<<
>>

5. Красный террор*

Выражая волю многомиллионных рабоче-крестьянских масс, Совнарком 5 сентября 1918 г. принял постановление о красном терроре. В нем говорилось:

«Совет Народных Комиссаров, заслушав доклад председателя Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности о деятельности этой комиссии, находит, что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; что для усиления деятельности Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлением по должности и внесения в нее большей планомерности необходимо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; что необходимо обеспечить Советскую республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры»416.

Так российская и международная буржуазия заставила рабочих и крестьян Советской республики прибегнуть к крайней мере борьбы. Это был вынужденный ответ на вызов врагов социалистической революции.

До лета 1918 г. карательные органы диктатуры пролетариата не расстреливали политических противников рабочих и крестьян. Советское государство действовало при помощи обычных органов власти: Народного комиссариата внутренних дел, Наркомата юстиции, суда, прокуратуры, милиции и т. д. В. И. Ленин писал об этом в 1919 г.: «После революции 25 октября (7 ноября) 1917 г. мы не закрыли даже буржуазных газет, и о терроре не было и речи. Мы освободили не только многих министров Керенского, но и воевавшего против нас Краснова. Лишь после того, •как эксплуататоры, т. е. капиталисты, стали развертывать свое сопротивление, мы начали систематически подавлять его, вплоть до террора»417.

Этот факт признают даже враги Советской власти. Реакционный историк Шапиро писал: «Однако в первые месяцы террор применялся лишь от случая к случаю и не принимал организованного характера вплоть до лета 1918 года — начала гражданской войны, убийства нескольких большевистских лидеров и покушения на Ленина»418.

Марксисты-ленинцы всегда считали и считают, что насилие в период революции неизбежно. «...Это прямая ложь, что большевики были противниками смертной казни для эпохи революции,— писал В. И. Ленин в 1919 г.— На II съезде нашей партии, в 1903 году, когда возник Председатель Всероссийской чрезвычайной комиссия (ВЧК) Ф. Э. Дзержинский (1918 г.)

шевизм, составлялась программа партии, и в протоко- съезда значится, что мысль вставить в программу ну смертной казни вызвала только насмешливые пасы: «и для Николая II?» Даже меньшевики в году не посмели поставить на голоса предложения об не смертной казни для царя. А в 1917 году, во время

215

керенщины, я писал в «Правде», что ни одно революционное правительство без смертной казни не обойдется и что весь вопрос только в том, против какого класса направляется данным правительством оружие смертной казни»419.

Но рабочий класс, коммунисты, считая смертную казнь неизбежной в острейшие периоды классовой борьбы, делают все возможное, чтобы ограничить применение репрессий. Примером тому история Советской власти в годы гражданской войны.

С середины осени 1918 г. репрессии резко сократились. В октябре расстреляли 641 врага Советской власти, в ноябре — 210, в декабре — 302, в январе 1919 г.— 144, в •феврале — 34 человека420. Это произошло потому, что к концу 1918 г. сопротивление буржуазии внутри страны •было в значительной степени сломлено. В результате — меньше заговоров, мятежей, диверсий,

«И вот краткий период этого красного террора обнаружил,— говорил в начале 1919 г. Дзержинский,— что в самой России нет другой силы, кроме силы рабочих и беднейших крестьян и их партии — партии большевиков, что нет той группы, что нет той партии и нет того класса, которые могли бы взять власть в России, кроме них.

Красный террор победил, показав эту силу. Это было тем условием, при наличии которого можно было влить надежду и уверенность победы в сердца тех, которые среди нас самих, сможет быть, сомневались в успехе борьбы нашей, и доказать загранице, что силы наши неисчерпаемы»421.

За девять месяцев (июнь 1918 — февраль 1919 г.) ЧК ло приговорам расстреляли на территории 23 губерний •5496 преступников, в том числе около 800 уголовников. Белогвардейцы же за семь месяцев только в 13 губерниях уничтожили в четыре с лишним раза больше рабочих и крестьян, причем число казненных все время росло. Весной 1919 г. только в одной Сибири колчаковцы расстреляли несколько десятков тысяч трудящихся.

Два лагеря — две противоположные картины. Объяснялось это тем, что карательная политика диктатуры пролетариата была направлена против свергнутых, но сопротивляющихся представителей эксплуататорских классов во имя миллионов рабочих и крестьян. Ее активно поддерживали пролетарские слои населения. «Без помощи рабочих чрезвычайные комиссии не сделали бы и половины своей работы, не сыграли бы той роли, какая им принадлежит в пролетарской революции»422,— писали в 1919 г, руководящие работники ВЧК.

У белогвардейцев репрессии проводились наемниками против большинства народа, в угоду кучки капиталистов и помещиков.

В начале 1919 г. положение в Советской республике изменилось. Коммунистическая партия и Советское правительство поставили вопрос о принятии законодательных мер, направленных на изменение карательной политики и уменьшение репрессий. 4 февраля 1919 г. ЦК РКП (б) принял решение об ограничении деятельности чрезвычайных комиссий. У ЧК изымалось право вынесения приговоров и передавалось революционным трибуналам423. ВЧК по согласованию с ЦК РКП (б) подготавливала отмену смертной казни. И только новое наступление белогвардейцев в марте 1919 г. и в связи с ним активизация контрреволюции внутри страны не позволили Советскому правительству осуществить эту меру.

Начавшиеся весной 1919 г. в некоторых местах республики восстания и диверсии заставили усилить репрессии к врагам Советской власти, но государство диктатуры пролетариата не прибегло к красному террору даже в самое тяжелое для него время — летом — осенью 1919 г.

В январе 1920 г., когда военное положение Советской республики в корне улучшилось, хотя гражданская война еще продолжалась, ВЦИК и Совнарком по инициатив^ Ф. Э. Дзержинского отменили в стране смертную казнь. Характерно, что ни одно государство мира не отменяло во время войны смертную казнь, а государство диктатуры пролетариата это сделало.

<< | >>
Источник: Л.М.СПИРИН. КЛАССЫ И ПАРТИИ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОИНЕ В РОССИИ (1917—1920 гг.). 1968

Еще по теме 5. Красный террор*:

  1. Глава 12 КРАСНЫЙ ТЕРРОР
  2. Глава 13. Красный террор
  3. Красный террор вне Советской республики
  4. 7. ПОКУШЕНИЕ НА В. И. ЛЕНИНА и ОБЪЯВЛЕНИЕ КРАСНОГО ТЕРРОРА
  5. СОЗДАНИЕ РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКОЙ КРАСНОЙ АРМИИ И КРАСНОГО ФЛОТА,
  6. Создание Красной Армии и Красного Флота
  7. 4. Белый террор
  8. ТЕРРОР И РЕВОЛЮЦИЯ
  9. Глава 3 О ЖЕСТОКОСТИ И ТЕРРОРЕ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ
  10. Лицо террора
  11. Масштаб террора
  12. БЕЛЫЙ ТЕРРОР