<<
>>

Динамика экономических показателей функционирования предприятий Ленинграда в преддверии полного снятия блокады

Подобно тому, как финансовая деятельность в 1943 г. приспосабливалась к функционированию в условиях полной блокады, народное хозяйство города в целом «встраивалось» в ритм войны, расставляя приоритеты своего развития.

Ленинград научился экономить на продовольствии, топливе, электроэнергии, расходных материалах. Эта учеба давалась ценой многих тысяч жизней, но она была результативной: экономика, адаптировавшись к новым условиям,

продолжала оставаться заметным явлением общесоюзного масштаба.

После прорыва блокады в январе 1943 г. экономическая обстановка в Ленинграде начала качественно меняться к лучшему. На протяжении года валовая продукция по сравнению с 1942 г. изменилась очень существенно. По предприятиям оборонной промышленности она увеличилась на 93%, по предприятиям, подчинявшимся наркомату электропромышленности, — на 81%, по предприятиям наркомата химической промышленности на 106%, а по предприятиям местной промышленности — на 137%[611].

Но эти, казалось бы, оптимистические показатели в сравнении с довоенными результатами были весьма невелики. При всем росте объема промышленной продукции ленинградская промышленность в 1943 г. составляла лишь 18% от довоенного объема[612].

О моральном настрое рабочих ленинградских предприятий в начале 1943 г. говорят, например, социалистические обязательства коллектива одного из ведущих заводов города — завода им. А. А. Жданова, которые предусматривали выполнение двухмесячной производственной программы января и февраля по ремонту трех объектов досрочно к 23 февраля, поднятие производительности труда каждого рабочего к 23 февраля на 6%, добиваясь того, чтобы ко дню 25- тилетия Красной армии на заводе не было ни одного рабочего, не выполнявшего норм выработки. Были приняты и другие важные обязательства: добиться в первом квартале 1943 г. экономии 9 тысяч киловатт-часов электроэнергии, в том числе к 23 февраля получить экономию в 4300 киловатт-часов электроэнергии за счет дальнейшего уменьшения количества используемых электроламп, снижения утечек сжатого воздуха в воздушных сетях, резкого снижения расхода электроэнергии на освещение в выходные дни и уменьшения расхода электроэнергии в сталелитейной печи. Трудящиеся планировали подготовить к 23 февраля не менее 50 рационализаторских предложений с получением годовой экономии от их внедрения в производство в 120 тыс. руб. Также планировалось к 23 февраля подготовить и выпустить из числа учеников на производство 45 квалифицированных рабочих 3-го разряда различных профессий, подготовить к переводу с 3-го на 4-й разряд 35 человек, обеспечить дальнейшее внедрение женского труда по дефицитным мужским профессиям, подготовив из числа женщин-подсобниц 10 станочников, пять сборщиков-достройщиков и пять слесарей[613] [614]. Эти нехитрые, но очень конкретные планы свидетельствовали о твердой гражданской позиции заводчан, о хорошем производственном потенциале предприятия.

Городское хозяйство Ленинграда в начале 1943 г. оставалось, по мнению исполкома Ленгорсовета, «далеко неудовлетворительным» . Это касалось в первую очередь бытового обслуживания населения столовыми, банями, прачечными, ремонтно-починочными пунктами и другими предприятиями. Правда, местная промышленность в канун 1943 г. увеличила объем производства товаров широкого потребления. Их ассортимент увеличился, но остро стояла проблема качества выпускавшейся продукции и восстановления в ассортименте

688

ряда необходимых населению изделий .

Проблема качества выпускавшейся продукции была очень злободневной. Многие товары ширпотреба выпускались ленинградскими предприятиями без упаковок и маркировки. Среди них был знаменитый завод «Русские самоцветы», производивший броши, кольца, пудреницы, артель «Победа», направлявшая в торговую сеть зубные щетки «россыпью». Артель «Трудовой химик» разливала туалетную воду в тару по 0,5 л. и даже в литровую тару, а не во флаконы, как это было до войны. Не отставала от нее и 4-я фабрика «Главпарфюмера», разливавшая духи «Боевые подруги» в бутылочки из-под лекарств. В килограммовых банках отпускался гуталин, а в 400­граммовых коробках — зубной порошок[615] [616]. Все это совершенно не учитывало запросы и возможности потребителя.

Важной особенностью работы ленинградской промышленности в 1943 г. было то, что многим предприятиям удалось сохранить от довоенного времени значительный остаток незавершенного производства, который они реализовали в

1943 г. Особенно это было свойственно таким предприятиям, как завод Резинотехнических изделий, приборостроительные заводы, подчинявшиеся наркомату авиационной промышленности, весовой и арматурный заводы и ряд других предприятий[617].

Как уже отмечалось, оборудование авиационной промышленности в первые месяцы войны в основном было вывезено из Ленинграда. Однако в городе сохранился ряд производственных площадок, где на протяжении всей войны осуществлялся выпуск и ремонт боевых самолетов. По подсчетам А. Р. Дзенискевича, в Ленинграде за период со второго полугодия 1943 г. по январь

1944 г. включительно, вероятно, было изготовлено и отремонтировано 307 самолетов, тогда как за все время войны до конца блокады было изготовлено и отремонтировано в Ленинграде 1193 самолета[618]. Военная продукция ленинградских предприятий в 1943 г. составляла более 2/3 от всей продукции, выпускавшейся в городе. После того как блокада была прорвана, появились объективные условия для повышения качества всей выпускаемой продукции и, в частности, военной. Это подтверждается рядом качественных изменений: на предприятиях стало больше выпускаться боеприпасов для пушек крупного калибра, расширился диапазон новых видов ассортимента. Впервые в городе начали производить товары, которые выпускались еще до войны[619].

В 1943 г. ГКО принял несколько решений, существенно повлиявших на возобновление производства на многих предприятиях города. Задания по изготовлению промышленной продукции мирного времени получили такие предприятия, как «Электросила», «Большевик», Невский машиностроительный завод им. В. И. Ленина, «Севкабель» и многие другие[620].

Понимая, что ситуация в городской промышленности и в экономике в целом в 1943 г. начала качественно меняться, власти приняли ряд документов, сыгравших, как представляется, важную роль в развитии экономической жизни Ленинграда. В частности, 22 мая 1943 г. было принято постановление бюро Ленинградского городского комитета ВКП(б) «Об использовании рабочей силы и ликвидации излишеств в предприятиях и учреждениях г. Ленинграда». Вскоре, 23 июля того же года, последовало новое постановление «Об укреплении рабочей силы наиболее важных отраслей народного хозяйства г. Ленинграда». В результате предпринятых мер в важнейшие отрасли производства за счет перераспределения рабочей силы между отраслями народного хозяйства и за счет перевода на производство служащих вспомогательных и подсобных рабочих было переведено в важнейшие отрасли производства более 10 200 квалифицированных

рабочих. Кроме того, в 1943 г. возобновили свою деятельность 85 государственных предприятий, которые еще год назад были

законсервированными. Эти меры не замедлили сказаться на результате: улучшились использование оборудования, организация и технология

производства, повысилась производительность труда. Валовая продукция городских предприятий в 1943 г. составила 2512 млн руб. против 1414,5 млн руб. в 1942 г. Это означало, что объем продукции ленинградских предприятий в 1943 г. по сравнению с предыдущим годом увеличился на 77,5%.

Годовой план ленинградских предприятий был выполнен на 106,2%[621].

Особенностью промышленного производства Ленинграда в 1943 г. стал выпуск таких видов довоенной продукции, как генераторы, турбины, приборы, текстильные машины, электровакуумные изделия. В Ленинграде в 1943 г. возобновилось производство мартеновской стали и проката, что повлекло за собой развитие ленинградского машиностроения, а военное и гражданское машиностроение в целом впервые за всю войну вновь получило собственную металлургическую базу[622].

По данным ЦСУ, в 1943 г. в Ленинграде работало 931 промышленное предприятие[623]. Любопытно, что годом раньше их насчитывалось на три больше. На первый взгляд это противоречит сведениям о расконсервации многих предприятий. На самом деле никаких противоречий нет: в 1942 г. Центральное статистическое управление собирало обобщенные данные, не учитывая степень их участия в производственном процессе. Крупных же предприятий к концу 1943 г. в городе действовало 186, правда, некоторые из них работали не на полную

мощность[624].

Особенно эффективно сотрудничество оборонных предприятий Ленинграда было в 1943 г. Такие явления, как кооперирование и специализация тех или иных производств на промышленных предприятиях, стали возможны в результате целенаправленных действий, позволивших усовершенствовать применявшиеся технологии и по-новому организовать производство. Перемены можно увидеть на таком примере. Кировский завод отливал корпуса для мин 120-миллиметрового и 82-миллиметрового калибра. Литье же корпусов для мин 76-миллиметрового калибра, бывшее значительно технологически проще, направлялось на другие предприятия, где техника была хуже, а квалификация рабочих ниже. Такая, казалось бы, простая мера дала возможность резко снизить производственный брак[625]. Ленинградские военные предприятия играли заметную роль в производстве стрелкового оружия и боевой техники. Городские предприятия выпускали пулеметы максим, ручные пулеметы Дегтярева (РПД), автоматы Судаева (ППС), Морские артиллерийские установки. Кроме того, многие заводы специализировались на проведении ремонтных работ. В Ленинграде, например, завод № 371, завод им. Кирова, завод им. Егорова ремонтировали танки всех видов, включая тяжелые танки КВ и танк Т-34.

В современной исторической литературе до сих пор ведутся научные дискуссии, касающиеся производства, а также ремонта танков. В частности, не до конца выяснен вопрос, связанный с танковым производством в Ленинграде в 1943 г. А. Р. Дзенискевич писал, что за десять месяцев 1943 г. было подготовлено к боевым действиям 547 танков, в том числе 183 танка КВ. Уточнялось, что танки КВ выпускались, в частности, на Ленинградском металлическом заводе[626]. Андрей Ростиславович справедливо подчеркивал, что данные о танках, выпущенных в Ленинграде в период войны, противоречивы. В основе противоречий лежит то, что в публикациях и в документах приводятся данные о количестве отремонтированных и выпущенных танков вместе взятых.

А. Р. Дзенискевич, ссылаясь на доклад Я. Ф. Капустина на апрельском (1944 г.) пленуме Ленинградского горкома ВКП(б), писал, что всего новых и отремонтированных танков было выпущено свыше 2000[627] [628] [629] [630]. Но на той же странице монографии автор отмечал: «Подсчеты по всем данным, которые нам удавалось найти и которые приведены выше, позволяют подвести некоторые предварительные итоги. Получается, что с начала войны и до конца 1943 г. (не до ликвидации блокады) на заводах Ленинграда было изготовлено не менее 836 танков разных систем и отремонтировано 1346 боевых машин, т. е. всего — 2182 ед. (что вполне соответствует неопределенному “свыше 2000 шт.”, указанному в доклад Я. Ф. Капустина)» . Но если верить архивным документам, только во втором полугодии 1941 г. на заводах города было подготовлено для фронта армии 713 танков . Можно предположить, что в более благоприятные периоды развития ленинградской экономики динамика выпуска и ремонта танков на предприятиях города как минимум не снижалась. Тогда, скорее всего число танков, переданных ленинградскими заводами фронту, было больше, чем считал А. Р. Дзенискевич.

В совместном выпуске пулемета Максима участвовало без малого 15 заводов, артелей и других предприятий, хотя выпускал его формально завод № 810 народного комиссариата минометного вооружения. Производство автоматов ППС велось официально на заводе № 209 народного комиссариата

судостроительной промышленности и в артели «Примус» горпромкооперации, хотя в его изготовлении на деле участвовали еще 4-5 предприятий .

Сотрудники заводов, фабрик, артелей подстраивались под условия войны и находили новые формы взаимодействия. В частности, хорошо себя зарекомендовал опыт деятельности специально формировавшихся выездных бригад, которые осуществляли ремонт танков непосредственно в боевой обстановке или в местах дислокации воинских частей[631]. Снятие блокады подстегнуло развитие военной промышленности города. Местные предприятия стали выпускать боевые корабли, радиолокационное оборудование, обмундирование, обувь, снаряжение и технику инженерного назначения.

На первый взгляд может показаться странной одна из тенденций работы предприятий 1943 г.: за год количество рабочих снизилось на 53 243 человека. То есть число рабочих в 1943 г. стало составлять 113 842 человека . Уменьшение количества рабочих было связано с тремя главными причинами:

• хотя эвакуация из Ленинграда продолжалась до конца 1942 г. — начала 1943 г.[632] [633], на протяжении всего 1943 г. число гибелей ленинградцев в результате плохого продовольственного снабжения, бомбежек и артобстрелов было ощутимым;

• многие рабочие направлялись на подсобные хозяйства и на топливные заготовки;

• значительное число рабочих было мобилизовано в ряды вооруженных

сил.

В Ленинграде, как нигде, быстро утверждалась практика привлечения личного состава воинских частей и кораблей к оказанию шефской помощи производственным предприятиям. Эта помощь велась в крупных масштабах. По согласованию с военно-политическим руководством Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота на судостроительные предприятия, например, было привлечено 1500-2000 краснофлотцев, т. е. примерно 15-20% от общего числа рабочих. Фактически большинство заводов, выполнявших заказы для воинских частей, не обходились без привлечения к своей деятельности военнослужащих.

Как уже отмечалось, в условиях блокады и после ее снятия женщины продолжали играть огромную роль в народном хозяйстве Ленинграда. Их число

на городских предприятиях в 1943 г. составило 83,5% . Разумеется, приход на

предприятия неопытных или малоопытных работников вынуждал уделять значительное внимание обучению кадров. Поскольку времени и возможностей заниматься обучением молодых рабочих было мало, основными видами обучения стали бригадное и индивидуальное ученичество, а также краткосрочные курсы, организованные непосредственно на производстве. Чтобы не идеализировать ситуацию, следует заметить, что большинство молодых рабочих было занято на выполнении самых простых однотипных производственных операций .

В одном из изданий, вышедшем из печати в блокированном Ленинграде, были приведены данные о том, что «сумма изъятых оборотных средств у предприятий только за второй и третий кварталы 1943 г. и по неполному кругу предприятий Ленинграда составила 158,6 млн руб. В том числе по наркомату судостроения — 46,8 млн руб., наркомату электропрома — 16 млн руб., наркомпищепрому — 31,8 млн руб., наркомату мясомолпрома — 11 млн руб., наркомату местпрома — 8 млн руб. и по нромкооперации — 45 млн руб. Из выявленных излишков оборотных средств в порядке перераспределения были пополнены оборотные средства ряду ленинградских предприятий, в том числе по наркомэлектропрому в сумме 7,3 млн руб.» .

Прорыв блокады, с одной стороны, существенно увеличил помощь Большой земли Ленинграду, а с другой стороны, крупный промышленный центр стал сам источником экономической помощи многим регионам Советского Союза и фронту в самом широком смысле этого слова, уже не замыкаясь на помощи только Ленинградскому фронту. Как известно, после прорыва блокады вдоль южного берега Ладожского озера была проложена железная дорога, соединившая Ленинград со всей страной. С февраля 1943 г. по ней в Ленинград пошли поезда с [634] [635] [636] продовольствием, топливом и многими другими грузами . Однако железная дорога работала не стабильно. Только в марте 1943 г. из-за размыва путей движение поездов на ней четырежды закрывалось. В апреле оно прерывалось 18 раз, и общий перерыв в движении поездов из-за технического состояния пути составил более 150 часов . Тем не менее начало действия железной дороги сыграло колоссальную роль в экономической жизни Ленинграда. В 1943 г. в город было пропущено 3105 поездов, а на Большую землю 3076 поездов . Всего же за 1943 г. по железной дороге было доставлено 4 441 608 т различных грузов, в том числе 630 тыс. тонн продовольствия, 426 тыс. т угля, 1 381 591 т дров, 725 700 т торфа. Это чуть ли не в три раза превышало количество грузов, доставленных в Ленинград по Дороге жизни и в два раза превышало количество перевезенных в

713

Ленинград грузов железнодорожниками в 1942 г.

Как писала исследовательница истории блокады Н. Д. Худякова, «уголь и жидкое топливо были предоставлены трудящимися Казахстана, Кузбасса, Подмосковного угольного бассейна, Ростовской области, Коми АССР. В Кузбассе в январе 1943 г. коллектив шахты “Зиминка” послал защитникам Ленинграда эшелон угля, добытого сверх плана. 24 января горняки встали на фронтовую вахту на одну неделю, чтобы всю сверхплановую добычу угля за это время отправить в Ленинград. Коллектив Ивано-Владимирской шахты Епифановского района Тульской области 31 января 1943 г. отгрузил Ленинграду 319 тонн (21 вагон) угля, добытого сверх плана, 2 февраля — 373 тонны»[637] [638] [639] [640] [641] [642]. Нина Дмитриевна в одной из своих ранних работ отмечала, что Воркута дала Ленинграду в 1943 г. 195,3 тыс. т каменного угля .

Подобных примеров было огромное множество. Но не следует забывать, что активно действовала и обратная связь. Ленинград в апреле 1943 г. направил в Сталинград 40 вагонов материалов и оборудования, которые были крайне необходимы для возрождения города[643]. Ленинград помогал лесоматериалами Харькову, оборудованием для хлебозаводов — Ростову-на-Дону, Краснодару и Курску[644] [645].

Очень ценные наблюдения в блокированном городе были сделаны в 1943 г. А. Науменко. Автор отмечал: «Переход на выполнение главным образом заказов для фронта привел к временному замораживанию значительных запасов сырья и материалов, а также и незавершенного производства, предназначавшихся для довоенной программы. Остались временно нереализованными и остатки готовых изделий производства мирного времени. По директиве Ленинградского горкома ВКП(б) ленинградские предприятия провели в течение 1943 г. пересмотр нормативов собственных оборотных средств и пересмотр мобилизации внутренних резервов. Эта работа проводилась при участии уполномоченных промышленных наркоматов и аппарата Ленгорконторы Г осбанка. При пересмотре нормативов были выделены предприятиям необходимые средства для перекрытия временно замороженных товарно-материальных ценностей, оставшихся от выполнения довоенной программы. Пересмотр нормативов помог выявить у одних предприятий огромные излишки оборотных средств, а у других — их

718

недостаток» .

Положительная динамика наблюдалась в деятельности ленинградских продторгов. Управление продторгами обеспечило в 1943 г. перевыполнение годового плана товарооборота на 26%, принеся доход в размере 171 млн руб. Успех во многом был получен за счет введения в товарооборот дополнительных ненормированных товаров и безалкогольных напитков. Тем не менее не

планируемые потери составили 5411 тыс. руб., в том числе от списания в убыток недостач, растрат и хищений на сумму 1276 тыс. руб., дебиторской задолженности — 2196 тыс. руб. Управлением торгами не было выполнено задание по улову рыбы на 98 т и по сбору пищевых дикорастущих трав на 218 т. За 1943 г. в Ленинграде было расхищено 8744 кг нормируемых товаров на сумму свыше 250 тыс. руб., оцениваемых в рыночных ценах в 7960 тыс. руб. Взыскать удалось лишь 3% от похищенного .

В 1943 г. значительно улучшилась работа городских столовых, что непосредственным образом влияло на повышение производительности труда. Ежемесячно подводились итоги социалистического соревнования между столовыми города, а их опыт пропагандировался в печати, в том числе и в бюллетене отдела торговли исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся. Например, в этом бюллетене отмечалось, что лучшей столовой Ленинграда в июле 1943 г. стала столовая № 36 треста столовых Смольнинского района, которая имела товарооборот при плане 235 тыс. руб. в 276 тыс. руб., т. е. на 117,4% от плана. Столовая выпустила 305,9 тыс. блюд при плане 269 тыс. блюд, что составило 117,7% от плана, имела накопления 18,5 тыс. руб. при плане 17,5 тыс. руб., т. е. 105,7% плана. Эта столовая была награждена переходящим Красным знаменем и премией в размере 5 тыс. руб. Премии была удостоена и столовая № 33 Ленинградского отделения Военфлотторга КБФ. Ее товарооборот при плане 130 тыс. руб. был выполнен на 151,2 тыс. руб., или на 116,3%. Работники столовой сумели заготовить 362 кг дикорастущих съедобных трав. Проверкой было установлено, что обслуживание питающихся в столовой было культурное и быстрое, качество приготовления пищи хорошее, меню разнообразное. Столовая имела собственный огород. Ее работники за счет снятия ранних овощей приготовили в июле 1000 блюд. В порядке децентрализованных закупок столовая приобретена клубнику, из которой было приготовлено 1560 [646] блюд . Разумеется, такие примеры были большой редкостью, но они свидетельствуют о том, что ленинградский общепит относился к своей работе старательно и, как говорится, с душой.

Тяжелый опыт осени 1941-го и осени 1942 г. многому научил ленинградских хозяйственников. Однако тот опыт не всегда шел на пользу. Многие задачи, стоявшие перед городской экономикой и коммунальным хозяйством осенью 1943 г., также решались не в полном объеме, что грозило повседневной жизни горожан и экономике Ленинграда большими осложнениями. В частности, в третьем квартале 1943 г. важнейшая хозяйственная задача — заготовка дров и торфа и завоз топлива в Ленинград — по вине лесозаготовительных организаций была не выполнена. Не справились со своими задачами управление водопроводно-канализационного хозяйства, не принявшее эффективных мер по уменьшению потерь воды, и автотранспортное управление, не обеспечившее сокращение холостых пробегов автомашин[647] [648].

Оборудование ленинградских предприятий к июню 1943 г. было довольно изношенным. Тем не менее ленинградская промышленность на тот момент имела 20 тыс. металлорежущих станков, 360 прессов, 205 молотов, 11 электропечей, 90 вагранок, семь мартеновских печей и 18 прокатных станков. По состоянию на 20 июля 1943 г. электростанции города располагали мощностями до 150 тыс. кВт, хотя реально использовали не более 60 тыс. кВт. В случае увеличения поставок топлива реальная мощность электростанций могла быть повышена в полтора раза. Но если резерв мощностей был и зависел лишь от поставок топлива (что, естественно, тоже было трудновыполнимой задачей), то куда большей проблемой был дефицит сырья и материалов. В 1943 г. в Ленинграде оставался небольшой запас передельного чугуна, крупносортного железа, стального листа, легированных и конструкционных сталей . По мнению А. Р. Дзенискевича, «к середине 1943 года система производства на ленинградских предприятиях оказалась в значительной мере расшатанной и дезорганизованной. В условиях двухлетней изоляции от других индустриальных центров страны быстро увеличивалось технологическое отставание ленинградских заводов, упала производственная дисциплина, нарастал беспорядок в фондах заработной платы и финансирования предприятий. Но и в этих сложных условиях работники ленинградской промышленности изыскивали возможности продолжать свою помощь фронту. Для этого необходимо было увеличить завоз топлива на электростанции и предприятия города, в экстренном порядке восстановить необходимое оборудование и отдельные цехи на ведущих заводах Ленинграда и более тщательно продумать профиль оборонного производства в осажденном городе с точки зрения потребностей фронта, но при учете целесообразности и возможности промышленности Ленинграда» .

В 1943 г. в Ленинграде было проведено восстановительных работ на общую сумму 89 904 тыс. руб. За этими цифрами стояла большая работа многих трудовых коллективов. Представители многочисленных строительных профессий, водители автомобилей, связисты, разнорабочие включились в этот процесс, положив начало закладки фундамента будущей мирной жизни[649] [650] [651] [652].

Важной сферой экономики Ленинграда в 1943 г. по-прежнему оставалось сельское хозяйство. С большим опозданием осенью 1943 г. в городе проводились

работы по уборке овощей 726, что, разумеется, не могло не вызывать беспокойства горожан. Вероятно, такое запоздание было связано в значительной степени с переменами организаторского характера. В 1943 г. на территории Ленинграда действовали 22 совхоза727. По сравнению с 1942 г. их стало на три меньше.

Исполком Ленгорсовета уделял большое внимание деятельности ленинградских совхозов, стимулируя их не только морально, но и материально. 22 марта 1943 г. своим решением он отметил денежными премиями три лучших городских совхоза (соответственно 15, 10 и 5 тыс. руб.) .

В 1943 г. в Ленинграде действовало 467 подсобных хозяйств, что было на 166 хозяйств меньше, чем в 1942 г. Но уменьшение их количества вовсе не означало неудачи в развитии этих сельскохозяйственных подразделений городских предприятий и учреждений. Уменьшение количества произошло в основном за счет укрупнения подсобных хозяйств, что в конечном итоге лишь способствовало повышению урожайности, т. е. повышению эффективности работы. Это видно из показателей, представленных в табл.25.

Т а б л и ц а 25. Основные итоги огородной кампании 1942 и 1943 гг.

729
Наименование показателей Единица 1942 г. 1943 г.
измерения
1. Количество совхозов единиц 25 22
2. Количество подсобных хозяйств М 633 467
предприятий и учреждений
3. Количество индивидуальных огородников человек 276 044 225 600

726 Об итогах работы в III квартале и плане городского хозяйства Ленинграда на IV квартал 1943 года. (Решение Исполнительного комитета Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся от 14 октября 1943 г. № 101, п. 38) // Бюллетень Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся. — 1943. — 30 окт. — № 20. — С. 1.

727 ЦГА СПб. Ф. Р-2076. Оп. 4. Д. 94. Л. 45.

728

О социалистическом соревновании совхозов и подсобных хозяйств в 1943 году. (Решение Исполнительного комитета Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся от 22 марта 1943 г. № 87, п. 7) // Бюллетень Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся. — 1943. — 30 апреля. — № 7-8. — С. 5.

728 ЦГА СПб. Ф. Р-2076. Оп. 4. Д. 94. Л. 45.


4. Всего посеяно га 9844 11 851
В том числе:
а) совхозами М 2302 1812
б) подсобными хозяйствами М 5761 6712
в) индивидуальными огородниками м 1781 3327
5. Урожайность с 1 га:
А. Картофель
а) совхозы ц 23 45
б) подсобные хозяйства м 12 58
Б. Овощи
а) совхозы м 176 201
б) подсобные хозяйства м 60 108
6. Валовой сбор картофеля и овощей т 76 205 105 863
В том числе:
а) совхозов м 25 558 22 932
б) подсобных хозяйств м 23903 47931
в) индивидуальных огородников м 26745 35000

К сожалению, в таблице не отмечена деятельность еще одного «производственного сегмента» — ленинградских школьников, которые создавали свои производственные отряды, занимавшиеся выращиванием и уборкой овощей. Они, как и взрослые, были участниками социалистического соревнования, победитель которого получал переходящее Красное знамя Ленгорсовета. Отряд — обладатель первого места, кроме Красного знамени, получал премию в размере 3 тыс. руб. Отряд, занявший второе место, награждался премией в размере 2 тыс. руб. И 1 тыс. руб. вручалась отряду, занявшему третье место. Подведение итогов

социалистического соревнования среди школьных отрядов и выявление победителей, получавших награды, осуществлялось два раза в год .

Решением исполкома Леноблсовета народных депутатов № 52, п. 39 от 30 мая 1942 г. предписывалось мобилизовать в помощь колхозам и совхозам для сельхозработ студентов вузов, учащихся техникумов и школ. В декабре 1942 г., когда подводили итоги социалистического соревнования подсобных хозяйств и организаций Ленинграда по уборке урожая овощей в 1942 г., особенно отмечались победители — учащиеся 47 школы Приморского района . По воспоминаниям В. А. Поздышевой, учившейся в той школе, 47 школа Ленинграда была награждена переходящим Красным знаменем, которое хранилось в актовом

732

зале школы .

Среди ленинградских школьниц, работавших в совхозе «Ланской», а позже в совхозе в Коломягах (сейчас — часть Приморского района Санкт-Петербурга), была десятилетняя Галя Зыбина, ставшая в 1952 г. олимпийской чемпионкой по толканию ядра. Она вспоминала, что за эту работу ее в декабре 1943 г. наградили медалью «За оборону Ленинграда» .

Ленинградские школьники были заняты и на других работах. Например, по заданию райкома комсомола старшеклассники 207-й школы блокадной зимой 1941/42 гг. после уроков обходили квартиры своего района и выносили на улицу

-734

трупы умерших детей[653] [654] [655] [656] [657].

Ленинградский горисполком держал под контролем и вопрос организации коллективного и индивидуального огородничества. Если в 1942 г. этот вопрос налаживался сумбурно, что в конечном итоге привело к довольно низким результатам в сборе урожая, то в 1943 г. горожане отнеслись к нему более основательно, готовясь к предстоящим сельскохозяйственным работам заблаговременно. По состоянию на 25 марта 1943 г. заявки в земельные органы о выделении индивидуальных и коллективных огородов подали 1830 предприятий и организаций. В эту деятельность включились 285 тыс. человек, для работы которых было выделено 2430 гектаров земли. Это было на 647 гектаров больше,

П'} с

чем обрабатывалось в Ленинграде в 1942 г.

Председатель заводского комитета завода «Вулкан» в те дни писал: «Для огородников нашего завода отведен земельный участок в 5 га. Нуждающиеся будут обеспечены лопатами, граблями и прочим необходимым инвентарем. Семена будут отпускаться по карточке огородника в определенном магазине. Для обеспечения семенами и рассадой (капустой, брюквой, свеклой и др.) завком заключил договор с одним из совхозов города. При завкоме организована консультация по вопросам обработки земельных участков, высадке и выращиванию отдельных культур. Для оказания повседневной практической помощи огородникам создана на заводе огородная комиссия»[658] [659]. То была типичная ситуация для ленинградских предприятий весной 1943 г. Рабочие предприятий готовились максимально использовать городские площади для реализации своих сельскохозяйственных планов.

Опыт, накопленный ленинградцами за период блокады в ведении сельскохозяйственной деятельности, во многом был уникальным. Еще осенью 1943 г., когда до полного снятия блокады оставалось несколько месяцев, сотрудниками Ленгорисполкома — зав. земельным отделом Ларионовым и его подчиненным — главным агрономом Михайловым был составлен план сельскохозяйственного развития пригородов Ленинграда на период с 1944 по 1948 г. План явно составлялся из расчета того, что в скором времени ближайшие к Ленинграду территории области будут освобождены от оккупации. В документе говорилось: «Для удовлетворения потребностей Ленинграда в продуктах питания, в соответствии с постановлением XVIII съезда ВКП(б) “Создать вокруг Москвы, Ленинграда картофельно-овощные и животноводческие базы, обеспечивающие полностью снабжение этих центров овощами, картофелем и в значительной степени молоком и мясом”, необходимо полностью использовать имеющиеся возможности и создать в пригородной зоне цветущее сельское хозяйство До войны в вышеназванных сельских районах (без Карельского перешейка) было 47 совхозов и 430 колхозов, которые давали Ленинграду

- ~ 737

незначительное количество товаров сельскохозяйственной продукции» .

На тех предприятиях, которые обладали пригодным для питания промышленным сырьем, ситуация была лучше, чем на остальных. Так, на заводе им. А. А. Жданова и заводе «Красный Октябрь» рабочим выдавали для питания олифу и столярный клей, из которого варили суп и студень, на кожевенном заводе и меховой фабрике рабочим выдавали шкуры животных, из которых также варили супы[660] [661].

Отличительной особенностью плана была его перспектива и всесторонний анализ потенциальных возможностей региона. В частности, учитывались земельные ресурсы, возможные потребности горожан в результатах сельскохозяйственного труда. Подчеркивалось, что производимая в Ленинградской области продукция будет не только более дешевой, чем привозная, но и более качественная, в том числе и более свежая[662]. По подсчетам авторов проекта, его реализация могла бы давать ленинградскому бюджету ежегодную экономию в размере 20 млн руб.[663]

Боевые действия на фронтах в 1943 г. во многом предопределили деятельность экономики Советского Союза и отдельных его регионов. Стратегия экономического развития страны была нацелена на восстановление развития отечественной промышленности. В рамках этой масштабной задачи необходимо было развивать промышленность строительных материалов. Для Ленинграда эта задача тоже была весьма-весьма актуальна. К сожалению, осознано это было не всеми. Вероятно, не случайным стало решение исполкома Ленгорсовета, в котором он высказал резкую критику по поводу хода выполнения в Ленинграде постановлений Совнаркома СССР, исполкома Ленгорсовета и бюро горкома ВКП(б) о восстановлении и развитии промышленности строительных материалов Ленинграда. В своем решении исполком Ленгорсовета депутатов трудящихся отмечал, что, несмотря на то, что с момента издания постановления исполкома Ленгорсовета и бюро горкома ВКП(б) от 25 октября 1943 г. прошло более месяца, работа по восстановлению промышленности строительных материалов и усилению материально-технической базы строительных организаций проводилась очень плохо. План капиталовложений по Горпромстрому на четвертый квартал выполнялся неудовлетворительно и находился под угрозой срыва (из квартального задания в 3604 тыс. руб. за октябрь и ноябрь было выполнено работ лишь на 800 тыс. руб.). Неудовлетворительный ход работ по восстановлению предприятий Горпромстрома был следствием того, что начальник управления Левин, главный инженер Звигзде и директора предприятий еще не перестроились в соответствии с возложенными на них большими задачами по восстановлению промышленности строительных материалов и продолжали работать медленно. Аппарат управления не был укомплектован квалифицированными инженерно­техническими работниками. Управление строительства исполкома Ленгорсовета не осознавало важности работ по восстановлению предприятий промышленности строительных материалов, вследствие чего план восстановительных работ по Горпромстрому выполнялся управлением неудовлетворительно (за два месяца было выполнено работ на сумму 464 тыс. руб. при плане на четвертый квартал в 1100 тыс. руб.). Так же неудовлетворительно выполняется план восстановления собственных предприятий управления строительства (за два месяца было выполнено только 25% квартального плана). Отдел местной промышленности ограничил свою работу по выполнению восстановления исполкома Ленгорсовета и бюро горкома ВКП(б) представлением проекта решения исполкома о расширении производства строительного инструмента и некоторых строительных материалов, но не приступил практически к организации производства строительных материалов и оборудования на предприятиях местной промышленности.

Ленжилуправление не предприняло нужных мер в отношении снабжения стройконтор основными строительными механизмами и восстановления санитарно-технической, электромеханической и лифтовой мастерских Ремжилстройтреста. Уполномоченный Г осплана при СНК СССР по Ленинграду и Ленинградской области Петров не выполнил постановления исполкома Ленгорсовета и бюро горкома ВКП(б) от 25 октября 1943 г. в части организации производства кровельной сутанки на одном из заводов города. Постановление Совнаркома СССР от 9 ноября 1943 г. выполнялось также неудовлетворительно: прием предприятий от наркоматов не проводился, медленно велась работа по изъятию строительных материалов для восстановления промышленности

741

стройматериалов .

Подводя итоги 1943 г., городские власти констатировали, что план развития городского хозяйства на четвертый квартал 1943 г. и 1943 г. в целом выполнен. Анализируя успехи и неудачи последних месяцев года, исполком Ленгорсовета отмечал: «В первой половине квартала завершены работы по подготовке жилого фонда и предприятий городского хозяйства к зиме и по уборке урожая овощей и картофеля; благодаря накоплению топливных запасов обеспечено устойчивое снабжение основных потребителей топливом и произведена выдача первой [664] партии дров населению. Все это, наряду с бесперебойной работой в течение квартала пассажирского трамвая, водопровода, бань и прачечных и увеличением предоставляемых ими услуг, обеспечило улучшение работы предприятий городского хозяйства и обслуживания населения. Однако ряд важных хозяйственных заданий, установленных на IV квартал 1943 г., не выполнен. Квартальный план восстановления предприятий промышленности стройматериалов Г орпромстрома и производственной базы Управления строительства выполнен неудовлетворительно. Горпромстром (т. Левин) и Управление строительства (т. Кутин) оказались неподготовленными к большим объемам восстановительных работ промышленных предприятий и не смогли в течение квартала изменить методы и темпы в соответствии с поставленными задачами. Вследствие этого плохо организован труд рабочих и не применяется простейшая механизация. План завоза топлива в Ленинград выполнен по дровам на 63% и по торфу на 30% вследствие неудовлетворительного завоза дров водным путем и слабой подвозки лесозаготовителями дров к линиям железной дороги»[665].

Приближалось январское наступление 1944 г., когда перспектива полного снятия блокады становилась реальностью. Войска Ленинградского фронта снабжались во многом централизованно. Но роль ленинградских предприятий в подготовке к предстоящему наступлению тоже была колоссальной. Только за 10 месяцев 1943 г. город дал фронту 2300 станковых пулеметов, 4450 ручных пулеметов, 120 тыс. ППС. Тогда же в Ленинграде была выпущена автоматическая зенитная пушка 137-го калибра, первые образцы которой в ноябре 1943 г. уже

поступили на вооружение[666].

В 1943 г. в Ленинграде и пригородах проводились колоссальные работы по укреплению оборонительных сооружений. В целях подготовки к предстоящим наступательным действиям войск фронта по решению его Военного совета было
осуществлено переформирование рабочих эшелонов, из которых были образованы строительные колонны. В мае 1943 г. помимо уже имевшихся было образовано шесть новых строительных колонн в составе 6 тыс. человек. В апреле 1943 г. было принято решение о строительстве дополнительного пояса железобетонных сооружений на тыловом рубеже советских войск. Он проходил по линии Угольный порт — Средняя Рогатка — Купчино — ст. Александровская и получил условное наименование «Ижора». Его строительство велось нередко под артиллерийским обстрелом противника. В результате обстрелов было убито и ранено более 100 человек, большинство из которых были женщины[667] [668].

В 1943 г. на территории Лесотехнической академии был построен командный пункт Ленинградского фронта, имевший кодовое наименование «Нева». Он представлял собой котлован глубиной 10 м, который забетонировали и укрепили таким образом, что его железобетонный настил мог выдержать прямое попадание 500-килограммовой авиабомбы. За его создание 168 строителей были награждены орденами и медалями Советского Союза .

В декабре 1943 г. — январе 1944 г. в целях восстановления экономики Ленинграда началась разборка и использование материалов 92 баррикад, построенных в городе за период блокады. Для того чтобы восстановить местную промышленность строительных материалов, по решению Совнаркома СССР часть военных строителей была демобилизована и направлена на заводы и фабрики Ленинграда[669].

Выводы по главе. Таким образом, анализируя ситуацию в народном хозяйстве Ленинграда в 1943 г., можно заметить ряд качественных изменений в его развитии. Казалось бы, в 1943 г. Ленинград, как уже отмечалось, в значительной мере исчерпал свои производственные резервы. Это касалось как запаса сырья и материалов, так и до предела изношенного оборудования. По
состоянию на 1 января 1943 г. основные фонды требовали восстановительного ремонта стоимостью 2122 тыс. руб.[670] Но, несмотря на это, испытывая кадровый дефицит, ленинградская экономика все же выполнила годовое задание. Более того, за счет внутренних резервов удалось полностью обеспечить предстоявшее крупномасштабное наступление Ленинградского фронта необходимой боевой техникой и оружием. Это во многом произошло потому, что в течение 1943 г. город сумел окончательно перестроиться на военный лад. По существу, вся городская экономика полностью работала на оборону. Все ленинградские предприятия, включая не только крупные фабрики и заводы, но и небольшие, но очень маневренные с точки зрения регулирования плановых заданий производственные артели, представляли собой монолит производственных и хозяйственных отношений, непрерывно подпитывавшийся денежными средствами.

Усилившаяся с января 1943 г. связь с Большой землей была не только морально укрепляющим фактором. Она носила заметный практический характер. Впервые за все время войны у ленинградцев появилась возможность заметно увеличить объемы получаемого продовольствия, топлива и сырья, без которых развитие производства было бы невозможным.

Именно в 1943 г. ленинградские предприятия сумели стабилизировать кадровую обстановку на своих предприятиях. Участники производственного процесса стали качественно другими. Это были в основном женщины и подростки, а также не годные к службе мужчины и бывшие фронтовики, получившие на фронте значительные увечья. Но они уже сумели получить подготовку, заметно повысившую их производственную квалификацию. Число неквалифицированных рабочих заметно уменьшалось за счет обучения непосредственно на производственных местах. Кроме того, местным властям и военному командованию удалось найти формы взаимодействия, благодаря которым армия и флот оказывали практическую помощь производственным предприятиям, а те, в свою очередь, осуществляли необходимую шефскую работу на кораблях и в воинских частях. Идея «народ и армия — едины» стала не просто лозунгом, а практической формой взаимодействия.

Ленинградцы понимали, что, обеспечив успех на фронте, они обеспечат и полное снятие блокады, что позволит коренным образом улучшить военную жизнь города и его экономику. Осознание этого давало новые силы в развитии экономики Ленинграда в условиях блокады.

<< | >>
Источник: ЗОТОВА Анастасия Валерьевна. Вклад Ленинграда в достижение Победы в Великой Отечественной войне: народное хозяйство города в условиях военного времени (июнь 1941 г. — май 1945 г.). ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора исторических наук. 2016
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Динамика экономических показателей функционирования предприятий Ленинграда в преддверии полного снятия блокады:

  1. 1.3.1 Проблема формирования полного состава технических показателей продукции
  2. 20.2. МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ. ДИНАМИКА МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ В СТРАНАХ СНГ
  3. Тема 42. Основные показатели функционирования национальной экономики.
  4. ГЛАВА 9 ВЗАИМОСВЯЗЬ И РАСЧЕТЫ ПОКАЗАТЕЛЕЙ ПО ТРУДУ НА ПРЕДПРИЯТИИ
  5. О ВЛИЯНИИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СЕКТОРА УСЛУГ НА МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА А. А. Сафронов
  6. Динамика ВКБ как показатель кризиса развития личности в условиях болезни
  7. Глава I. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ В МЕХАНИЗМЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ СИСТЕМ
  8. ГЛАВА II. ПОКАЗАТЕЛИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА
  9. Экономический ущерб предприятия
  10. Экономическое обоснование природоохранных мероприятий и показатели их эффективности
  11. 7.5. Экономическая безопасность организации (предприятия)
  12. 3.1. Влияние изменений климата на динамику и структуру экономического роста
  13. Когда и почему Вы почувствовали потребность перебраться в Ленинград? Почему Ленинград, а не, скажем, Москва?
  14. Вы, действительно, хорошо известны в Ленинграде. Почему Ленинград, а не Москва? Или и Москва тоже?
  15. СТОИМОСТЬ И ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИНФОРМАЦИОННЫХ СИСТЕМ ДЛЯ МАЛЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ Д. Кирилов
  16. ПРОБЛЕМА СНЯТИЯ ОТЧУЖДЕНИЯ Тимощук А.С.