>>

Моя первая осознанная встреча с Чудом

  Анализируя свой путь в педагогике, я понял, что вступил на него в 17 лет. Именно тогда в 1973 году я получил первый знак о том, что этим следует заниматься.

Знак весьма примечательный.

В то время партия и правительство еще заботились о том, чтобы в стране росла интеллигенция, поэтому в Ленинграде процветали три элитные школы: школа-интернат № 45 при Университете, физико-математическая школа № 239 и школа № 30, где учился я.

На все предметные олимпиады, в том числе и всесоюзные, от города ездили выпускники именно этих школ. В каждой из них была достаточно сильная математическая олимпиадная «элита». Помимо олимпиад для учащихся устраивали разные соревнования, например, традиционным был «тройной математический бой». От каждой из школ выставлялась команда по 12-15 человек, выдавались задачи, три из которых можно было решить, а 9 — были запредельными даже для учеников математической школы. Поэтому, если кто-то решал 4 задачи, то соревнование считалось выигранным. Задачи выдавались на 7 часов, потом час перерыва и затем, в режиме «выступающий—оппонент—рецензент» разыгрывалось некоторое количество очков. Максимальное число очков за одну задачу — 12.

Я тогда был председателем научного общества в своей школе и, естественно, капитаном команды.

Обычно расклад по очкам был примерно такой: 24-28 баллов набирал 45-й интернат, 12-18 — либо школа 239, либо моя. Но в тот раз все было иначе. В 9 часов нам раздали задачи, мы их распределили, и каждый стал решать свою.

Часа через три мы с Сашей Фишманом вышли покурить. Он был не очень сильным математиком, но обладал редким для того возраста умением — слушать. Я начал рассказывать ему, что я думаю про свою задачу, и вдруг... проговорил ее решение. Меня это, честно говоря, ошеломило и в голову мгновенно пришло административное решение. Мы быстро вернулись в аудиторию, и я на правах капитана скомандовал: «Все по местам! Сели в пары, и рассказываем друг другу, кто что сделал».

В итоге мы перешли практически на коллективную форму работы и решили 9 задач. Бой окончился с разгромным счетом в нашу пользу: 72-24-0! Такого не было за всю историю математических боев между этими тремя школами.

В тот день, пожалуй, впервые в жизни, со мной произошло что-то совсем необычное и... в то же время понятное. Но понятное каким-то неизвестным мне способом, то ли ощущением, то ли чувством. Как будто за мгновение в меня вошло некое «Знание».

После непродолжительной эйфории я, как сумел, проанализировал ситуацию.

Первое, что удивило, у решенных задач не было автора. Никто из команды не смог вспомнить, что именно он внес в решение той или иной задачи! Это был неизвестный нам механизм, новый подход к процессу решения задач.

Второе напрашивалось само собой. Оказывается, чтобы достичь результата, можно просто найти внимательного слушателя, который как-то умеет поддержать диалог, и решение будет найдено, причем не обязательно тобой, но решение будет. Очень простой, на первый взгляд, инструмент.

Третье оказалось совсем неочевидным и трудно объяснимым.

Почему сотни часов самостоятельной работы не способны дать такого же результата, как такой вид работы? Почему, далеко не всегда, разговор, выступление, диалог помогают?

Как это ни странно, но ответы на часть вопросов мне тогда удалось найти, каким образом, до сих пор не понимаю. Суть ответа, я под ней готов расписаться со всей ответственностью и сегодня, состоит в следующем.

У участников диалога обязательно должно быть некоторое внутреннее состояние, или, как я сегодня бы выразился, — определенное состояние души. Что это за состояние, как научится его вызывать и т.д. — это предмет отдельного разговора.

Четвертое. Я почувствовал или понял, что это своеобразный сигнал мне. Откуда и зачем? Естественно, ответов на эти вопросы я в то время не получил.

Сам сигнал состоял в четкой демонстрации следующего факта: когда есть слушатель и есть что сказать, то достаточно некоего состояния, чтобы достичь результата.

Впоследствии мне удавалось это неоднократно использовать. Причем, да простят меня мои друзья и соратники по учебе и делам, делал я это осознанно, набирая опыт.

Например, во время учебы в МГУ у меня не было проблем с сессиями. Я с удовольствием объяснял друзьям то, что было мне понятно или казалось понятным. А затем легко переходил к практике разъяснения и толкования того, в чем до этого не разбирался или чего не знал.

Происходило это примерно так: Саша, ты разобрался в дифференцировании интеграла по переменному объему? А в чем проблемы? (За это время ответа мне удавалось привести себя и свое состояние, в формулу «намерения помочь».) Да тут откуда-то лишнее слагаемое вылезает. Ну, покажи! Нет, я твой почерк в конспекте плохо понимаю, давай напишем вывод этого снова. (За это время происходила организация учебного материала для диалога

и настройка партнера донести до меня, почему-то чего-то не понимающего, свой вопрос.)

После такого ввода, как правило, мы моментально разбирались, что не так. Знакомство с новым для меня вопросом подобным образом отнимало намного меньше времени и сил, по сравнению с индивидуальной работой, хотя, конечно, и ее хватало. Так я набирался опыта — как можно легко добиваться учебного и творческого результата.

В итоге сессии сдавались весьма успешно. Единственное, о чем я сейчас жалею, что ни разу ни с кем этот механизм не обсудил, и как следствие, не организовал специально какую-либо коллективную работу.

Через много лет я вспомнил напутственное слово нашего декана. (По традиции нашего механико-математического факультета МГУ первой лекцией для первокурсников было выступление декана.) В нем несколько раз прозвучало: «Общайтесь, разговаривайте о научных и учебных задачах между собой, это основное, что вы унесете от обучения». К сожалению, это напутствие мы реализовывали слишком примитивно. Страшно подумать, что бы нам удалось сделать (в научном и творческом направлении), если бы мы сумели придать его словам не только очевидный человеческий смысл, но и взять их на вооружение в качестве методологической основы обучения и получения знаний.

Зато у современной молодежи есть прекрасный шанс! Надеюсь, что, прочитав эту книгу до конца, найдутся студенты, которые этим воспользуются. Забегая немного вперед, скажу: «Для тех, кто осознанно использует специальным образом организованный механизм общения, результаты превосходят все мыслимые ожидания, и история такие массовые примеры знает».

Хотя, как Вы понимаете, неосознанно этим механизмом, в той или иной степени совершенства, пользуются практически все, кому приходится заниматься интеллектуальной деятельностью или, по крайней мере, честно учиться. Каждый из Вас в состоянии вспомнить, я уверен, не один случай в своей практике, когда, проговорив что-либо, к Вам приходит осознание проговоренного и смысл, а иногда и озарение.

Если вы хотите что-нибудь получить или чего-то достичь, главное — отыскать человека, который будет к вам полностью расположен, а вы будете заинтересованы, чтобы он тоже получил это. Чтобы такой человек нашелся, достаточно иметь намерение поделиться своим знанием. Оказывается, этого также достаточно, чтобы решать очень сложные проблемы. Как говорила моя учительница, Валентина Васильевна Архипова, которая буквально за шиворот приволокла меня в педагогику: «Для того, чтобы что-то решить, надо это проговорить». Конечно, осознание, что «случай» на математическом бое в тот далекий год — мой первый «педагогический сигнал», пришло лишь через 12 лет, если не позже.

..А мы все ставим каверзный ответ И не находим нужного вопроса...

В. Шекспир

| >>
Источник: Соколов А.С.. Вальс с энергией сотворения, или педагогика XXI века. Книга 1. 2006

Еще по теме Моя первая осознанная встреча с Чудом:

  1. Встреча с Чудом
  2. Путь на кладбище. Первая встреча.
  3. 7.1. Технология тренинга «Осознанное родительство»*
  4. Нежелание осознать содержание исторического момента
  5. В.М. Воронков: «Я ОСОЗНАЛ СЕБЯ социологом В ВоЗРАСТЕ 43 ЛЕТ»*
  6. Глава 2. МОЙ ДОМ – МОЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ КРЕПОСТЬ
  7. Тест 7.3. «Моя тактика ведения переговоров»
  8. МОЯ КАРЬЕРА, ИЛИ КОРОТКО О СЕБЕ
  9. ЮРИСПРУДЕНЦИЯ - МОЯ ПРОФЕССИЯ, ПРИЗВАНИЕ И ЖИЗНЬ В.А. ДОЗОРЦЕВ
  10. Глава 28. МОЯ ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ КОМПАНИЯ, «ЭНРОН» И ДЖОРДЖ БУШ
  11. Е. А. Здравомыслова: «МОЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ХАРАКТЕРИЗУЕТСЯ “СЧАСТЛИВЫМ БРАКОМ" ГЕНДЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ С КАЧЕСТВЕННОЙ МЕТОДОЛОГИЕЙ»19
  12. Александр Николаевич Радищев (1749–1802) «…ДУША МОЯ СТРАДАНИЯМИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА УЯЗВЛЕННА СТАЛА»
  13. 35 Встреча на Страшном суде
  14. ВСТРЕЧА С ПЯТИДЕСЯТНИКАМИ
  15. Встреча в России
  16. 4.7.  Встречи с хищными зверями
  17. 1.1. ВСТРЕЧА С ЭТНОГРАФИЕЙ
  18. ВСТРЕЧА С ЕВАНГЕЛИЕМ