<<
>>

Публичные оценки власти: делюнстрация принадлежности

Изобилопание прессы оценками — вполне очевидный факт. Их диапазон достаточно широк: от мягких, «дипломатических» до самых крайних. 1юлитичсские оценки, выражаемые публично, не стремятся к точност» или нормативной однозначности, на что указал М.

Вебер. Если «среднему» пути в оценивании «не место на кафедре, он применим в политических программах, в стенах бюро или парламентов» . Однако нельзя сказать, что пресса злоупотребляет средними, «дипломатическими» оценками. Как мы увидим, она скорее предпочитает крайние.

Прямые или явные оценки законодательной власти, ка к и оценки вообще, могут быт- достаточно сильным инструментом воздействия на общественное мнение и властные структуры. Тем не менее прессинг оценочных суждений далеко не всегда успешен: психологическое и этическое противостояние любому открытому давлению — хорошо известный феномен. Исследователи политических эффектов массовой коммуникации, относя к наиб лее результативным способам воздействия, например, комментарии к теленовостям, выступления экспертов и сведения, исходящие от популярного президента, не называют в качестве таковых сообщения об интересах различных политических объединений и союзов. Напротив, эти сообщения способны произвести негативный эффект на аудиторию, которая не склонна, опираясь на историческое прошлое, рассматривать группы, нгмеренно отстаивающие собственные позиции, как источник достоверной информации13.

Явные оценки своей деятельности и деятельности оппозиционных структур — весьма характерный прием подобного рода. Наше исследование нlt;; ириентироьано на изучение эффектов массовой коммуникации и основано на менее сильном допущении относительно информационного воздействия на общественное мнение: констативное содержание оценок власти не столь существенно по сравнению с их интерактивной силой, которая так велика, что прямые оценки власти функционируют в текстах на правах некоих нерформашвных конструкций, чье значение состоит уже в акте их произнесения.

Скорее всего, они выступают символами, демонстрирующими принадлежность ком- муникат .gt;ра к тому или иному политическому направлению. И это может рассматриваться как привычная форма участия СМК в механизме взаимодействия общественного мнения и власти, более или менее очевидная в различное время. Обратимся к цифрам.

Распределение оценочных суждений как в 1 грвом, так и во втором массиве неравномерно: т одних единицах анализа — текстах — набл эдакгея их сгущения, в других они отсутствуют вовсе. Ясность вн?сло бы введение жанроюй и авторской тнпологи шцин материалов. Мы лишь констатируем данный факт, свидетельствующий об оп- ре деленной обособленности оценочного содержания в общем контексте Методика съема информации об оценках парламентской деятельности предусматривала три основания их фиксации: 1) объект оценивания (в свою очередь, он классифицировался: а) по степени институционализированного! — конкретный депутат, блок, Верховный Совет Украины; б) по принадлежности к парламентским группам, чьим символом выступает издание, условно обозначенным как «свои» и «чужие»; 2) сфера оценивания: политическая ориентация, моральная позиция, правовая и профессиональная компетентность; 3) характер оценивания: позитивное, нейтральное или ..егатисное отношение).

Объект оценивания дифференцирован согласно табл. 3.

Табл. 3. Оценки субъектов парламентской деятельности в прессе

'—              Источим

Субъект

«ПУ»

%

«ЛУ»

%

личность депутата

35,8

49,0

парламентский блок

403

27,9

Верховный Совет

23,9

23Д

N-537

N-»59

При одинаковом внимании к деятельности парламента в целом одной из газет СЛУ") свойственна большая персонификация власти, более высокий уровень экспектаций относительно личной ответственности депутата: около половины всех оценок парламентской деятельности касаются конкретных лиц.

Вспомним, что ссылки иа ценности индивидуализма более часты в этом издании, чем апелляции к коллективной ответственности (рис. 2). Для другого издания ГПУ”) характерны скорее претензии к группам и блокам депутатов, но лишь в весьма незначительной степени.

Более отчетливы различные издания в распределении оценок субъектов, относимых к группам «своих» и «чужих» (табл. 4).

Табл. 4. Оценки прессой «своих* и «чужих» в парлпмеите *

Источит

¦Субъкт

«ПУ»

Ч

«ЛУ»

X

«свои»

25А

6*0

«чужие»

74.4

39,0

N-413

N-121

*Оиги*н дсягелыжтн Всрхошмго Сом га не ‘учитываются

Если в массиве «ЛУ» преобладают оценочные суждения о тех парламентских группах в лидерах, чью политическую платформу разделяет газета (61 % против 39 %), то в массиве «ПУ» тенденция оценивания обратная: «чужие» — группы и лидеры в па^ла^нте, чья политическая ориентация не соответствует направлению данной газеты, становятся объектом оценки значительно чате «своих» (74,4 % против 25,6 %). О'видны ива типа оценивания власти по этому основанию.

Сфера оценивания. Депутаты, по их свойственным признаниям, по- разному реагируют на оценки деятельности законодателей в зависимости от того, оценивается ли политическая позиция, моральные качества или профессиональная компетентность. Более половины ответивших на анкету членов блока «Народная Рада» полагают за более существенные оценки их деловых качеств, юридической подготовленности. Представители «Парламентского большинства» (почти половииц из них) отдают предпочтение оценкам политической платформы. Совпадают ли их мнения с мнением коммуникатооа по этому погоду, т. е. с тем, как распределяется его внимание к различным сфергм парламентской деятельности?

В текстах «ЛУ» доли оценок политической, моральной и правовой сфер Л приблизительно равновелики..Их С'ЧПГношение не меняется ни в случае оценивания личности депутата, блока, или Верховного Совета, ни в случае оценок «твоих» и «чужих».

Доли внимания колеблются от 28 до 36 %/И различия не являются значимыми ни в оной из возможных пар. В текстах «ПУ» фиксируется гекоторый перевес внимания к профессиональной стороне дела: почти половина оценок касается компетентности парламентариев Утверждение справедливо в отношении личности депутата (половина оценок конкретного лица — мнения о его профессионализме) и, тем более, Верховного Совета (соответствующий показатель равен четырем пятым). Между тем если оценкам подвергаются субъекты, не причастные к парламентской деятельности, то в шести случаях из десяти оценивается их политическая позиция. Суда по данным, пресса опирается на собственные представления о публичном оценивании власти, не всегда совпадающие с теми, которые декларируются индивидами и группами, эту власть представляющими. Однако манифестация сочувствия газеты определенному парламент' ско.лу направлению не может ускользнуть из поля зрения наблюдателя, отчетливо проявляясь в характере оценок.

Табл. 5. Отношения коммуникатора к »своим» н «чужим» в парламенте

Масс1г.ы

.ПУ» .

«ЛУ»

-ты

«СВОИ*

«чужие*

«спи»

•чужие*

Оиеихм —

%

%

%

X

позитивные

35.4

3.3

74.6

28.4

иейгчльпые

42.0

т

17.5

7.4

негативные

216

78.9

7.9

67.7

N-31

N-90

N-252

N-161

Наиболее заметная особенность оценочных суждений о власти состоит в том, что критерием позитивного или негативного отношения коммуникатора выступает принадлежност ь оцениваемого субъекта к группе «своих» или «чужих».

Безусловно, в газетах имеются различия по этому поводу (табл. 5).

Легко прочитывается большая склонность одного из изданий к нейтральному оцениванию или большая критичность в отношениях депутатов, ориентирующихся на данную газету ("ПУ"). Однако это не меняет главного: если оценкам подвергаются субъекты, относимые к группе «своих», скорее всего они будут оценеко! положительно, и наоборот: «чужие» значимо чаще получают негативные оценки. Именно так следует расшифровать коэффициенты контиигенцин Ф, измеряющие связь между типами субъектов парламентской деятельности и типом их оценки. Эти показатели одинаковы для двух массивов, равны 0.65 и значимы на уровне 0.1 %. Распределение позитивного и негативного отношения к «чужим вне парламента», а также к «своей» и «чужой» прессе лишь подтверждает общее правило 15.

Несмотря на то что проблемные и ценностные каталоги дву к изданий не совпадают, их способы публичного оценипания парламентской деятельности достаточно похожи. Вряд лиг чтобы очевидная некритичность прессы в отношении политических кумиров или собственных избранников проявлялась с необходимостью закона или ус* тойчивой тенденции. Вероятно, мы сталкиваемся с иным значением оценочных суждений в массовой коммуникации, согласно которому эти суждения непременно, как строгое правило, соотносятся с ценностной реальностью^ но отнюдь не с миром субъективных сущностей. Соображения истинности и искренности оценок, транслируемых рпессой, отступают перед обязанностью их гармонии с доминантной для социального субъекта ценностной системой. Оценки множатся в политических текстах, выполняя роль отрывающихся от своего истинного содержания знаков. Трудно предположить эффект воздействия оценок на аудиторию — вполне возможна его неординарность. Что касается властных структур, то их представители невысоко отзываются о действенности оценочных суждений, тоанслируемых средствами массовой коммуникации. Лиин пятая часть участвующих в опросе депутатов указала на их результативнгсть. По этч й и многим другим причинам возможность сколь-либо успешного оценочного прессинга коммуникативных источников на принятие оешений в нашей ситуации, видимо, проблематична.

Но то что несг'ь ненно до стигается публичными оценками законодательной власти, — так это демонстрация принадлежности печатного органа к тому или иному политическому направлению, чем, собственно, и репрезентировано его участие в контакте с влаетгими институтами и в стругтурации аудитории по группам мнений о погчтик*,.

Самоценная суверенность прессы, неизбежно связана с ее независимостью от каких-бы то ни было структур давления, политической н экономической индифферентностью к ним со стороны владетеля, учредителя и профессионалов печати. Будучи включенными в систему демократических институтов и таким образом подвергаясь определенной регламентации в качестве элемента этой системы, СМК, в свою очередь, выступают фиксатором легитимных полномочий иных общественных структур. В какой степени подобная модель готова к осуществлению, — покажет время. Сегодня же можно констатировать, что в многосложном рзаимодействии общественного мнения и властм ведущая украинская пресса довольно энергично обслуживает демонстративную сферу этих контактов. Чрезмерная культивация данного вида деятельности СМК таит в себе серьезные препятствия содержательному политическому дискурсу.

<< | >>
Источник: Костенко Н.В.. Ценности и символы массовой коммуникации. 1993

Еще по теме Публичные оценки власти: делюнстрация принадлежности:

  1. Национально-государственная, гендерная и временная принадлежность публичных фигур
  2. Часть I СКЛАДЫВАНИЕ ПУБЛИЧНО-ПРАВОВЫХ ИНСТИТУТОВ КОРОЛЕВСКОЙ ВЛАСТИ
  3. 1.4. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205.2 УК)
  4. § 8 Иметь что-то внешнее своим можно лишь в правовом состоянии при наличии власти, устанавливающей публичные законы, т. е. в гражданском состоянии
  5. 2.1.1. , как отрасль публичного права, включает, прежде всего, правовые нормы об основах конституционного строя Российской Федерации, конституционных правах человека и гражданина в Российской Федерации и о федеральных органах власти России.
  6. 4. Право на публичный показ и право на публичное исполнение
  7. Этносы и религиозная принадлежность
  8. Установление принадлежностии расположения 1Р-адреса
  9. Установление принадлежности доменного имени
  10. Принадлежность адреса электронной почты
  11. 3.1 Судебная власть: понятие, основные признаки и принципы. Ее соотношение с законодательной и исполнительной властями. Общая характеристика полномочий судебной власти
  12. Когнитивное осознание принадлежности к сообществу и эмоциональное отношение к нему
  13. Дискурсивное позиционирование мусульманской принадлежности в нарративах Ислам и конструирование прошлого
  14. ГЛАВА 5 Переход и управляемое достижение полового статуса индивидом с «межполовой» принадлежностью. Часть 11
  15. Оценка эффективности и результативности в государственном секторе Необходимость организации системы оценки эффективности
  16. Держится ли власть на страхе? Критика гоббсовского понимания власти
  17. Глава 57. ПУБЛИЧНЫЙ КОНКУРС
  18. 11.2. ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ ПОЛЕЗНОСТИ. КАРДИНАЛИЗМ ИОРДИНАЛИЗМ В ОЦЕНКЕ ПОЛЕЗНОСТИ БЛАГ
  19. Организация власти. Об аннулировании декретов Советской власти.