<<
>>

Источниковая база работы

Высоко оценивая вклад коллег в развитие историографии проблемы, все же следует признать, что изучение экономической и финансовой деятельности Ленинграда в 1941-1945 гг. — одна из слабо изученных и, к сожалению, недостаточно осмысленных сфер истории города периода Великой Отечественной войны.

И дело не только в том, что эта историографическая лакуна заметно влияет на деформированное представление об истории Ленинграда в период войны. Важно и то, что богатейший опыт экономической жизни мегаполиса в экстремальных условиях до сих пор комплексно не изучен и не применяется на практике.

Представляется, что современные достижения историков, и в первую очередь российских ученых, являются формирующей основой дальнейших исследований, стержнем которых все же следует считать источники.

В период подготовки этой диссертации были использованы следующие виды источников:

1. Нормативно-правовые документы.

2. Сборники документов и материалов, отдельные опубликованные документы.

3. Материалы периодической печати.

4. Источники личного происхождения (опубликованные и неопубликованные личные воспоминания, документы и свидетельства биографического и автобиографического характера).

5. Архивные документы.

В диссертации использовались сведения, почерпнутые из ведомственных периодических изданий, в которых отражались всевозможные постановления, приказы, инструкции и другие указания, регламентировавшие экономическую и финансовую жизнь Ленинграда. Хотя эти издания по формальному признаку можно отнести к периодическим, по своей сути они являются нормативно-правовыми документами, которыми ленинградские чиновники разных звеньев руководствовались в своей повседневной деятельности. Следует отметить «Сборник постановлений, приказов и инструкций по финансово-хозяйственным вопросам», издававшийся Совнаркомом СССР, который являлся основополагающим для всех, в том числе и ленинградских, организаторов финансово-хозяйственной деятельности. Кроме того, представляет интерес содержание двух других регулярно выходивших изданий — «Бюллетень Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся» и «Бюллетень отдела торговли Исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся». В них также на протяжении многих лет, в том числе и в 1941-1945 гг., печатались документы, на основании которых организовывалась экономическая работа всех без исключения ленинградских предприятий. В этих изданиях публиковалось много статистических сведений, в том числе сведения о предприятиях, о зарплатах трудящихся, о результатах социалистического соревнования. Издания публиковали статистические сведения о взимаемых налогах с предприятий и горожан, о финансовом состоянии города, о предприятиях торговли, сельскохозяйственных предприятиях Ленинграда и многом другом.

Если перечисленные документы в годы войны публиковались постоянно с одной и той же периодичностью, то ряд нормативно-правовых документов выходил по мере их принятия теми или иными инстанциями — Народным комиссариатом финансов СССР и Народным комиссариатом коммунального хозяйства РСФСР.

К числу таких документов относятся «О Государственном военном займе 1942 г.: В помощь комиссиям содействия государственному кредиту и сберегательному делу и уполномоченным сельских советов», «Объем работ, нормы времени и расценки на проектно-планировочные работы: (В условиях военного времени)», «Сборник руководящих материалов по коммунальному хозяйству: (На военное время)», «Сборник руководящих материалов по коммунальному хозяйству: (На военное время)».

Нет сомнений в том, что документы такого рода издавались гораздо чаще, чем отмечено в диссертации, но сбор их в полном объеме не входил в задачи исследования. Важно было на примере нескольких таких изданий определить финансовую и экономическую политику государство в целом.

Опубликованные источники играют значительную роль в исследовании проблемы. Они не только несут ценнейшую информацию, но и помогают исследователю выбрать направления архивных поисков. Своеобразным путеводителем по опубликованным источникам можно считать статью Г. Л. Соболева, опубликованную в журнале «Новейшая история России» . Геннадий Леонтьевич подробно проанализировал содержание многих из сборников документов, посвященных событиям блокады, обратив особое внимание на важность дневников и воспоминаний жителей блокированного Ленинграда. Своеобразие публикации во многом состоит в том, что Г. Л. Соболев сам пережил блокаду: научный анализ тех или иных изданий в статье сочетается с его личными впечатлениями и воспоминаниями. Например, с воспоминаниями о посещении Музея обороны Ленинграда и его экспонатах — материальных источниках.

В его статье последовательно анализируется содержание документов, публиковавшихся с 1942 г. до настоящего времени. Этот анализ важен тем, что убеждает: документов, дающих возможность на их основе изучать историю экономической и финансовой жизни Ленинграда 1941-1945 гг., крайне мало.

Статья Г. Л. Соболева глубока по содержанию, но с некоторыми ее положениями трудно согласиться. В частности, трудно согласиться с мнением о том, что «вплоть до начала XXI в. отсутствовали специальные документальные публикации о помощи страны блокированному Ленинграду...»[188] [189].

Представляется, что автор этих строк не принял во внимание многочисленные работы Н. Д. Худяковой, публикации которой подробно анализировались в предыдущем параграфе.

Особенностью опубликованных документов о Ленинграде периода 1941-1945 гг. является то, что многие из них нельзя считать только документальными изданиями. Это издания, носящие «смешанный» характер.

Многие из них вбирают в себя, помимо документов официального характера, воспоминаний и дневников, также, например, исторические очерки, фотографии, литературные произведения[190] [191] [192]. Представляется, что такое смешение источников с историографией и художественной литературой осуществляется для того, чтобы расширить круг читательской аудитории, не ограничивая ее лишь исследователями.

Для историков больший интерес представляют сборники документов, выходившие в разные годы . Они содержат ценнейшие сведения статистического и фактического характера. Например, в сборнике документов и материалов, посвященном деятельности трудящихся Ленинграда во время блокады, отмечается, что общий финансовый ущерб городу и пригородам в 1941-1944 гг. составил 38 млрд руб. Эту цифру важно сопоставить с другой, содержащейся в сборнике документов «Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам»: Советское правительство выделило на восстановление Ленинграда 790 млн руб.[193], т. е. в 48 раз меньше нанесенного фашистами ущерба. Эта цифра представляется еще более скромной, если учесть значительный рост инфляции советских денег, произошедший за годы войны.

В 1995 г. из печати вышел сборник документов «Ленинград в осаде», в котором содержатся ценные данные о деятельности предприятий в условиях блокады. В частности, для настоящего исследования важно то, что все предприятия, на которых сохранилось довоенное оборудование, расконсервировались, перепрофилировались и выполняли заказы для фронта, а также выполняли заказы городских хозяйственных органов[194].

Важным для подготовки этой диссертации был сборник документов, подготовленный Н. А. Ломагиным[195] [196]. В издание включены документы, хранящиеся в Национальном архиве США, а также в Центре хранения историко - документальных коллекций Архива управления Федеральной службы безопасности РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Используя документы военной разведки 18-й армии группы «Север», например, публикатор представил важные статистические сведения о деятельности ведущих ленинградских предприятий — Кировского завода, завода «Большевик», завода им. Ворошилова, завода им. Ленина, Ижорского завода, завода им. Марти, заводов «Красный химик», «Красный Октябрь», «Красное знамя», «Металлист», «МОПР» и ряда других .

Ценность данных, опубликованных в этом издании, состоит в том, что они не носили агитационного характера, а содержались в рабочих документах спецслужб Ленинграда и германских войск, осаждавших город.

Своеобразным продолжением этого издания стал другой сборник документов, выпущенный в США Н. А. Ломагиным совместно с американским исследователем Р. Бидблэком . Отдельный параграф документальных исследований посвящен событиям в блокированном Ленинграде в книге, вышедшей относительно недавно в США[197] [198].

В 2005 г. под редакцией петербургского издателя и журналиста Н. Л. Волковского вышел в свет сборник документов, основанный в значительной мере на материалах фондов Центрального архива Министерства обороны РФ[199].

В нем есть многочисленные документы, повествующие о трудовой деятельности населения Ленинграда в военные годы, о борьбе с пожарами, вызванными бомбардировками и артобстрелами противника. В издании опубликовано немало документов, иллюстрирующих работу промышленных предприятий и городского транспорта. Есть сведения об ущербе, который был нанесен городской экономике боевыми действиями[200]. Большинство документов введено в научный оборот впервые.

В 2005 г. из печати вышел сборник, в который вошли 79 документов, связанных с подготовкой к осуществлению плана «Специальных мероприятий на случай вынужденного оставления Ленинграда противнику». Его составители С. К. Бернев и Н. А. Ломагин отобрали документы за период с 14 сентября по 3 октября 1941 г., в которых освещена подготовка к уничтожению ленинградских промышленных предприятий на случай занятия города вермахтом и его союзниками[201]. Опубликованные документы насыщенны огромным объемом информации, касающейся состояния ведущих предприятий, настроений руководящего состава, а также инженерно-технических и рабочих кадров.

Заметным явлением в изучении истории военного Ленинграда стал выход в свет в рамках Федеральной целевой программы «Культура России» исторических очерков, в которых «учтены последние достижения российских ученых в

203

изучении истории Ленинграда 1941-1945 годов» . В это издание вошли документы, в которых содержатся новые сведения о деятельности транспорта, о работе военных предприятий, о деятельности строительных организаций, о работе ученых, о перестройке ленинградской экономики в конце войны на мирный лад. Особенностью издания стало то, что в нем опубликован богатейший статистический материал, в частности сведения Ленинградской городской конторы Госбанка о суммах, поступивших в Фонд обороны[202] [203].

Среди арсенала опубликованных источников есть такие, которые до сих пор в значительной мере оставались вне поля зрения исследователей. В первую очередь это касается ленинградских газет-многотиражек, издававшихся в подавляющем большинстве случаев на заводах и фабриках во время войны. Многие из них имели богатую довоенную историю и свои традиции, некоторые были востребованы лишь с наступлением боевых событий. При подготовке настоящего исследования было изучено содержание около 50 ленинградских периодических изданий: «Агитатор», «Боевая вахта», «Боевой пост», «Боевой тыл», «Боец МПВО», «Большевистское слово», «Восковец», «Вперед», «Все для Победы!», «Городу Ленина», «Ждановец», «За Победу», «За Родину», «За Советскую Родину!», «За темпы», «За трудовую доблесть», «Заводская правда», «Знамя труда», «Ижорец», «Искра», «Кабельщик», «Калининец», «Клич Родины», «Красновыборжец», «Крылья Советов»,

«Ленинградский железнодорожник», «На защиту Отечества», «На рельсах», «На страже Родины», «Наше знамя», «Октябрьская магистраль», «Основа», «Патриот», «Подводник Балтики», «Родина зовет!», «Светлана», «Советская Балтика», «Сталинец», «Станкостроитель», «Стахановец», «Строитель», «Техфлотец», «Торфяник», «Трибуна кировцев», «Трибуна», «Турбина», «Турбо-генератор», «Фронтовая подруга».

Разумеется, многотиражки — специфический источник. Многотиражки военного времени — тем более. Г отовя их к печати, редакторы прекрасно понимали, что каждый выпуск может стать источником информации для противника. Поэтому, с одной стороны, информации, способной дополнить представление об экономической деятельности того или иного предприятия, в газетах нет. Но они воссоздают дух своего времени, а также дают любопытные сведения о ряде направлений экономической и финансовой работы: о ходе рационализаторства и изобретательства, об экономии сырья, энергии, о борьбе за бережливость и рачительное отношение к делу. В газетах есть сведения о путях интенсификации производства, об участии рабочих и служащих в общественной жизни своих трудовых коллективов. Есть подробная информация о заработной плате сотрудников и об их отчислениях в пользу фронта. Особое место в многотиражной печати занимает социалистическое соревнование, возникавшее как между отдельными трудящимися, так и между трудовыми коллективами, а нередко и предприятиями.

При подготовке диссертации использовались также сведения, почерпнутые из ведущих городских газет — «Ленинградской правды» и «Смены». К этим изданиям предшествующие исследователи обращались гораздо чаще, чем к многотиражным изданиям, но, как правило, вопросы экономики и финансов ими не изучались. В период Великой Отечественной войны немало статей в центральных ленинградских газетах было посвящено городской финансовой деятельности:

205

государственному бюджету СССР , работе Ленинградской конторы Государственного банка[204] [205]. Но самой главной темой для публикаций в ленинградской прессе по вопросам финансов были государственные займы. Довольно часто в газете публиковалась информация о том, насколько важно и выгодно жителям города подписываться на государственные займы[206].

Дневникам и воспоминаниям принадлежит особая роль в реконструкции событий, происходивших в Ленинграде в период Великой Отечественной войны. Учеными, писателями, общественными деятелями, многими обычными людьми в разные годы предприняты колоссальные усилия для того, чтобы сохранить память о тех событиях, правдиво воссоздать обстановку военного времени. Среди наиболее значительных публикаций мемуарного характера, вышедших из печати в нашей стране, следует назвать ставший широко известным труд, подготовленный писателями Алесем Адамовичем и Даниилом Граниным . В нем, в частности, представлен крупный массив информации, касающийся экономической жизни военного Ленинграда. На основании сведений, содержащихся в издании, становится очевидным ряд важных обстоятельств. К примеру, то, что Ленинград не просто боролся за выживание, не только обеспечивал свою экономическую жизнь, но и активно участвовал в выпуске оборонной продукции для нужд фронта, которую в срочном порядке воздушным путем переправляли защитникам Москвы[207] [208] [209]. В издании есть ценная информация о финансовом вкладе Ленинграда в развитие созданного осенью 1941 г. Всесоюзного фонда обороны. В книге отмечается: «Осенью в Ленинграде развернулось патриотическое движение за создание народного фонда обороны страны; ленинградцы отдавали в фонд обороны свои сбережения, отчисляли средства из заработной платы, жертвовали драгоценности. Сотни тысяч рублей на постройку боевой техники были заработаны на воскресниках. Общая сумма средств, внесенных ленинградцами в фонд обороны к октябрю 1941 года, составила около 600 миллионов рублей» .

В этом необычном документальном повествовании поражает многое, в том числе и неожиданные повороты событий: нечеловеческие условия, в которых приходилось выпускать военную продукцию, иногда стимулировали создание новых технологий. Мастер Металлического завода Никандр Иванович вспоминал: «Получилось, что от меня ушли лучшие люди, квалифицированные, а мне дали, конечно, женщин Уже “катюша” пошла, а нам дали задание: мы снаряды точили, женщины на операциях. Как сейчас помню, тридцать семь операций (меня даже наградили орденом Красной Звезды), и на всех — женщины. Вначале даже плакали, а потом освоили. Холодина — минус двадцать два — двадцать пять градусов в цеху. А нам дали такие трубы длинные, с “Большевика” привезли. Диаметр миллиметров сто восемьдесят — двести, стенка толщиной миллиметров двадцать. Сталь такая вязкая (специально для вооружения). Трубы метров восемь длиной, а нужно нарезать заготовки по восемьсот миллиметров. И резать на строгальных станках, на больших. А делается это очень долго, потому что нужно поливать, а вода замерзает на ходу. Стружка не вылетает. Резец ломается. А резцы в то время где ты возьмешь? Кузница там была тогда — три-четыре молотка. Я потом, значит, мужиков своих взял, которые были более или менее ничего и сами резцы ковали. К чему я это говорю? А к тому, что этот холод, мороз нам с трубами помог. И на “Большевике” тоже мучились с этой резкой, самая тяжелая была операция. (Я сам токарем в прошлом был, до мастерства. Я стал мастером в тридцать восьмом году.) Мы стали делать так. Начинаешь надрезать, примерно миллиметров десять надрежешь, потом тюк по кольцу — все, готово, труба обламывается. Потому что она хрупкая на морозе. Короче говоря, мы удивили всех. Короче говоря, все это шло до тех пор, пока основные люди у меня не умерли.»[210]

В издании есть ряд важных свидетельств, связанных с состоянием трудовой дисциплины. Если до войны на предприятиях бывали прогульщики, которые не боялись ни суровой критики товарищей, ни даже уголовной ответственности, то
«в тяжелое время блокады не было случая, чтобы человек, который еще может двигаться, чтобы он не работал. Не было таких»[211] [212] [213].

Ослабевшие работники фабрик и заводов привязывались к станкам, чтобы не упасть на станок и не искалечиться. Брак в работе из-за колоссальной экономии материалов был категорически исключен . Уникальное издание А. Адамовича и Д. Гранина позволяет ввести в научный оборот немало важных сведений о функционировании жилищно-коммунального хозяйства, почты, транспорта.

Труды Д. А. Гранина с точки зрения исторического источника явление специфическое. Специфика состоит в том, что воспоминания писателя по форме представляют собой литературно-художественные произведения. Однако это не снижает их достоверности. Некоторые его работы охватывают большие временные рамки, однако многие их фрагменты касаются не только событий Великой Отечественной войны, но и непосредственно экономической жизни Ленинграда. Нередко никому неизвестные. Например, опираясь на воспоминания В. Чернецова, он писал, как «в середине сентября 1941 г. К. Ворошилов выступил с речью на каком-то активе ленинградцев, призывая готовиться к уличным боям. Для этого требовал изготавливать пики (!), горячий вар, лить на головы фрицев кипяток. Чернецова послали на Кировский завод договориться насчет заказа на пики. Срочно собрали специалистов, они молча выслушали его. Один из ведущих конструкторов вежливо сказал: “Видите ли, если б вы предложили нам покрыть броневыми плитами платформы, создать нечто вроде бронепоезда, это можно было бы обсуждать, но холодное оружие не наша специальность. Пики мы не знаем как изготавливать”» .

Другая его книга — «Мой лейтенант» — также примечательна многочисленными личными воспоминаниями, связанными с военным

Ленинградом. В том числе с периодом конца 1944 г.— начала 1945 г. В ней много
небольших деталей, позволяющих панорамно видеть происходившие события: «Самой ходовой специальностью стали стекольщики. Во всех хозяйственных магазинах работали стеклорезы»[214].

В подобном ключе написана книга Д.Н. Альшица «За нами был наш гордый город. Подвигу Ленинграда — правдивую и достойную оценку»[215] [216] [217]. Издание обладает определенной спецификой. Историк, писатель и драматург Д. Н. Альшиц объединил в одной работе свои дневники 1941-1943 гг. с литературными произведениями, написанными на документальной основе. В книгу также вошли два письма Даниила Натановича, адресованные коллегам — писателям А. Чаковскому и В. Астафьеву. В письмах, как и во многих других разделах книги, есть сведения об экономической жизни города, хотя они представляют собой лишь фон, на котором идет повествование. Д. Н. Альшиц высказал А. Чаковскому ряд замечаний по поводу описания им в документальном романе «Блокада» тех или иных сюжетов. В. П. Астафьеву Д. Н. Альшиц выразил свое несогласие с его «блокадной» нравственной позицией. В письме к Виктору Петровичу он обращал внимание на ряд важных моментов экономического характера. В частности, описывая, как очевидец, ситуацию в начале войны, он отмечал: «В Ленинграде никого не надо было принудительно удерживать от эвакуации. Здесь не было при подходе немцев даже подобия массового бегства из города, случившегося в Москве 16 декабря 41-го года. Напротив, нелегко было заставить уехать в

217

эвакуацию» .

В том же письме Д. Н. Альшиц, говоря об экономическом значении города, подчеркивал, что «падение Ленинграда означало бы выключение из ресурсов воюющей страны огромного промышленного потенциала, сохранявшегося в Ленинграде» .

В последние годы все чаще стали публиковаться дневники жителей блокированного Ленинграда, а также интервью с ними, взятые профессиональными историками. Пример такой публикации — издание «Человек

219

в блокаде. Новые свидетельства» . В нем опубликованы дневники блокадников А. А. Грязнова, Т. К. Великотной, Л. К. Заболотской, Э. Г. Левиной и Т. Г. Ивановой, а также ряд интервью, взятых доктором исторических наук А. И. Рупасовым. Воспоминания и интервью позволяют под разным углом зрения посмотреть на повседневную экономическую жизнь блокированного Ленинграда: с точки зрения артиста ленинградского областного театра, учительницы — родственницы А. А. Блока, школьного инспектора, архитектора, фармацевта.

На протяжении послевоенных лет из печати время от времени выходили воспоминания тех, кто пережил войну, находясь в Ленинграде, но которые дают мало сведений (или не дают вовсе) о финансовой и экономической жизни в городе[218] [219].

Но изучение этой литературы необходимо, поскольку оно дает возможность понять в целом обстановку в Ленинграде, в которой протекала жизнь горожан.

Большое значение имеют мемуары людей, переживших войну, которые профессионально имели отношение к экономической и финансовой жизни страны. К сожалению, почти никто из них не затрагивал вопросы жизни

Ленинграда того времени[220] [221] [222]. И тем не менее некоторые из них представляют интерес для лучшего понимания той эпохи.

В частности, важны воспоминания бывшего наркома финансов СССР А Г. Зверева. Он отмечал: «...ЦК ВКП(б) постоянно интересовался, как наркомат финансов решает задачу изыскания средств на перестройку отраслей народного хозяйства, на эвакуацию предприятий и кадров из угрожаемых зон, организацию их работы в восточных районах, на срочное расширение военной промышленности и самих вооруженных сил. Эти три задачи были главными на весь военный период. В результате 57-58 процентов национального дохода,

65-68 процентов промышленной и около 25 процентов сельскохозяйственной

222

продукции удалось использовать непосредственно на военные нужды» .

Некоторые фрагменты воспоминаний А. Г. Зверева касались и Ленинграда. В частности, он писал: «Лимиты остатков бюджетных средств регулярно пере­сматривались. Так, лимит, определенный с 1 августа 1942 года для Западного фронта в 5,5 миллиона рублей, с 1 января 1943 года был установлен в 4 миллиона, то есть со снижением, поскольку главные боевые операции развернулись в других Районах. Юго-Западному фронту снизили цифру с 2 миллионов до 0,6 миллиона; Донскому фронту — с 2,5 миллиона до 0,8 миллиона; Ленинградскому фронту повысили с 4,5 миллиона до 6 миллионов рублей» .

В воспоминаниях членов Совета ветеранов войны и труда Министерства финансов Российской Федерации отмечалось, что в начале июля в 1941 г. было решено создать в Казани дублирующий Наркомфин СССР, для того чтобы взять на себя руководство страной в финансовой сфере, если московский орган не сможет справиться со своими обязанностями. Организацию наркомата поручили заместителю наркома П. А. Малетину и начальнику управления делами Л. М. Марголину. «В середине июля 1941 г. в Казани были подготовлены служебные помещения и жилье для ста работников и членов их семей; филиал Наркомата начал действовать. В Казань отправили копии всех указаний Наркомфинам союзных республик, и туда поступали с мест копии материалов, направляемых в Москву. В Казань было эвакуировано ценное имущество Наркомфина СССР и

224

архивы» .

Когда немцы подошли к Москве, часть сотрудников Наркомфина с наркомом А. Г. Зверевым и его заместителями уехали в Куйбышев. В середине января 1942 г. после разгрома фашистских войск А. Г. Зверев со своей командой вернулся в Москву, через полгода из Казани переехал весь аппарат Наркомфина СССР.

Сотрудники Наркомфина СССР, и в первую очередь женщины, поскольку многие мужчины ушли на фронт, помимо основной работы обязаны были участвовать в строительстве военно-оборонительных укреплений, занимались заготовкой топлива, ухаживали за ранеными в госпиталях, помогали колхозам и совхозам в проведении сельскохозяйственных работ.

Народный комиссариат финансов РСФСР действовал примерно так же. Дублирующая организация была создана в городе Энгельсе Саратовской области. Сотрудники в те же периоды покидали столицу и вновь возвращались в Москву, помимо усердной непосредственной работы в Наркомфине работали на [223] [224]
строительстве оборонительных сооружений, в госпиталях, на лесозаготовках, участвовали в посевных работах и в работах по сбору урожая .

Интересен тот факт, что Госбанк, по воспоминаниям В. С. Геращенко, оказался не готов к совершению расчетных и кредитных операций в военных условиях. Размер эмиссии первых дней войны зависел исключительно от заявок контор Госбанка. Вскоре ситуацию удалось стабилизировать, и дальнейшая работа полностью соответствовала запланированной[225] [226]. Автор пришел к выводу о том, что «вся деятельность Государственного банка СССР в годы Великой Отечественной войны была направлена на сохранение устойчивости денежно­кредитной системы страны. Деньги и кредит использовались в качестве мощных экономических рычагов в целях достижения победы и сохранения экономической базы для дальнейшего послевоенного развития» .

Крайне эффективной деятельность Г осбанка, да и всей финансовой системы СССР в период войны, считал Николай Дмитриевич Барковский, работавший в то время в Правлении Госбанка СССР. Однако в противовес своему коллеге он считал, что финансовая деятельность Госбанка к началу войны была настолько развита, что банк с уверенностью справился со всеми сложностями первых дней войны[227]. Возможно, столь высокая оценка деятельности банка автором связана с некоторой идеализацией им тех далеких событий.

В 2000 г. был опубликован сборник документов и воспоминаний сотрудников Ленинградской конторы Г осбанка о периоде Великой Отечественной войны и блокады. Изучение этого труда способствует лучшему пониманию деятельности Государственного банка и развития народного хозяйства Ленинграда. Так, Александра Константиновна Бытова, работавшая в то время кредитным инспектором Московского и Выборгского отделений Ленинградской конторы Госбанка, писала: «Торгующие организации постоянно кредитовались в
обычном порядке, другие же под расчетные документы в пути, тогда основной формой расчета были расчеты по инкассо, расчеты между организациями наличными деньгами категорически не допускались; проверялось обеспечение по ранее выданным кредитам, новых кредитов под материальные ценности, находящиеся в обеспечении, почти не выдавали» . А.К. Бытова вспоминала, что самым востребованным кредитом того времени был кредит на выплату зарплат призванным в РККА и оставшимся в городе работникам . Частично этот сборник был размещен в Интернете . В частности, сообщалось, что вместо отправившихся на фронт мужчин стали работать женщины. Наметилась тенденция к объединению различных подразделений. Например, в одно подразделение были объединены отделы кредитования промкооперации, легкой и местной промышленности . Работать приходилось в очень сложных условиях. Ряд структур конторы работал до 22 час. 45 мин. Сотрудники, трудившиеся по 12 часов в день, домой не уходили — спали прямо на рабочих местах, на столах. Элементарной техники для обработки цифровых данных не хватало. На троих сотрудников приходился только один арифмометр. Правда, в избытке были деревянные счеты . Таким образом, эти воспоминания позволяют понять специфику банковской работы в условиях войны и, в частности, блокады.

Большое значение для понимания обстановки на ленинградских предприятиях во время войны и особенно блокады имеет издание, подготовленное к печати под руководством В. М. Ковальчука . В дневниковых записях ленинградки И. Д. Зеленской без прикрас показана жизнь и [228] [229] [230] [231] [232] [233] производственная деятельность одного из предприятий города. Обстановка, воссозданная ею в дневнике, безусловно, была очень похожей на ту, которая складывалась на всех других заводах и фабриках Ленинграда. Подтверждение тому — дневниковые записи П. И. Сеничева о Ленинградском судостроительном заводе им. А. А. Жданова, опубликованные в том же издании.

М. Д. Опендик во время войны работал начальником службы движения Октябрьской железной дороги. Он, в частности, отмечал, что погрузка оборудования ленинградских заводов и фабрик проходила тогда «не совсем организованно. Это объяснялось отсутствием не только достаточного опыта, но и приспособлений для погрузочных работ. И все же на грузовые и сортировочные станции Ленинградского железнодорожного узла, на подъездные пути фабрик и заводов подавались тысячи вагонов и платформ» .

Пожалуй, единственным коллективным сборником воспоминаний, посвященным истории экономики военного Ленинграда, стал сборник, вышедший из печати в 1995 г.[234] [235] [236] Его авторы — бывшие сотрудники Ленинградской бумажной фабрики Гознака поместили в нем воспоминания о деятельности предприятия и о своей службе на фронтах Великой Отечественной войны. Обладая определенной спецификой производства, это предприятие тем не менее во многом работало по тому же «сценарию», что и другие ленинградские фабрики и заводы. Поэтому опыт гознаковцев органично вписывается в структуру всей экономической жизни мегаполиса.

Большое значение в осознании нравственных аспектов экономической жизни Ленинграда представляет опубликованный в 2011 г. сотрудниками Санкт- Петербургского института истории РАН блокадный дневник ленинградской школьницы Лены Мухиной . Он дает представление и о взгляде юных горожан на деятельность органов управления. Пусть рассуждения Лены несколько наивны и политизированы («...о ленинградцах правительство и сам товарищ Сталин помнят каждую минуту и стараются по мере возможности облегчить наше положение» ), но они объективно отражают настроения людей, активно участвовавших в экономической жизни Ленинграда. Тема блокадных воспоминаний в последнее время востребована за рубежом, в частности в США. В последние годы там вышло несколько изданий мемуарного характера, отличающихся своей спецификой (например, женские воспоминания), но объединенных общей идеей — памятью очевидцев о тех трагических днях .

Большую ценность представляют воспоминания Х. Г. Стахова — немецкого военнослужащего, воевавшего в районе Ленинграда. Книга написана на основе его собственных воспоминаний, дневников сослуживцев, боевых донесений немецкого командования. Книга интересна тем, что рассказывает о событиях блокады, в том числе и об экономической жизни, увиденных глазами захватчиков[237] [238] [239] [240].

Очень важными представляются опубликованные в едином издании отрывки из военных дневников генерал-фельдмаршала Вильгельма Риттера фон Лееба и генерал-полковника Франца Гальдера, касающиеся событий под Ленинградом . Хотя дневниковые записи в основном касаются военно­политических и военных аспектов событий под Ленинградом, в издании немало мыслей военачальников, связанных с экономикой города.

Анализ мемуарной литературы убеждает в том, что до сих пор ощущается дефицит воспоминаний крупных руководителей партийных, советских и хозяйственных органов Ленинграда, руководителей ведущих предприятий города, в том числе ленинградских банков, что могло бы позволить сформировать более четкую картину о правлении экономикой и финансами Ленинграда в годы войны.

При подготовке диссертации значительное внимание было уделено выявлению в центральных, местных и зарубежных архивах документов, раскрывающих роль различных властных органов, предприятий, организаций и персоналий в экономической и финансовой жизни Ленинграда 1941-1945 гг.

Была проведена исследовательская работа в центральных архивах России: в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) и Российском государственном архиве экономики (РГАЭ).

Также были проведены изыскания в архивах Санкт-Петербурга: в Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), Центральном государственном архиве историко-политических документов Санкт- Петербурга (ЦГАИПД СПб), Центральном государственном архиве научно­технической документации Санкт-Петербурга (ЦГАНТД СПб).

Кроме того, ряд важных документов был выявлен в трех архивах Германии: Bundesarchiv (Федеральный архив Германии, Берлин), Militararchiv (Архив Вооруженных сил Германии, Фрайбург), Politisches Archiv Auswartiges Amt (Политический архив МИД Германии, Берлин).

В процессе исследовательской работы в Государственном архиве Российской Федерации основные усилия были сосредоточены на изучении фонда Совета министров СССР и фонда Верховного Совета СССР.

Если документы, хранящиеся в фонде Совмина Советского Союза, в силу своей масштабности редко относились непосредственно к Ленинграду, то документы, хранящиеся в фонде Верховного Совета страны, хотя и носили также общегосударственный характер, но при сопоставлении их с документами Ленгорсовета появлялась возможность проследить процесс адаптации общесоюзных законодательных актов в области экономики и финансов непосредственно в военных условиях жизни второго по величине города страны.

Были обнаружены документы, непосредственно касавшиеся экономики Ленинграда. Например, переписка сотрудников Верховного Совета с руководством монетного двора Гознака Наркомфина СССР по организации филиала монетного двора в Москве. В результате взаимодействия из Ленинграда в Москву была передана часть оборудования, а некоторые специалисты были откомандированы из Ленинграда в Москву для налаживания производства денежных средств, орденов и медалей СССР.

Необходимость обращения к документам, хранящимся в ГАРФ, была вызвана еще и тем, что многие из них, несмотря на огромное значение для исследования экономики и финансов, до сих пор не были опубликованы.

В частности, это касается материалов Бюджетной комиссии Совета Союза по Государственному бюджету, в которых обсуждались ставки налогов, денежные суммы государственных военных займов и денежно-вещевых лотерей, которые необходимо было собрать с населения страны. На сессиях обсуждались вопросы ценообразования, что в блокированном Ленинграде ощущалось особенно остро.

Для изучения экономической жизни Ленинграда имели значение и другие документы общего характера, в том числе касавшиеся социального обеспечения граждан.

В иной плоскости позволяют исследовать историю экономики и финансов Ленинграда документы Российского государственного архива социально­политической истории (РГАСПИ). В этом архиве работа проводилась в фондах 82 (Молотов Вячеслав Михайлович), 628 (Взносы в фонд Красной армии 21 января 1942 г. — 6 июля 1946 г.) и 644 (Государственный Комитет Обороны). Изучение документов этих фондов позволяет проследить динамику эмиссии денежной массы, что в свою очередь дает возможность неформально оценивать расходы и доходы ленинградских предприятий в процессе их экономической деятельности.

В фонде 628 «О взносах в Фонд Красной армии 21.01.1942 — 6.7.1946» есть многочисленные письма граждан СССР И. В. Сталину периода войны. Часть из них составляют письма жителей Ленинграда и Ленинградской области, анализ которых позволяет лучше понять экономическую и финансовую обстановку того времени, взгляды людей на проводившуюся внутреннюю политику государства. Разумеется, письма носят субъективный характер, все они — примеры позитивного отношения к власти, что, естественно, не отражает объективной моральной обстановки своего времени. Вместе с тем они представляют искреннюю позицию значительной части населения, пренебрегать мнением которой было бы ошибкой.

Особого внимания при изучении экономической жизни Ленинграда заслуживает фонд 644 (Г осударственный Комитет Обороны). Диссертантом были использованы документы почти сорока дел этого фонда, позволившие в значительной мере сформировать представление о вкладе ГКО в развитие экономики города в 1941-1945 гг.

Большое значение имеют документы ГКО, касающиеся эвакуации из Ленинграда промышленных предприятий. Например, уже 20 июля 1941 г. Государственным Комитетом Обороны было принято постановление об эвакуации из города учреждений и предприятий, подчинявшихся наркомату Военно-морского флота. Впечатляет только краткий перечень некоторых постановлений и распоряжений ГКО, дающих возможность сформировать более полное представление об экономической жизни Ленинграда на протяжении всей войны: «Об изготовлении танков КВ-1 на заводе № 371 НКВ в г. Ленинграде», «О плане заготовок древесины по Ленинградской области в осенне-зимний сезон 1943/44г. и обеспечения г. Ленинграда дровами», «О прекращении эвакуации оборудования из г. Ленинграда», «О расширении в Ленинграде производства газогенераторного оборудования для нужд Ленинградского фронта», «Об обеспечении углем Ленинграда», «О первоочередных мероприятиях по восстановлению промышленности и городского хозяйства Ленинграда в 1944 году».

Это лишь малая часть обнаруженных документов, анализ которых позволяет реконструировать картину руководства Государственным Комитетом Обороны экономической жизни Ленинграда.

Многочисленные документы свидетельствуют о том, что ГКО проводил очень конкретную и конструктивную работу, сочетая в ней глубокое знание ситуации на местах с четким пониманием результатов, к которым он стремился в процессе своей деятельности.

Результаты изысканий в Российском государственном архиве экономики (РГАЭ) не дублировали итоги работы в других архивах. Только в РГАЭ сохранилась уникальная коллекция документов, свидетельствующих, например, о последовательной финансовой работе Народного комиссариата финансов СССР, нацеленной на обеспечение денежными средствами выполнения поставленных экономических задач.

Данные, содержащиеся в РГАЭ, позволили понять механизм финансовой жизни государственных учреждений и предприятий. В частности, из обнаруженных документов видно, что в Ленинграде во время войны были введены жесткие критерии расходования средств предприятиями, учреждениями и организациями в условиях военного времени.

В архиве содержатся разрозненные сведения о финансовой жизни Ленинграда. Есть сведения о поступлении средств в Фонд Красной армии на протяжении первых полутора лет войны. Причем приводятся сведения по Ленинграду, Ленинградской области в сравнении с РСФСР и СССР в целом, что позволяет точно оценить долю вклада города и области в дело финансового обеспечения Красной армии за счет добровольных пожертвований граждан. Кроме того, в этом архиве хранится ряд документов, дающих возможность получить представление об экономической жизни Ленинграда после снятия вражеской блокады. В частности, этому способствует изучение документа «О производстве затрат на восстановление заводов Осоавиахима в гг. Киеве и Ленинграде», подписанного наркомом финансов СССР А. Г. Зверевым. Представляет интерес и рабочий документ, направлявшийся Ленгорсоветом на имя зампредседателя СНК СССР Н. А. Вознесенского, «Об изменении условий оплаты труда личного состава частей МПВО г. Ленинграда, привлекаемого для работ по восстановлению городского хозяйства».

В годовых отчетах банков долгосрочного финансирования были представлены сведения о финансовых средствах за 1943 и 1944 гг., выданных предприятиям и организациям Ленинграда и Ленинградской области после изгнания неприятеля с этой территории. Анализ документов показывает, что денежные средства выделялись примерно на 45-50% от плана восстановительных работ.

Фонды каждого из трех центральных архивов, в которых были проведены исследования, обладают своей уникальностью. Выявленные в них документы дают возможность под новым углом зрения посмотреть на анализ документов, хранящихся в местных архивах.

Среди петербургских архивов особое место занимает Центральный государственный архив историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПД СПб).

В документах архива, рассматриваемых сквозь призму работы ленинградских партийных организаций, прослеживаются многочисленные эпизоды деятельности Торгово-промышленной палаты, Ленинградской городской конторы Госбанка, Ленкомбанка, управления сберкасс и государственного кредита.

В архиве содержится немало сведений о деятельности продовольственной комиссии при Военном совете Ленинградского фронта: о деятельности различных видов транспорта, включая автомобильный, гужевой, водный и воздушный, доставлявших продовольственные и промышленные товары населению Ленинграда, военнослужащим Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота.

В фондах хранятся статистические сведения о предприятиях оборонной промышленности, об общем количестве предприятий и учреждений, размещенных в различных районах города, о социальном составе Ленинграде, а также о крупнейших городских предприятиях, на каждом из которых работало более 1000 человек.

В этом архиве есть обобщенные данные о предприятиях общественного питания, об изменении цен на товары и различные виды продовольствия, о состоянии торговой сети, о сокращении тех или иных городских предприятий, о товарообороте и динамике городского населения.

Представляют интерес, например, такие статистические сведения о транспортном обеспечении организаций торговли Ленинграда: «До начала войны торговые организации располагали мощным автомобильным и гужевым транспортом. По состоянию на 1 июля 1941 года торгующие организации имели 1512 автомашин и 1131 лошадь. Торгующими организациями поставлено в РККА за время войны 770 автомашин и 342 лошади.

На 1 апреля 1943 года все торговые организации города Ленинграда располагают 324 автомашинами и 102 лошадями. После поставки лучших машин армии оставшийся автотранспорт оказался необеспеченным резиной и в значительной части требовавший ремонта»[241].

Также среди документов есть немало тех, которые позволяют сформировать четкое представление о финансово-хозяйственной деятельности Ленинграда.

В Центральном государственном архиве научно-технической документации Санкт-Петербурга (ЦГАНТД СПб) были изучены документы 12 фондов: Гипрометиза, Государственной союзной конторы «Союзникельоловопроект» Главникелькобальта народного комиссариата цветной металлургии СССР, Ленинградского центрального проектно-конструкторского бюро Министерства морского флота СССР (ЛЦПКБ)), Северо-Западного отделения Всесоюзного государственного треста по проектированию и изысканиям тепловых и электрических станций, сетей и подстанций, Ленинградского филиала «Гидропроекта», Государственного союзного института по проектированию предприятий железорудной, марганцевой и флюсовой промышленности ВСНХ СССР, Государственного оптического института, Центрального научно­исследовательского котлотурбинного института, Ленинградского научно­исследовательского института Академии коммунального хозяйства им. К.Д. Памфилова), Ленинградского научно-исследовательского института переливания крови (ЛИПК), Всесоюзного научно-исследовательского института переработки и использования топлива (ВНИИТ) Управления химической промышленности

Ленинградского Совета народного хозяйства (Ленсовнархоза)), Главного управления Центрального конструкторского бюро-52, занимавшегося научными разработками для военно-морского флота.

Работа с документами этого архива для настоящего исследования была принципиально важной, поскольку позволила реконструировать деятельность научно-производственных учреждений Ленинграда, внесших колоссальный вклад в укрепление городской экономики. Это тем более важно, поскольку некоторые авторы не рассматривали такого рода учреждения в качестве важного составного элемента экономического потенциала Ленинграда. До настоящего времени практически ни один исследователь не счел необходимым изучить финансово­экономические документы этих учреждений, что, как представляется, не позволяло с необходимой степенью достоверности сформировать представление об экономической и финансовой жизни Ленинграда в 1941-1945 гг. в целом.

Если разрозненные, а в некоторых случаях и обобщенные сведения об экономической жизни Ленинграда в период Великой Отечественной войны время от времени публикуются в печати, то финансовая деятельность ленинградских предприятий, учреждений и организаций до сих пор была вне интересов отечественной и зарубежной историографии.

Для восполнения этого пробела была проведена работа с документами 10 фондов Центрального государственного архива Санкт-Петербурга (ЦГА СПб). Это фонды Ленинградской городской и областной конторы Коммунального банка, Госбанка, Сельхозбанка, Торгбанка, Промбанка, Управления сберегательных касс и государственного кредита, Финансового отдела Ленинградского городского Совета, Плановой комиссии исполкома Ленгорсовета и Статистического управления.

Результаты исследования, проведенного в ЦГА СПб., дали возможность составить целостное представление о финансовой жизни города на протяжении всего периода войны. Была возможность изучить факторы, влиявшие на развитие городской финансовой системы. Немалый интерес представляет сопоставление отличавшихся друг от друга взглядов местного руководства и Центра на

распределение и объемы финансирования жизни города.

Понять особенности финансового перераспределения средств между участниками экономической жизни города позволяют документы, содержащиеся в фондах Коммунального банка, Госбанка, Сельхозбанка, Торгбанка и Промбанка. Анализ деятельности банков Ленинграда в период Великой Отечественной войны убеждает в том, что их роль в контроле освоения предприятиями отпущенных средств была огромна и являлась своеобразной «лакмусовой бумажкой» в оценке эффективности работы фабрик, заводов города, а также сельскохозяйственных предприятий, коммунальных служб и торговых организаций.

Анализ документов этого архива дал возможность по-новому посмотреть на роль личных сбережений граждан в решении государственных задач. Факты подтверждают, что главным результатом деятельности сберегательных касс в период войны была аккумуляция денежных средств населения для последующей их передачи в доходную часть городского бюджета.

Данные, хранящиеся в фондах этого архива, дают возможность ввести в научный оборот важные сведения. Например, сведения о расходах, связанных с эвакуацией и реэвакуацией предприятий Ленинграда.

Посредством отчетных финансовых документов можно в значительной мере восполнить пробелы, связанные с отсутствием статистических сведений о деятельности ленинградских предприятий в различные периоды блокады и войны в целом.

Таким образом, сочетание материалов центральных и местных архивов позволяет воссоздать во многом четкую картину экономической и финансовой жизни Ленинграда 1941-1945 гг.

Полезными для проведения диссертационного исследования стали изыскания, проведенные в архивах Германии: Bundesarchiv (Федеральный архив Германии, Берлин), Militararchiv (Архив Вооруженных сил Г ермании, Фрайбург), Politisches Archiv Auswartiges Amt (Политический архив МИД Г ермании, Берлин).

В Bundesarchiv были выявлены документы, свидетельствующие о политических и экономических отношениях между Г ерманией и СССР накануне

Великой Отечественной войны. Найденные документы позволили лучше понять представления германского руководства о состоянии советской экономики, в том числе экономики Ленинграда.

В Militararchiv удалось обнаружить подборку документов

разведывательного характера, что позволило получить представление о той информации, которой обладал вермахт, охватывая Ленинград кольцом блокады. Еще до начала войны германская разведка собирала сведения о государственных и военных деятелях Советского Союза, среди которых важное место отводилось ленинградцам. Например, была дана характеристика заместителю командующего войсками Ленинградского военного округа И. И. Гарькавому: «Необыкновенно малорослый, невзрачного вида (около 150 см), с несоразмерно большой головой и густыми усами. Возраст около 42 лет. Поступил на службу в 1914 г. Происхождение, вероятно, из рабочих. В 1928 г. — командующий корпусом в Киевском воен. окр. Недоверчив (видимо, под влиянием своего командующего Белова), упрям, резок, но открыт; сердечен; говорит только по-русски, принимал мало участия в обсуждении военных проблем; явно слабо разбирается в оперативных возможностях, больше интересуется тактическими деталями; высокой должностью, скорее всего, обязан не столько военным, сколько политическим заслугам. Имеет один орден Красного Знамени» . О его непосредственном начальнике — командующем Ленинградским военным округом И. П. Белове германские разведчики сообщали: «Грубый, жестокий, волевой, без специального военного образования и особых способностей, больше

244

политик» .

В фондах Politisches Archiv Auswartiges Amt содержатся не только разнообразные материалы, позволяющие судить о динамике финансово­экономических отношений Германии и СССР накануне Великой Отечественной войны, но и документы политического характера, в которых дается масштабная оценка ситуации в СССР и в Ленинграде, рассматриваемом в контексте [242] [243] внутриполитических событий. Например, в секретном документе начальника Главного управления безопасности Германии «Сообщения о положении в Советском Союзе» отмечалось, что в Ленинграде «частично произведены важные замены. Руководству коммунистической партии не удается стабилизировать систему власти» . Уделялось большое внимание и партийному руководству Ленинграда. В частности, отмечалось: «В карьере Жданова за последние пять лет отмечается поразительный подъем. С декабря 1934 он в качестве преемника убитого Кирова является первым секретарем Ленинградского областного и городского комитета партии — положение, всегда имеющее особое значение. В феврале 1935 г. он был избран кандидатом в (члены. — А. З.) Политбюро, членом которого является с марта 1939 г. Кроме того, он председатель иностранной комиссии Совета Союзов Верховного Совета. Жданов — член Высшего Военно­морского совета»[244] [245].

Таким образом, выявленный крупный массив опубликованных и неопубликованных источников позволяет по-новому оценить процесс развития народного хозяйства Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Как показывают многочисленные и в том числе архивные документы, город, находясь в экстремальных условиях блокады, продолжал оставаться крупным советским экономическим центром, не просто боровшимся за свое выживание, а обеспечивавшим фронт всем необходимым.

Документально подтверждено, что Ленинград на протяжении всей войны был носителем самых передовых научных и производственных технологий. Лишившись в первые месяцы войны современного оборудования и части высококвалифицированных специалистов, ленинградские предприятия тем не менее сумели во многом сберечь свой производственный потенциал, позволивший выполнять и перевыполнять плановые задания.

Малоизвестные статистические сведения, содержащиеся в архивных фондах, в частности, в фонде Р-4965 (Статистическое управление Ленинграда), а также бывшие еще недавно секретными другие архивные документы со всей определенностью подтверждают наличие ряда конфликтных ситуаций, возникавших между местным руководством и центральной властью. При этом очевиден тот факт, что обе стороны действовали конструктивно, ставя во главу угла интересы дела, а не собственные амбиции.

Выводы по главе. При подготовке диссертации использовались многочисленные справочные издания, которые позволили проследить процесс развития многих основополагающих понятий. Например, выяснилось, что термин «экономика» в научной литературе исследуемого периода не употреблялся. Справочные издания позволили глубже разобраться в категорийном аппарате, использовавшемся в период Великой Отечественной войны, и в то же время дали возможность оценить динамику отечественной терминологии экономического характера. Кроме того, справочные издания позволили лучше понять процесс

247

развития народного хозяйства в военных условиях .

Использование системного, факторного, социального, формационного и цивилизационного, историко-ситуационного, историко-ретроспективного, а также историко-психологического подходов к оценке тех или иных событий и явлений позволяет всесторонне рассмотреть различные аспекты изучаемой проблемы.

Применение основополагающих научных принципов, в числе которых объективность, научность, историзм, всесторонность изучения истории, здравого смысла, корректность и деликатность в оценке фактов, дает возможность [246] соискателю создать оригинальную модель единой многоуровневой концепции динамики объекта и предмета диссертации.

Выбор методов исторического исследования был обусловлен стремлением диссертанта к объективности, точности в реконструкции событий и явлений, имевших место в Ленинграде в период Великой Отечественной войны. Их использование позволило свести к минимуму субъективное восприятие автором изучаемой проблемы, воссоздать реальную картину событий своего времени. Вполне обоснованным было и применение общенаучных методов исследования, в том числе методов сравнения, обобщения, анализа, синтеза и других, что способствовало перенятию исследовательского опыта представителей других областей науки применительно к подготовке диссертационной работы по отечественной истории.

Одной из особенностей подготовки настоящего труда стало то, что, являясь трудом историческим, автор исследовал ретроспективу экономических отношений в крупном индустриальном центре в экстремальных условиях боевых действий.

Диссертант исследовал историю народного хозяйства Ленинграда военного времени в контексте той экономической структуры общества, которая была присуща советскому государству именно в то время. Тогда в структуру советской экономики входили промышленность, строительство, транспорт, торговля, общественное питание, сельское хозяйство, связь. Именно эти стороны народнохозяйственной жизни Ленинграда были изучены автором настоящей работы. При этом соискатель разделяет мнение ученых о том, что в понятие «экономика» входит и так называемая «непроизводственная сфера», включающая в себя такие сферы общественной жизни, как наука, культура, просвещение, здравоохранение и ряд других. Эта область экономики также была исследована в настоящей работе.

Документы архивов свидетельствуют о ряде негативных явлений в развитии народного хозяйства Ленинграда в военный период, в частности о длительной невыплате зарплаты работникам оборонных предприятий города. Но документально подтверждено, что руководители всех уровней стремились действовать конструктивно и эффективно, что в результате приводило к положительному результату.

Выбор научных подходов к разработке темы исследования, анализ достижений предшественников, в той или иной мере изучавших отдельные аспекты проблемы, архивные изыскания, а также изучение опубликованных источников позволили не только выявить исследовательские лакуны в процессе познания истории Ленинграда периода Великой Отечественной войны, но и сформировать алгоритм действий, нацеленных на всестороннее изучение истории деятельности народного хозяйства города в период военных действий июня 1941 г. — мая 1945 г.

<< | >>
Источник: ЗОТОВА Анастасия Валерьевна. Вклад Ленинграда в достижение Победы в Великой Отечественной войне: народное хозяйство города в условиях военного времени (июнь 1941 г. — май 1945 г.). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора исторических наук. 2016
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Источниковая база работы:

  1. БАЗА (ЛАГЕРЬ) НВФ
  2. База данных по воздуху
  3. База данных по водным объектам
  4. Нормативно-правовая база:
  5. Интегрированная первичная база данных ИКС
  6. РЕВОЛЮЦИОННАЯ БАЗА В ЮЖНОМ КИТАЕ
  7. Информационная база проведения экологической экспертизы
  8. Глава вторая НОРМАТИВНАЯ БАЗА ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ
  9. Какова философская база современной российской социологии?
  10. Мёзия — база наступательных действий римлян во времена Нерона
  11. БАЗА ДАННЫХ КАК ОБЪЕКТ КОМПЛЕКСНОГО ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ В.О. КАЛЯТИН
  12. 3. МЕЛКОБУРЖУАЗНЫЕ И СРЕДНИЕ СЛОИ КАК МАССОВАЯ СОЦИАЛЬНАЯ БАЗА ФАШИЗМА
  13. 3.1 НОРМАТИВНО-ПРАВОВАЯ БАЗА ПОСТРОЕНИЯ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ РЕСУРСАМИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА