<<
>>

Сказуемое

Анализ сказуемых в поэзии Вяземского представлен в таблице 4 Приложения А.

1. Простое глагольное сказуемое

Простое глагольное сказуемое, преобладающее в поэзии Вяземского, может выражаться различными формами морфологических и синтаксических наклонений:

A) изъявительное наклонение:

Я призрел всех, я всех сберег. [с. 232]

В этом ряду встречаются конструкции с усилительным значением (повтор однокоренных слов осложняет простое глагольное сказуемое) и глагольными фразеологическими оборотами:

Встречи ль ждет он не дождется...

[с. 250]

И там, где умный выиграл ноги... [с. 205]

Б) повелительное наклонение

Спеши в объятья их без страха... [с. 74]

B) сослагательное наклонение:

Быть может, в их чреде светильник дарованья Потухнул бы в тебе под гнетом воспитанья. [с. 129]

Г) желательное наклонение:

Если б наяву сбылись надежды сны! [с. 182]

Д) условное наклонение:

О, если б Бахус в наказанье Мне шайку водопийц отдал Я всех бы их на покаянье В порожний погреб отослал... [с. 102]

2. Составное глагольное сказуемое

Количество составных глагольных сказуемых с фазисным глаголом невелико (лишь 29 конструкций), например:

И сдуру стал просить я службы. [с. 220]

Когда день начал убывать ... [с. 369]

Составное глагольное сказуемое с модальным компонентом встречается в лирике Вяземского часто (244 случая): именно модальность является важной текстообразующей категорией лирических произведений, «связывает мир

144

внешних явлений и внутренний мир человека» :

Здесь исповедью я хочу очистить душу... [с. 330]

Так дева робкая, пред юношей краснея,

Желает выразить и скрыть свою любовь. [с. 357]

Две группы модальностей в творчестве Вяземского можно назвать преобладающими; составные глагольные сказуемые указывают на:

А) возможность или невозможность:

Чем возбудить могу завистливую злость? [с. 222]

От сих лазутчиков, усердных и прилежных,

Невидимых всегда и всюду неизбежных,

Укрыться не могу... [с. 376]

Б) желательность и предпочтение:

Я жить устал — я прозябать хочу. [с. 390]

Покаюсь: я люблю с тобою рассуждать... [с. 187]

Редки в поэзии Вяземского сказуемые с модальностью долженствования, намерения и опасения, например:

Боюсь примерзнуть сиднем к месту... [с. 196]

3. Трехчленное (сложное) сказуемое

Следует заранее оговориться, что не все исследователи признают наличие трехчленного сложного сказуемого; мы, вслед за Н. С. Валгиной, относим к отдельной группе трехчленных сложных сказуемых синтаксические конструкции, которые образуются при помощи сочетания глагола (модального или фазового) со [144] связкой в инфинитиве и привязочным членом. В целом, случаи трехчленного сказуемого в поэзии Вяземского крайне редки:

И сыт желаю быть не взором. [с. 107]

Сознаться должен я, что наши хрестоматы... [с. 330]

Вас с Новым годом, с новым счастьем Я не намерен поздравлять [с. 366]

Жандарм пугливыми глазами Бурбоном рад признать меня. [с. 299]

Что волокита должен быть Или подагрик, иль калека. [с. 171]

Предложения с отвлеченной связкой

Особо следует оговорить роль в поэзии П. А. Вяземского составных именных сказуемых с отвлеченной связкой. Составное именное сказуемое - одна из разновидностей сказуемого, характеризующаяся «раздельным выражением вещественного и грамматического значений»[145]. Основной компонент в такой конструкции выражает вещественное значение, а грамматическое значение обеспечивается с помощью вспомогательного компонента - связки.

И именно связка в качестве компонента-выразителя грамматического значения и ее роль в поэтическом творчестве привлекают наше внимание.

Очевидно, что понимание грамматической функции глагола-связки в рамках именного сказуемого может быть различным, что в своих работах отмечали многие филологи[146]. Нами под отвлеченной связкой понимается глагол «быть», который не имеет собственное лексического значения «существовать, иметься», а выражает исключительно грамматическое значение. Основными формальными показателями такого глагола-связки «быть» для нас выступали модальное значение (форма наклонения), временное значение (форма времени), зависимость между подлежащим и сказуемым (число и род для прошедшего времени; число и лицо для будущего времени).

В ходе работы было проанализировано 408 контекстов с отвлеченной связкой. Из них подавляющее большинство (379 примеров, 93%) относится к изъявительному наклонению, а контексты с сослагательным и повелительным наклонением составляют лишь 7% от общего числа.

Сослагательное наклонение представлено семью контекстами, шесть из которых включают в себя сочетание «был бы»:

И презрен был бы мной бессильный неприятель [с. 93]

Лишь один пример содержит в себе «была бы». Это один из редких случаев, когда лирический герой стихотворения Вяземского предстает в образе женщины (явление для творчества поэта нехарактерное):

Быть может, я была бы рада

Вас к черту, ангел мой, прогнать. [с. 393]

В случае с повелительным наклонением 21 контекст включает в себя форму связки «будь»:

Ты хочешь исправлять, но будь исправен сам. [с. 150]

И мысль о них во мгле мятежной Звездой отрадной нашей будь! [с. 227]

Единичным случаем выступает связка «будьте»:

Но будьте искренны - нас искренность спасает [с. 274]

Выбор подобной формы связки здесь объясняется характером стихотворения - это своего рода завещание в стихах, которое Вяземский предлагал «на память обо мне, когда меня не будет». Соответственно, адресатами здесь выступают все читатели в целом, что и обусловливает множественное число формы связки.

В изъявительном наклонении отвлеченная связка представлена следующим образом: всего выявлено 379 контекстов; настоящее время

обнаружено в 170 контекстах (44,9% от общего числа), прошедшее время - в 153 случаях (40,3%), будущее время - в 56 примерах (14,8%).

Настоящее время

Как отмечают исследователи, в русском литературном языке пушкинской эпохи материально выраженная связка в настоящем времени была «конструкцией, утратившей продуктивность и резко сокращавшей употребительность»[147], в то время как лирика Вяземского не в полной мере соответствует данному языковому стремлению, указывая на любовь поэта к «архаизаторским» грамматическим закономерностям. В современном русском языке в настоящем времени глагол­связка «быть» опускается согласно уже давно существующей узуальной традиции. Для поэзии Вяземского эта особенность характерна не в полной мере. Действительно, во многих формах именного сказуемого с отвлеченной связкой настоящего времени мы обнаруживаем контексты с тире на месте глагола-связки:

А глупость - счастия зерно? [с. 122]

Ему природа - мать родная [с. 413]

Однако встречаются и контексты с материально выраженной связкой «есть» (31 случай):

Успех есть общая достоинств принадлежность [с. 151]

Порядок есть душа всего! [с. 107]

Как показывает анализ, нельзя однозначно отнести использование материально выраженной связки в форме презенса к тому или иному периоду творчества Вяземского.

Можно сделать вывод о том, что Вяземский, понимая тенденции изменения языка, сознательно допускал архаизацию в рамках данной формы отвлеченной связки, особенно в тех случаях, когда это диктовалась нормами версификации - это подтверждает вывод Н. А. Николиной о том, что грамматические архаизмы «употребляются в поэтической речи неравномерно»[148] и практически отсутствуют в текстах писателей XIX века. Отдельно следует отметить, что материально выраженная связка «суть», а также такие формы, как «есмь» и «еси», «бысть», «бых», в поэзии П. А. Вяземского отсутствуют, хотя, как отмечают исследователи, именно в поэзии «архаические явления сохраняются дольше», что позволяет иногда встретить «давно ушедшие из живого употребления и стилистически отмеченные формы БЫТЬ»[149].

Прошедшее время

В поэзии Вяземского можно отметить преобладание формы мужского рода «был» (118 контекстов из 153, относящихся к прошедшему времени), которая может характеризовать:

1) субъект лирической ситуации:

В литературе я был вольным казаком [с. 330]

2) адресата стихотворения:

От сиротствующих пиров

Ты был оторван смертью жадной! [с. 74]

Вы прозябали,

Вы были мертвы. [с. 232]

3) некий третий субъект или объект:

Он равнодушен был к ее загадкам темным [с. 407]

Свет холодный, равнодушный Был тобою пробужден [с. 391]

Стихотворные контексты со связкой в иных родовых или числовых формах («была», «было», «были») встречаются реже (21, 7 и 7 раз

соответственно):

О четырех колесах келья Душеспасительна была [с. 196]

Их днями ясными мои дни были ясны [с. 149]

Всё было приторно вблизи [с. 355]

Преобладание форм мужского рода можно объяснить кругом знакомств поэта. Очевидно, что в кругу друзей Вяземского, которым он посвящал стихотворения, и врагов, которых он клеймил эпиграммами, преобладали мужчины, что и объясняет преобладание формы «был». В свою очередь, в лирических стихотворениях именные сказуемые с отвлеченной связкой не столь частотны.

Будущее время

Будущее время в конструкциях с именным сказуемым с отвлеченной связкой выражается преимущественно глаголами третьего лица (40 контекстов):

И будет вам луна сопутницей приятной! [с. 53]

Всегда ль судьбы к нам будут так преклонны? [с. 153]

Формы первого и второго лица встречаются реже (6 и 8 раз соответственно):

И, оживя в воображенье Часов протекших наслажденье,

Обманом счастлив буду я! [с. 62]

В бессмыслице ж своей тогда уверен будешь... [с. 124]

На уровне стихотворения делать однозначные выводы о роли и о функционировании отвлеченной связки довольно затруднительно. В одном из стихотворений («Когда? Когда?») поэт сознательно опускает связки в именных сказуемых будущего времени, чтобы не перегружать контекст грамматической тавтологией:

Когда поэты будут скромны,

При счастье глупость не горда,

Красавицы не вероломны И дружба в бедствиях тверда? [с. 80]

В то же самое время в некоторых случаях (в частности, при однородных сказуемых) поэт сознательно повторяет связку. Возможно, это так же может быть объяснено стремлением к достижению правильного построения стиха:

Казалось мне - я был здесь застрахован,

Был огражден привычкой суеверной От треволнений жизни ненадежной И от обид насмешливой судьбы. [с. 338]

В ряде случаев перестановка слов в конструкции «подлежащее+именное сказуемое с отвлеченной связкой» затрудняет понимание стихотворения, вынуждая читателя вновь перечитывать строки:

Рассеянность его была не беспредельной,

В ином был человек и он отменно дельный. [с. 348]

Таким образом, в позиции сказуемого в подавляющем большинстве встречаются простые глагольные сказуемые и составные именные сказуемые с отвлеченной связкой. Вероятно, в поэзии Вяземского ярко проявляется тот синкретизм, который свойственен русскому глаголу БЫТЬ - синкретизм связочной и экзистенциальной функции, что позволяет поэту во вспомогательном слове подчеркнуть важный для него бытийный смысл, связь со временем, антитезу бытия и небытия, превратить «формальное в содержательное»[150].

Все остальные варианты сказуемого обнаруживаются в лирике Вяземского сравнительно редко. Преобладание сказуемых с модальной связкой над сказуемыми с фазисной связкой объясняется родовой спецификой лирических произведений, причем для позднего творчества Вяземского эта черта становится еще более характерной (119 примеров с модальной связкой и 7 с фазисной — контекстов с модальной связкой в 17 раз больше). В то же самое время можно говорить о преобладании двух видов модальности в рамках двусоставных полных предложений: возможности-невозможности и желательности.

<< | >>
Источник: Лебедев Александр Александрович. ПОЭТИЧЕСКИЙ СИНТАКСИС П. А. ВЯЗЕМСКОГО. Диссертация, Петрозаводский государственный университет.. 2016

Еще по теме Сказуемое:

  1. ОТНОШЕНИЕ МЕЖДУ ПОДЛЕЖАЩИМ И СКАЗУЕМЫМ. ОБЪЁМЫ ПОДЛЕЖАЩЕГО И СКАЗУЕМОГО
  2. Объёмы подлежащего и сказуемого.
  3. Отношение между подлежащим и сказуемым.
  4. II. Превращение (obversio).
  5. эллипсис
  6. СИЛЛОГИЗМ. ФИГУРЫ И МОДУСЫ СИЛЛОГИЗМА
  7. О СУЖДЕНИИ
  8. ПРОСТОЕ СРАВНЕНИЕ
  9. Правила силлогизма.
  10. Фигуры и модусы силлогизма.