<<
>>

Возрождение исламского величия

История ислама, как и христианства и иудаизма, изобилует обновленческими движениями, возрождающими энергию и жизнеспособность веры. Ислам рассматривает себя как последнее и совершенное откровение Божьего послания; Пророк Мухаммед был назван «Печать всего Откровения»5.

На самом деле в Коране используется другая формулировка: «Мухаммад не был отцом кого-либо из ваших мужчин, а только — посланником Аллаха и печатью пророков...» (Курсив наш. — Прим. перев.). Коран (33:40). Здесь и далее пере- 12

В этом послании подразумевается, что судьба мусульман состоит в том, чтобы вести человечество и распространять послание Божие по всему миру. Однако после нескольких веков значительных успехов исламский мир замедлил движение и вступил период продолжительного политического и культурного упадка. Несоответствие между самопровозглашенной миссией и реальностью порождало волны обновленческих движений, ставящих целью остановить этот упадок и восстановить прежнее величие.

Различные оценки причин этого упадка породили разные ответы. Среди них были и личное искупление, отчуждение (по-арабски хиджра), подражание, приспособление и конфронтация. Стратегия имитации стала популярной и включала в себя заимствование секуляризма и вестернизации для трансформирования исламских обществ. Приспособление и ассимиляция являлись программами реформирования, предполагавшими, в том числе, переосмысление ислама в свете современных условий, позволяющее приблизить его к Западу, сохраняя исламскую суть. Более конфронтационные стратегии включали мирную политическую активность и, наконец, использование тактики насилия, джихад, для защиты ислама.

Салафитская стратегия основана на следующей оценке положения: ислам пришел к упадку, отклонившись от праведного пути. Сила прежней и праведной уммы происходила от ее веры и соблюдения обрядов, ибо так было угодно Богу. Чтобы вернуть славу и величие Золотого Века следует возвратиться к истинной вере и традициям предшественников, особенно пророка Мухаммеда и его соратников.

Традиционно мусульманское право базируется на 4-х источниках. Первым является авторитет Корана. Второй суть слова и деяния пророка Мухаммеда, как они были записаны в сборниках рассказов (хадисы) людьми, знавшими его. Третий является расширительным использованием первых двух, основанным на аналогиях, дабы придти к определенному мнению в отношении ситуаций, не упомянутых в Коране и хадисах. Последний есть консенсус мусульманских богословов по определенному вопросу. Салафи- ты отвергают две последних исламских традиции как нововведения (бид'а), которые были искажены немусульманским влиянием и извращают слово Бога. Для салафитов лишь первые два источника являются подлинными посланиями Бога и только от них происходят единственно законные вера и обычаи. Такое возращение к подлинному исламу будет угодно Богу, который снова ниспошлет умме силу, славу и достоинство. Они отвергают традиции и практику современного мусульманского мира как отклонения от пути Господа, которые ведут к упадку.

вод Корана академика И.Ю. Крачковского, выполнившего научный перевод в 1921 г. Использовано издание: Коран. Перевод И.Ю. Крачковского. М.: НПО «Вектор СП», 1991. — Прим. перев.

Салафитский диагноз и рецепт может совмещать несколько стратегий. Его ненасильственной личной формой стало создание Мухаммедом Ильясом в 1927 г. «Джамаат Таблиги» («Общество распространения Ислама») в Индии. Сторонясь политики, Ильяс призывал к строгой религиозной дисциплине, чтобы возвратить мусульман, поддавшихся влиянию индийской или западной культур. Подобная дисциплина основана на строгом и буквальном подражании жизни пророка и его соратников как образцу мусульманского достоинства. Посредством выполнения подобных ежедневных установлений все формы неблагочестивых мыслей и поступков, вносящих разврат в подлинно мусульманский образ жизни, постепенно исчезнут. Это «возрожденческое» движение старается разорвать связи между истинно верующими мусульманами и окружающей их развращающей средой и влить их в подлинную ум- му, строго подчиняющуюся воле Бога.

Данная стратегия оказалась успешной в областях, где мусульмане находились в меньшинстве, таких как Индия, или в немусульманских странах, где они являлись имигрантами. А в контексте урбанизации второй половины XX в. она также приобрела популярность среди молодых мусульман, переселившихся из сельской местности в города, где они оказались вдали от традиционных норм и обычаев и в окружении более дезориентирующего и светского образа жизни. В конце XX в. она стало важнейшей формой мусульманского обновленчества во всем мире, в Западной Европе, равно как и в развивающихся странах.

Подобно другим салафитским движениям, движение «Таблиги» отвергало традиционное почитание святых или погребений. Оно не столь широко известно, так как его приверженцы намеренно выражают сдержанную позицию. Оно отстаивает индивидуальную ответственность в распространении ислама на остальное общество посредством личного прозелитизма ради обращения других людей. Ильяс убеждал своих последователей много путешествовать по миру и продвигать идею да'ават (по-арабски — призыв к исламу). Она призывает мусульман примкнуть к истинному исламу или обращать в него немусульман. Они действуют неформально в среде простых людей, сторонясь ненужной публичности и избегая политики. Они странствуют пешком, в подражание пророку, от одной мечети к другой, проводя необходимое время среди верующих и оставляя за собой след из либо возвратившихся, либо «возродившихся». Спустя три четверти века, движение сформировало плотную сеть по всему миру и стало главной силой мусульманского обновленчества в XX в. Его штаб-квартира располагается в Лахоре (Пакистан). Это стратегия основана на терпении и нацелена на медленное превращение мусульманского общества в подлинную умму

(см. Khosrokhavar, 1997: 47—116). В последние годы сетевые структуры «Таблиги» стали уязвимы с точки зрения их использования более воинственными салафитами, отвергающими объединяющее и ненасильственное видение ислама, характерное для «Таблиги» и берущее начало на Индийском субконтиненте. Забегая вперед, следует сказать, что многие будущие боевики «Аль-Каиды» получали визы в Пакистан под предлогом обучения в школах «Таблиги», на деле намереваясь отправиться в Афганистан для террористической подготовки. (Kherchtou, 2001: 1109).

Второй стратегией салафизма является мирная политическая деятельность для изменения общества через органы власти. Стимулом к развитию этой стратегии стал глубокий упадок уммы в сравнении с западными обществами в XIX и первой пол. XX в. Франция открыто захватила земли мусульман в Северной Африке. Британия установила имперское господство в Южной Азии и в различных частях Ближнего Востока. Экономическая эксплуатация, социальная дискриминация и отсутствие индустриального развития в исламских странах характеризовали этот период европейского колониализма. Когда колониальные державы отвергли различные политические опции, направленные на то, чтобы скорректировать эти унизительные тенденции, мусульмане обратились к религии, чтобы вернуть себе достоинство, гордость и силу. Политическая активность, основанная на религиозных принципах, традиционна для ислама, который не признает западной концепции разделения религии и политики, выстраданной Европой после ужасающих религиозных войн.

В конце XIX в. Джемаль ад-Дин аль-Афгани (скончался в 1896 г.7) стал провозвестником этой политической формы мусульманского обновленчества. Рожденный в Персии, он жил в Афганистане, Индии, Египте, Персии, Ираке и Османской Империи, обычно на шаг опережая арест со стороны государственных органов. В странствиях у Афгани появилось отвращение к готовности мусульман принять западные идеи и господство. Он верил, что религия является политической силой и пытался убедить их объединиться для восстановления исламского величия. Он отвергал безбожный западный материализм, но восхищался современными наукой и технологиями. Он верил, что сила ислама состоит в ценностях и поступках Пророка и его набожных сподвижников, чистых от заблуждений более позднего периода. Он доказывал, что сочетание современной науки и ценностей праведников (салаф) древности способно возродить Золотой Век Ислама. Он призывал к пан-исламистскому движению политической солидарности, направленному против Запада (Hodgson, 1974, 3: 307—310).

В большей мере согласовалось с салафитским обновленчеством создание салафитских политических партий. Хасан аль-Банна (1906—1949 гг.) основал в 1928 г. в Египте организацию «Братья Мусульмане», а Маулана Абу

7 Более точные даты жизни философа: 1838 (или 1839) — 1897 гт. — Прим. перев.

15

аль-Аля Маудуди (1903—1979 гг.) — «Джамаат-и ислами» («Исламское Общество») в 1941 г. в Индии. Оба имели сходные убеждения, особенно в отношении объединения ислама как всеобъемлющего учения для жизни верующего и его или ее общины. Их диагноз и рецепты решения проблемы были салафитскими. Они отстаивали создание подлинно исламского государства посредством введения шариата, который они рассматривали не только в качестве закона, четко основанного на Коране, но и как образ жизни са- лафов. Наука и технологии вполне можно использовать в исламской среде. Этот новый Золотой Век требует личного и общинного джихада, чтобы изменить жизненный уклад верующих и осуществить политические реформы, создавая социальные и политические условия для подобного всестороннего уклада. Чтобы выполнить эту программу и Аль-Банна, и Аль-Аля Маудуди создали свою организацию как авангард праведного сообщества, который будет служить ядром истинно «возрожденных» мусульман, распространяя подлинный ислам в более широких кругах общества. Вооруженный джихад против неверных колонизаторов был позволен и эти партии объединились с националистически настроенными мусульманами, стремясь завоевать независимость от колонизаторов.

Деколонизация в середине XX в. вернула мусульман к власти, став провозвестницей обещания истинно исламистского государства. На Индийском субконтиненте создание Пакистана основывалось на мнении, что настоящие мусульмане не могут жить под правлением неверных. Однако новые мусульманские лидеры избрали стратегию имитации. Их идеи о секуляризме, общественном суверенитете, национализме, правах женщин и конституционализме привели к прямому конфликту с салафитами, поднявшими вопрос об их легитимности как мусульманских лидеров. Эта оппозиция мусульманским лидерам со стороны политических салафитов создала взрывоопасную ситуацию. Ответом государства стала непоследовательная политика, которая колебалась от компромисса до репрессий. Подобная стратегия мирного са- лафитского реформирования сохранилась и поныне в Египте, Марокко и Пакистане, но была подавлена во многих других странах.

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Возрождение исламского величия:

  1. ЭТАПЫ АНТВЕРПЕНСКОГО ВЕЛИЧИЯ
  2. ВОЗБУЖДАЮЩИЕ СРЕДСТВА: ВЕЛИЧИЕ ТАБАКА
  3. АНГЛИЙСКОЕ ВЕЛИЧИЕ И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ долг
  4. Глава 8. БРЕД ВЕЛИЧИЯ: ОБ ЭКСТРАЕКТИВНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ
  5. ГЛАВА XX НЕТЕРПИМОСТЬ - ОСНОВА ВЕЛИЧИЯ ДУХОВЕНСТВА
  6. Париж: величие и слабость университетской политики
  7. ВЕЛИЧИЕ И УПАДОК ОБЪЕДИНЕННОЙ ОСТ-ИНДСКОЙ КОМПАНИИ
  8. Глава 55 [Тайное покаяние; величие гимна «Гаятри»]
  9. ЧЕЛОВЕК ПЕРЕД ЛИЦОМ ИСТИНЫ И БЕСКОНЕЧНОСТИ. ЕГО ВЕЛИЧИЕ И НИЧТОЖЕСТВО
  10. ДОГМАТИКА В ИСЛАМСКОЙ РЕЛИГИИ
  11. СЕКТЫ, НАПРАВЛЕНИЯ И ТЕЧЕНИЯ В ИСЛАМСКОЙ РЕЛИГИИ
  12. Исламский национализм
  13. Исламское правосудие
  14. Исламские общины