<<
>>

2.2.4. Повторяемость облика социологии, ее современный вид

Неудовлетворенность эмпирическими исследованиями, критика их ограниченности и неспособность объяснить происходящее более или менее определенно обозначились в середине 50-х годов. Эти настроения в социологии реализовались, в частности, в стремлении создать теории среднего уровня или, как их еще называют, "теории среднего ранга". Создание таких теорий связывают прежде всего с именем американского социолога Роберта Мертона. О нем уже шла речь при характеристике "социологии науки" (см. 2.1.1). Последняя как раз может служить одним из примеров теорий "среднего ранга".

Нельзя сказать, что в 30 — 40-х годах эмпиризм был абсолютно повсеместным.

Наряду с увлечением эмпиризмом разрабатывались теоретические концепции, например, концепции "функционализма"25. Причем функционализм этого периода отличался от раннего (натуралистического) новыми чертами "социологического теоретизирования", обозначившимися уже у М.Вебера. Речь идет о признании "волюнтаристической" (субъективистской) природы социального мира. Именно эта позиция была выражена в книге известного американского социолога-теоретика Толкотта Парсонса "Структура социального действия" (1937 г.)26. Здесь автор попытался создать "общую теорию действия", которая хотя и постоянно пополнялась последние четыре десятилетия, тем не менее осталась концептуально неотделимой от аналитической основы, впервые изложенной в "Структуре социального действия".

Однако вплоть до середины — конца 50-х годов эмпиризм был типичен для западной социологии, он практически господствовал в социологическом мире. Попытка создать и про-

66

ОБЩЕСТВО И СОЦИОЛОГИЯ

пагандировать "теорию среднего ранга" выражала стремление к компромиссу, к некоторому соединению эмпирического и теоретического. И действительно, таких теорий было создано немало: лидерства, массовой коммуникации, менеджмента, бюрократии, социального контроля и др. Тем не менее неудовлетворенность эмпиризмом нарастала.

Серьезной критике эмпиризм подвергся со стороны американских социологов П.Сорокина и Р.Миллса. Первый критиковал абсолютизацию (преувеличение) роли экспериментальных методов, считая их неэффективными применительно к изучению общественных явлений. Второй настаивал на том, что эмпиризм на самом деле не приближает к реальности, а удаляет от нее, так как фиксирует второстепенное, упуская главное, существенное. Поэтому Р.Миллс называл эмпиризм "абстрактным эмпиризмом". Р.Миллс довольно убедительно показал также, что именно абстрактный эмпиризм зависит от общества в наибольшей степени. Объясняется это тем, что эмпирические исследования требуют значительного финансирования. Соответственно они должны непрерывно поддерживаться правительством, промышленными корпорациями, крупными институтами и коммерческими структурами. Это приводит и к бюрократизации самой социологии.

На последующем развитии социологии отразились различного рода катаклизмы 60-х годов: массовые студенческие и антирасистские движения, активная правозащитная деятельность. Соответственно видоизменялась проблематика: ширилось изучение студенчества и различного рода общественных движений. Последние бросали вызов любой власти: государству, господству технократов, вузовской администрации, давлению старших в семье и т.д. Более того, происходят изменения в характере теоретизирования: активно разрабатывается конфликтная проблематика, предлагаются различные концепции конфликта (Ральф Дарендорф и Льюис Козер)27.

В 60-х годах развернулась серьезная критика функционализма Т.Парсонса и прежде всего за то, что основополагающая идея его концепции — консервативная "проблема порядка". Концепция Т.Парсонса, по мнению многих социологов, не даем возможности осмыслить происходящие изменения, ибо абсолютизирует статичность, игнорирует общественное разниi не.

Особенно яростной критике функционализм Т.Парсонса подвергается со стороны представителей так называемой лс-

РАЗДЕЛ 2

ворадикальной социологии28. Один из ее представителей, Ал-вин Гоулднер29, совсем недавно (в 50-е годы) был сторонником функционализма. В 60 — 70-е годы он выдвигает идею критического переосмысления имеющихся теоретических подходов, создания так называемой "альтернативной социологии". Призывы к радикальному подходу к обществу сочетались, таким образом, с признанием радикальных изменений в самой социологии. Принято считать поэтому, что леворадикальной социологии сопутствует радикализм в социологии.

Конец 60-х годов был переломным, как видим, не только в том смысле, что сменилась проблематика и переместились акценты в социологической теории. Перелом состоял и в другом, более глубоком смысле: менялся облик социологии. Сам "переломный период" датируют и более конкретно, имея в виду присущие ему социально-политические коллизии. Так, американский социолог Эдвард Тириакьян в докладе на XII Всемирном социологическом конгрессе в качестве переломного называет 1968 год. В течение этого года менялся, как он выразился, "дух эпохи" и поэтому год этот Э.Тириакьян считает "длинным годом". Пытаясь определить "период перемен" более точно, он указывает на осень 1967 года (начало) и лето 1969 года (завершение, а 1968 год — ядро периода)30. Именно в этот период, как считает Э.Тириакьян, происходят изменения и в социологической профессии, и в "социологическом воображении". Наиболее существенное изменение, которое претерпевает в этот период социология, состоит в значительном росте интереса к теории и в распространении теоретического плюрализма — многообразия теоретических подходов.

Характерным для этого периода является "возврат к классике", особенно к трудам К.Маркса, М.Вебера, Э.Дюркгейма. Эта "троица" в настоящее время причисляется к "лику святых", как выразился английский социолог Уильям Аутвейт. Отмечается также всевозрастающий интерес к изучению проблем бюрократии и исторической социологии, к тесной взаимосвязи социологии с другими социальными науками, к международному сотрудничеству в социологии31. Эти изменения, а особенно возрастание интереса к социологической классике наиболее четко были зафиксированы американским социологом Энтони Гидденсом в его книге "Капитализм и

68

ОБЩЕСТВО И СОЦИОЛОГИЯ

современная социальная теория" (1971 г.), а также в работах других социологов, например, в книге американского социолога К.Скиннера "Возвращение большой теории в науки о человеке" (1985 г.). Последующие труды Э.Гидденса32 подтверждают тот факт, что в 80-е годы процесс смены облика социологии не только продолжался, но и набирал силу. Причем происходит реабилитация и социологической классики XIX века, и недавно критикуемой концепции Т.Парсонса — самого значительного представителя теоретической социологии первой половины XX века. Концепция Т.Парсонса подвергается конструктивному анализу и истолковывается в соответствии с духом времени.

В 80-е годы идея плюрализма (множественности) теорий трансформируется в идею их синтеза (построения некоторой обобщенной, непротиворечивой теории, в которой бы органически были объединены различные подходы, которые рассматривались бы как взаимодополняющие).

Чем вызваны эти изменения? Что обусловило повторяемость облика социологии? На эти, как и на многие другие вопросы, касающиеся "эпохальных" изменений в социологии, отвечают по-разному. Ссылаются, например, на то, что "во времена решительных и быстрых изменений существует большая потребность в общей теории, возникающая на уровне здравого смысла, и эта потребность, по крайней мере частично, объясняет нынешний расцвет теоретической мысли"33.

Изменения в социологии, происходящие в 60-е, 70-е и 80-е годы, связывают с переходом от "модернизма", соответствующего индустриальному обществу, к "постмодернизму" — обществу постиндустриальному34.

Каждый переход к новому обществу означал кризис предыдущего: в первом случае, как отмечалось ранее, общества "традиционного", во втором — индустриального. Социально-политические процессы, о которых речь шла выше (коллизии 60-х годов), — это то, что лежало на поверхности, бросалось в глаза, порождало острые критические настроения. В основе этих процессов находилась глубокая социально-экономическая трансформация, охватившая всю систему хозяйства (рост "наукоемких" отраслей, использование компьютерной техники, децентрализация), социальную структуру (повышение статуса научно-технической интеллигенции, которая становится "новым классом"), сферу культуры и общественное сознание.

69

РАЗДЕЛ 2

Для этого периода, как считают, характерен также "глобальный сдвиг ценностной системы человечества от материалистических к постматериалистическим ценностям"35. Этот "сдвиг" означает следующее: относительно утилитарные интересы, связанные с физической и экономической безопасностью, отходят на второй план. На первый выходят более возвышенные устремления, обусловленные желанием удовлетворять многообразные интеллектуальные, эстетические и нравственные лотребности. Хотя этот "сдвиг" вряд ли можно считать достаточно обоснованным фактом, несомненна некоторая переориентация самой социологии: она принимает более гуманистический вид. Имея в виду это обстоятельство, Уильям Аутвейт, например, указывает на "две показательные черты современной социологии: новое отношение к истории и пристальное внимание к человеку, ко всем его проявлениям в межличностных отношениях... В том числе и в повседневной жизни". Интерес к человеку в различных проявлениях его повседневной жизни стал доминирующим в новых направлениях, которые оформляются именно в эти годы. К ним можно отнести и этномегодологию Г.Гарфинкеля36, и так называемую "социальную драматургию" Э.Гоффмана37, и "фигуративную социологию" Н.Элиаса38. Увлечение последней ("фигуративной социологией"), по мнению У.Аутвейта, в западноевропейских странах "принимает форму культа".

В русле происходящих изменений находится и требование следовать представлению о новом, принципиально ином типе научности (третьем после "классического" и "неклассического" типов — см. 2.1.2). Его выдвигают представители радикальной социологии, о которой речь шла выше. Предшествующие модели научности называются "сциентистскими" и подвергаются суровой критике. Предпочтения отдаются "нестрогому" знанию — "гуманитарному" (см. 1.1.2) и даже повседневному, здравому смыслу. Идейно такая концепция была близка к феноменологической социологии, о которой речь шла в разделе 1 (см. 1.2.2). "Не случайно наиболее предусмотрительные из феноменологических социологов не так уж решительно и последовательно настаивали на сугубой научности своих теоретических построений. Как не случайно и то, что именно в связи с феноменологической социологией раздавались голоса о появлении в социологии особого типа научности, который можно было бы назвать "постмодернистским". Его

70

ОБЩЕСТВО И СОЦИОЛОГИЯ

специфика усматривается в том, что он не предполагает ни экспериментального, ни какого-либо иного способа верификации (проверки) социологических теорий. Единственным оправданием их существования оказывается предельно широко и неопределенно толкуемая "звристичность". Главной проблемой становится в этом случае отличение социологической теории от безответственного рассуждательства"39. Но, может быть, правильнее было бы говорить не об особом типе научности, а о познавательных возможностях (эвристичнос-ти) других, "вненаучных" форм знания? И, в частности, о познавательных возможностях гуманитарного знания? Последнее, как отмечалось ранее, характеризуется рядом особенностей в сравнении со знанием научным. Это, однако, не свидетельствует о познавательной неполноценности гуманитарного знания. Наоборот, особенности эти могут обеспечивать и известные его (гуманитарного знания) преимущества (см. 1.1.2).

Изменение критериев научности и обсуждение возможностей "строгой" и "нестрогой" науки, акцентирование внимания на значимости того или иного вида знания — общекультурное явление. Сомнения и разочарования в строгой научности социологии в этот период сопряжены с аналогичными настроениями по отношению к науке вообще, с изменениями облика философии (смена позитивизма постпозитивизмом, распространение иррационализма в философии и др.). Изменения, происходящие в духовной жизни человечества, столь стремительны, что буквально на наших глазах рождаются новые тенденции, осуществляются новые попытки не только изменить и удержать "старое". В социологии, например, это выразилось в тех усилиях, благодаря которым в самые последние годы (конец 80-х — начало 90-х годов) пытались синтезировать "строгие" и "нестрогие" методы, объединить сциентистский и антисциентистский подходы к обществу. Но об этом поговорим в дальнейшем, когда будем обсуждать проблему достоверности социологического знания (раздел 3)

Сейчас еще раз обратим внимание на тот факт, что социологическое знание является частью единого познавательного процесса. Социология испытывает на себе воздействие общенаучных и общекультурных (проявляющихся, в частности, в ее связи с философией) факторов. В целом вся совокупность и многообразие общественных факторов обус-

71

РАЗДЕЛ 2

ловили становление, развитие социологии, ее современный облик. Сложное взаимодействие внешних обстоятельств в сочетании с внутренними для социологии факторами порождают и такой "наблюдаемый", но не до конца понятый, по мнению американского социолога Нэла Смелзера, феномен: "периодического возвышения и низвержения крупных исторических фигур сферы социологического исследования и объяснения"40.

<< | >>
Источник: Попова И.М.. Социология. Введение в специальность. Учебник для студентов высших учебных заведений. Киев: Тандем. - 287 с. 1997

Еще по теме 2.2.4. Повторяемость облика социологии, ее современный вид:

  1. РАЗДЕЛ 2 ОБЩЕСТВО И СОЦИОЛОГИЯ. СТАНОВЛЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ, ЕЕ ЭВОЛЮЦИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ
  2. Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 2: Беседы с социологами четырех поколений. - М.: ЦСПиМ. - 1343 с., 2011
  3. Направления исследований и отдельные работы в рамках современной немецкой социологии архитектуры. Современные авторы
  4. СОВРЕМЕННЫЕ ЗАПАДНЫЕ ШКОЛЫ СОЦИОЛОГИИ АРХИТЕКТУРЫ
  5. ЧАСТЬ I СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СОЦИОЛОГИИ КУЛЬТУРЫ
  6. ЛЕГЕНДА ОБ «ИЗБАВИТЕЛЕ» И ПРОБЛЕМА ПОВТОРЯЕМОСТИ ФОЛЬКЛОРНЫХ СЮЖЕТОВ
  7. А Об облике лица
  8. 2.8. Основные направления современной социологии
  9. Символический интеракционизм в современной социологии
  10. 5.1. Классификация наводнений по повторяемости, масштабам и наносимому ущербу
  11. ГЛАВА 3 ПРОИСХОЖДЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ российской социологии. ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ
  12. Уточнение периодизации современной российской социологии
  13. Изучение современной истории российской социологии
  14. АРХИТЕКТУРА ЛЕ КОРБЮЗЬЕ И СОЦИОЛОГИЯ. СОВРЕМЕННЫЙ ГОРОД
  15. Классические и современные теории социологии труда
  16. Социалистический облик 1920 г.
  17. Какова философская база современной российской социологии?
  18. I Глава 2. Современные теоретические ориентации в рамках социологии MiMjpy
  19. ОБЛИК ЧИНОВНИКОВ В ТОРЖЕСТВЕННЫХ ЦЕРЕМОНИЯХ