<<
>>

Николай Гаврилович Чернышевский

Н.Г. Чернышевский (1828—1889) — русский философ, революционер-демократ, ученый, литературный критик, публицист и писатель. В 1856—1862 годах он был одним из руководителей журнала «Современник», в области литературной критики развивал традиции В.Г.

Белинского. Н.Г. Чернышевского считают вдохновителем революционного движения 1860-х годов.

В диссертации «Эстетические отношения искусства к действительности» (1855) Н.Г. Чернышевский проводит утилитарный взгляд на искусство: «...прекрасное есть жизнь; воспроизведение жизни — общий характеристический признак искусства, составляющий сущность его; часто произведения искусства имеют и другое значение — объяснение жизни; часто имеют они значение приговора о явлениях жизни». Эта работа имела большое влияние на развитие критики и литературы, положила начало «публицистической критике».

Вот главные выводы, к которым пришел исследователь: «1) Определение прекрасного: «прекрасное есть полное проявление общей идеи в индивидуальном явлении» — не выдерживает критики; оно слишком широко, будучи определением формального стремления всякой человеческой деятельности. Истинное определение прекрасного таково: «прекрасное есть жизнь»; прекрасным существом кажется человеку то существо, в котором он видит жизнь, как он ее понимает; прекрасный предмет — тот предмет, который напоминает ему о жизни. Это объективное прекрасное, или прекрасное по своей сущности, должно отличать от совершенства формы, которое состоит в единстве идеи и формы, или в том, что предмет вполне удовлетворяет своему назначению. Возвышенное действует на человека вовсе не тем, что пробуждает идею абсолютного; оно почти никогда не пробуждает ее. Возвышенным кажется человеку то, что гораздо больше предметов или гораздо сильнее явлений, с которыми сравнивается человеком. Трагическое не имеет существенной связи с идеею судьбы или необходимости.

В действительной жизни трагическое большею частью случайно, не вытекает из сущности предшествующих моментов. Форма необходимости, в которую облекается оно искусством, — следствие обыкновенного принципа произведений искусства: «развязка должна вытекать из завязки», или неуместное подчинение поэта понятиям о судьбе. Трагическое по понятиям нового европейского образования есть «ужасное в жизни человека». Возвышенное (и момент его, трагическое) не есть видоизменение прекрасного; идеи возвышенного и прекрасного совершенно различны между собою; между ними нет ни внутренней связи, ни внутренней противоположности. Действительность не только живее, но и совершеннее фантазии. Образы фантазии — только бледная и почти всегда неудачная переделка действительности. Прекрасное в объективной действительности вполне прекрасно. Прекрасное в объективной действительности совершенно удовлетворяет человека. Искусство рождается вовсе не от потребности человека восполнить недостатки прекрасного в действительности. Создания искусства ниже прекрасного в действительности не только потому, что впечатление, производимое действительностью, живее впечатления, производимого созданиями искусства: создания искусства ниже прекрасного (точно так же, как ниже возвышенного, трагического, комического) в действительности и с эстетической точки зрения. Область искусства не ограничивается областью прекрасного в эстетическом смысле слова, прекрасного по живой сущности своей, а не только по совершенству формы: искусство воспроизводит все, что есть интересного для человека в жизни. Совершенство формы (единство идеи и формы) не составляет характеристической черты искусства в эстетическом смысле слова (изящных искусств); прекрасное как единство идеи и образа, или как полное осуществление идеи, есть цель стремления искусства в обширнейшем смысле слова или «уменья», цель всякой практической деятельности человека. Потребность, рождающая искусство в эстетическом смысле слова (изящные искусства), есть та же самая, которая очень ясно выказывается в портретной живописи.
Портрет пишется не потому, чтобы черты живого человека не удовлетворяли нас, а для того, чтобы помочь нашему воспоминанию о живом человеке, когда его нет перед нашими глазами, и дать о нем некоторое понятие тем людям, которые не имели случая его видеть. Искусство только напоминает нам своими воспроизведениями о том, что интересно для нас в жизни, и старается до некоторой степени познакомить нас с теми интересными сторонами жизни, которых не имели мы случая испытать или наблюдать в действительности. Воспроизведение жизни — общий, характеристический признак искусства, составляющий сущность его; часто произведения искусства имеют и другое значение объяснение жизни; часто имеют они и значение приговора о явлениях жизни» (114, с. 90—92). Здесь находят место материалистические идеи Н.Г. Чернышевского.

Из статей Чернышевского по литературной критике особенно значимы «Очерки гоголевского периода русской литературы» (изданы отдельно в 1892 году), работа «Лессинг, его время, его жизнь и деятельность» (вошла в сборник «Эстетика и поэзия» в 1893 году). До сих пор интересны очерки, посвященные Пушкину, Гоголю, Тургеневу, Островскому, Льву Толстому (в первые собраны в сборнике под заглавием «Критические статьи», 1893). Труды Чернышевского имеют значимость для истории литературы. В них он говорит об общественных настроениях, системе общественной жизни, философских направлениях, об исторических перспективах.

Н.Г. Чернышевский редактировал перевод «Всемирной истории» Ф.К. Шлоссера и перевел с примечаниями его же «Историю XVIII века». Под псевдонимом «Андреев» Чернышевский переводил «Всеобщую историю» Г. Вебера, к некоторым из томов писал предисловия.

Как филолог Н.Г. Чернышевский занимался исследованием языка. Критикуя труды западноевропейских лингвистов В. фон Гумбольдта, Я. Гримма, Чернышевский подвергает критике и исследования русских филологов Ф.И. Буслаева и А.Ф. Гильфердинга. Говоря о лингвистическом наследстве Н.Г.Чернышевского, Е.А. Василевская отмечает: «...Н.Г.

Чернышевский не отрицал значения сравнительно-исторического метода в языкознании, но вносил в него свои коррективы. В то время как большинство. лингвистов ограничивались изучением мертвых языков, Чернышевский предлагает изучить живые языки. В. рецензии на работу «Грамматические заметки» В. Классовского, Чернышевский утверждает, что основательное знание дается только «сравнительно-исторической филологиею...». В другом месте, рассматривая труд О. Бодянского «О времени происхождения славянских письмен» (М., 1855), Чернышевский высказывает ряд интересных соображений по вопросу о хронологии возникновения старославянской письменности и утверждает, что вопрос о языке перевода может быть правильно разрешен только при помощи сравнительноисторического метода. Для решения вопроса о славянском языке, на который были переведены греческие книги, по справедливому замечанию Н. Г. Чернышевского: «...у нас есть положительные, непоколебимые данные: язык самого перевода и нынешние славянские наречия. Их критическое сличение с восстановленным по древнейшим спискам кирилловским текстом даст несомненный вывод». Характерно, что Чернышевский предлагает не ограничиваться только письменными текстами, а включать в орбиту научного изучения и живые славянские языки» (28, с. 145—146).

Исследователи отмечают, что Н.Г. Чернышевский со студенческих лет интересовался лексикологией и лексикографией. Будучи еще двадцатилетним студентом он трудился над составлением словаря «Начальной летописи» («Повести временных лет»), много работал над изучением Ипатьевской летописи. В сентябре 1853 года был издан словарь Н.Г. Чернышевского под названием «Опыт словаря из Ипатьевской летописи. Материалы для сравнительного и объяснительного словаря русского языка и других славянских наречий». Е.А. Василевская отмечает: «В словаре Чернышевского нет единообразия в построении, не выдержан алфавитный порядок и во главе гнезда ставится то существительное, то прилагательное, то глагол, то наречие, что затрудняет зачастую пользование словарем.

Есть ошибочные отнесения слов разных корней к одному гнезду. Толкования слов также разнообразны и пестры. Некоторые слова, которые, по мнению Чернышевского, давно известны, например, август, Агн-я, пле-мя, пьшен-иця, спт-ь, солома, соболь, соколъ, хлпб-ъ, ч#ша, оставлены без объяснений. Иногда объяснения даются путем контекста, например слово оукропъ. «Больного влагают в оукропъ», но нет указания, что оукропъ — это горячая или теплая вода. Кроме того, слово оукропъ стоит не на своем месте по алфавиту. Отдельные слова объяснены синонимически. Например, биричь — глашатай, бирючь; горазд-ый — очень хороший, искусный; томи-тель — мучитель. В ряде случаев даются подробные объяснения слов, на

пример, вехоть — соломы клок; уй — дядя по матери, стрьи, стрый, строй — дядя по отцу. Объяснения эти Чернышевский составляет подробно, точно, конкретно. Например, слово мъстичь — помещено в гнездо под словом место — житель внешнего города: они противополагаются горожанам, жившим в крепости. В целом ряде случаев автор не ограничивается просто объяснением, но приводит ряд контекстов, например: болоние — низменное место, но не всегда поёмное... луг, займище; на болоньи растут лозы, наводнение затопляет его; на болоньи в Киеве построены дворы. lt;...gt;

...при составлении словаря у Чернышевского не было единого принципа. Одни слова остаются совсем без объяснений, другие объясняются синонимически. В одних случаях исследователь пытается объяснить слова контекстом, в других случаях подробно и четко толкует их значение. В распределении слов по гнездам наблюдаются ошибки. Но тем не менее, на том историческом этапе, на котором составлялся словарь, работа Чернышевского свидетельствует не только о глубоких лингвистических интересах, но и о большой научно-теоретической подготовке автора. lt;...gt; Во время работы над словарем Чернышевский делал обширные выписки из летописей, обрабатывал отдельные части, готовил материалы для будущей магистерской диссертации, посвященной языку Ипатьевской летописи.» (там же, с. 147—148).

Интерес к языковедческим вопросам, лексикографической работе Н.Г. Чернышевский сохранил на всю жизнь, о чем свидетельствует его внимание к работам В.И. Даля и «Толковому словарю живого великорусского языка». Н.Г. Чернышевский интересовался вопросами методики русского языка, в результате чего была написана «Грамматика» (опубликована в 1950 году в сборнике «Звенья», № 8). Этот труд остался незаконченным, но показывает, что Чернышевский хотел, чтобы изучение русского языка и литературы не было схоластическим, а представляло собой живой творческий процесс.

Н.Г. Чернышевский был также человеком одаренным в изучении европейских и восточных языков. По сведениям исследователей, он владел французским, немецким, английским, польским языками, хорошо знал классические языки — древнегреческий и латинский; изучал восточные языки — древнееврейский, персидский, татарский. 

<< | >>
Источник: Штайн К.Э., Петренко Д.И.. Филология: История. Методология. Современные проблемы. Учебное пособие. 2011

Еще по теме Николай Гаврилович Чернышевский:

  1. Николай Гаврилович ЧЕРНЫШЕВСКИЙ (1828-1889)
  2. НИКОЛАЙ ГАВРИЛОВИЧ ЧЕРНЫШЕВСКИЙ (1828-1889)
  3. БАБИЕВ Николай Гаврилович (30.03.1887-30.09.1920)
  4. Семен Гаврилович Зорич
  5. АРГУНОВ Афиноген Гаврилович (1886-05.10.1932)
  6. Николай Салос
  7. ПЕРЕПИСКА С НИКОЛАЕМ РЕМОНОМ
  8. НИКОЛАЙ БЕРДЯЕВ (1874—1948)
  9. НИКОЛАЙ ЛОССКИЙ (1870—1965)
  10. Архиепископ Николай (Добронравов)
  11. Блаженный Николай Кочанов
  12. АКАФИСТ СВЯТИТЕЛЮ НИКОЛАЮ
  13. Поспелов Г.Н., Николаев П.А., Волков И.Ф.. Введение в литературоведение, 1988