНИЯ НА УСЛОВИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
  9. Экономические условия деятельности зарубежных программ и фондов в России
  10. 2.2. Основы физиологии труда и рациональные условия деятельности человека
  11. §2. Подрывная деятельность буржуазнонационалистического подполья на Украине в годы Гражданской войны.
  12. § 6. Финансовая аренда (лизинг) Статья 665. Договор финансовой аренды