<<
>>

3. «Митинг» 18 октября, внутри здания Киевской городской Думы. — Изорваниеевреями и их шаббесгоями портретов Русских Государей. — Погром сынов Иуды в Киеве

- Если бы где-либо, на ярмарке, продавался стыд, я отдал бы все свои деньги евреям, — пусть бы они, хотя сколько- нибудь, купили себе этого продукта!.. Лютер Возвращаемся еще раз к Киеву.
А. Параллельно с тем, что происходило на площади перед городскою Думой, шел митинг и внутри ее здания. Здесь, — мечтая, вероятно, о славе Герострата, заместитель киевского городского головы, Пла- хов, раскрыл двери Думы «сознательным пролетариям», без сомнения с расчетом, что они его удостоят избранием в председатели. «Презренный гой)», — он не понимал своей роли перед величием Израиля... Шлихтер и Ратнер не только лобызались в Думе, но приказали сломать Царские вензеля и заменить русские национальные флаги красными. Как же не видал этого Плахов? А если он видел и дерзнул покуситься на первое место внутри Думы, то «честь еврейства» сурово требовала «согнуть его в дугу». И вот, «по непререкаемому праву своему», председателем митинга был «избран» гласный от колена Иудина — Шеф- тель. Но евреи умеют быть благодарными — Плахова почтили избранием в секретари. Он не перенес этого й удалился. Тем хуже для него. Далее, если брошюра — «Кровавый Царь» распро- = ж= странялась, с 18 же октября, «избранным» народом в Одессе, публично, то чего же не мог он позволить себе внутри здания Киевской городской Думы? Это вполне очевидно, а потому, не останавливаясь без цели на данной стороне вопроса, укажем лишь на важнейший здесь «подвиг» кагальных благодетелей России. Четыре большие портрета Императоров: Николая I, Александра И, Александра III и Николая II были евреями и «шаббесгоями» истерзаны в клочья. Пятый, — меньшего размера, портрет ныне царствующего Государя, увы, был, в свою очередь, прорван рыжим евреем — при обстоятельствах, уже выясненных раньше. Корона, скипетр и держава — на всех портретах оказались также изломанными в куски... Учиняя такие злодеяния, сыны Иуды, в своем безумии, должно быть, излишне, рассчитывали на свою лапсердачную «самооборону», а потому и не предвидели той кары народной, какая ожидала их.
Изорвание Царских портретов являлось тем страшным ударом по русскому сердцу, за которым следует грозный, стихийный взрыв народного негодования. Всесокрушающий ураган возмездия пронесся по древнему Киеву. Ничто, никакая сила не могла бы оста- новить его, как ничто иное не могло бы его создать!.. Вид истерзанных Царских портретов производил столь потрясающее впечатление на массы народные, что и сама власть русская вынуждена была сжалиться над жестокими и ничтожными иудеями. Останки портретов Императорских были, поэтому, наконец, взяты у патриотических процессий и отнесены в Софийский собор... Б. Тем не менее, евреи даже на суде искали не раскаяния, а лишь формального изворота. Увы! — Сама поддержка профессоров политехникума не помогла сказке об изорвании портрета каким-то Ваською Григорьевым. Возникнув на судебном следствии впервые, эта жалкая сказка не годилась, однако, и потому, что касалась лишь одного портрета, тогда как их было изорвано пять. С другой стороны, евреи и не пытались просить о вызове Григорьева на суд или, по крайней мере, об его розыске. И понятно почему. Насколько известно, — Васька Григорьев собственными «товарищами» по острогу был убит еще осенью 1907 года, о чем, как говорили, имеется в Суде справка. Таким образом, и этот, скверно подтасованный, бессмысленный, крайне наглый еврейский обман не удался. В. Что же касается поведения «освободителей» в думском здании вообще, то они оставили по себе мерзость, не поддающуюся описанию. «Это были не люди, а свиньи!» — возмущались свидетели-очевидцы. Впрочем, для удостоверения в таком результате не требуется конкретных доказательств. Физическая, а в особенности нравственная грязь и ложь, — наравне с отвратительным цинизмом, — неизменные спутники «избранного» народа. Г. Уничтожив портреты Русских Государей, еврейство и его поклонники поняли, что им нет возврата, и, — как бы предвосхищая затею «Хлестаковых из Выборга», открыли из здания Думы стрельбу. Сначала одиночные, выстрелы затем все учащались, пока, наконец, — около 5 час.
вечера 18-го октября, властями не решено было положить «мирному ликованию» предел. На площади уже появились новые отряды войска, и по «освободителям» была открыта пальба залпами... Эффект был мгновенный и поразительный!.. Свирепые, но подлые трусы, они бежали без оглядки, причем, разумеется, — прежде всех удрали евреи... Напрасно из окрестных зданий: биржи,« Литера- турно-Артистического» общества, зубоврачебной школы Хацкеля Табака и разных других — столь же публичных, иудейских «заведений», притаившиеся за стенами и дверьми, а то и на чердаках, «молодые евреи», шаббесгои и «шлюхательницы», предательскою стрельбою по войскам, старались ослабить панику. Рвань лапсердаков, шляпки и башмаки, накидки и пальто, юбки и зонтики, красные банты, ленты и флаги сплошь покрывали думскую площадь... Что же касается убитых и раненых, то все они, понятно, оказались — русскими. Д. Осерчал русский народ и стал бунтарей учить уму-разуму!.. Из многотысячной толпы, приукрашенной «знаками свободы?>, не осталось, в несколько минут, никого. Не только красный бант, юбка или лента, а и студенческая фуражка или тужурка исчезли с глаз долой. Горе было попадавшемуся с красною тряпкою! Да и «воспитанникам» университета или политехникума приходилось «брать рекорды» еще невиданной резвости... Все окружающие Думу дома, чердаки и подвалы, — даже места уединения, были переполнены «гражданами социал-демократической республики». Но многих и оттуда призывали к ответу... Потомки сподвижников Гонты и Железняка дали «избранному» народу первое предостережение... Они, — напомнили, как «жидова» и духу Запорожского боялась!.. ж Е. «Еврейское царство настало!.. Если власти ничего не делают, то мы сами должны защищаться!» «Эта гульня скоро переменится!..» «Оцэ дожили, що жиды рвут Царские портреты! Що ж дальше будэ?!..» «Бей жидов, дуй крамольников!» — гремело в воз- духе... «Евреев надо всех уничтожить!» «Мы им покажем свою правду — истину!» «Постоим за нашего Ба- тюшку-Царя!» «Вам бы защищать Царские портреты в Думе, а не жидовские лавки!» «Стреляй! — А где ты был, когда рвали портреты в Думе?» «Как-таки, — разорвали портрет Царя-Батюшки, и все — жиды? Бей их! Они изменники!» «Ты берешься защищать жидов, — ты тоже из красных?!» «Эх, вы, жиды паршивые!..» «Ты кто, — жидовский наймит, что защищаешь евреев?» «Посмотри лучше, как в Думе портреты разорвали и разломали вензеля!» «Ты нас разгоняешь, — а где ты был, когда в Думе разрывали портреты?»..
«Бей жидов!».. — Вот что слышалось по всему Киеву, 18— 21 -го октября 1905 года. Ж. Между тем, еще около 7 часов вечера, 18-го октября, на Троицкой площади, встретив полусотню казаков, «бундисты», выстрелами, убили одного, а другого ранили. Казаки не замедлили с ответом и у магазина Брашкина убили приказчика Полляка. На Крещатике, положение было таково, в свою очередь, что войска, как уже сказано, вынуждены были оставаться здесь до 3-х часов ночи на 19-е октября. Тем не менее, как и в Одессе, «благочестивое» еврейство все еще не каялось. Его «самооборона» продолжала ранить и убивать русских людей, — еще несколько дней. «Молодые евреи» поддерживали предательскую стрельбу, в особенности с чердаков и крыш, нередко по чинам полиции, войсковым отрядам и пат- риотическим процессиям. Стреляли даже по городовому, который вез ребенка в больницу... — Русь в мешке, — кричали сыны Иуды, — надо его только покрепче завязать!.. Как и в Одессе, наряду с целыми жидовскими шайками, — о чем мы уже знаем, не отставали и отдельные евреи. Именуя себя «Царским охотником», а, в действительности, будучи только членом Императорского общест ва охоты в Киеве и лишь в этом качестве получив разрешение иметь оружие, — Григорий Бродский злодейски убил двоих русских. Скрывшись за границу, он объявился много позже, впрочем, для того, чтобы стать гусаром!.. В свою очередь, его братья, — «панычи Миша и Юзя» подстрелили находившегося в пехотной цепи солдата, тяжело в пах, а пристава Дворцового участка, Челюскина, не менее тяжело — в голову. Со своей стороны, еврей, сын доктора Вишнеполь- ского, на Подоле, из-за ставен окна квартиры своего отца, охотился на казаков и полицейских чинов вплоть до того, пока сам не был ранен основательно. Сверх того, при исследовании дела Судом, — невзирая на игнорирование событий этого рода предварительным следствием, — обнаружились разные иные убийства евреями русских людей. И в Киеве, разумеется, попадались евреи с бомбами, но им ни разу не удалось применить свое искусство так же «счастливо», как в Одессе.
3. Околоточный, наблюдавший за митингами, затем, конечно, превращенный евреями в обвиняемого, но Судом оправданный, — Бруско, едва не был убит в киевском политехникуме, еще до 18-го октября. Не мало приходилось страдать и другим чинам полиции — то от кагальных пуль, то от иудейских ложных доносов. Киевский полицеймейстер Цихоцкий, пристав Подольского участка Лященко и его помощник Пирожков, ввиду главным образом еврейских же показаний, были сенатором Турау не только устранены от службы, но и привлечены к уголовной ответственности. Лишь впоследствии, с большим трудом, удалось им ниспровергнуть обвинения. «Святой» кагал нелегко расстается с своими жертвами. И. Главные же усилия евреев были направляемы на выдающихся патриотических деятелей, — без сомнения, с целью предания и их Суду, за «подстрекательство или соучастие в погроме». Тяжелых, в свою очередь, усилий стоило некоторым обвиняемым избежать участи, подготовленной для них «благочестивыми евреями» — по всем правилам талмудической оркестровки, да еще и в процессе столь исключительной важности для «избранного народа». Ряд же других «обвиняемых» этого рода вынужден был, — хотя бы и с надеждою на оправдание в Суде, пробыть около двух лет под следствием предварительным, а затем, — на судебном следствии, в ожидании приговора, еще полтора месяца просидеть на скамье подсудимых... «Есть разница как в образе действий, как и в судьбе народов, — говорил, защищая киевских «погромщиков», присяжный поверенный А.С. Шмаков. — «Североамериканские Соединенные Штаты послали своим патриотам в Калифорнию, — чрез Магелланов пролив, такую эскадру, что и Япония притихла. Мы, даже после Мукдена и Цусимы, предаем своих патриотов уголовному суду, с каторгою в перспективе, а евреев допускаем в качестве обвинителей и пострадавших — даже от погрома в Киеве...» =*Ж'= Возможно ли удивляться тому, что, еще в самый разгар событий 18—21-го октября, иудейская злоба стремилась прекратить, а затем, как тогда же, так и на суде, пыталась осмеять и унизить наши патриотические процессии»! Разве, для этой цели, «молодые евреи» могли жалеть патронов, а старые — ложных показаний?! I.
Естественно, далее, что, в развитие того же замысла, еврейство на суде не останавливалось ни перед чем, дабы остаться правым, да еще — за счет местных властей, полиции, войск и самого русского правительства. Стараясь не только выйти сухими из воды, но, согласно приказу талмуда, и позабавиться над нами, — сыны Иуды норовили навязать тому же правительству организацию и подготовку погрома, а местным властям, полиции и войскам — попустительство и даже соучастие. Дерзость противоречий и наглость неправды в кагальных показаниях явно глумились над текстом присяги, которым, однако, еврей обязывается свидетельствовать — не по иному скрытому в нем смыслу, а по смыслу и ведению Суда. С другой стороны, невзирая на все их лукавство, подкуп свидетелей евреями был достаточно очевиден. Подчас же, обнаруживались и прямые тому доказательства. Так, выяснилось, что Хайкель Шварцман и Лейзер Кривой подкупали свидетеля Муругого, а Рухля Гольдбардт и Аарон Золотницкий — свидетеля Хагельмана, разумеется, столько же на погибель обвиняемым, как и на радость кагалу. В гармонии с этим, черною неблагодарностью (например, Перец Сатановский — Маринушкину, Ицка Козлов — Пирожкову и другие), а то и ложными до- носами (на полицейских чинов, — даже помогавших спасать еврейское имущество) евреи платили за оказываемое им добро. В заключение, успев припрятать свой товар, евреи умалчивали об этом на Суде, а иные не затруднялись и предъявлять о нем иски. Наряду с этим, они изобретали и такие случаи погрома, которых вовсе не было. Для полноты спектакля, некоторые евреи, — уже после погрома, собирая и лерепося товары в свои магазины чрез «босяков», но под охраною военных караулов, снимали фотографии, дабы подделать самые картины погрома, — так сказать, на глазах войск, и тем ввести сенатора Турау в заблуждение (свидетель-очевидец — брандмейстер дворцового участка Трофимович). К. Но картина все-таки не достигала той художественной законченности, на которую евреи бывают такими мастерами, когда им приходится «помогать своему счастья». И мы, действительно, видим, что, после погрома, в «избранном» народе, для апофеоза «свирепствовала» эпидемия повального банкротства, — даже, если так можно выразиться, в квадрате. Сперва не платили своих долгов отдельные евреи; затем, они соединялись в нарочитые «товарищества» и уже ничего не платили сообща. Таким образом, согласно мудрым указаниям старейшин многострадальной синагоги, в результате, пострадали от погрома почти что сами же гои — фабриканты Московского и других районов. Отсюда понятно заявление на Суде честного караима Максимоджи: «Никто из нас не дошел до того, чтобы заниматься революциею!..»
<< | >>
Источник: Платонов О.. Мифы и правда о погромах. 2005

Еще по теме 3. «Митинг» 18 октября, внутри здания Киевской городской Думы. — Изорваниеевреями и их шаббесгоями портретов Русских Государей. — Погром сынов Иуды в Киеве:

  1. Ж. Всемилостивейший Манифест 17-го октября. — Разгар еврейского бунта 18 октября. — Митингу здания Киевской городской думы. — Перекрестный огонь евреев по отрядам войск. - Кагально-освободительная прогулка с детьми по Днепру. - Параллели между революционными событиями в Киеве и в Одессе
  2. Несколько слов о ходе «русской» революции — при благосклонном участии сынов Иуды
  3. Глава XV Император Павел I. — Постройка Михайловского замка. — Памятник Петру I. — Упразднение Городской Думы и учреждение Ратъауза. — Характер государя. — Его любимые резиденции: Гатчина и Павловск. — Заговор и цареубийство 11 марта 1801 года.
  4. Алексей Шмаков ПОГРОМ ЕВРЕЕВ В КИЕВЕ
  5. В. Дальнейшее исследование путей еврейства, преимущественно в России. — Иосиф Прекрасный. — Пурим. — Мировая тирания сынов Иуды. — Эммануил Кант
  6. ГЛАВА Б Еврейские погромы начала XX века как сионистская провокация. — «Отряды самообороны» для убийств русских людей. — Еврейские беспорядки в Кишиневе, Гомеле и Пинске. — Погромы в других странах
  7. ГЛАВА 12 Еврейский погром русского народа. — Неслыханные зверства. — Массовые убийства русских
  8. Глава III Печальное состояние петербургской Городской Думы в первой половине XIXвека. — Городовое положение 1846 года.
  9. Очерк революционных событий в Киеве, пред Всемилостивейшим Манифестом 17 октября 1905г. идо передачи генерал-губернатором полномочий по охране порядка — военным властям
  10. Глава XII Городское управление Петербурга в предшествующее время. — Учреждение С. -Петербургской губернии. — Жалованная грамота городам Екатерины II. — Открытие С.-Петербургской Думы.