>>

ПРЕДИСЛОВИЕ

О массовой коммуникации написано множество научных работ. Социология различны к направлений и школ представлена в них именами видных теоретике» и мастеров прикладного. . исследования, результатами осуществления кресс-культу рнык проектов и часп'ых изысканий.

Социологические подходы, к изу- чмню массовой коммуникации предписывают рассматривать ее как институционализированный макропроцесс производства, распрострв! ния н обмена информацией, реализуемый с помощью особых технологий, и устройств. Именно пресса, радио, телевидение превращают социальное общение в массовое. Статус средств массовой коммуникации (СМК) в системе социальных институтов досконально описаи отечественной и зарубежной.наукой. Однако общественный опыт в который ргз убеждает а том, что, полагаясь исключительно на институциональные характеристики СМК, не удается объяснить, почему люди им внемлют, заведомо зши об искажении сообщаемой информации. Ни функциональные модели массовой комму1 икации, представляющие ее потенциально эффективным процессом воздействия на установки аудитории, ни когнитивные парадигмы, где массовая коммуникация предстает трансмиссией знания к механизмом информирования населения, не гарантируют однознач- • ных ответов на вопрос о том, что аоплекпе* крупномасштабную аудиторию в орбиту коммуникации? В чем же ее общественный смысл; если сведения, протекающие по ее каналам, могут не соответствовать истине, а взаимное понимание между людьми и позитивное взаимодействие социальных страт в ее контексте все также проблематично, как и прежде?

Дело, очевидно, не только в несовершенствах общественного устройства, сигтемы СМК или профессионализма журналистов. Уместно предположить, что всецелое под- - чинение массового сознвния властному диктату или, напротив, движение ко вгеобще- му пониманию и, тем более, исключительно информационные задачи не предусмотрены самой природой массовой комм уникацик Она воспроизводится по каким-то нным правилам и нормам, в реестрп которых критерии истины и искренности не фигурируют в качестве обязательных Похоже, что индивиды и группы принудительно или стихийно вступают в массовую коммуникацию с тем, чтобы удостовериться в некоей адекватности и правильности собственных ашсложизнlt;'чных ориентире) сличая их с ценностями общества и культурыЛопробуем посмотреть ча массовую коммуникацию кок на фундаментальное состояние общества, пребывая в котором со- цпильный субъект соотнос т себя с ценностными системами, представленными чередой гимволических проявлений, таких как зиаки, образы, устойчивые оamp;ьяснительиые схемы, мифы.

Их обращение в массовой коммуникации и следует жесткой идеологической стратегии, и определяется случаем, ангажированностью участников с нескончаемую игру со значением» или пустыми штампами. Это не означает, будто мир объективных сущностей, познаваемый по законам истины, и мир субъективных переживаний, основанный на доверии и искренности, исключены из массовой коммуникации. Однвко самоидентификация социального субъекта в этих реальностях происходит как бы попутно, согласно статистически выпавшей случайности, ио не строгого правила. То же, чем массовая коммуникация является непременно, — так это состязание ценностных интерпретаций мира и общества, постоянно осуществляемых индивидами и группами, по поводу чего они н взаимодействуют.

Интерпретационная работа связана с освоением ценностной и символической среды. I../этому ключевыми понятиями в постижении массовой коммуникации будут ценности и символы. Их взаимоотношения сложны и многозначны. Чтобы в них разобраться, необходимо прежде всего определить исходные методологические допущения, угол зрения или пли (форму, решиа по возможности те методологические дилеммы, которые неизбежно возникают перед исследователем и касаются общей интеллектуальной установки, предмета и объекта анализа: «наблюдение иди понимание»; «коммуни. ативное действие или стратегическое»; «дискурс или текст». И только затем фиступать к изучению типов взаимодействия' ценностей и символов на уровне их бытования в культуре, гносеологических статусов и непосредственного присутствия в текстах массовой коммуникации. Эго может бьпь тип «гармонизированных» отношений, т. е. некоторого соответствия ценностей и символов, характерный для стабильных общественных с ос. яний. Другие типы проявляются в условия lt; возмущения социальной среды, чему сопутствует разъем ценностного и символического пространств, одно из которых может подавлять другое, либо сводя символический ряд к более простым знакам, либо свооачивая ценностное пространство за счет разверстки регламентационного, демонстративного н ритуального.

Вслед за методологическими проблемами встает задача обосновать метод анализа текстового материала, основанный на качественных и формализованных процедуре». Обращение к эмпирическим результатам также имеет смысл и может рассматриваться не только как дань традш ш социологического исследования, ио и как поиск-ар- гумен. ов в пользу концептуальной модел» ш уровне конкретных показателей, фактов и цифр.

В таком ракурсе и написана предлагаемая книга. Иные подходы к массовой коммуникации ие получи, и а ней должной артикуля ни отнюдь не по соображениям их неприемлемости в изучении коммуникативных процессов. Скорее, это продиктовано замыслом работы, направленной пре .аде всего на поиск г.м«анык причин, согласно которым массовая коммуникация формируется я данность.

Вероятно, у читателя возникнут вопросы, часть из которых не ясна и автору. Поэтому желате ьно продолжение разговора, начатого с моими коллегами, консультантами и рецензентами. Их . дмечаю : и под. ржка значь.елъно помг-та в 8авг«чпении РУКОПмСИ.

А 4 '

• \ -

| >>
Источник: Костенко Н.В.. Ценности и символы массовой коммуникации. 1993

Еще по теме ПРЕДИСЛОВИЕ:

  1. ПРЕДИСЛОВИЕ
  2. ПРЕДИСЛОВИЕ
  3. X. Штейнталь Предисловие (С сокращениями)
  4. Предисловие ко второму изданию
  5. ПРЕДИСЛОВИЕ
  6. Предисловие
  7. ПРЕДИСЛОВИЕ
  8. ПРЕДИСЛОВИЕ
  9. Предисловие 1
  10. ПРЕДИСЛОВИЕ
  11. ПРЕДИСЛОВИЕ
  12. Предисловие
  13. Предисловие
  14. Предисловие
  15. ПРЕДИСЛОВИЕ 1
  16. Предисловие
  17. ПРЕДИСЛОВИЕ
  18. ПРЕДИСЛОВИЕ