<<
>>

2.2.2. Генезис социологии, провозглашаемые цели и их реализация

Начнем все же с момента провозглашения новой науки Огюстом Контом (1798 — 1851). Придумав имя новой науки (лат. societas — общество и греч. logos — слово, учение), О.Конт определил в "Курсе позитивной философии" следующую цель — создать "позитивную" науку об обществе, которая соответствовала бы классическим критериям научного знания: была бы эмпирической и объективной, допускала бы

56

ОБЩЕСТВО И СОЦИОЛОГИЯ

применение математических способов исследования и пользовалась экспериментом как методом познания. Приоритеты, которые защищал О.Конт, провозглашая новую науку об обществе, свидетельствуют о значимости для процесса становления социологии распространенной в этот период так называемой классической (ньютоновской) модели науки. Именно эта модель была положена также в основу одного из известных направлений в философии — "позитивизма", основоположником которого также считается О.Конт.

Провозгласив создание позитивной науки об обществе, О.Конт, как уже отмечалось, не выполнил эту задачу. Более того, его концепция общества была умозрительной и спекулятивной, то есть была прямо противоположной своему идеалу. Знаменательно, однако, то, что О.Конт вслед за Сен-Симоном ("Очерк наук о человеке", 1813) выдвинул именно такую программу трансформации общественного знания, превращения последнего в науку. Знаменательно и то, что общественная мысль именно середины XIX века была озадачена этим.

Известную роль в рождении самой идеи позитивной науки об обществе сыграли общенаучные факторы: уровень, которого достигли к этому времени преимущественно естественные науки, характер и масштабы использования эмпирических средств познания. Именно данные обстоятельства привели к утверждению классической модели науки, по образу которой предполагалось строить науку об обществе. Не случайно точные методы при изучении общественных явлений применили прежде всего естествоиспытатели: Галлей, Лаплас, Бюффон, Лавуазье. Предпосылки для формирования позитивной науки об обществе в конце XVIII — начале XIX века были созданы также социальной статистикой, возникшей на основе практических нужд управления, этнографических исследований12. Социально-экономические и социально-политические факторы, обусловившие выдвижение задачи создания позитивной науки об обществе, можно понимать по-разному. В социологической литературе бывшего СССР рождение социологии обычно связывали с первыми явными проявлениями социально-классовых противоречий, с утратой иллюзий, порожденных в период разрушения феодального общества и зарождения нового, буржуазного общества. Провозглашение социологии рассматривалось как кон-

57

РАЗДЕЛ 2

сервативная реакция на первые выступления рабочего класса, как симптом назревающих кризисов и конфликтов.

Правильнее было бы социальные запросы и потребности, обусловившие провозглашение социологии, связывать с утверждением так называемого "индустриального (промышленного) общества"13, с возникшими в связи с этим задачами его конкретного изучения и осмысления. Известная консервативность социологии — сосредоточение внимания на факторах, способствующих сохранению системы, поддержанию ее равновесия (в противоположность революционности социально-философских систем, сформировавшихся в борьбе с феодальным обществом), свидетельствовала и об изрядной доле оптимизма, характерной для общественной мысли того периода. Такому умонастроению сопутствовало и признание объективности законов и механизмов функционирования и развития общества.

В политическом плане становление социологии, связанное как с именем О.Конта, так и с именем английского социолога Герберта Спенсера, соответствовало распространенным в тот период идеям классического либерализма.

Последний, защищая идею невмешательства государства в общественную жизнь, был направлен на утверждение индивидуализма, характерного для эпохи частного предпринимательства. О.Конт, например, достаточно благосклонно относившийся к пролетариату и считавший, что именно последний может стать реальным помощником нового общества, уверен был, однако, в том, что разрушать институт частной собственности неразумно. Создание и приумножение частной собственности рассматривалось О.Контом как позитивная задача, на выполнение которой направлено человечество.

"14

Социология с самого начала проектировалась как знание, которое должно было решать "проблемы порядка": обращая внимание на это обстоятельство, последующие интерпретаторы и аналитики социологической теории указывали на то, что социология была призвана решать задачу, сформулированную еще в XVII веке Томасом Гоббсом: ответить на вопрос о том, как можно, учитывая жестокость, корыстность, отвра-тительность естественного состояния человеческого общества, "создать и сохранить хотя бы какое-то подобие социального порядка и организации

58

ОБЩЕСТВО И СОЦИОЛОГИЯ

Отцы социологии, таким образом, обращали свои взоры прежде всего на созидание, на сохранение равновесия и социального порядка. Этот внутренний мотив, обусловленный внешним социальным заказом, определил в той или иной степени и последующее развитие социологии, проявившись и в трудах таких крупных мыслителей XIX века, как Э.Дюрк-гейм, Г.Зиммель и М.Вебер.

Несколько особняком в этом плане (относительно решения задачи "поддержания порядка") стоит фигура К.Маркса, которого в западной социологии устойчиво относят к плеяде величайших мыслителей XIX века.

Специфика концепции К.Маркса в оговоренном выше аспекте состоит в гом, что его модель общества, в противоположность равновесной модели, способствовала выявлению конфликтных сил, ведущих к изменению общества, гибели одной социальной системы и формированию другой. Как известно, именно данная социальная модель общества в наибольшей степени фиксировала назревающие противоречия, улавливала уже намечающиеся тенденции будущих коллизий. Не случайно К.Маркс никогда не употреблял термин "социология" применительно к своей концепции общества.

Конфликты находились в поле зрения и другого представителя славной плеяды мыслителей второй половины XIX века — Георга Зиммеля (1858 — 1918). Однако его теория конфликта существенным образом отличается от Марксовой. Признавая, подобно К.Марксу, что конфликты в обществе неизбежны, он не считал, что они непременно ведут к разрушению социальной системы и к социальным изменениям. Конфликт, по мнению Г.Зиммеля, — "один из главных процессов, которые служат сохранению социального целого и/или некоторых составляющих его частей"15. Таким образом, и в этих своих исканиях главное предназначение социологии не предано Г.Зиммелем забвению.

Что касается других недостатков и достоинств, которые были присущи "отцам социологии" — О.Конту и Г.Спенсеру, то они в той или иной степени наличествовали у всех мыслителей второй половины XIX века. Последние тяготели к социальной философии и в известной степени не избежали некоторой "умозрительности", допускающей больший или меньший отход от строгой научности, скрупулезности теоретических положений. Тем или иным способом каждый из них отмеже-

59

РАЗДЕЛ 2

вывался от натурализма (перенесение законов природы на общество), характерного для О.Конта и Г.Спенсера, которые описывали и анализировали происходящее в обществе, руководствуясь биологическими представлениями.

В лице вышеуказанных, а также других представителей социологической мысли второй половины XIX века идея научности социологии приобретала все более горячих защитников. Определенный поворот в сторону реализации этой идеи был сделан, как уже отмечалось, Э.Дюркгеймом и М.Ве-бером. Но к этому времени сам критерий научности видоизменился. Классическая (ньютоновская) модель науки сменилась неклассической (эйнштейновской). Первая основывалась на представлении об абсолютной непредвзятости научного знания, независимости содержания последнего от познавательной деятельности субъекта. Вторая означала признание включенности субъекта познания, его понятийного аппарата, посредством которого он упорядочивает реальность, в само содержание научного знания.

Трансформация общенаучного метода сказалась на социологии, изменяя ее облик, порождая новые подходы в познании общественных явлений. Наиболее четко эта связь выразилась в концепции М.Вебера, признающего плодотворность использования в познании общества идеально-типических конструкций. Так называемый "идеальный тип" (логическая конструкция, характеризующая явление либо процесс в их завершенности, как бы в чистом виде16), по мнению М.Вебера, является вспомогательным средством эмпирического исследования, необходимым для упорядочивания и организации фиксируемых в исследовании данных.

Смена кри герия научности в социологии совпадает с еще одним видоизменением, которое происходит в самом конце этапа становления социологии, завершившегося в первом десятилетии XX века: настаивание на объективности (и даже "естественности") законов функционирования и развития общества сменяется признанием роли субъективности в общественных процессах, значимости волюнтаристических (обусловленных свободой воли) человеческих действий. "Субъективизм" (признание значимости субъективности в общественной жизни) и волюнтаризм были характерны не только для М.Вебера, но и в несколько ином виде (с поправкой на коллективность) для Э.Дюркгейма.

60

ОБЩЕСТВО И СОЦИОЛОГИЯ

Эти видоизменения неправильно было бы рассматривать как простую смену индивидуальных предпочтений, изменение исследовательских вкусов того или иного мыслителя. Эта смена — знамение времени, она является признаком серьезной культурной трансформации, имеющей глубинную социально-экономическую основу. Трансформация эта охватила практически все области знания, все сферы духовной деятельности. Ее символом был отказ от так называемого принципа laissez faire, laissez passer, что означает буквально: предоставить событиям идти своим чередом, не вмешиваться в объективно-стихийные процессы. Отказ от этого принципа в политике означал формирование так называемого неолиберализма (который в противоположность классическому либерализму настаивал на вмешательстве государства в стихийные процессы, его использовании, в частности, для решения социальных проблем). В экономической теории происходит смена концептуальных подходов к экономике: классические идеи частного предпринимательства сменяются идеями государственно-регулируемой экономики (Дж.Кейнс). Переориентация социологии с объективного на субъективное, использование ею так называемой "волюнтаристической парадигмы" (образца, модели), как и переориентация в политике и экономических теориях, были симптомом серьезных социально-экономических и социально-политических изменений, свидетельствующих о назревающем кризисе. В социологии эти процессы отозвались не только субъективизмом, но и широким распространением эмпиризма, который в 20-х годах XX века стал повсеместным и решающим способом изучения общественной жизни.

<< | >>
Источник: Попова И.М.. Социология. Введение в специальность. Учебник для студентов высших учебных заведений. Киев: Тандем. - 287 с. 1997

Еще по теме 2.2.2. Генезис социологии, провозглашаемые цели и их реализация:

  1. 25.1. СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: ПОНЯТИЕ, ЦЕЛИ, НАПРАВЛЕНИЯ, ПРИНЦИПЫ, ФУНКЦИИ, ИНСТРУМЕНТЫ РЕАЛИЗАЦИИ
  2. II. ГЕНЕЗИС ФИЛОСОФИИ И ПРОБЛЕМА СУБСТАНЦИИ
  3. Д. Генезис современного числа. (ХШ век).
  4. А. ПОДХОД К СОЦИОЛОГИИ АРХИТЕКТУРЫ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ТЕОРИЙ И МНОГООБРАЗНЫХ ПОДРАЗДЕЛОВ СОЦИОЛОГИИ
  5. РАЗДЕЛ 2 ОБЩЕСТВО И СОЦИОЛОГИЯ. СТАНОВЛЕНИЕ СОЦИОЛОГИИ, ЕЕ ЭВОЛЮЦИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ
  6. 1.3. Социология и другие науки о человеке и обществе. Предмет социологии
  7. УРБАНИСТИКА, СОЦИОЛОГИЯ ГОРОДА И СОЦИОЛОГИЯ АРХИТЕКТУРЫ: ПОИСК ВЗАИМОСВЯЗЕЙ
  8. Дугин А.Г.. Логос и мифос. Социология глубин. — М.: Академический Проект; Трикста.— 364 с. — (Технологии социологии)., 2010
  9. V. Генезис и история теории пределов, (xvm век).
  10. ИЗ ИСТОРИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ УЧЕНИЙ О ФЕОДАЛИЗМЕ И ГЕНЕЗИСЕ КАПИТАЛИЗМА
  11. РАЗДЕЛ 4 СОЦИОЛОГИЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ. ПРОФЕССИЯ СОЦИОЛОГА
  12. ГЕНЕЗИС «МОЕГО Я»
  13. § 1. Генезис философии.
  14. Глава первая 1. Генезис, природа и развитие античной философии.
  15. Вульф К.. К генезису социального. Мимезис, перформативность, ритуал, 2009
  16. ГЛАВА V. Генезис
  17. 1. Генезис философии
  18. ГЕНЕЗИС ЭТИКИ
  19. Докторов Б.З.. Современная российская социология: Историко-биографические поиски. В 3-х тт. Том 2: Беседы с социологами четырех поколений. - М.: ЦСПиМ. - 1343 с., 2011