<<
>>

Глава 2. Добровольческое движение

РОЖДЕНИЕ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ

25-26 октября 1917 года атаман Каледин от имени «Донского войскового правительства» разогнал все советы в Области Войска Донского.

Каледин заявил, что не признает узурпаторов и не подчиняется Совнаркому. Он пригласил к себе на Дон всех членов Временного правительства и Предпарламента.

В Область Войска Донского устремляется множество тех, кто недоволен большевиками. Едут гражданские лица, юнкера, гимназисты и студенты. Вплоть до лидера кадетов Милюкова.

На Дон к Каледину уезжают генералы и старшие офицеры, в августе 1917 пошедшие за Л.Г. Корниловым: А.И. Деникин, А.С. Лукомский, А.Н. Неженцев. После корниловского похода их, как агитаторов против большевицкой власти, заключают в военную тюрьму, в Быховской крепости (под Могилевом, близ ставки главнокомандующего). После убийства Н.Н. Духонина к крепости направилась разъяренная вооруженная толпа. В гарнизоне и в охране самой тюрьмы шли митинги, раздавались призывы к расправе. Тогда руководство тюрьмы выпустило узников, и они смогли бежать. На Дон.

15 ноября 1917 года Главнокомандующий при Временном правительстве генерал Алексеев объявляет набор желающих в Добровольческую армию. Призыв звучит «ко всем, кто готов спасти Отечество». 27 декабря Алексеев добровольно передает командование Добровольческой армией Корнилову: Лавр Георгиевич имеет опыт ведения боевых действий, его имя знаменито на всю Россию. Сам же Алексеев только штабист. С этого времени «Алексеевская организация» официально носит название Добровольческой армии.

Добровольцы уверены: русское офицерство, русская интеллигенция откликнется на их призыв десятками, сотнями тысяч голосов! Алексеев рассчитывает по крайней мере на 30 тысяч добровольцев, на щедрые денежные пожертвования... Образованные русские люди возглавят народ, легко скинут жестоких узурпаторов, палящих из пушек по Кремлю.

Не откликнулись десятки и сотни тысяч.

В конце ноября 1917 года добровольцев было около 300. К середине января стало около 3000 человек. Это все. Денег же собрали... 400 (четыреста) рублей. Четыре сотни. Добровольческая армия собиралась с невероятным трудом. Не хватало денег, оружия, шинелей, даже сапог.

Казаки к добровольцам равнодушны. Многие даже враждебны — не хотят влезать в дела.

Каледин очень сочувствует добровольцам, но он — вовсе не диктатор. Он — избранный атаман. Он не может идти против воли своих избирателей.

ДОНСКАЯ СОВЕТСКАЯ

Типичное явление Гражданской войны — ее невероятный динамизм.

Осенью 1917 года балтийские матросы взяли и поехали за 2 тысячи км — в Крым, помогать черноморским матросам. Так и сейчас: большевики снимают самые большевизированные части с Северного фронта. Часть солдат Петроградского гарнизона готова «устанавливать советскую власть» — за это обещают деньги и еду на богатом, сытом юге. Плюс части Красной Гвардии. Во главе — приближенный Ленина, доверенный большевик Рудольф Сивере.

И уже мчатся на юг поезда с солдатами. Скорость чуть ли не мирного времени — до 30 верст в час. Фронты на-1 циональных войн с такой скоростью никогда не движутся, а вот в Гражданской — сколько угодно.

Мгновенно, за считанные дни возник фронт. Тоже очень подвижный,, текучий. Солдаты сошли с поезда: уже фронт. Краевых не так много — около 10 тысяч. Отбить их было бы нетрудно, если бы не раскол самих казаков. Войсковое праштельство распадалось на глазах: одни были за советы, другие против. Иногородние и часть казаков выступили «за Сиверса» с оружием в руках.

В январе 1918 г. настроения большинства казаков сдвинулись в пользу большевиков. 29 января 1918 года состоялось последнее заседание правительства Дона под началом Каледина. Атаман сообщил, что фронт защищают 147 офицеров, юнкеров и гимназистов.

«Положение наше безнадежно, — говорил атаман. — Население не только нас не поддерживает, но настроено к нам враждебно. Сил у нас нет, и сопротивление бесполезно.

Я не хочу лишних жертв, лишнего кровопролития. Предлагаю сложить свои полномочия и передать власть в другие руки. Свои полномочия войскового атамана я с себя слагаю».

Его стали уговаривать.

— Кончайте болтать! — прикрикнул Каледин. — От болтовни Россия погибла!

Он вышел в соседнюю комнату, снял Георгиевский крест, лег на кушетку и выстрелил себе в сердце.

Атаман Каледин не дожил буквально трех месяцев до такого взлета Белого' движения, о котором не мог и мечтать.

23 ФЕВРАЛЯ

Добровольцы не приняли бой с Сиверсом. Отступая, они ушли из столицы Дона, Новочеркасска, в Ростов. В Ростов тоже прибывали с севера поезда с солдатами. Фронт возникал мгновенно, «с колес». Выгружались из теплушек, коммунисты шли в бой... Добровольцы отбивали их, и солдаты устраивали митинг. Что-то решив, уезжали... А вскоре на их место появлялись новые. Кучка людей пока сдерживала бушующие толпы, но это не могло продолжаться вечно.

День Красной Армии праздновался 23 февраля. Но он же — день начала знаменитого Ледяного похода.

В ночь на 10 февраля по старому стилю, 23 февраля поновому, добровольцы генерала Корнилова вышли в степь — шли слухи, что на Кубани влияние большевиков меньше. Может, удастся там поднять добровольцев на борьбу?

Генерал Алексеев писал брату перед выходом: «Мы уходим в степи. Можем вернуться, только если будет милость Божия».

ЛЕДЯНОЙ ПОХОД

Походная колонна белых была отягощена подводами с женщинами и детьми. С солдатами бежали из Советской республики: профессора, политические деятели, журналисты. Большинство — далеко не юноши.

На каждый винтовочный ствол приходилось по нескольку сот патронов. На каждое из восьми орудий — по 30-40 снарядов. Пулеметов не было. Запаса еды — на десять дней.

«Оборванная, затравленная, окруженная, — как символ гонимой России и русской государственности. На всем необъятном пространстве оставалось одно только одно место, где открыто развивался национальный трехцветный флаг — это ставка Корнилова».

Так писал о своей армии генерал А.И. Деникин.

Казачьи станицы относились к добровольцам или нейтрально, или враждебно. С распавшегося полуторамиллионного Кавказского фронта отходили солдаты. Поезда практически не ходили, народ шел домой пешком (с оружием, разумеется). Многие солдаты были разагитированы красными. Попадались и отряды, числившие себя в Красной Гвардии.

Сзади наседали красные отряды Р.Ф. Сиверса. Из 80 дней похода половину пришлось провести в жестоких боях. Степь была холодной и мокрой: юг. Мартовская метель сменялась оттепелью.

Есть легенда, что как-то белые переходили реку вброд под огнем неприятеля. Когда выходили из воды, мокрая одежда схватывалась ледяным панцирем. От этого эпизода, мол, и произошло название Ледяной поход.

Есть и другая легенда: мол, прошел дождь, а потом подморозило; намокшая одежда схватывалась на людях ледяной коркой.

Все это только легенды. Дождей и переправ было много, весь поход целиком был Ледяным. Поразительно, но не было сгинувших от болезней.

Спасала белых только неорганизованность красных сил. Красных много, но это не общая армия под единым железным руководством. Это отдельные отряды, самовольные и неорганизованные. В большинстве случаев они обстреливали белых с большого расстояния и уходили, не принимали боя.

Белые в плен не сдавались и не брали.

«Скоро вы будете посланы в бой. В этих боях вам придется быть беспощадными. Мы не можем брать пленных, и я даю вам приказ, очень жестокий: пленных не брать! Ответственность за этот приказ перед Богом и русским народом я беру на себя!» — так говорил генерал Корнилов еще в декабре 1917. Важная особенность всех вообще гражданских войн: в них почти не бывает пленных. В зависимости от обстановки их или принимают в число победителей, или прогоняют, или убивают.

За провиант и фураж местному населению платили царскими рублями, которые вез с собой в сундуке генерал Алексеев.

Всех раненых везли с собой. «Армия должна до последнего человека умереть, защищая своих раненых, — говорил генерал Корнилов.

— Иначе это не армия, а жалкий сброд».

10 апреля добровольцы соединились с Кубанским отрядом из интеллигенции и верхушки казаков. Отряд — около 3 тыс. человек. Совсем близко был Екатеринодар.

В разгар наступления белые узнали: Екатеринодар уже занят красными. Красных больше 20 тысяч человек.

В истории войн редко бывает, чтобы 6 тысяч человек штурмовали город, который защищает 20 тысяч. «Нет другого выхода. Если не возьмем Екатеринодар, мне останется пустить себе пулю в лоб», — сказал Корнилов. Четыре дня длилась осада. Штурм назначен на 14 апреля.

13 апреля снаряд попал в здание штаба белых. Осколком снаряда смертельно ранен Корнилов. К вечеру его не стало. Штурм не удался. Командование принял Деникин.

Добровольцы вышли из окружения под колонией Гначбау, ушли на тихое пока Ставрополье. Здесь они отдохнули две недели. Степь уже вовсю зеленела, страшное время Ледяного похода осталось позади.

Добровольцы вернулись обратно на Дон. 14 мая в станицу Мечетинскую вошли 5 тыс. добровольцев и кубанских казаков. Они привезли с собой 1,5 тыс. раненых и оставили в могилах в степи более 400 человек. «Из Ростова вышли партизанские отряды, вернулось на Дон крепкое ядро армии», — писал участник похода.

ПОДВИГИ СИВЕРСА

За время Ледяного похода Дон очень изменился. Помог Дону меняться Сивере. Для начала он велел расстрелять всех не ушедших в степь добровольцев: и военнослужащих, и членов их семей. Расстреляли и невест нескольких юнкеров: за время стояния добровольцев на Дону парни нашли себе казацких девушек по душе. Казаки начали думать...

Генералу Ренненкампфу предложили послужить в Красной Армии. Тот только пожал плечами... Расстреляли. Убивали священников — ровно потому, что те священники. В некоторых станицах насиловали женщин и девушек. Расправы над казачьими офицерами тоже всколыхнули народ...

А тут еще подоспел декрет из Москвы: сдать оружие. Это на Дону-то! Пошли слухи об уравнительном распределении земли, об «обобществлении» женщин...

10 апреля казаки восстают.

Толчком к восстанию стало возвращение в станицу Константиновская Степного отряда походного атамана генерал-майора П.Х. Попова. Этот отряд ушел с Дона на северо-восток — казаки не хотели оставаться на Дону, захваченном большевиками. Их судьба очень напоминает судьбу добровольцев — отряду пришлось вернуться, и это оказалось к лучшему.

Выступать в поход, начинать войну казакам не сложно. Они всегда готовы. Стоит пробежать казаку с факелом по станице — и все бросили работу, собрались. У каждого оружие, конь, каждый знает свое место в строю.

Казаки восстали в день соединения добровольцев с Кубанским отрядом, за три дня до гибели Корнилова. На этот раз и вернувшиеся с фронта, и вчера еще «сочувственные красным» молодые казаки выступают вместе.

Станица выставляла отряд, фактически равный численности мужского населения. Офицеры — свои же. Восставшие легко объединились под руководством Совета Обороны Дона — станицы дали в него своих представителей.

За считанные дни восставшие выбивают красных с большей части Дона. К маю, когда отбили Новочеркасск, Войско Донское состояло из шести пеших и двух конных полков при семи орудиях и одиннадцати пулеметах.

<< | >>
Источник: М. ВЕЛЛЕР, А. БУРОВСКИЙ. Гражданская история безумной войны. 2007

Еще по теме Глава 2. Добровольческое движение:

  1. Глава 1 ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ
  2. ГЛАВА XVI О РАВНОМЕРНОМ И УСКОРЕННОМ ДВИЖЕНИИ; О ДВИЖЕНИИ, ВОЗНИКАЮЩЕМ В РЕЗУЛЬТАТЕ СТОЛКНОВЕНИЯ
  3. Глава 2 ЧИСЛО ДВИЖЕНИЯ, НО НЕ ДВИЖЕНИЕ
  4. Глава IX ОБ АКТИВНОЙ СИЛЕ, ПРИВОДЯЩЕЙ В ДВИЖЕНИЕ ВСЁ ВО ВСЕЛЕННОЙ. БЫВАЕТ ЛИ В МИРЕ ПОСТОЯННО ОДИНАКОВОЕ КОЛИЧЕСТВО ДВИЖЕНИЯ. ИССЛЕДОВАНИЕ СИЛЫ. СПОСОБ ИЗМЕРЕНИЯ СИЛЫ. ВЫВОДЫ ДВУХ ПРОТИВНЫХ СТОРОН
  5. Рождение Добровольческой армии
  6. 12. ОЛОНЕЦКАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ (04.1919-02.1922)
  7. 6. 1-Й КУБАНСКИЙ (ЛЕДЯНОЙ) ПОХОД ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ
  8. В ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ
  9. ГЛАВА 9. Движение
  10. Учаетие в добровольческой армии.
  11. Наступление Добровольческой армии
  12. Состав Добровольческой армии на 10.12.1919
  13. ГЛАВА 13 СОВРЕМЕННЫЕ ДВИЖЕНИЯ
  14. Состав Добровольческой армии на 01.09.1919:
  15. 6. ЗАПАДНАЯ ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ (05Л?-19.И.1919)
  16. 3. ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ (25.12.1917-03.01.1920)
  17. 6.4.3. Добровольческие формирования. Капитан Покровский