<<
>>

РАДИКА ЛЬНЫЙ ПОСТМОДЕРНИЗМ АРХИТЕКТУРЫ ЖАНА БОДРИЙЯРА

Один из ведущих социологов постмодерна Жан

Бодрийяр, описывая современное общество, упоми-

нает как базовый процесс концентрацию населения

и увеличение производства отходов [16].

Для урбани-

стической проблематики Бодрийяра важны три поня-

тия: «концентрация», «опустынивание» (процесс об-

ратный и сопутствующий концентрации) и имеющее

по его (Бодрийяра) мнению первостепенное значение

понятие критической массы. Бодрийяр считает, что

«у социальной сущности есть свои пределы». Суть про-

блемы критической массы он видит в том, что по мере

роста концентрации населения разрушается сама со-

циальность. Бодрийяр сравнивает современное обще-

ство и законы его развития с космологическими от-

крытиями законов развития Вселенной, утверждая,

что при превышении Вселенной определенного по-

рога массы, большой взрыв и расширение переходят

в сжатие (имплозию) - big crunch. Бодрийяр считает, что

«бурный рост населения, расширение сетей контроля,

органов безопасности, коммуникации и взаимодей-

ствия, равно как и распространение внесоциальности»

приводят к имплозии реальной сферы социального.

В информационной сфере, например, обилие инфор-

мации аннулируется само собой и приводит к эффекту

перенасыщения информацией. Эпицентром этих про-

33

ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ

АРХИТЕКТУРЫ

цессов современного общества, по мнению Бодрийяра,

является современный мегаполис. В социальном плане

эти процессы «порождают в индивидах безразличие

и замешательство». Он сравнивает модель современно-

го общества с транспортной развязкой: «Пути движения

здесь никогда не пересекаются, ибо у всех одно и то же

направление движения? Может, в этом и заключается

суть коммуникации? Одностороннее сосуществование.

За его фасадом кроются все возрастающее равнодушие

и отказ от любых социальных связей» [16]. Если со-

гласиться с космологическим диагнозом Бодрийяра,

то остается вопрос, к чему в будущем приведет эта со-

циальная сингулярность современного общества - к со-

циальной «черной дыре» или появлению «сверхновой»?

Суть современной архитектуры, по Бодрийяру, за-

ключается в «искусственном моделировании мира, спе-

циализации и централизации функций и распростране-

нии по всему миру этих искусственных построений» [16].

Для Бодрийяра современный мир представляется

виртуальным, и архитектура также становится виртуаль-

ной, т.е. соответствующей этому миру.

«В виртуальном мире речь уже не идет об архитек-

туре, которая умеет играть на видимом и невидимом,

или о символической форме, которая играет одновре-

менно с весом, центром тяжести предметов и потерей

этих характеристик. Речь идет об архитектуре, в кото-

рой больше нет загадки, которая стала простым опера-

тором видимого, об «экранной» архитектуре, которая

вместо того, чтобы быть «естественным разумом» про-

странства и города, превратилась, в каком-то смысле,

в их «искусственный разум» (я ничего не имею против

искусственного разума, за исключением того факта, что

он в своем всеохватывающем расчете претендует на то,

чтобы поглотить все остальные формы и свести духов-

ное пространство к цифровому)» [17. - C. 22].

34

РАДИКАЛЬНЫЙ ПОСТМОДЕРНИЗМ

АРХИТЕКТУРЫ ЖАНА БОДРИЙЯРА

Современная архитектура, по мнению Бодрийяра,

отражает не талант мастера и не является произведе-

нием искусства, становясь воплощением технических

и технологических возможностей компьютерного про-

ектирования и строительства.

«Все то, что подобным образом создается при по-

мощи техники и с использованием огромных возможно-

стей диверсификации, приводит к появлению автомати-

ческой формулы мира.

Это проявляется и в архитектуре,

которая полностью стала полагаться на технические

возможности - при этом я понимаю не только материа-

лы и конструкции, но и концептуальные модели. Следо-

вательно, архитектура больше не указывает на какую бы

то ни было правду, на оригинальность, а скорее лишь

на техническое наличие форм и материалов. Правда, ко-

торая обнаруживается в этом, уже не представляет объ-

ективные условия или, тем более, субъективную волю

архитектора, но отражает технические характристики

и их функционирование. Это можно пока называть ар-

хитектурой, но нельзя при этом ни в чем быть уверен-

ным» [17. - С. 25].

Для подтверждения своих мыслей Бодрийяр ис-

пользует здание музея Гуггенхейма в Бильбао, постро-

енное всемирно известным архитектором Фрэнком

Гери, проект которого считается примером успешного

в финансовом отношении культурного проекта, так как

он оказал значительное влияние на жизнь города и оку-

пился всего за три года - характерный пример успешной

архитектуры общества потребления.

Бодрийяр считает, что Музей Гуггенхейма в Биль-

бао-«этоидеальныйобразецвиртуальногообъекта,про-

тотип виртуальной архитектуры. Он создан на основе

сведения воедино комбинируемых элементов и модулей

таким способом, который может применяться при соз-

дании тысячи подобных музеев, при этом изменяться

35

ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ

АРХИТЕКТУРЫ

будут только программное оборудование и правила об-

работки данных. И даже его содержание - коллекции

и объекты искусства - полностью виртуальны. Сколь

сильно удивительны его неустойчивая конструкция

и нелогичные формы, столь же маловыразительны его

выставочные пространства. Он является лишь символи-

ческим представлением и «инсценировкой» машинного

оборудования, прикладной технологии - как было уже

упомянуто, не любой.

Объект удивителен, но это лишь

экспериментальное чудо, сравнимое с биогенетическим

исследованием тела, породившим огромное количество

клонов и химер. Музей Гуггенхейма - это простран-

ственная химера, продукт машинных процессов, кото-

рые опередили саму архитектурную форму» [17. - С. 26].

«Собственно говоря, он не оригинален. Правда со-

стоит в том, что при использовании техники и аппарату-

ры все теряет свою оригинальность. Все элементы лег-

ко комбинируются, нужно только приспособить их для

представления публике как большинство постмодер-

нистских форм?» [17. - С. 26].

Музей Гуггенхейма - это не единичный пример, Бод-

рийяр находит черты виртуальной архитектуры (архи-

тектуры клонов) в наиболее значительных сооружениях,

ставших символом современного общества, например,

в разрушенных 11 сентября 2001 года башнях-близнецах.

«Лично я всегда интересовался пространством,

и прежде всего такими, так сказать, «построенными

объектами», которые изменяют понятие пространства.

То есть мне интересны такие объекты как Beaubourg, World

Trade Center или Biosphere-2, то есть здания, которые (для

меня) не представляют собой архитектурного чуда. Они

меня захватывают не своим архитектурным значением.

Эти здания будто из иного мира - что можно, впрочем,

сказать о большинстве крупных архитектурных объ-

ектов нашего времени. В чем их правда? Когда я в по-

36

РАДИКАЛЬНЫЙ ПОСТМОДЕРНИЗМ

АРХИТЕКТУРЫ ЖАНА БОДРИЙЯРА

исках правды беру, к примеру, такое здание как башни-

близнецы, то я вижу, что архитектура уже в 1960-е годы

возвещала приход гиперреального, а может, даже элект-

ронного общества и соответствующей эпохи, в которой

обе башни выглядят как перфолента. Можно сегодня ска-

зать, что они были клонами друг друга, якобы предвос-

хищая конец всего подлинного.

Являются ли они, таким

образом, предвестниками нашего времени?» [17. - С. 10].

Бодрийяр сожалеет об исчезновении архитектуры,

он хотел бы, «чтобы архитектура, архитектурный объ-

ект оставались чем-то необычным, и чтобы их не постиг-

ла та участь, которая нас окружила; не наступила бы эпо-

ха виртуальной реальности архитектуры» [17. - С. 29].

«Фактически, мы уже на пол-пути к этой эпо-

хе», - продолжает Бодрийяр. «Архитектура сегодня слу-

жит по большей части культуре и коммуникации, то есть

виртуальному эстетическому идеализированию всего

общества. Она функционирует как музей, содержащий

социальную форму (мы называем ее культурой) немате-

риальных потребностей, которые не могут более никак

быть определены, кроме как бесчисленные здания куль-

туры. Когда музеефицируются люди из определенного

окружения или места (в эко-музеях, где они становятся

виртуальными статистами своей собственной жизни -

то есть теряют свою оригинальность), они потоком на-

правляются в огромные, более или менее развлекатель-

ные «склады», то есть культурные и торговые центры

по всему миру, или в транспортные и транзитные пунк-

ты (которые на французском языке совершенно верно

обозначены «lieux de disparition», то есть «пункт исчезно-

вения). В Осаке, Япония, уже строится памятник комму-

никации XXI века. Архитектуру сегодня поработили все

эти транспортные, информационные, коммуникацион-

ные и культурные функции. В этом и заключается функ-

ционализм, который достиг огромных размеров и уже

37

ЗАПАДНАЯ СОЦИОЛОГИЯ

АРХИТЕКТУРЫ

не принадлежит механическому миру органических

потребностей и реальным социальным условиям, а яв-

ляется функционализмом виртуального мира, то есть

зачастую связан с бесполезными функциями, подвергая

опасности саму архитектуру, которая может также пре-

вратиться в бесполезную функцию.

В чем опасность?

В том, что процент клоновой архитектуры по всему

миру - этих прозрачных, развлекательных, мобильных,

несерьезных зданий как сети виртуальной реальности -

значительно может возрасти» [17. - С. 30].

«Большинствосовременныхобщественныхзданий

сверхразмерны и создают впечатление пустоты (не про-

странства): работы или люди, которые там находятся,

сами выглядят как виртуальные объекты, будто нет не-

обходимости в их присутствии. Функциональность бес-

полезности, функциональность ненужного простран-

ства (культурный центр в Лисабоне, Grande Bibliotheque de

France и так далее)» [17. - С. 32].

«Драма современной архитектуры состоит в бес-

конечных клонах того же самого типа зданий в зависи-

мости от функциональных параметров или определен-

ного вида типичной или живописной архитектуры»

[20. - С. 34]. Взглянув вокруг, на современную архитекту-

ру, в том числе и на архитектуру современной Москвы,

трудно не согласиться с Бодрийяром.

В то же время Бодрийяр хочет надеяться на буду-

щее архитектуры.

«Архитектура имеет будущее по одной простой

причине: еще не создано такого здания, такого архи-

тектурного объекта, которые могли бы положить ко-

нец всем другим формам, которые предопределили бы

конец пространства. Таким образом, нет такого города,

который бы предопределил конец всех других городов,

такой мысли, которая предопределила бы конец всех

других мыслей» [17. - С. 38].

38

ПОСТСТРУКТУРАЛИЗМ

АРХИТЕКТУРЫ ПЬЕРА БУРДЬЕ

<< | >>
Источник: Вильковский М.. Социология архитектуры. - М.: Фонд «Русский авангард». - 592 с., ил.. 2010

Еще по теме РАДИКА ЛЬНЫЙ ПОСТМОДЕРНИЗМ АРХИТЕКТУРЫ ЖАНА БОДРИЙЯРА:

  1. ЖАН БОДРИЙЯР АРХИТЕКТУРА: ПРАВДА ИЛИ РАДИКА ЛЬНОСТЬ?
  2. СОЦИА ЛЬНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ И АРХИТЕКТУРА АВАНГАРДА
  3. «Архитектура общества: теории социологии архитектуры» - програмный документ немецкой социологии архитектуры. Й. Фишер и Х. Делитц
  4. 2. Спектр подразделов социологии применительно к архитектуре и теории архитектуры
  5. 3. Ж. Бодрийяр: создание «антисоциальной» теории
  6. 1. Архитектура и теория архитектуры с точки зрения различных теоретических концепций социологии
  7. АНА ЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ АРХИТЕКТУРЫ КАРЛА ГУСТАВА ЮНГА. АНТРОПОМЕТРИЗМ В АРХИТЕКТУРЕ
  8. Архитектура как средство отражения социальных процессов: социология архитектуры с точки зрения философской антропологии и эстезиологии
  9. 4. Симулякры и симуляции современного общества (по мотивам произведений Ж. Бодрийяра
  10. ПОСТМОДЕРНИЗМ
  11. КРИТИКА "МОДЕРНА" И "ПОСТМОДЕРНИЗМ"
  12. ГЛАВА ПЯТАЯ Постмодернизм
  13. Постмодернизм
  14. 6.8. Постмодернизм
  15. § 29. ПОСТМОДЕРНИЗМ
  16. ПОСТМОДЕРНИЗМ
  17. ПОСТМОДЕРНИЗМ И СОВРЕМЕННАЯ КОМПАРАТИВИСТИКА
  18. Диалогичность постмодернизма
  19. Технология постмодернизма
  20. 5.1. Постмодернизм как направление в социальной теории