<<
>>

Педагогический опыт толстовских коммун Агарин Е. В.

Развитие любых человеческих обществ немыслимо без передачи социального опыта подрастающему поколению. Самодостаточные и замкнутые от цивилизации толстовские общины с их стремлением «уйти из истории и поселиться в благочестивой Утопии»[104] не могли тем не менее стать исключением.

В поле нашего внимания будет находиться механизм передачи социального опыта детям в толстовских коммунах, а нашей целью становится исследование образования, которое давалось в толстовских школах при общинах. Необходимо отметить, что педагогический опыт толстовских коммун весьма специфичен и может претендовать на определенную уникальность.

Школы при толстовских общинах появляются далеко не сразу. Ранние земледельческие объединения толстовцев были весьма непрочными и быстро распадались, да и редкие попытки по созданию школ при них вызывали много споров и не заканчивались успехом[105]. Несомненно, что для появления школ при толстовских коммунах необходимо было не только наличие подрастающего поколения, но и некоторая успешность и долговечность самих коммун. Первой толстовской школой становится школа при единственной развивающейся толстовской общине раннего периода — при общине «Криница»[106]. Появилась школа, по всей видимости, в 1890-е гг. и затем вполне успешно существовала, в 1912 г. Е. Баранов высоко оценил качество образования этой школы, после которой ученик «свободно поступает в первый класс гимназии»[107]. Однако говорить о некоем педагогическом опыте всех толстовских коммун этого времени на основании этой школы преждевременно. После 1917 г. возникает довольно много толстовских общин по всей стране, при нескольких крупных и долговечных из них существуют школы. В этот период и складывается в общих чертах специфический тип толстовского образования. Свое яркое воплощение он получает в школе при толстовской общине «Жизнь и труд» 1931-1938 гг. у Новокузнецка; в эту коммуну, спасаясь от коллективизации, переселились почти все толстовцы СССР.

Школа существовала здесь в 1931- гг.[108] Специальная комиссия по исследованию общины вынесла решение о немедленном закрытии школы толстовцев, которые воспитывают детей во враждебном советской власти и контрреволюционном духе[109].

В первую очередь необходимо обозначить роль и место идеологии в толстовском образовании. Несомненно, что толстовское мировоззрение никогда не навязывалось и не пропагандировалось в школах при общинах. «Мы избегаем навязывать детям какие бы то ни было сектантские религиозные понятия», — подчеркивал Б. В. Мазурин, хотя и неопределенно отмечал далее, что толстовцы считали необходимой работу по освобождению «от религиозных и прочих суеверий»[110]. Естественно, однако, что толстовская идеология оказывала сильнейшее влияние на принципы и содержание образования в их школах. Ее воздействие на подрастающее в общинах поколение становилось, таким образом, косвенным. Кроме того, идеологическим элементом толстовского образования можно признать регулярное чтение публицистических произведений Л. Н. Толстого. Такие чтения имели место в школе при общине «Жизнь и труд», они не были обозначены в расписании, но проводились регулярно[111].

Основной принцип толстовского образования, характеризующий отношение учителей к ученикам, хорошо выразил В. Мазурин: «Ребенок чист, светел, кроток, смиренен, любящ, все это нужно сохранить в нем»[112]. Действительно, толстовское образование было чрезвычайно гуманным по отношению к ученику. Как и Толстой в свое время, его последователи отказывались от любых форм принуждения, наказания, насилия, считая, что «собственная наблюдательность, правдивость, уважение и любовь к детской душе»[113] станут наиболее верными стимулами для образования детей. Советские наблюдатели отмечали, что подобный гуманизм является излишним, так как в его результате «классом владеют не они (учителя), а учащиеся»[114]. Другой существенной чертой толстовского педагогического опыта была автономность школ от советской системы образования: советские программы, учебники и пособия либо не использовались, либо применялись очень избирательно[115].

Сами преподаватели школ являлись, как правило, членами толстовских общин и не имели педагогического образования. Управление школой осуществлялось на демократических началах: при помощи ученических, учительских, родительских и общих собраний[116]. Замкнутость школ, игнорирование советской системы образования, непрофессионализм преподавателей неизменно ставились в вину толстовским школам. Важно также, что толстовское образование носило и «трудовой характер»[117] — дети неизменно принимали посильное участие в работах общины.

В школах учеников обучали прежде всего общеобразовательным предметам. Судя по расписанию школы при общине «Жизнь и труд» , там наибольшее внимание уделялось естественным дисциплинам: географии, биологии, физике и др., из гуманитарных предметов преподавали только историю. Интересно, что, помимо внеклассных кружков, в этой школе обучали также и основам самых разных ремесел: столярного, токарного, бондарного, сапожного, кузнечного и др. В своих школах толстовцы планировали воспитать и передать своим детям качества «равенства, справедливости, трудолюбия, взаимной помощи, миролюбия и трезвого, скромного поведения». Учителя категорически отказывались формировать у учеников чувство классовой ненависти, вести подготовку к армейской службе или же обучать детей животноводству, охоте и рыболовству.

Таким образом, складывание специфического толстовского типа образования на основе педагогического опыта коммун относится к 1920-1930-м гг. Толстовская идеология в процессе образования никогда не пропагандировалась детям открыто, однако косвенно влияла на характер получаемого ими образования, его принципы и содержание. Основными принципами образования при коммунах были гуманизм, демократизм в управлении школами, существенная автономия от советских школ, трудовой характер образования. Обучали детей общеобразовательным дисциплинам с особым вниманием к естественным и техническим предметам. В соответствии с толстовской идеологией в детях воспитывались прежде всего качества общинного коллективизма, антимилитаризма, трудолюбия, трепетного отношения не только к людям, но и к животному миру. Педагогический опыт толстовских коммун с его самодостаточностью и специфическим сочетанием вышеуказанных черт представлял собой любопытную историческую альтернативу образовательным системам того времени. К сожалению, он не соответствовал, а часто и противоречил современным ему задачам развития общества и по этой причине едва ли имел будущее внутри советской системы.

<< | >>
Источник: Коллектив авторов. Религии России; проблемы социального служения Сборник материалов конференции Москва — Н. Новгород ИД «Медина» 2011. 2011

Еще по теме Педагогический опыт толстовских коммун Агарин Е. В.:

  1. ОПЫТ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КРИТИКИ РУССКОЙЭЛЕМЕНТАРНО-УЧЕБНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ в
  2. Борытко Н. М.. Педагогические технологии: Учебник для студентов педагогических вузов, 2006
  3. Под общей ред. В.С. Кукушина. Педагогические технологии: Учебное пособие для студентов педагогических специальностей/, 2004
  4. ЕДИНАЯ СИСТЕМА КОММУН
  5. БОГИНСКАЯ Ольга Сергеевна. ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ПРЕДИКТОРЫ СТАНОВЛЕНИЯ ГОТОВНОСТИ СТУДЕНТОВ ВУЗА К ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, 2017
  6. ИНДИВИД И КОММУНА
  7. РУКОВОДСТВО КОММУНЫ
  8. ДОСТОИНСТВА КОММУНЫ
  9. 68. ПАРИЖСКАЯ КОММУНА
  10. ИЕРАРХИЯ КЛЕТОК-КОММУН
  11. ПАРТИЯ В КОММУНАХ
  12. РОЖДЕНИЕ КОММУНЫ
  13. Педагогическая деятельность и педагогические взгляды В. И. Водовозова (1825—1886)
  14. 3. БАКИНСКАЯ КОММУНА
  15. ФОРМИРОВАНИЕ СИСТЕМЫ КОММУНА ЛЬНО-БЫТОВОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ
  16. Ill ОПЫТ ЧТЕНИЯ
  17. Опыт автобиографического анализа
  18. Опыт профессиональной подготовки за рубежом
  19. РАЗДЕЛ1 Опыт биографического анализа