<<
>>

Диалог как первичная форма Сотворения

  Про диалог написаны сотни замечательных книг, как научных, так и популярных. Диалогом как инструментом занимались целые научные коллективы. Венгр Ференци даже основал достаточно крупное международное движение «Европейский Диалог», в основу которого положил целую философию, в которой утверждалось — и небезосновательно, что только диалог приведет к взаимопониманию в Европе и мире.

Вся неразбериха, которая мешает внедрить диалог как грозное оружие в создании более приемлемого для людей общества, касается, по моим наблюдениям, как раз понимания, а что собственно такое диалог.

Из всего вышесказанного следует, что мы будем понимать диалог как процесс общения двух людей. Для других взаимодействий типа «диалог с аудиторией» я бы применял иные слова и названия.

Почему? Вопрос не простой. И дело не в том, что сам термин диалог означает, а в том, что диалог двух людей имеет особенности, которые очень трудно гармонично перенести на более сложные взаимодействия.

Одной из особенностей диалога является постоянная непосредственная обратная связь, которая не тормозит процесс настоящего диалога, а способствует углублению его содержания.

Что нужно уметь в диалоге? Ну, ответ почти очевиден: уметь достаточно ясно говорить на языке и уровне другого и уметь слышать, что говорит твой партнер.

Внедряя диалоговую форму обучения, мы заметили, что учащиеся в очень короткие сроки обретают эти элементарные способности, независимо от предмета, который они изучают и независимо от своего стартового уровня развития. Об этом в своем выступлении подробно говорила Маргарита Анатольевна.

Нас же на данный момент интересуют более сложные функции диалога.

Прежде чем перейти к ним, добавлю одну небольшую ремарку по вопросу, достойному не одной серьезной монографии и многих лет исследований и практики. Надеюсь, это скоро произойдет.

Я имею в виду вопрос — а ЧТО выводит учащихся на хороший (давайте пока ограничимся этим термином) диалог? Почему они начинают познавать что-то новое в говорении?

Ответ достаточно прост. Это — учебный материал. Именно правильно подготовленный учебный материал и является замыкающим звеном, не позволяющим при смене пар получить «испорченный телефон». Разумеется, у учебного материала имеется масса других функций, но устраивать обучение в парах сменного состава без подготовленного учебного материала, просто на передаче от одного к другому некоторой информации — смысла не имеет.

Несколько забегая вперед, уже в другую книгу, которая, надеюсь, появится вслед за первой, отмечу, что информация очень сильно искажается не только при устной передаче, но и при письменной. Вспоминаю забавную игру с аудиторией, которую мы часто проводили с учителями. Придумала эту игру Валентина Васильевна Архипова или кто-то из ее учеников-психологов именно для того, чтобы подчеркнуть роль учебного материала для коллективной оргформы.

Люди, имеющие частый контакт с аудиторией, могут ее легко повторить, наполнив своим содержанием. Эта игра

как раз показывает необходимость при работе с информацией иметь как основную, так и обратную связь.

Итак, игра. Из аудитории в 100-120 человек выбирают 10 желающих, которые отправляются погулять на несколько минут. Условие — за дверью не подслушивать! За это время ведущий занятие рассказывает некоторую историю, например, такую.

«Был приятный летний вечер. Уставшая группа туристов возвращалась с экскурсии в город Выборг. Из Ленинграда группа выехала около восьми утра, и все надеялись к 9 вечера уже быть дома. Но в Выборге произошла задержка, поэтому выехали только в половине восьмого вечера. Ехали с большой скоростью по почти пустынному шоссе.

На одном из первых сидений сидела женщина с дочкой. В руках у девочки была небольшая кукла, но девочка хныкала, очевидно, устала. Сидела девочка у приоткрытого снизу окна.

Вдруг на встречную полосу вылетела иномарка, обгоняя грузовик.

Водитель резко затормозил и крутанул руль, удерживая автобус. Девочка вскрикнула, взмахнула рукой, и ее кукла вылетела в окошко.

Автобус восстановил движение, но девочка разрыдалась. Мама подошла к водителю. Автобус развернулся и поехал назад. Через несколько минут кукла была найдена.

Оказалось, что у нее слегка вывернута рука и сильно испачкано платьице. Похоже, ее задело колесо идущей за автобусом машины.

В город опоздали по сравнению с расписанием только на час, не более».

После этого приглашали одного из вышедших за дверь, и кто-нибудь из аудитории пересказывал ему историю о поездке в Выборг. Вошедшему перебивать и задавать уточняющие вопросы не разрешалось. Далее, вызывался второй вышедший и ему первый пересказывал историю так, как запомнил. Приглашали третьего вышедшего, и

ему второй пересказывал эту историю, и так они рассказывали эту историю друг другу по цепочке до последнего десятого.

В итоге от последнего звучало примерно следующее.

«На трассе Выборг — Ленинград западная иномарка, ведомая новым русским, нарушая все правила движения, выскочила навстречу автобусу, в котором ехали дети с экскурсии. Водитель автобуса так резко развернулся и затормозил, что маленькая девочка выпала в окошко и ее задело проезжавшим автомобилем. Она упала в лужу, и ей вывихнуло руку. Из-за этого экскурсия опоздала и была испорчена».

Не верите? Проведите сами такую игру! И не такое услышите! Я привел здесь еще мягкий вариант искажения истории.

Разберем эту игру с интересующей нас точки зрения, а именно с точки зрения Воображения.

Как упоминалось выше, обязательным свойством Контролируемого Воображения является целостность. В данном случае целостности восприятия и соответственно воспроизведения не было.

В рамках групповой формы, при передаче знаний без обратной связи, т.е. один говорит — все слушают, так часто и происходит.

В диалоге не так. Как только человек научается задавать вопросы, а отвечающий ведет себя искренне, то новое понятие или новое знание усваивается целостно.

Конечно, и единица дидактического материала при работе в паре должна представлять собой некоторую системную конструкцию, то есть обладать свойством целостности.

Вторым свойством Контролируемого Воображения является скорость мышления. Тут уже нет никакого сравнения с индивидуальной работой, а тем более, с групповой.

Достигается это опять-таки путем правильного организованного учебного материала и уровнем диалога, а также динамикой сменности пар и динамикой совмещения индивидуальной работы с парной.

Вспомните себя. Очень часто остановка в деле происходит из-за какой-то мелочи: чего-то забыл или что-то вообще не учел. Стоит чуть-чуть подсказать — и дальше все идет, как по маслу. Примеры приводить бессмысленно, каждый может их привести сотнями. Поэтому, при работе в парах у любого учащегося всегда есть результат, пусть свой, собственный, но это движение вперед. Согласитесь, что при традиционной форме обучения такое не часто случается и компенсируется неоправданными временными затратами на дополнительную работу.

А когда у ученика есть результат, это уже некий уровень Веры, пусть пока в свои силы, но это уже немало! Тем более, что дальше процесс идет с нарастающей скоростью.

Качество улучшается по мере накопления опыта диалоговой работы. Качество, без которого вообще невозможно что-либо Сотворять, а не только усваивать — это ясность представления. Если тебя поняли, и ты это понимаешь, то можно не сомневаться, что для себя ты добился некоторой ясности вопроса.

Таким образом, у обучающегося есть возможность доводить свои представления до ясности. А это все основа для будущего и настоящего Сотворения.

А вот Воля в диалоговом обучении мало помогает. Для использования Воли более подходит индивидуальная работа. Поэтому при использовании парной формы обучения необходимо специально уделять внимание индивидуальной работе.

Сделать это легко. Дело в том, что учебный диалог представляет собой триаду (ранее в специальных лекциях я вводил специальный термин — триада Ривина): ученик — учебный материал — ученик.

Индивидуальная форма: ученик — учебный материал — это всего лишь подсистема триады Ривина. Если еще сам процесс таков, что в индивидуальной форме закладывается основа будущих диалогов, то проблем не возникает.

Впрочем, все это уже вопросы дидактические, а наша книга предназначена более для знакомства с темой диало

гового обучения, и специальные вопросы пока мы рассматривать не будем.

В схеме, приведенной выше, есть и третья составляющая — Вера.

Перейдем теперь к обучению использования уровней Веры или состоянию Души.

Замечу, что слово обучение в данном контексте мало подходит. Правильнее было бы его заменить привыканием, умением использовать, умением настраиваться. Для этого проще всего подойти с точки зрения уровней диалога.

Приведенная ниже классификация уровней диалога общеизвестна, и я точно не могу указать ее первоисточник.

Предлагаемая классификация основана на уровне контакта и включенности в диалог обеих сторон. С этой точки зрения классификация следующая. Примитивный диалог. Манипулятивный диалог. Стандартный диалог. Конвенциональный диалог. Свободный (игровой) диалог. Деловой диалог. Духовный диалог.

Примитивный диалог — партнера для собеседника как бы не существует. Главное это высказаться, а остальное не важно.

Манипулятивный диалог — партнер как предмет для манипуляций, интриги, для иных своих собственных целей. Простой пример: приказ, указание.

Стандартный диалог — диалог, соответствующий общему уровню культуры и отношений в данной среде.

Конвенциональный диалог — диалог, в котором учитывается интерес партнера.

Свободный диалог (игровой) — форма, обогащающая участников нужной информацией. Она допускает элементы примитивной манипуляции, поэтому и имеет название «игровой».

Деловой диалог — свободный разговор на строго обо- зна-ченную тему, с целью решить некоторую совместную задачу. Одинаковый интерес к диалогу обеих сторон. Продукт такого диалога, как правило, общий.

Духовный диалог — диалог, в котором интересы партнера ставятся выше собственных.

Самое интересное, что эти же уровни, а точнее эту классификацию можно рассматривать как уровни знакомства с Новым. Практика показывает, что когда знакомишь кого- либо с Новым на высоких уровнях этой классификации, то освоение ими более низких происходит с весьма небольшими временными затратами. С этой точки зрения, когда преподаватель или учитель владеет «духом» предмета, то его усвоение не представляет трудностей для обучающегося.

Надо сказать, что те педагоги, которые чувствуют высшие вибрации преподаваемой дисциплины, зачастую умеют передать ученикам эти вибрации, если даже они не очень хорошо знают свой предмет. Но к сожалению, таких педагогов все меньше и меньше...

Нас, конечно, в первую очередь интересует духовный диалог. Замечено, что обучать этому уровню, с одной стороны, очень просто, с другой крайне сложно.

Простота заключается в том, что уровень духовного диалога соответствует совершенно естественной реализации человека — проявлению его полиморфности (уникальности). В парах сменного состава это происходит само собой. Тут работает приведенный выше принцип духовного бытия «поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой». Чем больше в диалоге одна сторона учитывает интересы другой, чем больше одна сторона готова отдать другой, тем больше она сама получает. И что интересно — получает немедленно.

Сложность заключается в психологических привычках, которые веками вырабатывались у человечества. Любой человек знает, что «открываясь», он становится как бы уязвимым, что может служить в дальнейшем большим неудобством. Собственной «открытости» боятся и не допус

кают ее люди, которые находятся под действием гордыни, например.

Когда в конце 80-х годов мы проводили первые экспериментальные занятия в классах, то обнаружили часто по-вторяющееся явление. Против такой системы обучения выступали, прежде всего, отличники.

В таком случае мы советовали учителю предоставить возможность тому, кто не желает так работать, поработать самостоятельно. Через несколько занятий ученик понимал, что начинает отставать от своих одноклассников и включался в процесс. Еще через несколько занятий такой ученик признавался, что был изначально не прав, так как сильный ученик в диалоговой системе получает намного больше, чем в групповой! Он больше может отдать другому! А следовательно, и получить!

Очень интересна модель духовного диалога, приведенная в одной из книг, точнее, лекций знаменитого метафизика XIX века Рудольфа Штайнера, теоретика так называемых вольдорфовских школ, получивших в Европе значительное признание и распространение. Приведу свою вольную интерпретацию модели Штайнера.

Перед описанием духовного диалога отмечу, что Штайнер фактически рассматривал Человека как информационно-энергетическое существо.

Представим себе на секундочку, что Человек — это некая Вселенная. По существу это действительно так. В эту Вселенную поступают Живые Энергии, скажем, через некоторую поверхность. Допустим, что граница этой поверхности окружность.

В собеседника через аналогичную поверхность поступают тоже Живые энергии.


СО

И эта фигура превращается в новую окружность, наподобие слияния двух мыльных пленок. При этом полученная окружность уже имеет радиус в два раза больше, чем первоначальные окружности. А площадь образовавшегося круга — в 4 раза больше!


Таким образом, для потоков Живой Энергии возможность прихода увеличивается и значительно! При этом плотность потоков соответствует тем эшелонам Живой Энергии, в каком состоянии (в какой точке Тела Намерений) находятся участники диалога.

Можно и немного поварьировать с этой качественной моделью. Если предположить, что границы окружностей мало растяжимы, то тогда автоматически увеличится плотность общего потока.

Примерно та же модель может быть приведена для качественной иллюстрации Полей Сознания.

Конечно, это всего лишь модель, но по ощущениям и наблюдениям при ПРАВИЛЬНОЙ организации диалога происходит нечто подобное.

Более того, ввиду сменности пар, определяемой динамикой процесса, поток из одной пары объединяется с потоком из следующей и так далее. То есть в первый диалог участник входит с небольшим радиусом, а выходит из каждого диалога со значительно большим.

Есть еще один аспект применения этой модели.

При духовном диалоге каждый участник как бы проникает или касается Вселенной другого. Разумеется, это достигается только тогда, когда есть понимание. Участник такого диалога как бы проникает в Подсознание другого, и это проникновение остается с ним надолго.

В идеальном варианте такое выглядит следующим образом. Человек, один раз допустивший другого в свой мир информации, легко может снова допустить его, даже вне непосредственного общения. Это очень схоже с уровнями чтения, о которых я уже упоминал. При таком духовном контакте очень просто запомнить как саму беседу, так и ее содержание. Поэтому то, что изучается в парах, остается на всю жизнь.

Практика это полностью подтверждает, из чего следует, что обучать всякой чуши, которой наполнены наши учебники, просто нет смысла, конечно, с точки зрения развития Человека. С противоположной точки зрения — это как раз и имеет смысл!

Далее, рискну предположить, что, имея с партнером духовный диалог, можно научиться пользоваться его Знаниями чуть ли не всю жизнь, конечно при определенном умении на этого человека настраиваться. На сегодня это выглядит фантастично, но проведенные, правда, совсем небольшие эксперименты в этой области, позволяют, по крайней мере, надеяться, что это так. Единственное, что ограничивает такое пользование, это владение языком этих Знаний.

Вообще, по большому счету, изучение любого предмета — это, прежде всего, изучение языка этого предмета, куда входит и специальная терминология и т.д. А как можно выучить язык, если на нем не говорить? Это очень трудно.

Легко подсчитать, что ученик в школе должен освоить несколько языков, которые от иностранного отличаются только фонетикой. А если на языке не говорить, то в лучшем случае получится хороший перевод. Но переводить- то некуда! В обиходе многие понятия наук не встречаются!

Поэтому и не возникает четкости представлений. А при изучении языка как такового перевод не требуется, и представления уже существуют сами по себе.

Разумеется, усвоение языка предмета часто не требует организации диалога высокого уровня, но почему не использовать данный от природы механизм (здесь: духовный диалог) для упрощения труда?

Пойдем дальше и зададим себе вопрос: «А как сделать так, чтобы диалоги, в которых происходит обучение, были бы высокого уровня?»

Ответ не сложен. У нас в распоряжении два инструмента. Первый — сам учебный материал, второй — принятие той или иной роли в диалоге.

Приведу пример.

Как я уже ранее упоминал, одной из очень сильных методик обучения в парах сменного состава является методика поабцазного (файлового) изучения сложного текста или методика Ривина. Подробное ее описание я опубликую во второй книге. Интересующиеся могут заглянуть в книгу Архиповой В.В. «Коллективная организационная форма учебного процесса» (Санкт-Петербург, 1995 год, издательства «ИНТЕРС», «ДОРВАЛЬ», «ЭКСКЛЮЗИВ»).

В этой методике один из участников некоторое время выступает в роли помощника, то есть на нашем языке входит в точку вспоможения. Эта очень сильная точка по привлечениям Живых Энергий.

Другой пример. В Санкт-Петербурге не так давно появилось направление, поддерживаемое в основном энтузиастами, которое получило название «Музейная Педагогика». Тут более сложная организация учебного процесса, типа хорошей деловой игры. Но в этой методике путем как подбора материала, так и раздачи ролей, задействуется в основном другая мощная точка Тела Намерений — точка Вспоминания. Это то, что культурологи называют «Культурологическая память».

Третий пример. О нем говорила в своем выступлении Маргарита Анатольевна.

Это таблица Пифагора. При ее изучении, а я бы назвал это освоением, задействуется сразу несколько точек привлечения Живых Энергий Тела Намерений — это точка Вспоможения, точка Вспоминания, точка Чувства. У талантливого педагога можно наблюдать даже вход учащихся в точки Мелодии (Гармонии) и Сотворения.

Вообще приведенная выше схема точек Тел Разума и Намерения, это методологическая основа для Сотворения самых различных методик организации учебного процесса и для разработки учебного материала, не обязательно для диалогового обучения.

На сегодня у нас около 30-40 проверенных методик для организации диалогового обучения, но это далеко не предел. Когда создавались имеющиеся методики, никакого методологического ключа, наподобие приведенной схемы точек, у нас не было. Поэтому хотелось бы верить, что, используя эту схему, дидакты создадут еще более уникальные методики не только для диалогового обучения, но и, как минимум, для индивидуального, а может и других форм.

При этом понятно, что определенный сегодня уровень государственных требований не пострадает, ибо производительность учебного труда в диалоговом обучении, подкрепленным, естественно, и индивидуальной и групповой работой, в десятки, а по качеству в сотни раз выше, чем мы имеем сейчас. Но это уже вопрос технологии и мы его рассмотрим уже в следующей книге.

Вопрос слушателя устной книги.

«Александр Сергеевич, как Вы считаете, могут ли проводимые сегодня реформы привести к положительным сдвигам в образовании?»

Честно говоря, очень не хотел кого-то или что-то критиковать. В конце концов, «все мы вышли из Гоголевской Шинели». Поэтому отвечу коротко, опять-таки, уж извините, словами бардовской песни, в данном случае, нашего гениального соотечественника В.С. Высоцкого.

Переворот в мозгах из края в край,

В пространстве масса трещин и смещений.

В Аду решили черти строить Рай,

Как общество грядущих поколений.

А что мы имеем от проводимых реформ, понятно из этих же стихов, из последней строфы.

Конец печальный, — плачет стар и млад,

Что перед этим всем сожженье Трои!

Давно уже в Раю не Рай, а Ад,

А Рай чертей в Аду уже построен!

Надеюсь, что о каждой точке как Тела Мысли, так и Тела Намерений, вскоре будут написаны тома. У нас уже сегодня достаточно практики, чтобы хоть как-то описать вхождение в некоторые из этих точек.

Соглашусь с Маргаритой Анатольевной, что наиболее сильной по использованию является точка вспоможения. Она действительно позволяет делать чудеса. Думаю, каждый читатель может вспомнить из своего жизненного опыта некоторые события, когда была задействована эта точка. Обратите внимание, что, находясь в этой точке, Вы делали то, что заведомо не умели и чему Вас никто не обучал.

(Опять тут вспомнились слова одного героя книг Рол- линг: «Гарри делает то, что не умеет!»)

Позволю привести два примера из собственного опыта. Может, они наведут Вас на свои воспоминания.

Пример первый. Как я начал серьезно заниматься математикой.

Было лето 1969 года. Мы с мамой договорились в июне поехать на юг в Крым. Взяли билеты, но маме отпуск задержали на пару недель. Договорившись со своей институтской подругой, мама отправила меня одного к ней в город Феодосию. Было мне тогда 12 лет. В семье, где я остановился, была дочка 14 лет, Галочка. В июне у Гали были экзамены, хотя она училась в седьмом классе. У нас в РСФСР эк

замены были только в восьмом и десятом классах, а на Украине — каждый год. К тому времени я окончил 6-й класс.

Одним из «страшных» экзаменов, который должен был быть у Гали через неделю, оказался геометрия. В то время весь Советский Союз учился по весьма неплохому учебнику Никитина, который мало чем отличался от классического учебника Киселева, переиздававшегося в России, по- моему, более 80 лет.

Как-то, говорю: «Съездим поныряем на скалы в Орджоникидзе (это небольшой поселок в 12 километрах от Феодосии)».

«Нет, — говорит Галка, а у самой слезы на глазах, — у меня тут задачка к билету второй день не получается, а папа (он был капитаном 1 ранга и служил при штабе флота) уехал и вернется только через 3 дня, никто мне не может помочь».

Делать нечего. Иду в книжный магазин, покупаю учебник Никитина и начинаю читать. Цель благородная — помочь Галке решить эту задачу, а задачка-то из 7 класса.

Не заметил, как увлекся, и прочел всю геометрию, не обратив внимания, что учебник аж до 8 класса включительно! На следующий день, а читал я его всю ночь часов до 5 утра, говорю ей: «Давай свою задачу». Через несколько минут совместными усилиями задача была решена.

Но во мне произошел какой-то взрыв, и далее все лето я уже не столько купался и нырял, сколько занимался математикой, чем немало удивил свою маму. К слову сказать, когда приехала мама, и мы поехали дальше, через несколько дней я сломал руку, от чего математические занятия стали весьма углубленными. Для меня это был старт в новые миры, и надо сказать, весьма высокого уровня. Так что: «Спасибо, Галочка, за задачку!».

Другой пример. Более серьезный, поэтому начну издалека.

Летом 1976 года мы с друзьями тренировались на Лосевском пороге в Ленобласти перед очень трудным походом. Мой друг Володя перевернулся и его понесло в Суходольское

озеро. Ничего страшного не произошло, переворот на тренировке — дело обычное, но в этот раз что-то было не так. Мы все сидели на берегу. Володя, вместо того, чтобы выйти на свободную воду, как-то странно себя повел. Мы быстро спустили байду на воду и пошли на помощь. Оказывается, он выбил плечо. Для туристов-водников это типичная травма.

Даем полстакана водки и отправляем его вместе с Сере- гой в ближайшую больницу. Сами готовим еду, сушим лодки. Настроение грустное. Под вопросом большой поход, в который мы должны отправиться ровно через месяц. Без Володи это было бы невозможно.

Через пару часов приезжают ребята, веселые. Володя отходит от операции, а Серега рассказывает.

Приехали в санчасть какого-то военного городка. Врач усмехнулся: «А, — говорит, — еще один любитель острых ощущений. На, глотни, — подает полстакана спирта, — разденься и ложись». После этого вставляет под опустившуюся руку пятку своей ноги и, используя пятку как точку приложения рычага, вынимает сбившуюся руку и движением пятки ставит руку на место. Накладывает гипс и обещает, что через пару-тройку недель можно снова на пороги.

В походе Володя из-за пчел сорвался с тропы на скале и снова получил вывих. Через 3 дня мы дошли до домика лесничего и отправили его на вертолете.

Через два года на другой реке возникла аналогичная ситуация с другим участником похода. На одном из первых порогов мой сосед по плоту Саша зацепил веслом стоячую за камнем воду, когда плот мчался по приличной струе, и в итоге — вывих плеча.

Был 8-й день длинного похода. До ближайшей помощи минимум 14 дней пути, и путь этот опять-таки идет по реке. То есть сплав надо было продолжать в любом случае. В радиусе 350 километров людей практически нет, а вызвать вертолет или иную помощь возможностей не было. И хотя несколько человек в группе имели как инструкторы квалификацию медсестры, реальную помощь в данном случае оказать не могли.

Остановились на дневку. С такой травмой дальше плыть нельзя, тем более, что началась как раз основная полоса сложных препятствий.

Я подошел к Саше и говорю: Давай попробую вправить, ведь у тебя это раньше бывало. Нет, — говорит он, — либо руку можно дернуть и она вправиться, либо нужен хирург. Слушай, — говорю, — я видел, как врач вправлял моему приятелю, может, попробуем? А, — говорит, — была-не была, давай!

Прошу разрешения у руководителя, он мнется. Но меня совершенно неожиданно поддержал самый опытный из нас, Виктор Степанович.

Виктор посмотрел на меня. Не знаю, что он увидел, но сказал руководителю, что это единственный выход, в противном случае беспокойства будет значительно больше. Он был старше меня лет на 30 и имел опыт несравнимый с другими в группе. Сам родом он из тайги, по-моему, из какого-то района вблизи Бодайбо.

Руководитель дал согласие, скрепя сердце. Для тех, кто не знает, руководитель в путешествии несет уголовную ответственность за происходящее с рядовыми членами группы.

Не помню точно свои действия, но сделал все так, как два года назад за стаканом водки у костра рассказывал Сергей.

Дал Саньке стакан спирта, уложил его удобно на плот, сам сел, подставил левую ногу под опустившуюся руку. Я почувствовал себя как бы тем хирургом, который вправлял руку Володьке. Использовал голеностопный сустав как точку опоры. Саша подсказал — рука вышла. Я нажал пяткой — и рука встала на место.

Вся операция заняла минуты две не более. Выпил стакан спирта и я.

Потом друг-хирург, узнав об этом, объяснил мне, что делать такую операцию без местного наркоза и подобным образом — полный идиотизм. Вероятность благоприятного исхода меньше одного процента.

Но поход получился в итоге просто замечательным. Правда, пришлось мне на плоту работать за себя и Сашу, но настроение у всех было отличное, а путешествие запомнилось незабываемыми красотами и чудесами верхнеенисейской тайги и Каа-Хема. Простите, увлекся воспоминаниями...

Когда мы вводили парное обучение, то обратили внимание на следующее.

После нескольких занятий в рамках просто сдвоенного урока у детей как будто что-то открывалось. Несмотря на то, что занятия по коллективной оргформе проводились, например, по математике, дети почти всегда начинали реализовывать себя совсем в ином. Один вдруг увлекался историей, второй — политикой, третий — конструированием, четвертый — серьезно лошадьми. И так далее. К слову, математикой в классе, о котором я сейчас пишу, по-моему, никто сильно так и не увлекся.

По разговорам с другими учителями, они наблюдали аналогичные картины и в своих классах.

Объяснение этому феномену в рамках изложенных выше позиций информационно-энергетических воззрений не сложно и предоставляется читателю.

Теперь пришла пора вернуться к основному вопросу, который мы ранее подняли. А именно, в чем состоит главная функция системы образования сегодня.

Учитывая вышесказанное, я бы сформулировал главную функцию следующим образом.

ГЛАВНАЯ ФУНКЦИЯ УЧЕБНОГО ПРОЦЕССА СОСТОИТ В ПРИВЛЕЧЕНИИ НА ТЕРРИТОРИЮ НОВЫХ ПЛОТНЫХ ПОТОКОВ ЖИВОЙ ЭНЕРГИИ.

Надеюсь, теперь понятно читателю, что участникам такого процесса можно было бы и платить достойно, поскольку без Живых плотных Энергий общество вряд ли получит дальнейшую возможность плодотворно развиваться и развернуться в сторону действительной эволюции Человека, а не подменять системы своего тела протезами и углублять варварское творчество и разрушение Земли.

Осталось ответить на один вопрос, который мне часто задают и задавали ранее. А почему, то, что Вы начинали 20 лет назад, так себя и не проявило в должной мере?

Дело в том, что приведенные выше схемы распространяются не только на учащихся, но и на преподавателей и учителей. Рассказывая и демонстрируя явные позитивные свойства диалогового обучения, мы все время говорили только о том, какие замечательные успехи у учеников. Это было видно.

Но дело в том, что один из законов духовного бытия гласит: «Те, кто привлекают Живые Энергии или организуют их привлечение, в первую очередь должны делать это для себя».

И оказалось, что учителей мы эксплуатировали. Им нравилось. Но они сами, находясь в жесточайших рамках существующей системы, больше тратили сил, чем получали. Особенно это касается чисто человеческих затрат на подготовку учебного материала. Учитель не в состоянии при своей нагрузке его подготовить. А самолет летать на дровах, увы, не может и не должен. Это внутренняя причина, и думаю, она основная.

И последняя ремарка этой первой книги.

Мы рассмотрели только два информационных тела Человека. Но есть у него и другие. Их развитию и природосооб- разности учебный процесс тоже должен соответствовать. Причем как для учащихся, так и для преподавательского состава. Приемы таких педагогик есть, они лежат в этно- педагогике, но я не специалист в этом и знаю только отдельные примеры.

Несомненно, в будущем идеологам педагогики для построения замечательных процессов обучения понадобятся сведения и о других информационных телах Человека. Но, как писали братья Стругацкие, «это совсем другая история».

Эту сказку мне прислала молодая женщина, зовут ее Света, фамилию свою она не назвала...

Взлететь над птицефабрикой

(Вариации на тему рассказа Виктора Пелевина «Затворник и Шестипалый»)

Ряды тесных, многоэтажных клеток.

Искусственное освещение. Затхлый воздух.

Молодая Курица: Кудах-тах-тах! Я снесла яйцо! Это мой первый малыш — какое счастье!

Яйцо скатывается в лоток и вместе с остальными отправляется в Инкубатор.

Молодая Курица: Куд-куда! Почему его забрали?.. Мой цыпленок... я его никогда не увижу?! (Горько рыдает.)

Старая Курица: Дура, чего ревешь? Наше мудрое Государство знает, как растить и чему учить наших детей. Мы просто курицы. Государство заботится о нас — кормит, защищает, дает Клетки-Квартиры. А мы должны работать: нести яйца, давать перья, побольше есть и поменьше двигаться, чтобы быстрей набрать вес.

Молодая Курица (всхлипывая): Но я хочу сама растить своего малыша, кормить, учить, защищать, пока он не подрастет...

Старая Курица: Если все займутся насиживанием, кто будет Работать? В этом весь смысл-счастье нашей жизни. Без работы не получить кучу необходимых вещей — вот, смотри какую помаду я вчера купила! (Довольная красит клюв.)

Молодая Курица (вытирая слезы): Мне сегодня приснился мой первый малыш — такой необыкновенный — рыжий!.. Где он сейчас?..

Старая Курица: Как обычно: Роддом, Ясли, Детсад, Школа, Институт, и наконец, работа в Курятнике. Будет как все, не переживай. Государство освободило нас от этих хлопот. Вот моя прапрабабка рассказывала, сколько мороки с этими цыплятами. Представляешь, раньше не было курятников, и куры жили в Лесу! Без клеток!.. Сами воспитывали детей, и еда росла прямо под ногами — ее никто не стерилизовал, не упаковывал на фабрике!.. Дикость какая!..

Молодая Курица: А как они спасались от врагов? Ведь курицы ходят так медленно...

Старая Курица: Бабка рассказывала, что они Летали, и никто не мог их догнать, но я, естественно, не верю в эту чушь. Я счастлива, что живу в Курятнике — Цивилизация дала нам свободу! Живем в свое удовольствие...

Молодая Курица (испуганно вздрагивает): Кто это?

Старая Курица: Скорее кланяйся! Ниже... Это Налоговая служба. Мы им даем перья. А завтра придут забирать в Армию молодых петушков. Это — большая честь!

Грубые волосатые руки хватают несколько куриц

и уносят.

Молодая Курица (почти в обмороке): Ох, мне плохо...

Старая Курица: Ничего, привыкнешь, ты просто новенькая... (оживляется) Обед! Наконец-то!..

Въезжает автоматическая кормушка.

Курицы в восторге: Гамбургеры!.. Кока-кола!..

Курицам вставляют в клювы трубки и подают корм. Зажигаются цветные экраны телевизоров — идет Реклама: Суперстойкая краска для перьев! Наши Гормоны Роста — Ваша уверенность в себе! Опилки «Куриное счастье» со вкусом и ароматом клубники! Куриная бижутерия — посетите бутик «Коко»! Плохое настроение, депрессия, страх — не беда — стресс снимет пилюля «Мультикайф»! Одна таблетка Супервитамина заменяет центнер зерна и овощей! Станьте неотразимой перед убоем!

Молодая Курица: Ачто такое Убой?

Старая Курица: Никто точно не знает. Это такой большой праздник, к которому мы готовимся всю жизнь.

Каждая старается стать самой толстой и красивой, чтобы выбрали именно ее. Что-то вроде конкурса «Мисс Курятник».

Инкубатор-Роддом: ровные ряды одинаковых яиц. Одно из них трескается. Из него выбирается цыпленок. Он рыжий, как апельсин. Зажмурившись от яркого света, пищит: «Мама!..».

Грубые руки хватают, осматривают его, взвешивают, привязывают бирку с Информационным Номером и ставят к кормушке с Детским Синтетическим кормом. Цыпленок покачивается на тонких ножках, плачет: «Мама!.. Мама!.. Мама!..»

Пару недель спустя.

Детсад.

Курица-воспитательница: Дети, сели! Бегают и прыгают только плохие, непослушные дети. Рыжий, быстро сядь к кормушке! Вы должны много есть и мало двигаться, поэтому играть, есть, учиться будете сидя. Только тогда вы станете настоящими курицами и петушками, и вас возьмут в Школу. Сидеть за учебниками нужно будет большую часть дня, половину своей жизни. Только тогда вы сможете получить приличную Работу в Курятнике. А таких непослушных, как Рыжий, в Школу не возьмут!

Рыжий: И не надо! Я не хочу сидеть целыми днями, я хочу бегать, прыгать, я хочу Летать!..

Курица-воспитательница: Что-о-о?!. Ах, ты гадкий мальчишка! Как тебе в голову взбрело!.. Какой ужас — летать!.. Курицы не летают, они сидят и едят.

Рыжий: Но мне приснилось, что я летал над Лесом, и было Солнце — очень яркое, не такое, как наше, и Небо — синее-синее... И мне приснилась Мама!..

Курица-воспитательница: Марш в угол! Сядь и сиди один, подумай над своим поведением.

Рыжий (бубнит, сидя в углу): Я хочу летать!.. Я буду летать...

К нему присоединяется цыпленок Лика: Рыжий, расскажи, пожалуйста, свой сон.

Два дня спустя.

Рыжий и Лика наказаны сидением в углу. Они о чем-

то шепчутся, потом надевают на крылышки тяжелые железные гайки и тренируются — машут крылышками изо всех сил.

Лика: Уфф-ф, тяжело как. Рыжий, а ты уверен, что именно это поможет нам взлететь?

Рыжий: Да. Во сне я махал крыльями — большими и сильными.

Лика: Ладно, поехали дальше, раз-два, раз-два...

Курица-воспитательница (глядя вверх, жалуется кому-то): Нет, эти двое просто невозможны. Тощие — одни глаза и крылья... На других деток смотреть приятно — толстые и послушные, а с этой парочкой сладу нет. Надеюсь, Школа вытрясет у них из головы всю эту дурь...

Месяц спустя.

Рыжий: У нас уже получается взлетать и немножко держаться в воздухе!.. Может быть, нам повезет, и нас не возьмут в школу?

Л и к а: Там придется просидеть половину жизни, наши крылья ослабнут, что же делать?

Курица-воспитательница: Дети, собирайтесь, сегодня большой праздник, 1 Сентября!

Неделю спустя.

Курица (учительница Истории): Раньше куры жили дикими племенами, в лесу, питались жучками, червячками и зернами.

Цыплята: А что такое лес? Жучки? Червячки?

Учительница (объясняет): ...А теперь, благодаря Науке и Технике, леса уничто-жены, из них построены Курятники, и каждая курица имеет отдельную Клетку-Квартиру. Еда

подается насосом через шланг, ее синтезируют на фабрике. Это гораздо полезнее зерен и червяков. Как известно, одна пилюля Супервитамина заменяет центнер зерен и овощей...

Рыжий (Лике): Чушь какая...

Л и к а: Конечно чушь. Но посмотри на остальных — разинули клювы и слушают, верят... Помнишь, когда мы вылупились из яиц, мы были все такие разные — и такие классные!

Рыжий: А сейчас большинство уже научилось думать и вести себя одинаково, хотеть одного и того же...

Лика: Я слышала, Им «для соблюдения технологии нужен Стандарт». А про нас они ругались: «нестандарт». Как это?

Рыжий: Не знаю... Но, почему-то рад, что мы им не понравились... Сейчас меня больше интересует другое (поднимает крыло): Клавдия Куприяновна, а что такое Полет?

Учительница (недовольно хмурясь): Это — древняя легенда, миф. Раньше курицы были дикими, вот и приписывали в древних свитках, что можно летать. Это чушь, фантазия. Наука это доказала. Курица может лишь сидеть, в крайнем случае, ходить.

Рыжий (Лике): И что нам здесь делать полжизни? Если они не учат Летать и врут, что нет Неба?

Месяц спустя.

Курица-воспитательница: Птица тетерев относится к виду круглобоких, подвиду пухоперых, отряду плоскоклювых...

Рыжий и Лика шепчутся.

Л и к а: Нам говорят — только если долго и нудно учиться, потом сможем жить благополучно. Но я хочу жить и радоваться прямо сейчас!

Рыжий: Не похоже, что взрослые так уж счастливы в Курятнике. Деваться просто некуда, вот и привыкли.

Лика: Все вокруг какие-то хмурые... Вон моя соседка — курица Катя — вечно озабоченная, работает в четы

ре смены... Говорит — вот куплю модный насест — тогда и буду радоваться. Улыбается только когда шмотки покупает, а они уже у нее в клетку не влезают: копит на новую... Недавно, говорят, потратила в бутике всю зарплату, а уходить не хочет: «Хочу, — кричит, — ВСЕ!!! Заверните!..» Привели врача-Петуха. Он сказал, что у Кати — Вещема- ния — «зависимость от кратковременного удовольствия при совершении покупки». Если не повышать дозу — наступает «ломка»...

Рыжий: По-моему, это не настоящее счастье, а рабство какое-то. Видишь, не все наркотики запрещены! Почему?

Лика: Я слышала, как Они говорили: «Довольные куры дают больше яиц. Поставь на витрину цветной лак для ног-тей. А чтоб поверили, что это модно, вруби рекламный ролик. Да не забудь про пиво и сигареты».

Рыжий: Примитивные древние куры были такими глупыми, что просто поднимали еду из-под ног. А ученые цивилизованные куры зарабатывают синтетический корм, сидя в тесных клетках. Не будешь работать — не поешь...

Две недели спустя.

Курица-воспитательница: Дерново-подзолистые почвы составляли 12% от общего количества почв...

Рыжий: Я люблю познавать. Но кто сделал учебу такой тошниловкой? В жизни вся эта манная каша не пригодится. Если нужно решить проблему, я хочу сам находить нужного Учителя и Знания. Школьная программа безнадежно устарела! Хорошо, что хоть под партой можно читать настоящие книги... Вот Мудрый Петух пишет — если взлететь высоко, то можно моментально получить верную информацию прямо с Неба. Иногда это называют Интуицией или Шестым чувством.

Л и к а: Ой, как здорово! У меня так бывает — бах! — и я уже знаю то, чему меня никто никогда не учил.

Рыжий: Ну конечно! Наша голова — как радиоприемник. А Информация как радиоволны, она есть везде. На

строишь приемник на нужную волну — и — бах! — получай полезную идею.

Нужна только чистота мышления. Вот у некоторых голова набита всяким хламом — нужная мысль не пробьется. А она, может, об опасности предупредить хочет, или дать полезный совет... Зубрежка учебников — это каменный век, задержка развития... Еще Мудрый Петух пишет, что мешают высоко взлететь злоба, страх, зависть и обида. Они, как камни, тянут вниз. Сбрасываешь их — взмываешь к Небу...

И ты — Свободен!

Л и к а: Ох, тяжело быть не такими, как все... Мы же не можем убежать — в курятнике нас все-таки кормят и защищают...

Рыжий: Чтобы отправить на Убой! Я вчера говорил с петухом, который сбежал оттуда — нас здесь держат потому, что мы Их кормим! А клетки нужны, чтобы мы не разбежались. Куры заблудились, выходя их леса...

Лика: Я сейчас умру от страха!..

Рыжий: Возьми себя в руки. Я раздобыл план курятника. Смотри: вот — вентиляционный канал. Вентиляторы включают два раза в день. А здесь — выход на волю...

Пару часов спустя Рыжий и Лика ползут по темному туннелю к свету.

Рыжий: Какой яркий свет! А воздух, запахи! Небо!

Лика: И Солнце! Оно такое же рыжее, как ты!

Рыжий: Скорее прыгай — вот-вот включат вентиляторы!

Лика: Я боюсь...

Рыжий толкает Лику и прыгает сам.

Они отчаянно машут крыльями.

Лика: Я лечу!

Рыжий: Ура! Смотри — Лес! И там — внизу — другие куры! Они машут нам! Значит, мы не одни!.. Спускаемся...

Лика: Да здравствует Свобода!..

Как хороши людские лица, Когда в них Свет и Вера есть. И я попробовал молиться, — Молитва обратилась в песнь.

Александр Дольский

<< | >>
Источник: Соколов А.С.. Вальс с энергией сотворения, или педагогика XXI века. Книга 1. 2006

Еще по теме Диалог как первичная форма Сотворения:

  1. Диалог шестой ПРОСВЕТИЛИ ЛИ НАС ПЛАТОН И АРИСТОТЕЛЬ ОТНОСИТЕЛЬНО БОГА И СОТВОРЕНИЯ МИРА?
  2. 1.4. Платоновские диалоги и Сократ как персонаж диалогов
  3. НЕНАСИЛИЕ КАК ФОРМА ОТНОШЕНИЯ К ПРИРОДЕ И КАК НРАВСТВЕННЫЙ ПРИНЦИП
  4. Деперсонализация как синдром и как особая клиническая форма
  5. § 4. Малые группы как агенты первичной и вторичной социализации
  6. Взаимодействие как непрерывный диалог
  7. Преемственность поколений как диалог культур
  8. Тема: ФИЛОСОФИЯ КАК ФОРМА ЗНАНИЯ.
  9. Наука как форма жизни.
  10. ЛЕКЦИЯ № 1. Религия как форма общественного сознания
  11. Революции как форма изменений
  12. § 3 Метафизико-этический диалог совести и ответственности как феномен смысла жизни человека
  13. 22. СОЗНАНИЕ КАК ВЫСШАЯ ФОРМА ПСИХИКИ
  14. СТАЛИНИЗМ КАК ФОРМА МЕЖДУНАРОДНОЙ РЕАКЦИИ