<<
>>

Социальные сети и джихад

В представленных к настоящему моменту оценках глобального джихада делается попытка отразить его эмпирическую природу. Он является не конкретной организацией, а общественным движением, состоящим из ряда более или менее формализованных организаций, связанных алгоритмами взаимодействия, которые варьируются от достаточно централизованных (взрывы посольств в Восточной Африке) до менее централизованных (два «заговора тысячелетия») и далее тех, где присутствует различная степень сотрудничества (Египетский исламский джихад в противоположность Египетской исламской группе), результатом чего становятся более или менее связанные между собой террористические операции.

Участники глобального джихада — не атомизированные индивиды, но акторы, связанные друг с другом через сложную паутину прямых или опосредованных обменов. В данной главе на основе изучения данных в свете анализа социальных сетевых структур я делаю некоторые практические выводы, которые позволяют проникнуть в суть рассматриваемой проблемы.

Анализ социальных сетевых структур

Группу людей можно рассматривать как сетевую структуру, как собрание точек, соединенных между собой связями. Некоторые из них более популярны и подсоединены к большему количеству связей, соединяющих их с другими, более изолированными точками. Эти точки с большим количеством связей, именуемые узлами, являются важными компонентами террористической сети. Несколько узлов с большим количеством связей доминируют в архитектуре глобального салафитского джихада. Центральный аппарат, ближневосточные арабы, магрибские арабы и представители Юго-Восточной Азии являются крупными кластерами, сформированными вокруг таких узлов как Усама бин Ладен, Халид Шейх Мухаммед, Заин аль-Абидин Мухамед Хуссейн (он же Абу Зубайда) и Абу Бакар Баасир (он же Устаз абу-Сомад). После 1996 г. Центральный аппарат непосредственно уже не участвовал в проведении террористических операций, но три остальных основных кластера были связаны с контактными лицами Центрального аппарата через своих «офицеров связи» на местах: Рамзи бин аль-Шибх, Валид Мухамед Тауфик бин Атташ (он же Халлад) и Абд аль-Рахим аль-Насри (он же Абул Билал аль-Макки) работали на ближневосточных арабов; Фатех Камель, а затем Амар Махлулиф (он же Абу Доха) на магрибских арабов; а Ридуан Исамуддин (он же Хамбали) и позднее Али Гуфрон (он же Мухлас) на представителей Юго-Восточной Азии.

Каждый из этих узловых «полевых офицеров» далее поддерживал связь с оперативными полевыми командирами, ответственными за конкретные операции. Для организации «заговора тысячелетия» в аэропорту Лос-Анджелеса Рессам взял командование операцией на себя, когда назначенный ответственным за нее полевой командир Фодаил не смог прибыть в Канаду. Он представлял доклады Махлулифу, который обеспечивал логистическую поддержу и держал «Аль-Каиду» в курсе новых событий. Атта, руководивший операцией 11 сентября, отчитывался перед Бин аль-Шибхом, который также оказывал местную логистическую поддержку и держал руководство в курсе о происходящем. Для операции на Бали связным от Центрального аппарата стал Исамуддин при том, что Центральный аппарат обеспечивал финансирование этой операции, Али Гуфрон был «полевым офицером», а Абдул Азиз (он же Имам Самудра) оперативным командиром.

Рисунок 2. Глобальная салафитская сетевая структура Характеристики сетевой структуры

Сетевая структура «малого мира»

Террористические сетевые структуры не статичны, они с течением времени эволюционируют. Фатех Камель стал тем узлом, вокруг которой выросла сетевая структура, ответственная за «заговор тысячелетия». Выходец из Алжира, он иммигрировал в Канаду в 1987 г., приобрел канадское гражданство и часто посещал мечеть «Ассуна» в Монреале, где все явно знали его. Под прикрытием бизнеса, имеющего международный характер, он много путешествовал, работая на джихад. Он прошел обучение в одном из афганских лагерей в начале 1990-х гг. и несколько раз воевал в Боснии. В Канаде он вместе с Мухамедом Омари создал сеть из тех людей, которые поддерживали боснийский джихад. Участниками этой сети стали Рессам, Лабзи и Бумезбер. В ходе своих восьми поездок в Боснию Камель встретился с Саидом Атмани, Абдуллой Узгаром, Кристофом Казе, Лионелем Дюмоном и Сафе Бурада. В Милане он помог организовать сеть логистической поддержки, использовав для этого Исламский культурный институт.

После Дейтонских соглашений «Бригада моджахедов» в Боснии была расформирована. Камель пригласил Атмани и Узгара в Канаду и предложил

Казе и Дюмону создать свои собственные логистические ячейки в Рубе. В Канаде он продал свой бизнес Хауари и вновь занялся глобальной организационной деятельностью во имя джихада. Он продавал краденые машины в Турции и организовывал операции в Иордании, где его в 1999 г. арестовали и экстрадировали во Францию из-за той роли, которую он сыграл в терактах в Рубе в 1996 г. Его телефонный номер то и дело находили у арестованных моджахедов по всей Европе.

Камель был типичным «узлом», красивым мужчиной, умеющим очаровать, обладающим способностью заводить друзей и знакомых. Казалось, каждый человек в магрибской общине Монреаля знал его и его красавицу жену-канадку, перешедшую в ислам. На языке сетевых структур он был узлом со множеством связей. Чем более известным он становился, тем легче было новичкам находить его и с тем большим числом людей он встречался. В силу привлекательности его личности росла вероятность того, что новые люди, разделяющие его убеждения, придут к нему. Сетевая структура маг- рибских арабов росла благодаря Камелю.

Выражаясь более формальным языком, рост данной сетевой структуры не был случайным процессом, а происходил благодаря предпочтительному присоединению[37] — т.е. вероятность того, что новая точка свяжется с любой другой возможной точкой пропорциональна количеству имеющихся у нее связей. Сетевая структура, растущая благодаря этому процессу предпочтительного присоединения, эволюционирует в сетевую структуру «малого мира», схожую с системой трафика в Интернете, где гигантские узлы, такие как «Google», «Yahoo» и CNN, посещаются гораздо чаще, чем большинство других вебсайтов. Это приблизительно соответствует структуре двух арабских кластеров глобального салафитского джихада.

Структура сети представителей Юго-Восточной Азии более иерархична, чем у других частей глобального джихада. На основе свидетельств выясняется, что Абдулла Сунгкар и Абу Бакар Баасир сознательно создали «Джемаа исламийя» «сверху» и скроили ее по линиям иерархического подчинения. Вверху иерархии были эмир и консультативный совет. «Джемаа исламийя» была поделена на четыре мантики или региона: Сингапур и Малайзия; Индонезия; Сабах, Сулавеси и Южные Филиппины; Австралия. Уровнем ниже в каждом мантике были созданы по несколько вакала (филиалов). Глава филиала опирался на консультативный совет филиала, которому были подотчетны несколько штатных подразделений. Одним из них было оперативное

подразделение, которое далее подразделялось на оперативные ячейки по че- тыре-пять человек. Инициативы по началу операций, а также планы их организации и проведения поступали сверху (см. Ministry of Home Affairs, 2003; International Crisis Group, 2002b и 2003). В этом смысле «Джемаа исламийя» достаточно традиционная террористическая организация в противоположность остальными частями глобального салафитского джихада.

<< | >>
Источник: Сейджман М. Сетевые структуры терроризма. 2008

Еще по теме Социальные сети и джихад:

  1. Анализ современного состояния бюджетной сети и бюджетного финансирования социальной сферы
  2. СЕТИ КОНФЛИКТУЮЩИЕ, СЕТИ ИСЧЕЗАЮЩИЕ
  3. Джихад
  4. Присоединяясь к джихаду
  5. Эволюция Джихада
  6. Истоки Джихада
  7. Обстоятельства вступления в джихад
  8. Защита ислама: джихад
  9. Проникновение в глобальный салафитский джихад
  10. Джихад на практике
  11. Салафитский Джихад
  12. Глобальный салафитский джихад
  13. Децентрализованный глобальный салафитский джихад
  14. Христианский джихад и ответ мусульман
  15. Глобальный салафитский джихад из афганского убежища
  16. Афганский период Джихада и возникновение «Аль-Каиды»
  17. Глава 2 Сети сквозь поколения