<<
>>

КРЕСТЬЯНСКИЕ ПОЛУГОСУДАРСТВА

Крестьяне не хотели воевать с красными. В Сибири не было помещичьих земель. Проблемы земель «кулаков», которые можно разделить, тоже не было. И вообще земли каждый брал сколько хотел.

«Продовольственная диктатура» до Сибири не докатилась. Крестьянство было монолитно, жило традиционным укладом и хотело одного: чтобы его оставили в покое.

Город был нужен: многое крестьянин покупал. Продавая зерно и продукты, он приобретал и ткани, и одежду, и сапоги, и керосин, и орудия труда, и утварь, и посуду. Крестьяне хотели торговать... Но какое-то время прожить могли и без города.

Уже с лета 1918 года многие районы Сибири жили фактически автономно от любой власти. С лета 1918 года на Алтае существовала своего рода «крестьянская республика», не платившая налогов и жившая своим самоуправлением. Это была советская власть, но без коммунистов. Фактически тут командовал глава партизанского отряда, фронтовик Ефим Мефодьевич Мамонтов. Военный диктатор на этой территории. Если Колчаку можно, почему Мамонтову нельзя?

К январю 1919 года население этой республики превысило 50 тысяч человек, а в августе крестьянское движение против Колчака стало массовым. Население «советской республики Мамонтова» возросло до 200 тысяч. А в ноябре—декабре 1919 года 40-тысячная армия Мамонтова взяла Семипалатинск, Павлодар, Змеиногорск и 10 декабря вступила в Барнаул. Только в Барнауле эта совершенно самостоятельная армия и встретилась с Красной Армией.

На правом берегу Енисея возникла Тасеевская республика с населением до 30 тысяч человек. В ее советах были и коммунисты, но ее глава и начальник ее вооруженных сил, Петр Ефимович Щетинкин, вступил в РКП(б) гораздо позже.

Одни поддерживали Колчака, а другие шли в «зеленые» — уж где чья сила. На левом берегу Енисея, как раз «напротив» Тасеевской республики, в селах Большая Мурта и Береговая Подъемная колчаковский режим поддерживали! В этих селах действовали сборные пункты для призывников.

Идеология повстанцев бывала фантастична! Щетинкин распространял листовки, уверяя, что действовал от имени...

Государя Императора! Впрочем, по его мнению, и «Ленин с Троцким в Москве подчинились Великому Князю Николаю Николаевичу и назначены его министрами... Призываю всех православных людей к оружию за царя и Советскую Власть». И в другом месте еще круче: «Пора покончить с разрушителями России, Деникиным и Колчаком, продолжающим дело предателя Керенского. Надо всем встать на защиту поруганной Святой Руси и русского народа».

Коммунистом не был и Александр Диомидович Кравченко (1881-1923) — член Ачинского совета, агроном, а с ноября 1918 года — командир партизанского отряда на юге Енисейской губернии. С декабря 1918 по июнь 1919 года отряды А.Д. Кравченко активно действовали на железнодорожном перегоне Камарчага — Канск.

Летом 1919 года колчаковские части вошли на территории Тасеевской республики. Тогда Щетинкин ушел на юг и соединился с отрядами Кравченко. Эта крестьянская армия насчитывала до 20 тысяч бойцов. И шесть пушек.

Когда насели колчаковцы, крестьянские повстанцы через тайгу ушли на юг и 13 сентября 1919 года захватили Минусинск, превратили его в свою столицу. К ноябрю 1919 года в «государстве Кравченко-Щетинкина» жило до 150 тысяч человек, а их армия наносила удары по колчаковцам. Только в январе 1920 года «зеленая» армия Кравченко соединилась с Красной Армией Советской республики. До того воевала автономно.

Почему восставали крестьяне? Во-первых, они не видели смысла в Гражданской войне и не хотели воевать на стороне Колчака. Во-вторых, Колчак требовал налогов зерном и продуктами. Крестьяне вовсе не считали, что они что-то должны. Они хотели продавать продукты, а не отдавать для снабжения армии.

Такая позиция крестьян приводила в бешенство Колчака. Он посылал карательные отряды, чтобы заставить крестьян давать зерно и рекрутов. Очень часто карателями были казаки. Сословной неприязни и презрения к крестьянам у казаков было даже больше, чем у дворян. Крестьяне были для них взбунтовавшимися холопами, которым полагается исправно платить налоги и ломать шапки, когда с ними говорит господин урядник или есаул.

Впрочем, и городская интеллигенция не чувствовала в крестьянах дорогих сородичей; городские ополченцы вели себя как в оккупированной дикой стране.

Общее число избитых, выпоротых, ограбленных до нитки исчисляется многими десятками тысяч. Порой деревни сжигались, было много случаев, когда пороли шомполами и женщин. Находились даже любители именно таких мероприятий — особенно городские мальчишки. Порядка 25 тысяч крестьян было убито в ходе военных действий или расстреляно. Точные цифры неизвестны.

Крестьяне все меньше хотели поддерживать Колчака. Его государство тратило огромные силы на войну с «зелеными» и красными партизанами в собственных тылах. К зиме 1919 года общее число красных и «зеленых» партизан в тылах Колчака превысило 140 тысяч человек. 10% всего мужского населения колчаковской Сибири.

Под ударами и Красной Армии, и внутренних врагов государство Колчака медленно, но верно разваливалось. Все меньше власти в крупных городах. Мелкие все чаще переходили в руки «зеленых». «Пояс порядка» вокруг железной дороги все сужался.

<< | >>
Источник: М. ВЕЛЛЕР, А. БУРОВСКИЙ. Гражданская история безумной войны. 2007

Еще по теме КРЕСТЬЯНСКИЕ ПОЛУГОСУДАРСТВА:

  1. Крестьянские полугосударства
  2. Статья 257. Собственность крестьянского (фермерского) хозяйства Статья 258. Раздел имущества крестьянского (фермерского) хозяйства
  3. КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОССТАНИЯ
  4. Крестьянский бунт
  5. Первая крестьянская война
  6. РОСТ РАБОЧЕГО И КРЕСТЬЯНСКОГО ДВИЖЕНИЯ
  7. I ЗЕМЛЯ И КРЕСТЬЯНСКАЯ РАБОТА
  8. Крестьянское восстание 1907 г.
  9. Крестьянская реформа в России в 1861 г.
  10. ЧИСЛЕННОСТЬ, ИНЕРТНОСТЬ, ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬ КРЕСТЬЯНСКИХ МАСС