<<
>>

3.1.3. Согласование методологических стратегий. Плюрализм или синтез?

Совместимы ли методологические стратегии? Можно ли их согласовать друг с другом? Означает ли использование одного подхода практическую невозможность использования другого? Попытаемся ответить на эти вопросы, характеризуя уже сложившиеся и зарекомендовавшие себя социологические теории.
Причем зададимся сначала вопросом о том, можно ли согласовать оппозиционные стратегии. То есть правомерно ли, например, уделять внимание институтам общества, не теряя из поля зрения человеческое взаимодействие; признавать приоритет практического действия, не отрицая значимость субъективного; выявляя факторы, обеспечивающие устойчивость общества, фиксировать внимание на конфликтующих силах и имеющихся противоречиях?

Оказывается, что абсолютное противопоставление, например, макросоциологии и микросоциологии, институционального подхода и поведенческого неправомерно. Более того, во многих теориях они фактически совмещаются. К этому заключению приходишь, когда знакомишься, в частности, с социологическими теориями Макса Вебера, Толкотта Пар-сонса и других социологов. И у М.Вебера, и у Т.Парсонса

136

МЕТОДОЛОГИЯ И ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ СОЦИОЛОГИИ

значительное место в их теориях занимают размышления о социальных действиях индивида.

Категория "социального действия" была одной из основных составляющих общей концептуальной (понятийной) схемы, лежащей в основе построения многих теорий15. Назначение социальных институтов, как принято во многих социологических теориях, относимых к макросоциологии, — поставлять образцы поведения, некоторые шаблоны, в соответствии с которыми действуют индивиды и группы. Причем каждый институт (семья, образование и др.) заключает в себе образцы определенного типа, характеризующего его (института) специфику. В некоторых определениях и утверждениях совмещение поведенческого и институционального подходов настолько значительно, что практически невозможно установить, отдает ли автор свои симпатии макро- или микросоциологии.

Например, популярный в настоящее время американский социолог Энтони Гидденс, определяющий социологию как общественную науку, предметом изучения которой являются "социальные институты"16, рассматривает общество как совокупность или систему институциализированных форм поведения.

"Под "институциализированными" формами поведения, — пишет Э.Гидденс, — подразумеваются формы сознания и действий, которые повторяются или, выражаясь языком современной социальной теории, воспроизводятся обществом в длительной пространственно-временной перспективе"17.

Получается, что различные социальные институты, существующие для выполнения тех или иных функций, реализуют их лишь через человеческие действия. Последние же упорядочены и ограничены определенными рамками, благодаря наличию и функционированию институтов.

Вообще безоговорочное отнесение той или иной теории к макро- или микросоциологии порой весьма сомнительно. Даже марксистская концепция, которую, например, с большим основанием следовало бы отнести к макросоциологи-ческим (особенно теорию общественно-экономической формации), предполагает в качестве отправной точки рассуждений "действительных индивидов": "их деятельность и материальные условия их жизни, как те, которые они находят уже готовыми, так и те, которые созданы их собственной

137

РАЗДЕЛ 3

деятельностью"18. Соответственно общество как система общественных отношений выступает и как определенный способ человеческой деятельности (жизнедеятельности) или, как принято считать, "способ производства".

Интересно также сопоставить две методологические оппозиции: микро-макро и объективную-субъективную. В социологической литературе (включая учебную) зачастую макроподход отождествляют с объективным, а микро — с субъективным (отчасти об этом уже шла речь — см. 3.1.2). Так, Нейл Смелзер в своем учебнике "Социология" пишет следующее: "Микросоциология изучает общение людей в повседневной жизни — интеракцию, их взаимодействие. Исследователи, работающие в этом ключе, считают, что социальные явления можно понять лишь на основе анализа тех смыслов, которые люди придают данным явлениям при взаимодействии друг с другом"19.

И действительно, в тех теориях, на которые Н.Смелзер ссылается (Джорджа Хоманса, Гарольда Гарфинкеля, Эрвина Гоффмана), так или иначе внимание сосредотачивалось не на объективной логике человеческих поступков и поведения, а на тех мотивах, которыми люди при этом руководствовались, том значении, которое они придавали тем или иным поступкам и явлениям, тех символах, которые они принимали или отрицали.

Взаимодействие (интеракция) может, таким образом, пониматься двояко. Например, в теориях символического интеракционизма — это одно: здесь типична субъективистская трактовка взаимодействия. В концепциях же бихевиористских социологов (Беррес Скиннер) — это другое: опосредованность поведения сознанием, его субъективный характер здесь игнорируются20.

Логика рассуждений, приводящих к отождествлению микроподхода с субъективным, а макроподхода — с объективным, такова: реальное индивидуальное действие непременно опосредствовано сознанием, целью, мотивом действия, оценками и ценностями (представлением о хорошем и плохом и т.д.). Следовательно, если строится поведенческая картина общественного мира, то определяющее место в ней должны занимать так или иначе компоненты сознания. Когда же общество рассматривается как целостное надиндивидуальное образование с присущей ему структурой, составляющими частями, то живые индивиды, наделенные сознанием, как бы

138

МЕТОДОЛОГИЯ И ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ СОЦИОЛОГИИ

игнорируются, соответственно такой подход является объективным. Понимаемая таким образом объективность приписывается не только К.Марксу и О.Конту, но и М.Веберу, Т.Парсонсу, Р.Мертону.

На самом деле для подавляющего большинства макротеорий (кроме натуралистических и марксистских) характерно, как неоднократно отмечалось, стремление сосредотачивать внимание на субъективно-смысловой, духовно-ценностной стороне общественных явлений, включая социальные институты и общество как социальное целое. Структура общества, место того или иного института в нем обусловлены при таком понимании совокупностью ценностей (представлений о хорошем, плохом, должном и др.). Именно единая система ценностей обеспечивает интеграцию общества. Соответствие принятым в обществе ценностям означает нормальное его состояние, несоответствие — отклонение от нормы. Структура общества оказывается нормативно-ценностной структурой.

Представители макросоциологии, начиная с Э.Дюркгейма, еще в большей степени — с появлением теории М.Вебера — специфически общественное связывали именно с духовным, ценностно-нормативным, хотя признавали, что социолог имеет дело с надиндивидуальным.

С этого времени идеи функционализма развивались "бок о бок" с ценностно-нормативным пониманием общества. Эта связь наиболее четко обнаружила себя в структурно-функциональном анализе, оформившемся после второй мировой войны и связанным с именем Т.Парсонса.

Интерпретаторы теории Т.Парсонса указывают на то, что в том или ином конкретном обществе (стране, государстве) любой социальный институт может играть определяющую (стержневую) роль. Например, в американском обществе такую роль играет экономика, в индийском — религия, в китайском — семья, в СССР — политика и т.д. И определяется все это тем, каковы общественно одобряемые цели и идеалы.

Таким образом, субъективно-ценностная методология, в основе которой лежит представление об основополагающей роли ценностей и норм в обществе, может быть связана и с макротеориями, и с микротеориями. Точно так же объективно-предметная методология может сопутствовать и микро-, и макроподходу.

139

Что касается оппозиции объективно-предметного и субъективно-ценностного подходов, то оппозиция эта также не является абсолютной. Во-первых, поступки, действия, деятельность так или иначе связаны или даже причинно обусловлены фиксированными в сознании эталонами деятельности, человеческими ориентациями. Все это так или иначе запечатлевается в предметно-вещественных результатах деятельности. Цели, программы поведения, идеалы, то есть различного рода духовные конструкции овеществляются (опредмечиваются) в технике, технологии, произведениях искусства, архитектурных сооружениях и прочих результатах человеческой деятельности. С другой стороны, различного рода духовные конструкции могут быть реконструированы, как бы "извлечены" из рукотворных предметов (например, "памятников культуры"), ибо в них запечатлены способы человеческой деятельности, человеческие предпочтения и желания. А раз так, раз в самой действительности объективное и субъективное непрерывно как бы переходят друг в друга, нет необходимости чрезмерно противопоставлять указанные подходы, прочерчивать между ними абсолютную границу.

Да и в самой социологии существуют теории, которые трудно более или менее определенно отнести к субъективистской или объективистской методологиям.

К таким, например, теориям относится "теория обмена"21. Она в значительной степени была разнородна. Различные представители ее склонялись в большей степени к тому или иному подходу, а методологическая позиция была неясной, как бы "стертой". На это обстоятельство указывает, в частности, Джонатан Тернер, характеризуя интеллектуальные корни теории обмена22.

Неправомерно и абсолютное противопоставление функ-ционалистского и конфликтного подходов, что становится ясным, когда знакомишься, например, с разновидностями конфликтных теорий. Так, сама возможность существования "конфликтного функционализма", "функциональных теорий конфликта" (Георг Зиммель, Льюис Козер) говорит о некорректности абсолютного противопоставления этих двух оппозиционных подходов. Не случайно в более поздние времена появились попытки синтеза двух (вроде бы взаимоисключающих) разновидностей конфликтных теорий — диалектической и функционалистской23.

140

МЕТОДОЛОГИЯ И ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ СОЦИОЛОГИИ

Представляет также интерес рассмотрение того, как сочетаются оппозиционные стратегии функциональная-конфликтная с оппозицией субъективное-объективное. Оказывается, представители различных конфликтных теорий — Г.Зиммель (конфликтный функционализм) и Р.Дарендорф (диалектическая теория конфликта) — были сторонниками субъективно-ценностного подхода. Тогда как К.Маркс, теорию которого, так же как и теорию Р.Дарендорфа, относят к диалектической разновидности теории конфликта — объективно-предметного, в отличие от Р.Дарендорфа, связывал изменения, порождаемые конфликтами, не с противоречиями систем ценностей, а с антагонизмами, заключенными в предметно-практической деятельности, и соответствующими им сочетаниями. Макротеория и микротеория могут одновременно быть либо субъективистскими, либо объективистскими, а также либо функционалистскими, либо конфликтными. Другими словами, каждую теорию можно характеризовать как бы по трем параметрам одновременно, и каждый раз мы характеризуем ее с определенной, отличной от двух других стороны.

Безусловно, можно было бы характеризовать теории еще по иным критериям, но можно ограничиться и вышеуказанными, так как они с наибольшей определенностью представлены в имеющихся социологических теориях и характеризуют последние по наиболее существенным параметрам.

Как же относиться к этому многообразию подходов? Почему приходится говорить об этом сразу же, приступая к изучению социологии? Потому что полезно сформировать толерантость (терпимость) к разным теориям, уметь видеть преимущество той или иной методологии, а главное — научиться использовать тот или иной подход для решения определенных конкретных задач. Какой из этих подходов лучше? Тот, который дает возможность более обоснованно ответить на вопросы, задаваемые исследователем, который способствует более успешному решению исследовательской проблемы. Теории, пользующиеся различными методологиями, могут не только исключать, но и дополнять друг друга — в этом суть плюралистического подхода, о котором в настоящее время в социологии вспоминают все чаще.

141

РАЗДЕЛ 3

Для современного этапа развития социологии, принимающей особый облик и испытывающей на себе действие механизма "повторяемости", характерны попытки синтеза разных подходов и теорий (см. 2.2.4). Так, Дж.Тернер описывает, например, каким образом пытались синтезировать диалектическую и функционалистскую теории конфликта: "диалектическая модель конфликта" рассматривалась как частный случай "модели функционального равновесия"24. "Социологический реализм" английского социолога Уильяма Аутвейта, о котором речь шла ранее (см. 2.2.4), также представляет собой попытку синтеза не только микро- и макроподхода, но фактически и объективного и субъективного подходов25. В связи с этим полезно вернуться к марксистской методологии, в которой, с одной стороны, в отличие от натурализма признается специфика "общественного", состоящая в особой роли сознания, духовного, а с другой — утверждается наличие объективной логики общественной жизни и возможности фиксирования ее объективными, общенаучными методами. Основоположники марксизма, отмежевываясь от натурализма и одновременно от субъективистской методологии, использовали известное представление о "параллелограмме сил": каждый человек, участвующий в событиях, делает это относительно сознательно, руководствуется определенными целями и желаниями. Но в результате участия многих действия как бы складываются, взаимопересекаются, образуя структуры, тенденции, которые не имелись в виду участниками, и в этом смысле они объективны, несводимы к индивидуальным действиям.

Размышления такого рода оказались актуальными в настоящее время в связи с новой волной антинатуралистических идей, которые теперь направлены против признания научности социологии (см. 2.2.4). С этих позиций К.Маркса обвиняют, в частности, в непоследовательности: с одной стороны, он признает объективную логику институциональных структур, а с другой — говорит об активной роли сознания в человеческой деятельности26.

Однако не меньший интерес представляют рассуждения современных социологов, пытающихся преодолеть крайности и натурализма и социологического радикализма. Доводы,

142

МЕТОДОЛОГИЯ И ОСНОВНЫЕ КАТЕГОРИИ СОЦИОЛОГИИ

приводимые ими, очень напоминают те, которые использовал К.Маркс. Уильям Аутвейт приводит, например, следующую выдержку из работы другого современного социолога Роя Бхаскара "Возможность натурализма" (понимающего натурализм широко, как признание правомерности объективно-предметной методологии): "Концепция, которую я предлагаю, состоит в том, что люди в своей сознательной деятельности по большей части бессознательно воспроизводят (и попутно преобразуют) структуры, обусловливающие их самостоятельные "производства". Так, люди вступают в брак не для того, чтобы поддержать жизнь капиталистического хозяйства. И тем не менее семья и хозяйство оказываются непреднамеренным последствием (и неизбежным результатом, равно как и необходимым условием) их деятельности"27.

Как видим, аргументы аналогичны тем, которые приводились столетие назад, мысль социологов бьется практически над одними и теми же проблемами. Но каждый раз она стимулируется новыми условиями, новыми задачами, которые приходится решать. И эффективность решения тех или иных задач, а не изощренность чисто теоретических построений — основной довод за или против той или иной методологии. Можно сослаться в связи с этим на то, как характеризуют, например, преимущество определенной социологической теории: одно дело говорить, что данная теория обладает большими возможностями для ликвидации недостатков социологических теорий, другое дело — показать, как эти возможности использовать, "продемонстрировать свои возможности по дополнению и замене других теорий, показать применимость своих принципов для предсказания изменений"28.

Этими важными для начинающих изучать социологию соображениями следует, с нашей точки зрения, заключить общее знакомство с различными методологическими стратегиями, используемыми в социологических исследованиях. Однако знакомство это необходимо и для того, чтобы в дальнейшем приобрести целесообразные навыки работы с социологическими категориями, разбираться в сложных, а порой противоречивых хитросплетениях социологических определений и установок.

143

РАЗДЕЛ 3

<< | >>
Источник: Попова И.М.. Социология. Введение в специальность. Учебник для студентов высших учебных заведений. Киев: Тандем. - 287 с. 1997

Еще по теме 3.1.3. Согласование методологических стратегий. Плюрализм или синтез?:

  1. 3.1. Понятие методологии. Оппозиция методологических стратегий в социологии, возможность их согласования
  2. Методологический плюрализм в психологии
  3. 3.2. Методологические стратегии и категории социологии
  4. 3.1.1. Методология и методологические стратегии
  5. ФИЛОСОФСКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ В РАЦИОНАЛЬНОМ ОБОСНОВАНИИ СОВРЕМЕННОЙ МАТЕМАТИКИ Михайлова Н.В.
  6. 3.1.2. Оппозиционные методологические стратегии , в социологии
  7. ОБ УНИВЕРСАЛЬНОМ СИНТЕЗЕ И АНАЛИЗЕ, ИЛИ ОБ ИСКУССТВЕ ОТКРЫТИЯ И СУЖДЕНИЯ
  8. СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО: СИНТЕЗ ГУМАНИТАРНОКУЛЬТУРНЫХ И НАУЧНО-РАЦИОНАЛЬНЫХ СТРАТЕГИЙ РАЗВИТИЯ ТЕОРИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИННОВАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ ЭТОС ПОЗНАНИЯ И ЦИВИЛИЗАЦИИ Алексеева Е.А.
  9. 12.6. Психологический механизм действия "личного интереса", или 0 стратегии поведения людей
  10. Основные стратегии межличностной борьбы Стратегия первая - принуждение
  11. Лекция VII От стратегии мира к стратегии роста
  12. СОГЛАСОВАНИЕ
  13. 3. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ, СОГЛАСОВАНИЕ ИНТЕРЕСОВ
  14. ТАБЛИЦА СОГЛАСОВАНИИ
  15. ПЛЮРАЛИЗМ И ЭКСТРЕМИЗМ
  16. Диктатура плюрализма
  17. 2. Плюрализм нитей в индивидуационных схемах