<<
>>

I. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРАХ БУРЖУАЗИИ В ЗАХВАЧЕННЫХ ЕЮ РАЙОНАХ

Несмотря на большую помощь, которую правительства Колчака и Деникина оказывали буржуазии, последняя не могла, да и не хотела не только возродить хозяйство, но даже удержать его на прежнем уровне.

Выплавка чугуна на Урале в 1919 г. составляла 6% по сравнению с 1913 г. и была в четыре с половиной раза меньше, чем в 1918 г. В Сибири добыча каменного угля в 1919 г. в Черемховском районе составляла всего две трети 1918 г. Эсеровская газета «Новая Сибирь» в 1919 г. писала: «Не приходится доказывать, что наша экономическая жизнь находится в состоянии совершеннейшей разрухи»653.

Такое же положение наблюдалось у деникинцев. Из 65 доменных печей, имевшихся на юге страны, действовали только две. В 1919 г. прекратили работу крупнейшие Дружковский, Краматорский, Луганский металлургические и металлообрабатывающие заводы. Свертывалась легкая и пищевая промышленность. Число рабочих везде сильно сократилось.

Многие капиталисты старались как можно быстрее продать фабрики, заводы, суда и сырье иностранцам, а деньги вложить в парижские и лондонские банки. На Дальнем Востоке владельцы судов к весне 1919 г. продали за границу 45 самых лучших пароходов и 21 баржу. Россию грабили не только иностранные империалисты, но и своя собственная буржуазия, не гнушаясь никакими средствами.

Буржуазия в первое время обещала населению, особенно крестьянам, что с восстановлением частной собственности, свободной торговли хлебом жизнь улучшится. Получилось же наоборот. Это особенно ярко проявилось в Сибири. Дело в том, что Сибирь и Дальний Восток являлись составной частью единого экономического организма России. Их хозяйство полностью зависело от остальных районов страны, и прежде всего от центральных губерний. Большая часть хлеба, масла, мяса, сельскохозяйственного сырья вывозилась из Сибири в европейскую часть России, за границу шло значительно меньше. С захватом Сибири белогвардейцами экономическая связь с западными районами страны была нарушена.

Сибиряки потеряли возможность вывозить хлеб и сырье и взамен них получать промышленные товары из Центральной России. Попытка колчаковского правительства увеличить торговлю с капиталистическими странами ни к чему не привела. Империалисты Антанты предпочитали торговле воровство и грабеж.

Уже в начале 1919 г. сельское хозяйство Сибири почувствовало большие затруднения. Хлеб стал затовариваться. К январю 1919 г. в Сибири имелось товарного хлеба до 150 млн. пудов, в том числе в Западной Сибири —около 117 млн. пудов, масла — до 3 млн. пудов654, много мяса, кожи, шерсти. По подсчетам колчаковского министерства продовольствия, к середине 1919 г. в Сибири оставалось еще более 110 млн. пудов излишков хлеба655. Урожай 1919 г. в Сибири был выше среднего и еще больше увеличил количество продажного хлеба.

Застой в сельском хозяйстве вызвал недовольство Колчаком даже богатых слоев крестьянства. Оно усиливалось тем, что цены на промышленные товары росли быстрее, чем на продовольственные. В июле 1919 г. пуд сортового железа стоил около 90 руб., мыла — 460 руб., аршин шерстяного сукна — 230 руб.3 Чтобы купить пуд железа, крестьянин должен был продать 12 фунтов сливочного масла.

Своеобразное экономическое положение сложилось на юго-востоке России. Здесь также во многих местах накопилось большое количество продовольствия и сырья. Кубань только от урожая 1919 г. имела товарного хлеба около 60 млн. пудов, а со старыми запасами — 80—100 млн. пудов. Кроме того, она могла вывезти 13 млн. пудов подсолнечника, 75 тыс. пудов шерсти, много табака и т. д.656 Попытки Кубанской областной рады и кубанского правительства получить за продовольствие промышленные товары окончились неудачей. Взамен товаров кубанские хлеборобы получали все более обесценивавшиеся керенки (осенью 1919 г. рубль равнялся одной довоенной копейке). Хозяйственная обстановка в тылу деникинцев еще больше ухудшилась тем, что правительства Дона, Кубани и Терека старались отгородиться друг от друга таможенными барьерами. Отрыв юго-восточных губерний, как и Сибири, от остальных частей страны пагубно сказался на жизни населения.

Вслед за экономическим крахом пришло политическое поражение буржуазии. Крестьянство усилило сопротивление белогвардейцам. Колчак и Деникин все больше теряли поддержку крестьян богатых сельскохозяйственных районов.

Наиболее дальновидные белогвардейцы видели, что без привлечения на свою сторону крестьян нельзя надеяться на победу. Они предлагали открыто заявить крестьянам, что земля остается за ними, и этим самым получить их поддержку. Один из руководителей пропагандистского аппарата Добровольческой армии, полковник Б. Энгель- гардт, в своих воспоминаниях пишет, что он в 1919 г. подал специальную записку в Особое совещание по этому вопросу. «На место идеалистического лозунга «великая неделимая»,— рассуждал тогда бывший помещик,—надо откровенно поставить сугубо практический «частная собственность» и дать себе отчет в том, какие общественные круги могут явиться сторонниками этого лозунга. Массам нужно указать нечто ощутимое. Ведь вот величественный лозунг «Отмена права собственности на орудия производства» переделан в массах в вульгарный клич «грабь награбленное», и этот клич имеет несомненный успех. Ограбить хотят нас, помещиков, и мы не имеем сил для сопротивления этому грабежу. Но те, которые хотят нас ограбить,— это самые ярые сторонники частной собственности: крестьяне, овладев нашей землей, захотят и дальше владеть ею на правах собственности. Поскольку мы цеп- ляемся за наши имения — крестьяне наши враги, поскольку мы сами откажемся от наших имений и поможем им в законных и привычных им формах утвердиться в новом владении, они станут нашими друзьями и вместе с нами будут бороться за частную собственность со всеми идеологическими надстройками, за которые мы стоим. Все это должно быть не только провозглашено в нашей программе, но и должно получить немедленное осуществление по мере нашего продвижения к Москве. Этим мы привлечем на свою сторону крестьянство, а только при таких условиях мы можем рассчитывать на победу»657.

Рассуждения эти очень любопытны, но для подавляющего большинства русских помещиков они были совершенно неприемлемы. Классовая природа и классовая ограниченность не давали возможности осознать им целесообразность таких мер.

Сложнее было с казачеством. Привилегии его в старое время, военная организация давали возможность буржуазии и помещикам длительное время сохранять свое влияние среди этого слоя сельского населения. Большинство казаков вплоть до военного разгрома белогвардейцев или продолжало подчиняться Колчаку и Деникину, или сохраняло нейтралитет и только в редких случаях выступало против белогвардейского режима. Однако изменение политики Советской власти по отношению к казачеству оказало огромное влияние на разложение деникинской и колчаков- ской армий и их тыла.

Новый курс Коммунистической партии и Советской власти был изложен в обращении ВЦИК и Совнаркома к трудовому казачеству в августе 1919 г. Наиболее полное выражение он нашел в «Тезисах о работе на Дону», опубликованных ЦК РКП (б) 30 сентября 1919 г. В этом документе Коммунистическая партия изложила свою политику по отношению ко всему казачеству.

В «Тезисах...» говорилось, что казачьи верхи и тесно примыкающее к ним станичное кулачество первыми подняли знамя восстания против Октябрьской революции. Под этим знаменем сплотились буржуазно-помещичьи элементы во всей стране. Богатое казачество проявляло и проявляет исключительное классовое упорство в борьбе.

С ним до последнего времени шло связанное казачьей сословностью и предрассудками общности интересов большинство трудового казачества. Трудящиеся казаки, даже порывая временами с Красновым и Деникиным, как это было в конце 1918 — начале 1919 г., продолжали колебаться в выборе окончательной политической линии. Страдая от суровой борьбы рабочих и крестьян с контрреволюцией, широкие слои среднего казачества часто видели причины ее не в классовом гнете, а в политике Советской власти и Коммунистической партии. Поэтому, выступая против Деникина, они боролись и против Советской власти, надеясь устроить свою жизнь при помощи «демократического» Всеказачьего круга и «всеказачьих» Советов.

Типичным представителем такого направления являлся бывший казачий полковник Ф. К. Миронов, отстаивавший «особый» казачий путь. В августе 1919 г. он, формируя Донской казачий корпус в Саранске, поднял мятеж против Советской власти. Миронов выкинул лозунг борьбы против коммунистов, в «защиту демократии»658. По политическому смыслу действия Миронова были равнозначны попытке учредиловцев на Волге вырвать власть из рук Советов и передать ее Учредительному собранию или попытке Петлюры установить на Украине власть «Народной рады».

Осветив положение казачества, ЦК РКП (б) обращался к нему со следующим предложением:

«1) Мы разъясняем казачеству словом и доказываем делом, что наша политика не есть политика мести за прошлое. Мы ничего не забываем, но за прошлое не мстим. Дальнейшие взаимоотношения определяются в зависимости от поведения различных групп самого казачества.

353

1/4 12 Л. М. Спирин

2) Критерием в наших отношениях к различным слоям и группам донского казачества в ближайший период будет не столько непосредственная классовая оценка разных слоев (кулаков, середняков, бедняков), сколько отношение различных групп самого казачества к нашей Красной Армии. Мы возьмем под свое решительное покровительство и вооруженную защиту те элементы казачества, которые делом пойдут нам навстречу. Мы дадим возможность оглядеться и разобраться тем слоям и группам казачества, которые настроены выжидательно, не спуская в то же время с них глаз.

Мы будем беспощадно истреблять все те элементы, которые будут прямо или косвенно оказывать поддержку врагу или чинить затруднения Красной Армии»659.

Далее в «Тезисах...» говорилось, что Советская власть будет строго следить за тем, чтобы никакого произвола и насилия по отношению к казакам не было, что будут наказаны все, кто вздумает притеснять казаков. В документе заявлялось, что местные органы власти окажут всяческую поддержку бедноте и части середняков, в первую очередь тем, кто пострадал от белогвардейцев.

ЦК РКП (б) указывал, что наряду с беспощадной борьбой за выкорчевывание белогвардейских гнезд в казачестве «необходима систематическая пропаганда идей и задач Коммунистической партии в низах казачества, вовлечение их в сферу идей и работы партии, проведение на деле товарищеской политики по отношению к ним, подготовка в союзе с ними выборов в донские советские учреждения на основах Советской Конституции»660.

На основе обращения ВЦИК и Совнаркома, «Тезисов...» ЦК РКП (б) была развернута огромная работа среди казачества. Она дала богатые плоды.

Русские белогвардейцы восстановили против себя другие национальности и народы. Лозунг «единой и неделимой России» означал подавление любой попытки народов получить самостоятельное национальное существование. Здесь великодержавные контрреволюционеры доходили до кретинизма. Когда К. Г. Маннергейм в начале 1919 г. предложил двинуть на Петроград 100-тысячную армию, требуя за это признания самостоятельности Финляндии и самоопределения Карелии и Олонецкой губернии, Колчак категорически отказал ему. Мелкие народы внутри страны белогвардейцы вообще не ставили в счет.

Деникинцы пошли дальше. Когда часть депутатов Кубанской краевой рады заключила союз с горскими националистами Северного Кавказа с целью создания самостоятельного федеративного государства, Деникин приказал их арестовать и судить как изменников России. В ноябре 1919 г. один из арестованных, священник А. И. Калабухов, по приговору военно-полевого суда был повешен в Екате- ринодаре.

На Украине деникинцы своей великодержавной политикой восстановили против себя все крестьянство, а такясе значительную часть буржуазии. Добровольческая армия начала военные действия против войск украинского мелкобуржуазного националиста Петлюры, активно боровшегося до этого с большевиками. Великодержавный шовинист Деникин не захотел разговаривать с Петлюрой, ратовавшим за «самостийную» Украину.

Из вышеизложенного видно, насколько недальновидной являлась тактика белогвардейцев по отношению к своим возможным союзникам и как дальнозорки были большевики в этих вопросах. Коммунисты исходили из ленинского указания, что надо использовать любого, самого шаткого, самого временного союзника и попутчика для борьбы с главным врагом. Таким случайным попутчиком в борьбе с Деникиным осенью 1919 г. оказался Петлюра. Большевики предложили ему заключить соглашение о ведении совместных боевых действий против Добровольческой армии661.

Коммунисты не боялись сесть за один стол для переговоров с таким отпетым головорезом, как анархист Махно. Командование Красной Армии в 1919 г. заключило с ним соглашение. Коммунисты пошли на это потому, что махновцы активно выступали против Деникина.

355

ЧА 12*

Особенно показательным для белогвардейцев яівлялось то, что даже среди буржуазии и помещиков не существовало единства, как не было его и между руководителями контрреволюции. Всех их объединяло одно — борьба с большевиками. Но конечные цели у разных групп, а часто и средства борьбы были разные. Это еще больше ослабляло позиции врагов Советской власти.

<< | >>
Источник: Л.М.СПИРИН. КЛАССЫ И ПАРТИИ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОИНЕ В РОССИИ (1917—1920 гг.). 1968

Еще по теме I. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И ПОЛИТИЧЕСКИЙ КРАХ БУРЖУАЗИИ В ЗАХВАЧЕННЫХ ЕЮ РАЙОНАХ:

  1. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭМАНСИПАЦИЯ БУРЖУАЗИИ
  2. Социально-экономические организации мелкой буржуазии.
  3. Социально-политическое развитие неоккупированных районов
  4. Социально-экономическое развитие оккупированных районов
  5. 3. РАЗВИТИЕ ГОМИНЬДАНОВСКИХ РАЙОНОВ Социально-экономическая политика Гоминьдана и ее последствия
  6. ПОЛОЖЕНИЕ' о районных съездах Советов и районных исполнительных комитетах АМССР
  7. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ КЛАССОВ. Социально-экономические организации класса буржуазии.
  8. Отход БРГ с захваченной базы
  9. Политическая борьба и экономические реформы Ван Аньши
  10. Связь курса «Международные экономические отношения» с политической экономией
  11. Дальнейшие иллюстрации: политические и культурные переменные в экономической деятельности
  12. § 25. Политические и социально-экономические итоги Гражданской войны в России