<<
>>

Вера как юность

  Вопреки точке зрения, согласно которой моджахеды с самого детства подвергались «промыванию мозгов» с целью привить им экстремистские религиозные верования (теория «младенцев в зеленых пеленках»), среди включенных в выборку индивидов некий сдвиг по части преданности исламу, возможно, имел место в период между детством и началом взрослой жизни (Таблица 4).
Информация о степени религиозности в детстве доступна в отношении 117 человек. 9 из них были христианами, которых следует удалить из выборки. Оставшиеся 53 человека (49%), по описаниям, в детстве были религиозны. При делении данной выборки по кластерам, как и можно было предположить с точки зрения соответствия между религиозной жизнью на ранних и более поздних этапах, 13 из 16 участников Центрального аппарата

глобального салафитского джихада считались религиозными в детстве. Данная пропорция полностью совпадает с аналогичным соотношением в кластере Юго-Восточной Азии, общим для членов которого было обучение в исламских школах-интернатах. В кластере ближневосточных арабов религиозность проявилась в раннем возрасте: 24 из 39 его участников (62%) описываются как люди, бывшие в этот период религиозными. Полным исключением из этого правила, разумеется, оказалась группа магрибских арабов. Франция — очень светская страна, где возражают даже против ношения головных платков в школе. Аналогичным образом, три арабские страны Магриба — Алжир, Тунис и Марокко — подчеркивали и подчеркивают примат секуля- ризма над исламом. Поэтому неудивительно, что только 3 человека из 37 (8%) демонстрировали в юности некую степень приверженности исламу. Из- за сильного секуляризма, характерного для этого кластера, а также численности его членов общие данные смещаются в сторону опровержения теории «младенцев в зеленых пеленках». Данные же по остальным трем группам уверенно подтверждают ее, поскольку 50 из 71 человека (70%) описываются как люди, бывшие в молодости религиозными.

Таблица 4. Приверженность религии в юности

Религиозность

Светскость

Христианство

Итого

Центральный

13

3

1

17

аппарат

Юго-Восточная

13

3

1

17

Азия

Магрибские

3

34

6

43

арабы

Ближневосточ

24

15

1

40

ные арабы

Итого

53

55

9

117

Профессиональная принадлежность

Если следовать широко распространенным представлениям о террористах, то создается впечатление, что они являются отчаявшимися людьми, почти не имеющими возможности улучшить свое экономическое положение или лишенными достойной работы. В данной выборке я собрал информацию о профессиональной принадлежности 134 человек (Таблица 5). Ко времени присоединения к джихаду 57 из них работали в сферах, требующих глубоких профессиональных знаний (врачи, архитекторы, проповедники, учителя), 44 были заняты в сферах, требующих среднего уровня подготовки (полиция, военные, механики, чиновники, мелкий бизнес и студенты), и 33 занимались

неквалифицированным трудом.

Таким образом, лишь четверть лиц, попавших в выборку, могут считаться неквалифицированными работниками, имеющими ограниченные перспективы. Основная часть «неквалифицированных» террористов сосредоточена в кластере магрибских арабов (20 из 40) и в большинстве своем они участвовали в мелких преступлениях (оборот фальшивых документов, кражи, мошенничество с кредитными карточками), совершавшихся ради поддержки джихада. Остальные участники выборки демонстрировали ту же модель вертикальной социальной мобильности, что и в отношении уровня образования. Можно утверждать, что, отнюдь не являясь продуктом неосуществленных ожиданий, джихад стал в большей мере одним из результатов растущих ожиданий среди его участников.

Таблица 5. Профессиональная принадлежность

Профессионалы

высокого

уровня

Профессионалы среднего уровня

Неквалифи

цированные

Итого

Центральный

аппарат

17

9

1

27

Юго-Восточная

Азия

14

3

1

18

Магрибские арабы

4

16

20

40

Ближневосточные

арабы

22

16

И

49

Итого

57

44

33

134

Семейное положение

Последний социальный стереотип насчет террористов — это то, что они являются одинокими мужчинами, у которых отсутствует какая-либо привязка к обществу в целом, что позволяет им совершать теракты, не будучи обремененными обязанностями и не страшась возмездия в отношении своих семей.

В настоящей выборке имеется информация о семейном положении 114 человек: 83 (73%) были женаты, а 31 были одиноки, включая одного гомосексуалиста. И снова, похоже, важную роль играл фактор принадлежности к тому или иному кластеру. В кластерах Центрального аппарата и ЮгоВосточной Азии все 37 террористов были женатыми людьми. У большинства из них были дети. Большинство входящих в два арабских кластера моджахедов были женаты, но некоторые были еще слишком молоды и не могли вступить в брак.

Высокий процент женатых среди моджахедов соответствует догмам салафитского ислама, которые поощряют правоверных к браку и рождению детей.

Большинство одиноких мужчин из двух последних групп не были женаты из- за своего возраста, студенческого статуса и неспособности финансово обеспечить семью. Моджахедов, занятых исключительно джихадом и живших вместе с другими моджахедами, поощряли к вступлению в брак с сестрами и дочерями своих товарищей. И действительно, такие внутригрупповые брачные связи закрепляли их религиозные и политические взаимоотношения.

Природа этих браков сильно различалась. Хотя некоторые жены помогали своим мужьям в выполнении их миссии, большинство этих браков не являлись браками в западном понимании этого слова. Согласно салафитским установлениям жена жила отдельно от мужа и часто оставалась в неведении относительно его деятельности. Иллюстрацией прообраза такой жены может послужить Мира Аугустина, индонезийская жена Омара аль-Фарука. Она находилась в исламской школе-интернате, когда отец вызвал ее домой, потому что появился некто, желающий жениться на ней. На следующий день после двенадцатичасовой поездки на автобусе она прибыла домой и в тот же день вышла замуж за Аль-Фарука. Позднее она заявила, что ее отец наверняка полностью доверял ее будущему мужу, ибо в противном случае он не позволил бы ему жениться на ней. Она находилась в полном неведении относительно того, что Аль-Фарук прибыл из Кувейта и о роде его занятий. Он уходил из дома ранним утром и поздно возвращался. Она никогда не спрашивала, чем он занимается весь день, а Аль-Фарук никогда ей об этом не рассказывал (Murphy, 2003). У них родились двое детей. Он был арестован в июне г. по пути в мечеть. Больше она не получала от него вестей и не искала его. Позднее она заявила: «Когда мы поженились, он заставил меня дать обещание, что если он когда-нибудь исчезнет, я не стану искать его. Так что я сдержала обещание и не искала» (Ratnesar, 2002).

Данный вид семейного статуса присущ исключительно глобальному са- лафитскому джихаду. Исследования других типов терроризма показывают, что большинство террористов не состоят в браке, а те из них, кто состоит, при вступлении на путь терроризма разрывают семейные узы. 

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Вера как юность:

  1. 74. Юность как стадия жизненного пути
  2. Подмена понятий (вера вообще и религиозная вера в частности)
  3. Вера как оплот религиозного сознания.
  4. 3. Рациональная вера во внешнее существование метафизических сущностей-первоначал как фактор реализма философского мышления в онтологии
  5. ЮНОСТЬ И ЛЮБОВЬ
  6. годы юности.
  7. ЮНОСТЬ
  8. 75. Когнитивные измененм.ЮНОСТИ
  9. 16. ФОРМИРОВАНИЕ МИРОВОЗЗРЕНИЯ В РАННЕЙ ЮНОСТИ. САМООПРЕДЕЛЕНИЕ
  10. ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ
  11. Глава 4 . Детство и юность
  12. Начало юности Александра и Константина