<<
>>

§ 1Г. ЛОГИЧЕСКИЕ ЯЗЫКИ И МОДЕЛИ. ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ СВЯЗЬ СЕМАНТИЧЕСКИХ И ПРАГМАТИЧЕСКИХ СВОЙСТВ И СУЩЕСТВОВАНИЕ ИДЕАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ

?Всякая логическая система представляет собой канон, то есть систему регулирующих норм, однако нет оснований искать для этих характеристик соответствий среди абсолютных гарантий, приписываемых традицией, например, дедуктивной парадигмы, столь характерной для простейших объектов и обеспечивающей возможность чистых определений. Логический код нормализуется в споре между различными функциями, которые он выполняет, или различными источниками, из которых он исходит. Будучи весьма совершенным алгоритмом, он осуществляет контроль над выражениями, задавая те или иные условия отбора и решения, но сами они определяются более или менее плотной тканью операций логического построения.
Алгоритм обычно управляется аксиоматическими Правилами, которые в свою очередь копируются с полезных приемов аргументации; иначе говоря, на всех — простых или сложных — уровнях разработки алгоритмов они получают ощутимую пользу от дополнительных интерпретаций или семантических оправданий. Рассмотрение этих интерпретаций’ и оправданий раскрывает новые горизонты для теоретиков логики: понятие «логическое следствие», например, в своей общей форме четко определено как транзитивная и инволютивная процедура, однако оно каждый раз требует уточнений, по мере того как выбор референта умножает число пунктов референции или перестраивает систему связей; по сути, выбор интерпретации приводит к появлению иной, чем прежде, линии раздела между структурными и аналитическими слоями речи, ,с одной стороны, и референциальными или дескриптивными слоями — с другой. Современная логика осознает себя как закон эффективных исчислений, но тем самым она удаляется от аподиктического идеала; она готовит себя к осуществлению неизменной задачи применения и интерпретации. Она приобретает «прагматические» параметры, а это значит в конечном счете, что ее информационные возможности не связаны предварительными ограничениями, которые отличали бы ее от языков, материально обоснованных или требуемых процессам познания. По-видимому, каждое понятие, вовлеченное в процедуру верификации, должно быть заново переосмыслено в свете этих многомерных операций. Таково в особенности понятие «модели», которое имеет отношение к различным сторонам позиання. Моделирование использует одно весьма существенное отношение: оно призвано ставить в отношение соответствия синтаксические законы языка и структуру интерпретирующих объектов. Правда, к этой исходной способности присоединяются затем и дополнительные возможности. Модель осуществляет инструментальную функцию и устанавливается в прагматическом ноле: она выборочно оперирует с определимыми сущностями или возможными объектами в качестве заранее поставленной теоретической или практической цели. Но в то же время она реализует и свои возможности структурирования, предпосылая эмпирическим полям референтов некую совокупность теоретически определенных идеальных объектов, так что полюс объектов, на которые она нацелена, оказывается как бы удвоенным. Таким образом, в существовании моделей раскрывается вся структура познавательных действий. Наряду с этим одной из задач современной семантики является выяснение роли функций, которые своим взаимодействием делают моделирование возможным. Впрочем, в учении Витгенштейна о языке можно найти некоторые интересны© догадки на этот счет. По сути, Витгенштейн, стремясь избежать аподиктического понимании речевых структур, подчиняющих логические формы заранее заданной проблематике значения и истины, ищет решения од- йонремепао в двух направлениях, которым оа поочередно следует и которые кажутся ему совершенно разнородными.
Так, в работе [163] семантический или логический акт интерпретируется в категории Bildung наглядного образа; речь идет о схематическом воспроизведении структур опыта или представления; значимость структур становится тем более общей, чем большее число конкретных миров может быть совместимо с ними. В работе [165] философ отвергает образные аналогии: здесь он трактует языковые правила как стратегические схемы, обусловленные теми или иными требованиями или целями: сами референты речи принимаются сообразно с определенным стратегическим правилом. Так, приходится делать выбор между семантическим и прагматическим назначением лекснса. Правда, этот выбор может и не потребоваться, если обдумать условия значимости модели: она зависит одновременно и от уточнения связываемых ею референтов, и от поля возможностей выбора, открытого ее операциональными структурами. С этой точки зрения референциальное, операциональное и в широком смысле семантическое направления анализа оказываются тесно связанными между собой. Во всяком случае, современные интерпретации логики моделей позволяют нам рассматривать эти эпистемические ценности в их связи. Любая система высказываний, входящих в состав интерпретативной теории, содержит в себе М)омент описания и момент предписания; последний предполагает операторы преобразования, модальные положения, определяющие степень надежности выводов. Следовательно, описательная составляющая систем содержит образы самих знаков, с которыми связывается способность к обозначению, а операциональная составляющая определяется через множество «игр» — актов преобразования, которые могут осуществляться на основе образов, взятых из описания [5]. Этот «стратегический» подход к структуре моделей достаточно радикален, но он не всегда полностью выражает их теоретическое значение. Можно было бы представить научную модель как эксплицитное описание некоего «возможного мира» — в самом сильном смысле этого термина. Тем самым мы сохраняем за собою право определить возможный мир через объективную структуру законов, которые управляют идеальными объектами и описываются в теории. Нужно обеспе- чать только в интересах логики, чтобы эта структура была обратима в доступные осуществлению операции, в их термины и продукты, и нужно также обеспечить уже в интересах опыта, чтобы она могла быть связана посредством других осуществимых операций с действительностью и с наблюдаемыми событиями. Мы вновь получим тогда более «классическую», или, иначе говоря, более соответствующую обычаям рационалистической философии науки, концепцию моделей. Так или иначе, понятие модели обозначает некую техническую реальность науки, которая изобилует эпистемологическими проблемами, тем более что операция моделирования осуществляется сразу во многих направлениях и может быть понята по-разному. В отношении к абстрактному синтаксису знаков модели предстают в качестве дополнения, состоящего из совокупности объектов, которые можно различать, упорядочивать, вводить в действие. Модель дает нам некую необходимую иллюстрацию,, однако модель — это нечто большее, нежели просто конституированная структура: в свою очередь она играет роль конституирующей структуры, оказываясь в этом качестве опорой и стимулом для лингвистических разработок. Заимствуя законы языка, предназначенного вначале для описания первичной и ограниченной области объектов, логическая рефлексия находит основания для расширения этих законов или для приобретения новых референтов. Функция моделирования — это проспективная функция. Придавая модели семантические и операциональные свойства, следует понимать их как открытые возможности, проявляющие себя, как правило, в процессе их осуществления. Таким образом, в моделировании запечатлевается постоянный поиск смысла.
<< | >>
Источник: Мулуд Н.. Очерк семантических предпосылок логики и эпистемологии. 1979

Еще по теме § 1Г. ЛОГИЧЕСКИЕ ЯЗЫКИ И МОДЕЛИ. ПРИНЦИПИАЛЬНАЯ СВЯЗЬ СЕМАНТИЧЕСКИХ И ПРАГМАТИЧЕСКИХ СВОЙСТВ И СУЩЕСТВОВАНИЕ ИДЕАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ:

  1. Е. В. ЛУЦЕНКО, В. И. ЛОЙКО. СЕМАНТИЧЕСКИЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ МОДЕЛИ УПРАВЛЕНИЯ АГРОПРОМЫШЛЕННЫМ КОМПЛЕКСОМ, 2005
  2. ЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И ИДЕАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ ВРЕМЕНИ Спасков А.Н.
  3. Этап анализа данных и проверки существования идеального решения
  4. 9. ВТОРОЕ ПРАВИЛО (ЛОГИКИ) ФОРМУЛИРОВАНИЯ ВАШИХ АРГУМЕНТОВ -"ЛОГИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ С ТЕЗИСОМ"
  5. ИДЕАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
  6. 3. Идеальный объект концепции — рефлекторное кольцо
  7. УПРАЖНЕНИЕ НА СОЗДАНИЕ ИДЕАЛЬНОЙ МОДЕЛИ
  8. 2. Основной идеальный объект радикального бихевиоризма — оперантный рефлекс
  9. Логический и онтологический объект
  10. Занятие 4 Реконструкция субъективного семантического пространства психических состояний Методы исследования семантических пространств психических состояний
  11. Особенности охраны объектов смежных прав, созданных в период существования СССР
  12. 2.З.5.1.1.              . Вещами признаются материальные (телесные) объекты, предметы природы и продукты труда, обладающие физическими, химическими, биологическими и т. п. свойствами, т. е. натуральной формой
  13. 15.2. Метод семантического радикала
  14. Мулуд Н.. Очерк семантических предпосылок логики и эпистемологии, 1979
  15. 25. Семантическая вселенная В.В. Налимова
  16. Существование и поиск Христа А. Существование (экзистенция) и экзистенциализ
  17. АНТРОПОЛОГИЯ С ПРАГМАТИЧЕСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ 1798
  18. ПРИНЦИПИАЛЬНОСТЬ
  19. 4. Прагматическая функция построения содержания
  20. Прагматические выводы